Эмпирическое и теоретическое.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Эмпирическое и теоретическое.



Наиболее важными уровнями науки

являются эмпирическое и теоретическое познание. Эмпирическое познание -

это познание на уровне чувств - эксперимент, наблюдение, описание. На

данном уровне знание фиксируется с помощью органов чувств - зрения, слу-

ха, обоняния, осязания. На ступени эмпирического познания воспринимае-

мое подвергается первичному осмыслению: выявляются внешние особенно-

сти предмета или явления; фиксируются некоторые закономерности (напри-

мер, что чашку с чаем нельзя выпускать из рук, а следует осторожно ставить

на какую-либо поверхность). Помимо собственно “чувств”, таким образом,

на этом уровне работает и разум (мышление), но разум, оперирующий почти

исключительно чувственными образами, непосредственно синтезирующими

ощущения, восприятия и представления. Рациональное мышление, имеющее

форму понятий и суждений, на эмпирическом уровне не выходит за пределы

чувственных образов и работает только с ними.

Некоторые философы считают эмпирический уровень мышления един-

ственно истинным. Их называют эмпириками. Эмпирики обычно не отрица-

ют, что имеются и более сложные формы мышления, но сомневаются в их

достоверности. Например английский эмпирик Дж.Локк считал, что челове-

ческая душа подобна чистой доске, не содержащей при рождении ребенка ни

одной идеи, но заполняемой в процессе жизни ощущениями и восприятиями.

Разум у Дж. Локка - лишь механизм создания из этих ощущений и воспри-

ятий различных комбинаций, в которые разум ничего не добавляет. Разум, по

этой логике, в принципе не способен создать ничего нового и потому не ну-

ждается в специальном изучении.

Противоположной точки зрения придерживаются так называемые “ра-

ционалисты”. Рационалисты относят чувственное знание (отражение) к не-

достоверному, тёмному. Значение чувственности в познании ими зачастую

вообще отрицается. Древнегреческий философ Зенон приводил такой при-

мер: одно зерно при падении не производит шума, а мешок зерна - произво-

дит. Значит, - он делал вывод - хотя бы в одном случае чувства ошибаются.

Чувства безусловно ошибаются и оценивая состояние ложки в тонком стака-

не с чаем и она вопреки очевидному опыту кажется изломанной. Таких при-

меров можно привести значительное множество. Следовательно, чувствам

верить нельзя. Рационалисты утверждают, что верить можно только разуму.

Объясняя возникновение мыслей (основных единиц мышления) рацио-

налисты прошлого нередко говорили о наличии у человека “врожденных

идей”. Лейбниц сравнивал сознание с глыбой мрамора, в которой прожилки

намечают фигуру будущей статуи. Скульптор, работая с глыбой, “отсекает

все лишнее”. Примерно также работает и мышление: в процессе познания ра-

зум выбирает из массы ощущений лишь то, что необходимо для решения по-

знавательной задачи, решение которой разум предвидит не нуждаясь для это-

го в чувственных раздражителях. Чувства по логике рационалистов нужны в

познании лишь для обоснования и подтверждения уже готовых идей. К фор-

муле эмпириков “Нет ничего в разуме, чего не было бы в чувствах” они до-

бавляли: кроме самого разума”. С точки зрения рационалистов чувственность

- лишь толчок и дополнительное обоснование для деятельности врожденных

идей.

Кто прав? Пожалуй, истина - в золотой середине: все знания имеют чув-

ственное происхождение, но разум - нечто гораздо большее, чем простая

комбинация ощущений и восприятий. Чувства - начальная ступень познания.

Однако одного чувственного опыта для мышления недостаточно: чтобы по-

знание было истинным, надо знать не только внешние особенности позна-

ваемого явления или предмета, но и выявить его внутренние отношения,

свойства и закономерности. То есть надо осуществить процедуры анализа,

синтеза и обобщения, а также - создать особые конструкции, которые закре-

пят выявленные отношения и свойства во времени в виде понятий.

Познание мира не сводится только к восприятию предметов и явлений,

их чувственному отражению. Познание, как уже говорилось выше, означает

выявление в отражаемых предметах или явлениях некоторых существенных

признаков, на основании которых строится модель данных предметов или

явлений. Моделировать действительность необходимо потому, что мысль о

предмете не являясь самим предметом, требует точной фиксации во времени

тех характеристик и признаков предмета, которые выявлены мышлением на

данном этапе для того, чтобы в дальнейшем уточнять или изменять их в ходе

познания. Мысленная модель отображаемого предмета , зафиксированная в

слове, называется понятием.

Понятие - это форма, позволяющая общепонятным и логически досто-

верным образом отобразить в мышлении (и, соответственно, в общении с се-

бе подобными) выявленные связи и отношения. В реальном мире не сущест-

вует ни “человека вообще”, ни “стола вообще”, ни “двадцати восьми”, ни

многого другого. В реальности существуют конкретные люди, конкретные

столы или количественные отношения. Отвлечение (игнорирование) от не-

существенного и акцентирование существенного позволяет мышлению при

помощи лексических единиц (слов или словосочетаний) сформулировать

имеющиеся впечатления и представления емким и лаконичным образом.

Чувственное и рациональное связаны между собой в понятиях и истори-

чески, и логически. Понятия всегда “осмысленны” и в них наличествует со-

циальная оценка. При этом понятия как логическая форма мысли всегда ис-

пользуются в познании в неразрывном единстве с данными чувственного

опыта, анализируя и обобщая его.

Обобщение (абстрагирование) на уровне чувственного отражения по-

зволяет группировать (классифицировать) существенные внешние признаки

предметов и явлений: красные, круглые, тяжелые, большие или маленькие и

т.п. При этом исторически формирование понятий осуществляется в направ-

лении отсечения все большего количества малосущественных деталей и рас-

ширения на этой основе множества описываемых предметов или явлений.

Так, известно, что в так называемых “первобытных” сообществах в языке за-

частую отсутствуют понятия, обобщающие в единое слово или словосочета-

ние, отображающие наиболее изученные и освоенные предметы или явле-

ния. У многих народов Севера существуют десятки слов для обозначения

снега, которые можно было бы перевести как “снег влажный”, “снег хрустя-

щий”, “снег колючий”, “снег пушистый” и т.п., но отсутствует общее поня-

тие “снег”; этнографы фиксировали у арабов несколько десятков слов для

обозначения верблюда, но так и не нашли общего понятия “верблюд”. Ины-

ми словами, исторически понятие “дерево” появляется раньше понятия ”лес”.

И фразеологизм “Из-за деревьев не видеть леса” призван подчеркивать “мла-

денческую стадию развития мышления” у личности, поскольку только после

формирования навыка обобщения человек способен системно организовы-

вать свое поведение. На основе чувственного обобщения предметы или яв-

ления группируются мышлением по сферам практического опыта: слесар-

ный инструмент, предметы для рисования, садовый инвентарь, посуда и т.д. ,

что позволяет человеку в конечном итоге более экономно и эффективно ими

пользоваться. Это сложные процедуры, которым человек обучается обычно

без необходимости осознания технологии обучения.

Еще сложнее (но также в связи с практическим опытом) происходит об-

разование абстракций по внутренним существенным признакам. Например,

для того, чтобы найти причину разных темпов и даже направленности разви-

тия целых стран и народов необходимо выявить “базисное понятие”, в срав-

нении с которым можно будет проанализировать историю изучаемых стран и

построить прогноз на будущее. В качестве такого базисного понятия может

быть признаны категория “стоимость”, “ценности”, “ менталитет” и др. В за-

висимости от избранного основного понятия будет строиться и вся логика

обоснования исторической специфики анализируемых стран. Например

К.Маркс, начинает свой главный труд “Капитал” с рассмотрения товарного

производства, которое с позиций понимания труда как главного источника

стоимости по К.Марксу признается главным фактором формирования обще-

ственных отношений .

Избрание понятия “стоимость” в качестве базового предопределяет объ-

яснение общественных отношений прежде всего как результата товарного

производства, в результате которого происходит обмен товарами. Товар при

этом есть вещь (сапоги, ткани, машины), которая обладает признаком полез-

ности и служит удовлетворению потребностей человека. Полезность вещи

составляет потребительную стоимость товара. Потребительная стоимость

реализуется в процессе потребления вещи, ее свойства чувственно воспри-

нимаются. Вместе с тем товары обязательно обмениваются друг на друга:

обмен товаров есть приравнивание их друг к другу. Например, одни сапоги

можно обменять на 2 юбки, что выражается в равенстве” 1 пара сапог = 2

юбкам”. Отождествление разнородных товаров возможно потому, что они

обладают чем-то общим и это общее лежит вне сферы потребительной стои-

мости - сапоги есть нечто иное, чем юбки или, скажем, сахар. Общим у них

является только то, что все товары создаются в результате труда. Но ведь и

труд существует в разных формах - построить дом или машину, добыть жем-

чужину со дна моря или перевезти груз на некоторое расстояние - весьма

различные и по сложности, и по результатам занятия. Общим у них является

то, что в процессе любой деятельности осуществляются физические и/или

финансовые, интеллектуальные, материальные и т.п. затраты. Затраты на

деятельность осуществляются при любой работе, но в процессе труда затра-

ты способны принести доход, что может быть зафиксировано формулиров-

кой закона стоимости, а на его основе - закона прибавочной стоимости.

Абстракции этого порядка также возможны только на основе чувствен-

ного опыта, но они есть результат обобщения ненаблюдаемых признаков, ре-

зультат отвлечения от наглядных признаков.

Для уяснения сущности абстракций поставим такой вопрос: почему, ес-

ли с листа ватмана стереть рисунок, на нем ничего не остается ? Исчез образ.

Исчезли детали, из которых формировался образ. Но почему же, если мы за-

были (“стерли”) чувственные признаки предмета (например, какого цвета,

формы, размера был автобус, на котором мы ехали) в сознании все равно на-

личествует знание того, что из себя представляет предмет (“что есть авто-

бус”)?

Дело в том, что абстракция - это не ликвидация результатов чувственно-

го познания, а его продолжение на уровне мышления. Скажем, нам нет нуж-

ды представлять, кто, куда и почему падает, если нам необходимо употре-

бить слово “падение”, мы и так это знаем на уровне мышления.

Формирование абстрактных понятий и исторически, и у отдельной лич-

ности происходит при помощи процедур анализа и синтеза воспринимаемо-

го. Анализ состоит в мысленном разложении предмета или явления на со-

ставные части, синтез, напротив, есть мысленное воссоздание целостности

объекта. Анализ и синтез всегда связаны с практикой: любой предмет обла-

дает практически бесконечным количеством элементов и именно практиче-

ский опыт определяет направление нашей аналитической и синтезирующей

деятельности, формируя своеобразный познавательный фильтр, при помощи

которого происходит систематизация информации о предмете по критериям

значимости - малозначимости, существенности - несущественности, полезно-

сти - вредности и т.п. В противном случае мы разлагали бы предмет или яв-

ление на элементы до бесконечности: начиная от формы, физических

свойств, кончая эстетическим и научным содержанием. Синтезировать впе-

чатления о предмете нам попросту не хватало бы времени и системности -

элементы целостности воспринимались бы хаотично и аморфно.

Между тем, на практике, любой здоровый человек, даже на уровне обы-

денного мышления, в норме оценивает любой воспринимаемый предмет дос-

таточно целенаправленно и системно. Человека, например, можно опреде-

лять как понятие (изучать) и со стороны его физиологии, и в отношении его

социально обусловленных качеств, и в направлении его анатомической спе-

цифики, и как представителя общественных отношений. Именно практиче-

ская деятельность и практические потребности направляют наше познание на

главное, существенное в значимых предметах или явлениях.

Абстракции неотделимы от языка, речи. В природе , например, нет ни-

чего такого, что мы называем словами “бегать” или “бег”; “петь” или “пе-

ние”, “любить” или “любовь”. В природе нет действий, отдельных от пред-

метов, которым они присущи. В человеческой реальности действия и пред-

меты могут существовать различно друг от друга. Более того, в человеческой

реальности существуют абстракции разного рода.

В познании используются абстракции отождествления, когда мы ищем

признаки, объединяющие ряд предметов, например, “одежда”. Применяются

так называемые “изолирующие абстракции”, выделяющие (абстрагирующие)

отдельные свойства предметов, например,- “белизна”. Существуют абстрак-

ции идеализации, с помощью которых отсеваются существенные для данного

предмета или явления, но ненужные для решения конкретной проблемной

ситуации детали или свойства. Например на школьных уроках физики часто

решают задачи из области механики, в которых не учитывается сила трения.

Известные математические задачи “Из пункта А в пункт Б....” практически

никогда не учитывают закономерные для практики задержки в движении. Но

и математические абстракции “идеализации” в конечном итоге используются

для практических измерений, создания технических систем и удовлетворения

других насущных нужд человека.

Переход мышления к абстракции совсем не означает, что сознание на-

чинает функционировать в сфере “ чистых мыслей”, не обремененных чувст-

венностью. Так, слово “колокольчик” помимо сопонимания будит в разных

людях разные образы - у кого-то луга и цветов, у кого-то - школьной пере-

менки. И это закономерно, ибо в чувственных ассоциациях проявляется

единство мышления с практикой, а через нее - со всем миром объективного.

Так, феноменальная память российского журналиста Шершевского, способ-

ного на долгие годы запоминать бессистемные наборы 30-40 слов с одного

прочтения или прослушивания, базировалась на том, что он переводил эти

слова в систему зрительных образов. Анализ немногочисленных ошибок

Шершевского демонстрирует, что наглядные образы в ряде случаев могут за-

труднять мышление: например, слова “коса” или “ручка” имеют множество

значений и потому их понимание через зрительный ряд затруднено. Дело в

том, что чувственные образы всегда индивидуальны, наделены личностными

смыслами. А смыслы и значения понятий совпадают далеко не всегда.

Значения понятий - это их смыслы, прошедшие проверку временем и

социальными контекстами. Значения понятий одинаковы для всех. Смыслы в

большинстве своем индивидуальны. Чем развитее мышление, тем большим

количеством значений оно оперирует. Именно поэтому наука как система

понятий требует значительной эрудиции и специальным образом сформиро-

ванных навыков абстрактного мышления, на основании которых возможно

уяснить и выразить сущность предметов и явлений общезначимым образом.

Чувственно-наглядный уровень мышления, который исторически пред-

шествует абстрактному мышлению, необходим преимущественно для ос-

мысления гуманитарной проблематики. Точные науки требуют развитых на-

выков абстрагирования и обобщения. Обобщение - это сведение первичных

абстракций в новое, единое целое на основе мыслительной операции синтеза.

Эта функция мышления также развита у различных людей в разной степени.

В максимальной степени она бывает востребована при решении многофак-

торных задач повышенного уровня сложности - при выявлении и формули-

ровке законов и всеобщих базовых понятий.

Фактически каждая наука имеет ключевые понятия: в математике это

“число”; в физике - “поле” и т.д. , на основе которых строится ее теоретиче-

ская система. Имеет собственную понятийную систему и философия, ключе-

вые понятия которой отличаются наиболее высоким уровнем всеобщности.

Познание и практика.

Познание - творческий процесс. Познание неот-

делимо от творческой деятельности, хотя и не сводимо к нему. Существуют

многочисленные концепции творчества, но ни одна из них не удовлетворяет

требованиям научности в полной мере. Например, вполне привлекательна на

первый взгляд концепция, объясняющая творчество как врожденную способ-

ность человека к свободной, ничем не ограниченной мыслительной деятель-

ности. Исходным ___________тезисом этого подхода являются рассуждения о том, что

создать новое в науке, технике или искусстве способно только существо, ко-

торое не связывают во взаимоотношениях с действительностью никакие ог-

раничения. И если не каждый человек является творцом, то только потому,

что мы с детства ограничиваем свободу человека стереотипами - житейски-

ми, научными и др. Эйнштейн по этой логике создал свою теорию относи-

тельности только потому, что плохо учился в школе и не научился уважать

догмы классической физики. Остальные, затвердив их в качестве аксиом, да-

же не пытались взглянуть на мир с иной точки зрения.

Вряд ли подобные взгляды можно признать достоверными, поскольку

отсутствие ограничений всегда означает хаос и, следовательно, смерть сис-

темы. Абсолютная свобода в обществе - это свобода убивать, насиловать,

обижать слабых и оставлять без внимания просьбы о помощи, потому что

любое социально приемлемое общение есть прежде всего самоограничение.

Вряд ли возможна абсолютная свобода и в мыслительной деятельности: ма-

ловероятно, чтобы бушмен был способен придумать космический корабль,

поскольку свобода его мысли закономерным образом ограничена и недостат-

ком знаний, и кругом потребностей его племени.

Практика показывает, что мыслительная свобода должна быть макси-

мальной, но не безграничной. Чем шире практика, тем шире пределы свобо-

ды мысли. Творчество - создание нового, активное преобразование действи-

тельности, ограниченное пределами общественной практики.

Творчество - всегда акт сознательный, хотя некоторые процедуры “при-

думывания” нового могут осуществляться и в сфере подсознания (сфере ин-

туиции). Осознанность процессов творчества всегда проявляется в том, что

новое человек создает лишь при условии целенаправленности своей мысли-

тельной деятельности и понимании значения создаваемого нового. Сама цель

при этом также должна быть осознана и достаточно четко сформулирована.

Невозможно создать значимое новое, поставив цель: “придумать какую-

нибудь новую модель машины”.

Исходной фазой, предшествующей созданию нового, является постанов-

ка проблемы: “Я (человечество, покупатели) хочу создать машину, способ-

ную ездить по бездорожью и не утратившую при этом своих эстетических

качеств легкового автомобиля”. В некоторых случаях проблемная ситуация

выявляется при навыке находить необычное в обычных явлениях. Открытие

начинается с удивления, говорил Аристотель. Открытия бывают индивиду-

ально значимые и общественно значимые. Дети, познавая мир, творят бес-

престанно, потому что не ведают ограничений в познании. Но их открытия,

наполненные личностных смыслов, либо уже давно известны человечеству,

либо не имеют для него значения. Общественно значимые открытия делают-

ся лишь при условии формирования такого знания, которое обладает призна-

ками новизны и, одновременно, общезначимыми способами опровергает

старые общезначимые представления. Целенаправленным системным твор-

чеством нового в обществе занимается специальная форма общественного

сознания и специальный общественный институт - наука. Парадоксальность

науки, сущностью которой является доказательство истинности результатов

творческого освоения действительности, хорошо видна из следующего вы-

сказывания: “Новое в науке делается так: все знают, что это сделать невоз-

можно. Но вот приходит невежа, который этого не знает. Он и делает откры-

тие”.

Наука акцентирует своей деятельностью проблемные ситуации, откры-

вая закономерности, которые обыденному мышлению кажутся парадоксаль-

ными: вода состоит из двух легковоспламеняющихся газов; Земля движется

вокруг Солнца, а не наоборот; животному или растительному виду для того,

чтобы в ходе эволюции сохранять себя как вид, необходимо постоянно изме-

няться вслед за изменениями окружающей среды, и т. п.

Парадоксальные (неожиданные) решения - неотъемлемое условие твор-

ческой стороны познания. Творческие научные решения возникают как ре-

зультат выбора одного из вариантов, вытекающих из разностороннего (аль-

тернативного) рассмотрения зафиксированной сознанием проблемной ситуа-

ции.

Проблема выбора альтернатив - одна из существеннейших сторон про-

цессов познания и человеческого поведения в целом. Выбор - понятие, под-

разумевающее целый комплекс познавательных процедур, характеризующих

ключевой акт человеческой жизнедеятельности: искания и обретения, цели и

результаты, цели и средства, свобода и ответственность, принятие решения и

его исполнение, рациональность и иррациональность. Выбор - понятие, кото-

рое содержит как объективные, так и субъективные значения. Необходимость

выбора - неотъемлемое свойство познания, вытекающее из его репродуктив-

но- творческой сущности. “Репродуктивность” при этом следует понимать

как способность мышления отображать предметы и явления такими, какие

они есть на самом деле, “объективно”. “Творческая сущность” выбора за-

ключается в отображении предметов или явлений такими, какими они могут

быть использованы, или какими они могут стать при некотором преобразова-

нии вследствие “субъективированного” к ним отношения.

Объект и субъект познания.

Исходным в анализе сущности познания

как отражения (субъективного образа объективной действительности) явля-

ется понимание обусловленности субъекта, его сознания, объективными от-

ношениями, а также творческой активностью человека. В процессе активного

взаимодействия субъекта с объектом формируются познавательные пробле-

мы, структура научного исследования, знание реализуется в сфере практики,

развивается сам человек.

Для того, чтобы акцентировать в языке репродуктивно-творческую, ак-

тивную сторону сознания, в науке создано понятие “субъект”. Субъект = это

человек, социальная группа или общество в целом, активно осуществляющие

процесс познания и преобразования действительности. Субъект познания -

сложная система, в качестве своих компонентов включающая группы людей,

отдельных личностей, занятых в различных сферах духовного и материаль-

ного производства. Процесс познания предполагает не только взаимодейст-

вие человека с миром, но и обмен деятельностью между различными сфера-

ми как духовного, так и материального производства.

То, на что направлена познавательно-преобразовательная деятельность

субъекта, называется объектом. Объект познания в широком смысле слова -

весь мир. Признание объективности мира и его отражения в сознании чело-

века - важнейшее условие научного понимания человеческого познания. Но

объект существует лишь в том случае, если есть субъект, целенаправленно,

активно и творчески с ним взаимодействующий. Абсолютизация относитель-

ной самостоятельности субъекта, отрыв его от понятия “объект” ведут в по-

знавательный тупик, поскольку процесс познания в этом случае теряет связи

с окружающим миром, с реальностью. Понятия “объект и субъект” позволя-

ют определить познание как процесс, характер которого зависит одновре-

менно и от особенностей объекта, и от специфики субъекта. Содержание по-

знания в первую очередь зависит от характера объекта. Но познавательная

деятельность всегда осуществляется через посредство индивидуального соз-

наия, которое специфическим образом отражает действительность. Напри-

мер, большой камень на берегу реки может стать объектом внимания (позна-

ния) разных людей: художник увидит в нем центр композиции для пейзажа;

инженер-дорожник - материал для будущего дорожного покрытия; геолог -

минерал; а усталый путник - место отдыха. Вместе с тем, невзирая на субъек-

тивные различия в восприятии камня, зависящие от жизненно-

профессионального опыта и целей каждого из людей, все они будут видеть в

камне именно камень.

Кроме того, каждый из субъектов познания будет осуществлять взаимо-

действие с объектом (камнем) по-разному: путник скорее физически (попро-

бует на ощупь: гладкий ли, теплый ли и т.п.); геолог - скорее теоретически

(посмотрит цвет и строение кристаллов, попробует определить удельный вес

и т.д.). Существенная особенность взаимодействия субъекта и объекта за-

ключается в том, что в основе оно материальное, предметно-практическое

отношение. Не только объект, но и субъект обладает предметным бытием. Но

человек не обычное предметное явление. Взаимодействие субъекта с миром

не ограничивается механическими, физическими, химическими и даже био-

логическими закономерностями. Специфическими закономерностями, опре-

деляющими содержание этого взаимодействия, являются социальные зако-

номерности. Социальные отношения людей, опосредуя взаимодействия

субъекта и объекта, определяют конкретно-исторический смысл этого про-

цесса. Изменение смысла и значения познания возможно в силу историче-

ского изменения психологических установок и базы наличных знаний чело-

века, находящегося в гносеологических отношениях с действительностью.

В процессе гносеологических отношений происходит “перенос” особен-

ностей объекта в сознание субъекта в виде установления некоторого струк-

турного соответствия между знаниями, целями и способами деятельности

субъекта и объектом. Принцип структурного соответствия является общим

для всех форм отражения на всех уровнях существования материи, но в со-

циальной практике он действует особым образом. В обществе соответствие

между объектом и субъектом может достигаться как на “физическом” (био-

логическом, химическом и пр.), так и на теоретическом уровне.

“Теоретическое” познание отличается от “физического” (практического)

прежде всего тем, что в его процессе объект воспринимается не только ощу-

щения или их комплекс, но и производится соотнесение ощущений с поня-

тиями ( знаками, символами), которыми в обществе принято оценивать дан-

ные ощущения во всем их известном многообразии и глубине. Но различа-

ются не только субъекты познания, вносящие в процессе взаимодействия с

объектом в зависимости от уровня культуры, социальной принадлежности,

сиюминутных и долгосрочных целей и др. в его отображение собственные

корректировки. Весьма существенно различаются по качеству своего влия-

ния на процесс познания и объекты.

Все объекты доступной мышлению действительности можно разделить

на три большие группы: 1) принадлежащие миру природы , 2) принадлежа-

щие обществу и 3) относящиеся к самому феномену сознания. И природа, и

общество, и сознание - качественно различные объекты познания. При этом

чем совершеннее система, тем более сложным образом реагирует она на

внешние воздействия , тем активнее отражение ею взаимодействий. При этом

высокий уровень отражения, как правило, связан с большой самостоятельно-

стью воспринимающей системы и многовариантностью её поведения.

Природные процессы протекают на основе естественных закономерно-

стей и по своей сути не зависят от человека. Природа была первопричиной

сознания. Природные объекты, вне зависимости от уровня их сложности,

лишь в минимальной степени способны оказывать обратное влияние на ре-

зультаты познания, хотя могут быть познаны с различной степенью соответ-

ствия своей сущности.

В отличие от природы общество, даже становясь объектом познания,

одновременно является и его субъектом, поэтому результаты познания об-

щества гораздо чаще бывают относительными. Общество не просто активнее

природных объектов, оно само способно к творчеству настолько, что разви-

вается быстрее окружающей среды и потому требует иных средств (методов)

познания, нежели природа. (Разумеется, проводимое различение неабсолют-

но: познавая природу человек может познавать и собственное субъективное

отношение к природе, но подобные случаи находятся пока вне обсуждения.

Хотя следует запомнить, что человек способен познавать не только объект,

но и свое отражение в объекте).

Особо реальностью, выступающей в качестве объекта познания, являет-

ся духовная жизнь общества в целом и человека в отдельности, т.е. - созна-

ние. В этом случае процесс познания проявляется в основном в виде самопо-

знания (рефлексии). Это - наиболее сложная и наименее исследованная об-

ласть познания, поскольку мышлению в данном случае приходится прямо

взаимодействовать с творчески непредсказуемыми и неустойчивыми процес-

сами, протекающими к тому же, с очень высокой скоростью (“скоростью

мысли”). Не случайно научное познание к настоящему времени добилось

наибольших успехов в познании природы, а наименьших - в исследовании

сознания и связанных с ним процессов.

Сознание как объект познания выступает прежде всего в знаковой фор-

ме. Объекты природы и общества, хотя бы на чувственном уровне, практи-

чески всегда могут быть представлены и в знаковой, и в образной форме:

слово “кошка” может быть неизвестно человеку, не владеющему русским

языком, тогда как изображение кошки будет правильно понято не только

иностранцем, но, при определенных условиях, даже животным. “Изобразить”

мышление, мысль - невозможно.

Образ невозможно мыслить без предмета. Знак от предмета относи-

тельно независим. Ввиду независимости формы знака от формы предмета,

который этот знак обозначает, связи между предметом и знаком всегда более

произвольны и многообразны, чем между предметом и образом. Мышление,

произвольно создающее знаки разного уровня абстрагирования, формирую-

щее то новое, что не может быть “изображено” для других в форме, доступ-

ной для сопонимания, требует особых познавательных средств для изучения.

Добиться сопонимания относительно легко в познании объектов приро-

ды: и грозу, и зиму, и камень, все понимают относительно одинаково. Между

тем, чем “субъектнее” объект познания, тем больше разночтений в его ин-

терпретации: одну и ту же лекцию (книгу) все слушатели и/или читатели

воспринимают с тем большим количеством существенных расхождений, чем

в большей степени мысль автора касается субъектных объектов!

Именно субъект-объектная сторона процессов познания чрезвычайно

обостряет проблему истинности результатов познания, заставляя сомневаться

в достоверности даже очевидных истин, которые на практике далеко не все-

гда проходят испытание временем.

Определяя источник, пути, способы познания окружающего нас мира,

мыслители постоянно ставили и ставят перед собой вопрос: как отделить ис-

тинное от ложного, как определить достоверность наших знаний? Рассматри-

вая познание мира в историческом аспекте, можно отметить неуклонное воз-

растание роли научного, точного знания. Процесс этот, начавшись в незапа-

мятные времена, убыстряясь, привел к представлениям рационалистов ХY11

- ХY111 веков. Они поставили вопрос о возможности познания мира в рам-

ках строго научных, логически взаимно обусловленных понятий и связей. В

современном мире значение точного знания иногда даже фетишизируется и

достоверным признается лишь такое знание, которое может быть доказано

строго логически.

При этом представители “точных” наук убеждены, что исходя из строго

сформулированных основных положений и в дальнейшем рассуждая в рам-

ках системы законов формальной логики, можно прийти к одному-

единственному и потому правильному выводу. Однако любой представитель

точной науки осознает, что сначала нужно выбрать “строго сформулирован-

ные основные положения”, например, исходить из системы аксиом и опреде-

лений Евклида в геометрии. Существует ли действительное соответствие

между аксиомами Евклида и свойствами мира, после выбора Евклидовой

геометрии, обычно не обсуждается. Подобный подход к познанию действи-

тельности был четко сформулирован Ньютоном применительно к механике в

виде дедуктивного метода: сначала следует дать четкое определение поня-

тий, которые будут использованы в дальнейшем, определяют правила дейст-

вий с этими понятиями, а также постулируют законы и аксиомы, связываю-

щие данные понятия. После этого в процессе исследования применяют лишь

логические операции. Предполагается, что исходные принципы выбираются

изначально правильно и в дальнейшем не корректируются.

Однако возможна ли практически такая идеальная формализация, при

которой в систему знаний в дальнейшем никогда не будут вноситься уточне-

ния и дополнительные гипотезы? Возможно ли создание такой знаковой сис-

темы, которая всеми будет восприниматься одинаково? Хотя развитие от-

дельно взятой “точной” науки по евклидово-ньютоновской схеме возможно

на длительных исторических этапах, ответ будет отрицательным.

Логически безупречная конструкция, исходящая из наудачу взятых по-

сылок, сама по себе бессодержательна. Она может быть интересной голово-

ломкой, умственной гимнастикой, игрой, но какого-либо отношения к кон-

кретным явлениям, к свойствам мира, в котором мы живем, результаты ин-

теллектуальных игр могут не иметь. Наш выдающийся физик Л.И. Мандель-

штам очень точно говорил: “Всякая физическая теория состоит из двух до-

полняющих друг друга частей”. Одна часть - “это уравнения теории - уравне-

ния Максвелла, уравнения Ньютона и т.д. Это просто математический аппа-

рат”. Но необходимую часть теории составляет также связь этого математи-

ческого аппарата “с физическими объектами”. Без установления таких свя-

зей, по Мандельштаму, “теория иллюзорна, пуста”. С другой стороны, без

математического аппарата “вообще нет теории” и только “совокупность двух

указанных сторон дает физическую теорию”. Но что дает нам уверенность в

правильности связей теоретического аппарата с реальностью? Как научно ус-

тановить, верны или нет исходные посылки познания?



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.95.208 (0.017 с.)