НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ИНДУСТРИАЛЬНОЙ ПСИХОТЕХНИКИ Г. МЮНСТЕРБЕРГА И ИХ РАЗВИТИЕ В 20-30-Е ГГ.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ИНДУСТРИАЛЬНОЙ ПСИХОТЕХНИКИ Г. МЮНСТЕРБЕРГА И ИХ РАЗВИТИЕ В 20-30-Е ГГ.



Программа хозяйственной психотехники Г. Мюнстерберга выражала позицию многих психологов США и Европы, вместе с тем трудности, с которыми столкнулись последователи Мюнстерберга, в известной мере отражены уже в проекте этой дисциплины.
Функциональная психология, сторонником которой был Мюнстерберг, сформировалась в истории психологии как течение психологической науки конца XIX - начала XX вв., направленное на решение практических задач и использующее философские ориентации прагматизма.
В США функциональную психологию развивали У. Джемс (1842-1910), Дж. Дьюи (1859-1952), Дж. Энджелл (1869-1949), Г. Кэрр (1873-1954), Р. Вудвортс (1869-1962) и др. Идеи функциональной психологии разделяли и многие европейские психологи; в России ближе всего к ним стояли представители школы объективной психологии В.М. Бехтерева, А.Ф. Лазурского, эмпирического подхода в психологии (Г.И. Россолимо, А.П. Нечаев и др.), психотехники.
Функциональная психология оперировала понятиями сознания, содержания сознания, психической деятельности (mental activity), психических функций, операций, действия в противовес структуралистскому учению Титченера о психических элементах как сущности сознания. Сознание человека, психические или ментальные операции как функции человека - единого психофизического целого - понимались как приспособления человека к меняющейся среде. Согласно позициям функциональной психологии и гносеологии прагматизма, психические явления оказывалось возможным изучать не непосредственно из характеристик самого явления, но из следов, эффектов взаимодействия его с другими явлениями, событиями реальности, т.е. косвенно. Представлялось возможным получить полезное знание об объекте, не дожидаясь построения завершенных объяснительных концепций о его природе, используя знания о результатах взаимодействия этого объекта с другими и, следовательно, об устойчивых и динамичных его свойствах.
Представители функциональной психологии стремились утвердить в психологии объективный метод исследования (т.е. сделать психические явления доступными для исследования не только самим субъектом, но внешним наблюдателем). Исследователи включали в качестве предмета изучения переживания сознания и действия, доступные внешнему наблюдению, продукты, результаты действий. Поэтому использовались методы самонаблюдения, опроса, внешнего наблюдения, анализа продуктов действий, методы эксперимента, тесты.
Ориентация в самых общих подходах функциональной психологии для нас полезна в связи с рассмотрением основных принципов психотехники (и хозяйственной психотехники в частности), которые сформулировал Г. Мюнстерберг, как представитель этого течения, в своих работах "Психология и экономическая жизнь" и "Основы психотехники".
Итак, рассмотрим основные моменты программы хозяйственной психотехники (и психотехники в целом) Г. Мюнстерберга в форме наших вопросов и ответов на них в текстах Мюнстерберга, а также в опыте, накопленном в психотехнике его последователями, в частности в советской психотехнике.
1. Каково место психотехники в системе наук? Каков статус психотехники, является она относительно самостоятельной наукой или она связана с психологией?
Мюнстерберг: ".Вся область психологии может быть разделена на теоретическую и прикладную психологию. Теоретическая психология делится, далее, на каузальную и интенциональную психологию. При этом каузальная психология состоит из индивидуальной психологии и социальной психологии. Прикладная же психология делится... на психологию культуры (психогностику, по В. Штерну. - О.Н.) и психотехнику" (Мюнстерберг, 1922). "Психотехника... совсем не тождественна с прикладной психологией, но составляет только одну ее половину. О ней мы можем говорить только тогда, когда речь идет о достижении какой-либо относящейся к будущему цели". Перед психологией культуры стоят важные... задачи, но "характер этих задач - объяснительный с устремлением в прошлое, а не практически-жизненный, обращенный в будущее". Относительная самостоятельность психотехники определяется ее ориентацией на практические задачи. "Свое естественное место она (психотехника. - О.Н.) находит прежде всего в общей системе прикладной психологии" (Мюнстерберг, 1914).
2. Как должна относиться психотехника к социальному заказу, к задачам общественной, в частности хозяйственной жизни?
Мюнстерберг выдвинул тезис о политической и классовой нейтральности психотехники. Сами цели практических задач должны не обсуждаться психотехниками, а приниматься к исполнению.
Тезис о политической и классовой нейтральности оказался иллюзией в начале 30-х гг., в условиях обострения классовых, социальных противоречий, особенно в странах Европы, где к власти рвались фашистские режимы.
Приход к власти национал-социалистских, фашистских партий повлек за собой нарушение демократических форм управления государством, социально-трудовой политики, нарушение прав личности на жизнь, охрану здоровья. В печати появлялись публикации, направленные на обслуживание предпринимателей, желающих избавиться от неугодных работников, не прибегая к открытому столкновению с ними. Такова брошюра Вальтера Мёде "К методике обхождения с людьми" (Moede, 1930).
Психотехники в Германии, Италии оказались перед выбором - или служить режиму, участвуя в человеконенавистнических программах "научного" доказательства превосходства одной расы над другими, или покинуть страну. В 1933 г. были лишены общественных постов и работы Отто Липман, директор Берлинского института прикладной психологии, президент Германского общества практической психологии, Вильям Штерн - председатель Германского психологического общества - оба в связи с еврейским происхождением. Потеряли должности все психотехники-евреи (Шпильрейн, 1933). Покончили жизнь самоубийством Шульте, ассистентка В. Штерна Марта Мухова. Эмигрировали из Германии В. Штерн, В. Келер, К. Левин и др. "Профессор Поппельройтер вступил в национал-социалистскую партию и участвует в чистке Боннского университета от марксистской и еврейской опасности".
Инженер К.А. Трамм призывал психотехников участвовать в "воспитании нового слоя вождей". В Германии была введена трудовая повинность, поэтому одной из главных для психотехники стала, по В. Мёде, "проблема производительности труда и настроения" (Рейтынбарг, 1933). Журнал "Industrielle Psychotechnik" в 1933 г. (гл. редактор - проф. В. Мёде) опубликовал статью о профессиографии вождей, которых можно было бы использовать в качестве руководителей в лагерях трудовой повинности (Рейтынбарг, 1933); распространенный лозунг индустриальной психотехники 20-х гг. "Каждому - свое место" со временем оказался на воротах концлагеря в Бухенвальде.
Если в 1924 г. И.Н. Шпильрейн в принципе разделял тезис о политической нейтральности психотехники (он говорил, что психотехника подобна винтовке, которая одинаково успешно может служить и красным и белым) (Шпильрейн, 1924), то в 1930 г. он категорически отказывается от него, подчеркивает зависимость психотехнической практики от условий общественной жизни, которая диктует социальный заказ и потребляет психотехническую продукцию (Шпильрейн, 1930).
Раз ликвидирована безработица и главной стала задача содействия освоению профессионального мастерства, "профотбор не связанный с распределением кадров и их учебной подготовкой, становится анахронизмом", "психотехника становится динамичнее, становится наукой о динамике вхождения в профессию, а не об отборе более или менее пригодных" (Шпильрейн, 1930). "Психотехника все более становится наукой о развивающемся человеке".
3. Как должна формироваться проблематика психотехники, в частности в области хозяйственной жизни, как психотехника соотносится с другими смежными научными дисциплинами?
Мюнстерберг выделял два возможных пути определения практических задач: первый путь - путь приложения к практике уже изученных в общей, экспериментальной психологии или каких-то других направлениях знаний и методов. Но, не отвергая этого пути, Мюнстерберг считал "важнее и принципиально плодотворнее" другой путь, а именно: "...путь, исходной точкой которого служат сами задачи" (Мюнстерберг, 1914), ибо из ориентированности практической психологии на задачи общественной жизни возможно появление принципиально нового предметного поля для исследования, а для них - нужны особые методы и своеобразная методология исследований и практики.
Практика индустриальной психотехники и за рубежом, и в нашей стране действительно содействовала постановке новых научных проблем, которыми лабораторная экспериментальная психология не занималась, среди них: вопрос о взаимосвязи психики человека и его трудовой деятельности; генезис, структура и особенности работы высших психических функций человека при выполнении разнообразных профессиональных задач; функционально-психологическая типология профессий; проблема личности и индивидуальности в труде; проблема изменчивости психических свойств, пути и средства их развития и направленного формирования; возможности прогнозирования профуспешности; факторы и закономерности динамики работоспособности и др. Таким образом, психотехническая практика 20-30-х гг. расширила проблематику психологической науки.
Здесь, однако, возникла проблема, состоящая в том, чтобы в задачах практики выбирать те, где была бы максимально эффективной именно психологическая проработка. Сложность заключалась в комплексном характере практических жизненных задач, в их обусловленности не только психологическими моментами. Мюнстерберг предлагал не замыкаться в рамках узких, специальных, частных исследований психики, но постоянно помнить об их месте в целостном представлении о человеке и его психике с рефлексией в отношении роли психологических моментов среди прочих, непсихологических.
Вопрос о месте психотехники в системе непсихологического знания о труде и производстве, а также о способах рационализации управления производством обсуждался О. Липманом в его статье "Прикладная психология - психотехника - наука о труде" (1931). Липман разделял задачи практики в зависимости от роли в их решении собственно психологических знаний. Наука о труде (Arbeitswissenschaft) - комплексная дисциплина, которая должна служить основой рационализации труда, вбирает в себя разные науки о работающем человеке, включая и прикладную психологию. Психотехника же должна понимать ограниченность своих возможностей и сосредоточиться на задачах и ситуациях, в которых успех зависит именно от психологических факторов(1лртапп, 1931).
Осознание важности комплексного учета разных человеческих факторов (включая непсихологические) в решении задач практики в США в 30-е гг. оформилось в науку о труде (The Science of Work), или человеческие факторы в труде, которая к 40-м гг. в связи с проектированием человеко-машинных систем военного назначения стала называться также инженерной психологией.
В Западной Европе аналогичная комплексная дисциплина о труде - эргология (Ergologie) - с 1923 г. появилась в Бельгии; к 1927 г. в Брюсселе была создана школа эргологии (de 1'Ecole d'ergologie), руководил ею П.Солье (Sollier, 1927); в Англии использовалось название человеческие факторы (Human factors), a с 1949 г. - эргономика (Ergonomics). В России аналог комплексного подхода к изучению человека в труде был представлен еще в 1909 г. в программе прикладной психофизиологии - эргометрии А.Л. Щеглова (ученика В.М. Бехтерева), а в 1921 г. - в программе эргологии и эрготехники, сформулированной В.Н. Мясищевым от имени лаборатории по изучению труда при Институте мозга в Петрограде.
Идеи комплексного, системного подхода к изучению и оптимизации труда в настоящее время развиваются в нашей стране в русле эргономики. Понимание труда в контексте социотехнических систем дает основание некоторым современным методологам науки сомневаться в праве на существование психологии труда как практико-ориентированной дисциплины; с этой точки зрения психология труда должна быть поглощена наукой о труде и производстве, эргономикой, вариантами инженерной психологии - как системной проектировочной дисциплины (Пископпель и др., 1994).
4. Нужна ли психотехнике психологическая теория, или эта новая дисциплина может быть лишь набором практических рекомендаций, рецептов, методов решения практических задач?
Мюнстерберг отвечал определенно, что психологическая теория нужна, что только та психология, которая интересуется причинными связями, может быть пригодна для этой функции, иначе ее советы, практические разработки не будут отличаться от советов шарлатанов и практиков, ориентирующихся только на здравый смысл или мистику (Мюнстерберг, 1922).
Липман предлагал заменить термин психотехники на психотехнология (Psychotechnologie), чтобы устранить распространенное неверное понимание ее лишь как суммы практических рецептов решения задач практики, подчеркнуть необходимость специальной теории и методологии (Lipmann, 1931).
И.Н. Шпильрейн в 1930 г. утверждал тезис о сосуществовании не одной, а многих психологии, занятых исследованием различных уровней психического в связи с разными практическими задачами. Психология, по его мнению, есть биосоциальная наука, ибо изучает сознательное поведение личности, которое детерминировано и биологическими процессами, и социальными, но и в самой психологии можно установить ряд дисциплин - от физиологической психологии до социальной психологии, к которой близко примыкает психотехника, ибо изучает труд, личность в труде (явления социальные по природе) (Шпильрейн, 1930).
Психологу-практику важно понимать, с каким уровнем проявлений психического он должен иметь дело, если берется за ту или иную практическую задачу, важно адекватно представлять объемлющую систему, в составе которой существует объект практических воздействий.
"Предмет исследования должен быть адекватен объекту воздействия" - в этом состоит ведущее условие эффективности Бездейственных мероприятий и причина низкой эффективности ряда психотехнических работ. В этом тезисе (Шпильрейн, 1930; Геллерштейн, 1932) - понимание важности объяснительных концепций для психотехнической практики. Не может быть такой науки - физиологии труда, ибо труд - категория социальная, может быть в лучшем случае физиология работы (Шпильрейн, 1930). Не стоит надеяться на эффективное решение проблемы нормирования труда, если методы исследования направлены только на биологические функции организма и не учитывают мотивацию, сознательную регуляцию профессионального поведения. Не может быть эффективной практика предотвращения травм и аварий, если игнорируется сложный комплекс вызывающих их факторов и психолог работает только с некоторыми функциональными свойствами профессионала (Геллерштейн, 1932).
5. Как должна соотноситься теория психотехники и психологии, ориентированной на фундаментальные проблемы?
Сравнивая теорию психотехники и теоретической академической психологии (не озабоченной практическими задачами), Мюнстерберг подчеркивал необходимый научный характер психотехники, ее опору на теоретическое знание, однако его предметное содержание должно строиться не по логике развития лабораторных поисков, внутренней логике творчества отдельных ученых, но согласно познавательным требованиям практической задачи.
Пока задачи профподбора были для психотехники главными, в качестве ее теории мыслилась именно дифференциальная психология. И.Н. Шпильрейн ставил вопрос о разработке марксистской дифференциальной психологии как эмпирической науки, которая могла бы указать: "какие признаки могут быть признаками классово обусловленными, какие критерии существуют для того, чтобы считать различие устойчивым признаком или нет, случайно явившимся или проявлением типа, какие критерии имеются для того, чтобы считать уклонение от нормы действительно установленным, какие критерии для того, чтобы считать явление повторяющимся, чтобы считать его закономерным, чтобы считать его зависящим от того, а не от другого факта" (Шпильрейн, 1930, С.36) (выделено И. Шпильрейном. - О.Н.).
Однако дифференциальная психология мало что могла дать решению проблемы психологии достижений, диагностике работоспособности, рационализации труда и его составляющих. Ф.Гизе отмечал в этой связи необходимость разработки психологической теории трудового поведения и факторов его продуктивности (Giese, 1927) как теоретической основы психотехники объекта наряду с психотехникой субъекта. В.Н.Мясищев говорил о выявлении функционального канона выполнения трудовых задач, разработка которого - задача эргологии, и в ней важную роль должна играть и психология (Мясищев, 1921).
6. Нужна ли психотехнике помимо специальной теории и методологии некоторая общая, единая для разных ее направлений? Если да, то каким требованиям она должна удовлетворять?
Как мы видели выше (см. п. 5), Мюнстерберг фактически выделял специальную научную теорию, предметное содержание которой определено практическими задачами. Но он говорил и о психологической теории, пока еще отсутствующей, единой для всех направлений психотехники, теории высшего уровня, ибо такая теория рассматривается безотносительно к предметным областям психотехники, но выступает как основа многих ее направлений. Эта теория психологии должна признавать принцип детерминированности психических явлений и со стороны мозга, нервной системы, и со стороны внешней среды, внешних по отношению к человеку воздействий, со стороны задач, которые человек осуществляет. Поэтому единая теория психотехники должна быть, по Мюнстербергу, не понимающей, телеологической, не психологией духа, но описательно-объяснительной, каузальной.
Теория психологии как основы психотехники должна строиться по образцу естественных наук. Такая теория должна отвлечься от рассмотрения этических, моральных переживаний субъекта, от смысловых оценок его прежней жизни в содержании его сознания. Это все - предмет изучения других наук, не психотехники, ибо это не доступно объективному экспериментальному исследованию. Эксперимент в психотехнике, по мысли Мюнстерберга, должен соответствовать требованиям естественно-научного эксперимента, иначе психотехника не сможет обеспечить доказательность своих рекомендаций, воздействий, предсказаний.
Психические явления человека предстали в психотехнике как объекты исследования, доступные изучению стороннего исследователя, а не как субъективные феномены, доступные только самонаблюдению. Для реализации этого требования следовало ввести косвенные, опосредованные методы анализа ментальных явлений наряду с непосредственными, наряду с интроспекцией.
Будущая теория психотехники, по замыслу Мюнстерберга, должна вобрать лучшие достижения современной психологии, поэтому она должна быть не только описательно-объяснительной наукой, но это и "...наука эмпирическая, сравнительная, наука, пользующаяся данными физиологии, и, наконец, экспериментальная наука" (Мюнстерберг, 1922). Интересно, что выделенные Мюнстербергом принципы теории психотехники практически совпадают с программными установками ветви прикладной психологии, а именно железнодорожной психологии, намеченными в 1895 г. российским инженером И.И.Рихтером (Рихтер, 1895).
7. Ориентиры будущей единой теории психотехники намечены, но каким способом представлялось построение такой теории в условиях кризиса психологии начала XX в.?
Характеристика положения психологии как кризисного в этот период означала, как известно, сосуществование многих психологических школ, направлений, при отсутствии теории психологии, объединяющей все эти школы; не было единой системы понятий, методов, принципов исследования. Как быть психотехнике?
Г. Мюнстерберг выделил в качестве фундаментальной причины сосуществования разных школ в психологии разную мировоззренческую ориентацию психологов, ибо природа психики такова, что этот философский вопрос обязательно рано или поздно встает перед исследователем и влияет на формирование его исследовательской программы. Поскольку нельзя управлять процессом выбора мировоззренческой позиции ученых, постольку всегда будут существовать разные позиции в отношении понимания природы психического (идеалистическая, материалистическая и их разновидности и сочетания). Выход из этого тупика виделся Мюнстербергу в русле новой философской ориентации, которая утверждает относительную независимость фактов и явлений реальности от высоких теорий, объясняющих их природу. Мюнстерберг считал, что ее "гносеологическая терпимость" позволит в будущем сформировать костяк теоретических положений, который устроит многие направления прикладной психологии и будет, тем самым, выполнять роль общей теории. Практика, которая будет отсеивать пригодные для решения жизненных задач теоретические концепции от практически неэффективных, практика прикладной психологии - вот инструмент построения единой теории психотехники. Поэтому не нужно ждать решения всех теоретических споров, нужно начинать действовать!
Мюнстерберг так представлял себе связь общих теорий и специально-научных: "Одно лишь нащупывание на практике никогда не может достичь действительно максимальных результатов... последние достигаются исключительно путем систематических, научно обставленных экспериментов... с другой стороны, попытки теоретиков лишь в том случае приносят действительную практическую пользу, когда они исходят непосредственно из потребностей практики. Теория должна подготовлять почву, и в этой своей деятельности ей не приходится совершенно считаться с практическими условиями. Затем, однако, должна последовать и вторая стадия, в которой на основании такой чисто принципиальной обработки материала должны быть предприняты специальные теоретические исследования по вопросам, указываемым практикой" (Мюнстерберг, 1914).
Представление о многоуровневом строении научного знания, сложном опосредованном взаимодействии между теориями высших уровней обобщения и конкретно-научными теориями, признанное современным науковедением, может быть, приблизит нас к пониманию позиции Мюнстерберга и его современников без упрощения и обесценивания их идей. Путь, намеченный Мюнстербергом, не был реализован в довоенный период. Теория прикладной дисциплины может развиваться лишь в тесном взаимодействии с практикой, а практика психотехническая оказалась в предвоенное десятилетие либо свернутой (как в СССР), либо деформированной политическими условиями авторитарных фашистских режимов (в Германии, Австро-Венгрии, Италии, Испании).
8. В чем значение психотехники для развития научной психологии?
В рукописи "Исторический смысл психологического кризиса" (1926) Л.С. Выготский приветствовал тезис Мюнстерберга и других психологов о необходимости введения косвенных методов исследования в психологию взамен непосредственного метода - интроспекции (Выготский, 1982). Он разделял взгляд Мюнстерберга о причинах множественности школ и направлений в психологии в условиях кризиса, добавляя к фактору философских расхождений психологов развитие самой прикладной психологии с разнообразием ее проблем, практических задач, требующих разностороннего подхода к психике человека, его активности.
Отмечая относительно скромные реальные достижения психотехники к 1926 г., Выготский превозносит значение прикладной психологии, и прежде всего психотехники, т.е. воздейственной практической психологии, в отношении ее требований к теории психологии. Он пишет: "Несмотря на то, что она (психотехника. - О.Н.) себя не раз компрометировала, что ее практическое значение очень близко к нулю, а теория часто смехотворна, ее методологическое значение огромно. Принцип практики и философии - еще раз - тот камень, который презрели строители и который стал во главу угла. В этом весь смысл кризиса" (Выготский, 1982). И далее: "Промышленность и войско, воспитание и лечение оживят и реформируют науку. Для отбора вагоновожатых не годится эйдетическая психология Гуссерля, которой нет дела до истины ее утверждений, для этого не годится и созерцание сущностей, даже ценности ее не интересуют. Все это нимало не страхует ее от катастрофы. Не Шекспир в понятиях, как для Дильтея, есть цель такой психологии, но психотехника - в одном слове, то есть научная теория, которая привела бы к подчинению и овладению психикой, к искусственному управлению поведением. И вот Мюнстерберг, этот воинствующий идеалист, закладывает основы психотехники, т.е. материалистической в высшем смысле психологии".
Для Выготского принципиально важно противопоставление каузальной и понимающей психологии. Несмотря на то, что душевная жизнь человека требует понимания, а не объяснения, что каузальная психология возможна в этом смысле только "как ответ на искусственно поставленные вопросы" - психотехника может работать только с каузальной психологией. "Так, только в психотехнике выявляется подлинное значение объяснительной психологии и, таким образом, в ней завершается система психологических наук" (Мюнстерберг, 1922). Почему психотехнике необходима каузальная, а не понимающая психология? Потому, что психотехника направлена не на объяснение только, но на практику, на действие. Именно это положение имеет центральное значение "для всех направлений психотехники", "психотехника вносит переворот в развитие науки и составляет эпоху в ее развитии" (Выготский, 1982).




Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.219.62 (0.008 с.)