Глава 19:Тучи вновь сгущаются



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 19:Тучи вновь сгущаются



Мэн Хао распахнул глаза и увидел, как взволнованный Толстяк тащил за собой юношу. Низкий, бледный и истощенный, он резко контрастировал с лоснящимся Толстяком.

Мэн Хао узнал его. Он был частью группы, которую в тот день привели в Секту Покровителя. Его и Ван Юцая увели в Квартал Слуг на другую Гору.

Тогда он выглядел сильным и добродушным, но сейчас являл собой жалкое зрелище. Несмотря на это, его взгляд был тверд. Судя по всему, он немало пережил во Внешней Секте Покровителя.

К тому же, он рискнул войти в Публичную Зону, находясь всего на первой ступени Конденсации Ци.

«Приветствую, Старший Брат Мэн», — произнес юноша, слегка восхищенно. Однако восхищение тут же исчезло, и он крайне уважительно поприветствовал Мэн Хао, сложив руки.

«Ты только попал в Секту?» — спросил его Мэн Хао, вспоминая со вздохом свой первый день.

«Уже прошел месяц», — ответил он, поникнув.

“А что насчет Ван Юцая?”

«Он погиб», — сказал юноша бесцветно. После этих слов, на его лице проступила печаль.

“Ван Юцай погиб? — сказал Толстяк как громом пораженный. Мэн Хао не проронил ни слова.

«В Квартале Слуг нас сделали водоносами», — объяснил он. «Старший Брат Юцай считал, что я был слишком юн, поэтому он мне во многом помогал. Однажды на горной тропе, могучий порыв ветра столкнул его с обрыва. Я искал его тело два месяца, но смог обнаружить только немного сломанных костей… скорее всего, его съели дикие звери».

Эта новость весьма опечалила Толстяка, Мэн Хао же тяжело вздохнул. Они вчетвером попали сюда, но меньше чем за год один из них уже лишился жизни. Мэн Хао почувствовал себя неважно, но как только он вспомнил, что у плотника Дядюшки Вана был всего один сын, ему стало еще хуже.

“Маленький Тигр, держись нас. Когда Мэн Хао рядом, никто не посмеет обидеть тебя”. Толстяк в сердцах хлопнул юношу по плечу.

«Нет, не стоит. Я… я в порядке». Юноша, казалось, мешкал, Мэн Хао сразу понял, что он что-то обдумывал. В конце концов, он покачал головой, отказавшись от предложения Толстяка. Он попрощался с ними, сложив руки, и покинул плато.

«Что с ним такое?» — удивленно спросил Толстяк.

«Всем нам есть что скрывать», — медленно произнес Мэн Хао. «Возможно, он сделал удачное открытие, о котором не хочет говорить. В противном случае, зачем ему приходить, сюда находясь всего на первой ступени Конденсации Ци?» Наблюдая за удаляющимся юношей, Мэн Хао погрузился в размышления.

«Даже если у Маленького Тигра и есть секреты, мы всё равно можем сами выяснить, что он скрывает. Да кем он себя возомнил!» Такие вещи тяготили Толстяка. Он был открытым и прямолинейным человеком, напрочь лишенным лукавства. Он был возмущен, что его добрые намерения были отвергнуты таким образом.

В южных областях континента Наньшань зимы были короткими, и пролетали почти мгновенно. Повеяло весенним теплом, зацвели цветы. Снова наступил апрель. С момента прибытия Мэн Хао в Секту Покровителя прошел уже год.

Не без помощи Толстяка Публичная Зона принесла ему множество Духовных Камней, а целебных пилюль и магических предметов и того больше. Он часто отправлялся в горы поохотиться на демонических созданий. В своих поисках он забредал близко к черной горе, но всегда возвращался с пустыми руками. Рев, раздающийся от черной горы, становился всё громче, поэтому Мэн Хао не решался ступить туда.

Он добыл одно Демоническое Ядро третьей ступени, которое он незамедлительно дублировал медным зеркалом. В конце концов, его Культивация достигла середины четвертой ступени. Но после этого, его прогресс почти полностью остановился. Не имело значение, сколько целебных пилюль он съедал, от этого его духовная энергия становилась только чуточку чище.

Он достиг преграды, из-за которой он не мог пробиться на пятую ступень к столь желанной технике Поступь Ветра.

Не без помощи Мэн Хао Толстяк умудрился достичь второй ступени Конденсации Ци, это стало для него целым событием.

В Апреле, все ученики Внешней Секты выше пятой ступени, вместе со Старшей Сестрой Сюй и Старшим Братом Чэнь отправили за пределы секты. Все они вернулись с двумя или тремя молодыми людьми, обладающими скрытым талантом, которых затем сделали слугами.

Случалось такое один раз в год. Это было незыблемым правилом Секты. С его помощью Секта могла продолжать свое существование.

Подул весенний ветер, забирая с собой остатки холода. Вновь вернулась жара. Вскоре настала осень и наконец, наступил октябрь. За это время в Секте Покровителя произошли две важные вещи. Одна из них касалась Главного Старейшины Секты. Помимо Главы Секты, по слухам уже достигшего стадии Формирование Ядра, существовало еще два Главных Старейшины, которые достигли стадии Возведения Основания. У одного из них истекло долголетие, и он скончался во время медитации. Жил он примерно сто пятьдесят лет. Когда Мэн Хао об этом прознал, то сразу же удостоверился, что это был не Главный Старейшина Оуян.

Когда Практики достигают Возведения Основания, их долголетие увеличивается до ста пятидесяти лет. Срок кажется очень большим, но как ни удивительно он очень напряженный. Если Практик не сможет достичь стадии Формирования Ядра, все оставшиеся годы они могут только медитировать, постепенно высыхая, пока их Ци и кровь медленно рассеиваются.

Одна после достижения Формирования Ядра, долголетие увеличивается до трех сотен лет.

Из-за смерти во время медитации Главного Старейшины Секта Покровителя оказалась в незавидном положении. Её позиции в Государстве Чжао были и без того шаткими, но теперь опасность только возросла. Неожиданно, Практиков других Сект начали замечать у границ Секты Покровителя.

Они, казалось, что-то искали, поэтому Секта Покровителя установила вокруг горы защитные заклинания. Всё в радиусе нескольких тысяч метров попадало под его защиту. Метафорические черные тучи сгустились над всей Сектой.

У большинства учеников Внешней Секты были свои мысли на этот счет. Некоторые более осведомленные ученики получали крупицы сведений. Слово за слово, и вскоре начал гулять слух, что мир Практиков Государства Чжао зашевелился из-за Патриарха Покровителя, который пропал четыреста лет назад.

Что касается подробностей, никто из учеников Внешней Секты не был уверен до конца.

В течение этого времени Культивация Мэн Хао так и не сдвинулась с середины четвертой ступени. Что бы он ни делал, успех не шел. Наконец он признал, что уперся в стену.

Он сидел, скрестив ноги в Пещере Бессмертного и хмурился. «Старшая Сестра Сюй сказала, чтобы перейти с четвертой ступени на пятую, потребуется преодолеть препятствие. Но почему препятствие возникло так рано… Не из-за того ли, что я поглотил так много Демонических Ядер?»

«Если причина в этом, мне понадобятся целебные пилюли, созданные специально для преодоления препятствий. Или быть может, мне нужно несколько Демонических Ядер высокой ступени». У него накопилось достаточно Духовных Камней, но не хватало нужных целебных пилюль. Он был уверен, будь у него нужная целебная пилюля, он бы без труда пробился на пятую ступень Конденсации Ци.

Беспокойство в Секте Покровителя стало почти осязаемым. Много учеников с камнем на сердце сновали туда-сюда, пытаясь изо всех сил скрыть свои эмоции. Мэн Хао тоже нервничал, но конечно у него хватало своих проблем.

Единственный, кто выглядел счастливо, был Толстяк. Теперь он больше Мэн Хао был увлечен лавкой на плато. Даже когда Мэн Хао не особо хотел идти, он брал знамя и шел сам вести торговлю.

Тремя днями спустя, раздался колокольный звон. Наступил День Выдачи Пилюль. Когда Мэн Хао и Толстяк прибыли на площадь, Мэн Хао краем глаза заметил на платформе старика облаченного в золотой халат, за его спиной стояли Старшая Сестра Сюй и Старший Брата Чэнь.

От этого сердце Мэн Хао сильней застучало, а в глазах вспыхнуло пламя.

«За последние полтора года, Мастер Дядюшка Шангуань появлялся только три раза, в каждый из них проводилась Выдача Личной Пилюли. Моя Культивация застряла на четвертой ступени уже почти год. Если мне в руки попадет высокоуровневая целебная пилюля…» Других учеников Внешней Секты посетил схожая мысль, вскоре над площадью поднялся гомон. Конечно, некоторые ученики думали: «Пожалуйста, только не мне».

Это было особенно актуально, после того что Мэн Хао сделал со своей пилюлей. Из-за этого в Секте было принято новое правило запрещающее дарить Личную целебную пилюлю членам Внутренней Секты.

“Это… это же Пилюля Сухого Духа!”

«Это точно. Пилюля Сухого Духа. Одну выдали в прошлом году, и теперь еще одну. Одна пилюля каждый год! Одно только это говорит о её ценности!»

«Если я смогу наложить на неё руки, мою Культивацию точно ждет существенный сдвиг».

Восторженный гул усилился, когда старик в золотом халате поднял сияющую, фиолетовую пилюлю в воздух.

При появлении пилюли глаза Мэн Хао ярко заблестели. Он еще никогда так не хотел заполучить целебную пилюлю. В его глазах, это не просто целебная пилюля, а его единственная надежда на достижение пятой ступени Конденсации Ци.

Он был частью Секты уже какое-то время, поэтому имел представление о различных учениках. Во Внутренней Секте находились Старшая Сестра Сюй и Старший Брата Чэнь, оба были на седьмой ступени Конденсации Ци. Гуляли слухи, что они вскоре достигнут новой ступени.

Ниже их располагался Ван Тэнфэй, который застрял на вершине шестой ступени Конденсации Ци. Для него Пилюля Сухого Духа мало что значила. Помимо его, был еще один ученик шестой ступени, ученик номер два Хань Цзун.

Мэн Хао видел его дважды, и счел его чересчур самодовольным человеком, который не замечал никого ниже его. Если бы он сегодня был здесь, то даже не взглянул бы на Пилюлю Сухого Духа, только чтобы показать, что у него есть целебные пилюли много лучше.

Что касается учеников пятой ступени Конденсации Ци, эти четверо являлись фактическими владыками во Внешней Секте. Их редко можно увидеть, поскольку они часто уединялись для медитации или забирались в глухие места в горах для тренировки.

Немного было и учеников четвертой ступени. Включая Мэн Хао — семеро. Что до остальных ниже четвертой ступени, их можно не брать в расчет.

«Хорошо, а теперь все успокоились». Сухой голос Шангуань Сю прозвучал поразительно громко и подавляюще, как всегда. Однако по сравнению с прошлым годом на Мэн Хао он подействовал не так сильно. Вместо этого его глаза засветились уверенностью.

«Последние два года, когда я заведовал Выдачей Пилюли, я обычно выбирал нового ученика. Делал я это для того чтобы мы продолжали получать новых учеников, а секта наша процветала». Он с улыбкой оглядел толпу. Когда, казалось, он принял решение, его взгляд упал на Толстяка, который стоя рядом с Мэн Хао и с равнодушным лицом точил свои зубы мечом.

Круглый как шар. Любой, впервые видя, как он точит зубы не смогу бы сразу решить смеяться ему или плакать. Глаза Шангуань Сю расширились от удивления, затем он засмеялся.

«Неважно», — сказал он. «Я дам пилюлю тебе». Он взмахнул правой рукой, фиолетовой вспышкой Пилюля Сухого Духа полетела к Толстяку. Ошарашенный, он инстинктивно поймал её, не понимая до конца что произошло. После чего выражение его лица изменилось, и он взвизгнул. Его тело задрожало, а лицо побелело. Похоже, он вот-вот расплачется.

«Это… Я… Черт, почему именно я?»



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.98.69 (0.014 с.)