Перевод: bakayoshi Редактор:Nein Пруфридер: Александр Загарийчук



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Перевод: bakayoshi Редактор:Nein Пруфридер: Александр Загарийчук



Перевод: bakayoshi Редактор:Nein Пруфридер: Александр Загарийчук

Вебсайт

Группа в Vk.com

Twitter

По обоюдной договоренности данный перевод выкладывается раз в неделю на ресурсеwww.ranobeclub.ru. Свежие главы выходят ежедневно наwww.daotranslations.wordpress.com

Глава 1: Ученый Мэн Хао

Государство Чжао было маленькой страной. Как и в других небольших странах на континенте Наньшань, ее люди чтили Великий Тан в Восточных Землях и восхищались Чанъань. Народ почитал не только короля, но и всех ученых государства Чжао. Как если бы они стояли на вершине Башни Тан в далекой столице.

Этот апрель выдался ни чересчур холодным, ни обжигающе жарким. Легкий ветерок, лаская землю, прошел через территорию клана Цян Ди в Северной Пустыне, затем подул в сторону земель Великого Тан. Под сумеречным небом он поднял облако пыли, кружа, извиваясь, он достиг Горы Дацин в государстве Чжао. Следом он коснулся юноши, сидящего на вершине горы.

Это был худой юноша в чистом синем халате ученого, держащий бутыль из тыквы-горлянки. На вид ему был около шестнадцати или семнадцати лет. Невысокий, немного смугловатый, его яркие глаза светились интеллектом. Однако весь его ум скрывало хмурое выражение его лица. Выглядел он растерянно.

«Снова провалился…» – вздохнул он. Звали его Мэн Хао — обычный студент из уезда Юньцзе, который располагался у подножья горы. Несколько лет назад его родители пропали, оставив крохотное наследство. Образование обходилось не дешево, поэтому он был практически на мели.

«Я проходил Имперский экзамен три года подряд. Все это время я до одури читал книги, написанные мудрецами. Возможно, этот путь не для меня». Преисполненный самоуничижения, бесцветными глазами он взглянул на бутыль.

«Моя мечта стать чиновником и обогатиться удаляется от меня всё дальше и дальше. Вдобавок мне стоит распрощаться с попытками достичь Великого Тан… Зря я стал студентом». Рассмеялся он горько. Сидя на вершине горы, он растерянно смотрел на бутыль в его руках. И тут к нему подступил страх. Что же делать дальше? Куда ему податься?

Быть может, высокопоставленный чиновник проявит к нему интерес, ну или красивая молодая особа. Или он так и будет сдавать экзамен, год за годом?

Но на эти вопросы не было ответов. Он был всего лишь подростком, чувство растерянности, словно огромная невидимая пасть, поглотило его. Ему в самом деле было страшно.

«Даже учителя в городе зарабатывают всего несколько серебряных монет. Даже меньше, чем плотницкая лавка Дядюшки Ван. Если бы я понял всё это раньше, я мог бы выучиться у него плотницкому делу. Хотя бы мне не пришлось голодать, как сейчас». Какое-то время он молчал.

«Дома осталось не так много еды и денег. Я задолжал старосте Чжоу три серебряные монеты. Что же делать?» Подняв голову, он взглянул на необъятное лазурное небо. Настолько необъятное, что нельзя было увидеть конец. Примерно так же, как он не видел свое будущее.

Спустя некоторое время, Мэн Хао покачал головой и достал из своего халата листок бумаги. Внимательно прочтя его, он вложил листок в бутыль, затем поднялся и бросил его вниз.

У самого подножья горы текла широкая река, которая даже зимой никогда не замерзала и, как говорят, доходила до самого Великого Тан.

С вершины горы Мэн Хао наблюдал, как всё дальше и дальше уплывает бутыль. Смотрел пристально, не моргая. На одно мгновение промелькнул образ его матери, а с ним и счастье из его детства. Бутыль унес его мечты, желания и надежды на будущее. Возможно, однажды кто-то выловит этот бутыль, откроет его и прочтет записку.

«Независимо от того, что я делаю, будь то учеба или труд, я буду продолжать жить». В этом был весь он: умный и целеустремленный. Не будь он таким, он бы не смог выжить после исчезновения своих родителей.

Он поднял голову в сторону неба, упрямый огонек в его глазах разгорался всё сильней. Он уже было собрался спустится с вершины горы.

Как вдруг от утеса неподалеку раздался едва различимый голос. Звук, казалось, был принесен ветром. Достигнув Мэн Хао он был настолько слабым, что его трудно было заметить.

«Помогите… Помогите…»

Пораженный Мэн Хао на миг остановился, затем внимательно прислушался. Как только он прислушался, голос, зовущий на помощь, стал более различим.

«Помогите…»

Он сделал несколько шагов вперед, пока не достиг края обрыва. Когда он заглянул за край, то увидел человека, его тело торчало из расщелины посреди утеса. Бледное лицо, полное страха и отчаяния, он звал на помощь.

«Ты… ты же Мэн Хао, верно? Помоги, Ученый Мэн! Помоги мне!» – зовущий был подростком. Как только появился Мэн Хао, словно увидев луч надежды, его лицо озарило удивление и счастье.

«Ван Юцай?» – глядя на молодого человека, глаза Мэн Хао расширились от удивления. Это был сын Дядюшки Ван владельца плотницкой лавки. «Как ты там оказался?»

Мэн Хао взглянул на расщелину. Сам по себе утес был достаточно крутым, поэтому спуститься туда самостоятельно было невозможно. Малейшая неосторожность обернется для скалолаза падением в реку.

Учитывая скорость течения реки, при падении шанс погибнуть были около девяноста процентов.

«Не только я, тут еще ребята с окрестных городов», – хныкал Ван Юцай. «Мы все здесь застряли. Брат Мэн, отложим разговоры на потом, пожалуйста, помоги нам выбраться отсюда». Возможно он торчал из расщелины слишком долго. Его руки тщетно цеплялись за воздух и если бы не его товарищи, державшие его за рубашку, он бы соскользнул и упал вниз. Его лицо побелело от страха.

Мэн Хао осознал всю опасность этой ситуации. Однако сегодня он один поднялся на гору и не захватил веревку. Как он мог спасти хоть кого-то? В этот момент он сообразил, что склон горы был покрыт лианами.

Учитывая его субтильность, у него ушло два часа на поиск лианы подходящей длины. Тяжело дыша, он затащил лиану на утес. Зовя его, Мэн Хао начал опускать лиану вниз.

«Ты так и не сказал, как вы туда попали», – сказал Мэн Хао, опуская лиану.

«По воздуху!» – сказавший это был не Ван Юцай, а другой юноша, высунувшийся из расщелины рядом с ним. Прокричавший это юноша выглядел смышленым.

«Бред собачий! Вы можете летать?» – дразнил Мэн Хао, немного подтянув лиану обратно вверх. «Раз уж вы смогли улететь вниз, чего вы не вернётесь обратно?»

«Не слушай эти глупости», – сказал Ван Юцай, испугавшись, что Мэн Хао не опустит им лиану. «Нас схватила летающая женщина. Она сказала, что теперь мы станем слугами в какой-то Секте».

«Ещё бредни?», – сказал Мэн Хао презрительно. «Только Бессмертные из легенд способны на такое. Кто вообще в это поверит?» В книгах, которые он прочел, были истории о людях, ставших богачами после встречи с Бессмертными, но всё это просто вымысел.

Как только лиана достигла расщелины, Ван схватился за нее. Однако по спине Мэн Хао неожиданно пробежал холодок. Температура вокруг упала, словно вновь вернулась зима. Он поежился. Он медленно обернулся, затем вскрикнул, и оступившись, полетел вниз.

Женщина с бледным лицом в длинном серебряном халате внимательно за ним наблюдала. Было невозможно определить её возраст. Ее внеземная красота источала холод, будто она только что покинула царство мертвых.

«Иногда, если вещи сами попадают тебе в руки, это судьба».

Голос, достигший его ушей, звучал так, словно перетирали кости. Женщина, казалось, обладает какой-то странной силой: когда Мэн Хао заглянул в ее глаза, всё его тело сковало холодом, она как будто видела его насквозь. Как если бы от нее ничего нельзя было скрыть.

Не успели ее слова рассеяться в воздухе, как она взмахнула своим широким рукавом, и порыв зеленоватого ветра подхватил Мэн Хао. Он спустился вниз с утеса вместе с ней. Его разум отказывался работать.

Когда они достигли расщелины, женщина взмахнула рукой, и его забросило внутрь. Она в свою очередь замерла, как и зеленоватый ветер. Ван и три его друга в ужасе пятились назад.

Женщина так и стояла, не проронив ни слова. Она подняла голову и взглянула на лиану.

Мэн Хао так начал нервно дрожать. Он поднялся на ноги и быстро огляделся. Расщелина была не очень просторной, к тому же весьма узкой. С таким количеством людей свободного места было не много.

Его взгляд упал на Вана и двух других юношей. Смышленый малый; и прилично одетый толстяк. Оба они дрожали, готовые разрыдаться в любую минуту.

«Мне как раз не хватало одного», – сказала женщина с бледным лицом. Она перевела взгляд с лианы на Мэн Хао. «Я возьму тебя вместе с ними».

«Кто ты?» – маскируя свой страх, спросил Мэн Хао. Он был образованным человеком с сильным характером. Несмотря на охвативший его страх, он держал себя в руках и не поддавался панике.

Женщина промолчала. Она взмахнула правой рукой, вновь возник зеленый ветер. Он поднял всех молодых людей, и они вместе с женщиной устремились в небо. Они растворились в воздухе, оставив позади гору Дацин. Вечерние сумерки постепенно поглотили её.

Кровь отхлынула от лица Мэн Хао. Он, охваченный зеленым ветром, летел по небу. В полете из-за встречного ветра было трудно дышать. Только одно слово крутилось в его голове.

«Бессмертные? – он попытался задержать дыхание, но не выдержал и потерял сознание.

Когда он открыл глаза, то обнаружил себя на платформе, мощеной зеленым камнем на полпути к вершине горы. Рядом высились горные пики. Повсюду облака и туман. Не похоже, что они в мире смертных. Вершины соседних гор выглядели очень необычно.

Ван и другие юноши уже проснулись и ёжились от страха. Их взгляды буквально буравили спину этой женщины.

Перед ней стояли двое Практиков в длинных зеленых халатах. Судя по всему они уже разменяли третий десяток. Их запавшие зеленые глаза внушали страх.

«Отличная работа, Старшая Сестра Сюй», – льстиво сказал один из них. «Вы привели четверых талантливых детей».

«Отведите их в Квартал Слуг», – сказала женщина, даже не взглянув на Мэн Хао и остальных. Внезапно она превратилась в луч радужного света и исчезла где-то в горах.

К этому моменту, Мэн Хао уже вернул себе самообладание. Онемев, он уставился на то место, где только что стояла женщина. На его лице возникло совершенно новое выражение. Его кровь закипела.

«Слуги?» – подумал он. «Если нужно работа на Бессмертных, значит и плата будет достойной». Узнав, что эти люди не хотят их смерти, он выступил вперед.

«Сестра Сюй достигла седьмой ступени Конденсации Ци», – пожаловался второй Практик. «Жрец Секты даровал ей Амулет Ветра, а это значит, что она может летать несмотря на то, что она еще не достигла стадии Возведения Основания». Он надменно окинул взглядом Мэн Хао и остальных.

«Ты и ты», – сказал он, указывая на Вана и смышленого юношу. «Следуйте за мной в Южный Квартал Слуг».

«Что это за место?» – спросил Ван, и голос его дрогнул, когда Бессмертный указал на него.

«Секта Покровителя».

Глава 2: Секта Покровителя

Секта Покровителя, расположенная в пределах государства Чжао на южной оконечности континента Наньшань, раньше была первой среди Четырех Великих Сект. Хотя она по-прежнему была достаточно известной в Южной Области, в последние годы она переживала не лучшие времена. Могущество её померкло. Ныне, она во многом уступала другим сектам Государства Чжао.

На самом деле, Секта Покровителя не всегда так называлась. Тысячу лет назад, один Практик наделал много шума в Южной Области. Он называл себя Патриарх Покровитель, именно он изменил название Секты. Не имея себе равных, он силой подмял под себя другие Секты Государства Чжао, присвоив себе их сокровища.

Однажды всё изменилось. Патриарх Покровитель пропал примерно 400 лет назад. Никто не знал, жив он или мертв, в противном случае Секту давно бы уже поглотила другая Секта. Дни ее славы ушли безвозвратно. Учитывая скудность ресурсов Государства Чжао и давление трех других Сект, для пополнения численности Секты они вынуждены были похищать и превращать в слуг простых людей. Вести открытый набор в ряды Секты было невозможно.

Мэн Хао следовал за мужчиной в зеленом халате по узкой горной тропе. Окрестности были похожи на сад, повсюду странные камни и необычные деревья. Среди всей этой красоты, среди облаков и тумана возвышались вычурные здания с нефритовой черепицей. От восхищения у Мэн Хао перехватило дух. Однако идиллию нарушали бесконечные причитания пухлого юноши.

«Мне конец, конец… Я хочу домой», — заливаясь слезами, бубнил пухлый юноша. «Дома меня ждут маньтоу и рыба. Черт, черт. Я хотел унаследовать земли нашей семьи, стать богачом, как мой старик, завести несколько наложниц. Я не хочу быть слугой».

За то время, что он распинался, можно было бы успеть выпить полчашки чая. К нему повернулся мужчина в зеленом халате. «Если ты не заткнешься», – сказал он холодно, – «я отрежу тебе язык».

Пухлый юноша задрожал, в глазах ужас, больше он не произнес ни слова.

Увидев это, Мэн Хао начал переосмысливать всю «чудесность» их ситуации. Но, будучи человеком стойким, он сделал глубокий вдох и продолжил молчать.

Спустя некоторое время, достигнув где-то середины горы, Мэн Хао увидел, как из тумана проступил ряд простых строений.

Снаружи зданий сидели семь или восемь юношей в пеньковых халатах. Выглядели они измотанными. Когда Мэн Хао и остальные приблизились, молодые люди их заметили, но никак их не поприветствовали.

Неподалеку, на скальном выступе, сидел молодой парень в светло-синем халате. Лицо у него было продолговатое, как у лошади, его халат выглядел заметно дороже, чем те, что были на остальных юношах. Хотя его лицо ничего не выражало, как только подошел человек в зеленом халате, юноша встал, сложил руки в знак приветствия.

«Приветствую, Старший Брат».

«Эти двое, только что прибывшие, новые слуги», – с раздражением сказал человек в зеленом халате. «Пожалуйста, размести их здесь». Сказав это, он повернулся и ушел, ни разу не взглянув на Мэн Хао и другого юношу.

После того как он ушел, парень с лошадиным лицом вновь уселся на камень, скрестив ноги, он отрешенно взглянул на Мэн Хао и пухлого юношу.

«Это Северный Квартал Слуг», – сказал он голосом, лишенным эмоций. «В Секте Покровителя не терпят бездельников. Пока вы здесь, будете работать 30 лет, после этого вы можете уйти. Если вы попытаетесь сбежать, в этих горах полно диких зверей, которые с радостью вами полакомятся. Идите и получите вашу рабочую форму. Изолированные от мира смертных, вы будете служить».

Пухлый юноша задрожал еще сильнее, на лице отчаяние. Мэн Хао оставался спокойным. На самом деле, едва различимые огоньки играли в глубине его глаз. Парень с лошадиным лицом заметил это. Он занимал эту должность годами и видел множество молодых людей захваченных в качестве слуг, но никогда не попадались таких же спокойных как Мэн Хао.

«Если ты достаточно одарен», – сказал он безразлично, – «тебе не придется работать все 30 лет. Ты можешь практиковать культивацию в свободное время. Если ты сможешь достичь первой ступени Конденсации Ци, то получишь повышение во Внешнюю Секту». Он взмахнул своим широким рукавом, после чего перед Мэн Хао и пухлым юношей появились два пеньковых халата. На груди каждого халата был деревянный значок размером с большой палец, на нем был только один символ «Слуга».

К халату прилагалась маленькая книжечка на обложке были три символа: «Наставление по Конденсации Ци».

Увидев надпись, Мэн Хао тяжело задышал. Он впился глазами в книжку, вспоминая, как в разговоре о женщине с бледным лицом, человек в зеленом халате упомянул седьмую ступень Конденсации Ци.

«Мы можем стать учениками Внешней Секты, если достигнем первой ступни, но эта женщина уже достигла седьмой… что вообще такое Конденсация Ци? Возможно, это путь к Бессмертию, как говорится в легендах».

Если это та плата, что он получит за свою работу, пусть это и не деньги, но в мире снаружи это стоило бы сотни золотых монет. Энтузиазм Мэн Хао возрос. Он подхватил халат и обернул его вокруг значка и книжки.

«Восточный Седьмой дом – там вы будете жить. Начиная с завтрашнего дня, вашей работой будет заготовка леса. Ежедневно по десять бревен с каждого. Вам не разрешено есть, пока вы не закончите». Он закрыл глаза.

Глубоко дыша, Мэн Хао, имитируя юношу, сложил руки в знак приветствия, затем направился к дому, пухлый юноша следом за ним. Здание выглядело как расширенный в несколько раз сыхэюань. Следуя указателям, они нашли седьмой дом, открыли дверь и вошли в небольшую комнату.

Внутри стояли две маленькие кровати и стол, хотя выглядело все простовато, внутри было чисто и опрятно. Пухлый юноша сел на одну из кроватей, затем не в силах сдерживаться, зарыдал.

Ему было около 12 или 13 лет и рыдал он громко. Звуки его плача были слышны даже снаружи.

«Мой отец – Вельможа, я тоже должен был стать Вельможей. Я не должен был стать слугой». Он потерял рассудок от горя, его маленькое пухлое тело трясло.

«Ну-ну, не плачь», – сказал Мэн Хао, пытаясь утешить его. «Подумай сам. Здесь не так уж и плохо. Мы служим Бессмертным. Как ты думаешь, сколько людей умерли бы от зависти, узнай они это?» Он быстро закрыл дверь.

«Я не хочу работать на других людей», – послышался ответ. «У меня уже был запланирован брак, а предсвадебные дары отосланы. Моя бедная, красавица жена еще не вышла за меня замуж, а уже стала вдовой». Чем больше он рыдал, тем сильнее щемило в груди.

На лице Мэн Хао появилось странное выражение лица. «Пухлый юноша еще так молод», – думал он. «Не могу поверить, что ему уже была обещана жена, когда он еще ни разу не познал женского прикосновения». Он тяжело вздохнул, думая, как же всё-таки здорово быть богатым. Семья этого толстяка настолько богата, что ему не надо волноваться об одежде или еде. У него же не было ничего. Даже после продажи дома его предков, он по прежнему был должен старосте Чжоу много денег.

Вспомнив о своем долге, он рассмеялся. Пока он здесь, Чжоу может попытаться найти его и истребовать долг, если, конечно, он сможет добраться сюда. Если нет, то он уже будет мертв, когда Мэн Хао покинет это место.

Чем больше он размышлял об этом месте, тем больше оно ему нравилось. Ему не нужно волноваться о деньгах, крыше над головой или еде. Он даже получил вознаграждение, стоящее сотни золотых монет и всё это еще до начала работы. Учитывая, что здесь живут Бессмертные, можно было с уверенностью сказать, что его вытащили из отчаянной ситуации.

Рыдание толстого юноши начали его раздражать. Не обращая на него внимания, он вытащил наставление из пенькового халата и углубился в чтение. После первой строчки на первой странице он был потрясен.

«У человека должно быть то, на что можно положиться. Если ты, смертный, желаешь богатств и титулов, если ты, Практик, желаешь беззаботной жизни, присоединяйся к моей Секте Покровителя. Ты можешь положиться на меня». Это было предисловие наставления, подписанное Патриархом Покровителем.

Несмотря на их немногословность, от этих слов исходила неописуемая сила. Это было одновременно и приглашение и описание Секты Покровителя. Мэн Хао оцепенел, и тут всё встало на свои места.

«Секта Покровителя. В этом и есть смысл Секты? Люди должны найти того, на кого можно положиться; найдя Секту Покровителя, они станут богатыми, могущественными и смогут жить свободными от забот». Это всё больше походило на правду. Он осознал, что если бы у него был чиновник покровитель, то ему не пришлось бы сдавать экзамен три года подряд. Он проникся невольным уважением к Патриарху Покровителю, которого даже не встречал. Одна эта фраза, казалось, распахнула в его жизни новую дверь.

«Другими словами, мне нужно найти того, на кого я могу положиться здесь в Секте. Если выйдет, мне больше не придется ни о чем волноваться». С каждой страницей его глаза всё ярче сверкали. Он потерял счет времени и больше не замечал рыдающего неподалёку юношу.

Около полуночи рыдания сменились громогласным храпом, огласившим комнату. Мэн Хао с неохотой закрыл наставление. Несмотря на давящую усталость, его глаза светились энергией и силой.

«Эта книга стоит не 100 золотых, она стоит 1000 золотых!» – подумал он про себя. Для того, кто всю жизнь мечтал стать богатым чиновником, предмет стоимостью 1000 золотых был для него важнее всего на свете, за исключением, разумеется, его жизни.

Взволнованный, он осознал, что храп стих. Обернувшись, он увидел, юношу сидящего на кровати, он размахивал руками и бормотал:

«Я изобью тебя до смерти! Как ты посмел украсть мой маньтоу! Я загрызу тебя до смерти! Как ты посмел украсть мою жену!» – говоря это, он с закрытыми глазами поднялся с кровати и начал гневно размахивать кулаками. Что удивительно, после этого он укусил угол стола, оставив глубокий след зубов на древесине. Потом он опять лег в постель и захрапел.

Мэн Хао наблюдал за ним еще некоторое время, чтобы убедиться, что тот действительно ходил во сне. Разглядев следы укуса, он понял, что лучше ему никогда не провоцировать толстого юношу, пока тот спит. Он осторожно отошел, затем восхищенно взглянул на наставление еще раз.

«Девять ступеней Конденсации Ци – путь к Бессмертию. Служа им, у меня самого есть шанс стать одним из них. Трудно представить плату щедрее этой. Если я стану Бессмертным, у меня будет шанс стать богатым». Мэн Хао сжал в руках наставление, глаза блестят. Наконец он нашел другой путь, помимо подготовки к экзаменам.

В этот момент, дверь распахнулась от пинка, а снаружи кто-то хмыкнул.

Глава 4:Медное Зеркало.

Павильон Сокровищ и впрямь был наполнен сокровищами. Войдя, в глаза сразу ударили сверкающие огни. На полках из нефрита аккуратно расположились блестящие сосуды, мечи, утварь и украшения. Сердце Мэн Хао застучало, дыхание участилось. Кровь прилила к голове. Так он и замер, оглушенный.

За всю свою короткую жизнь, Мэн Хао никогда не видел такого богатства. Оно завораживало. Голова его закружилась и его невольно закралась мысль, схватить всё это и бежать.

«Эти сокровища…» — прошептал Мэн Хао, «бесценны. Награда за работу на Бессмертных просто невероятна». Он возбужденно прошел мимо нескольких полок, неосознанно вытягивая шею вперед. Он подумал, если третий этаж Павильона Сокровищ был такой же как первый, возможно там можно найти еще более ценные сокровища.

«Бессмертные… как же они богаты!» — выдохнул Мэн Хао. Неожиданно, его взгляд упал на нечто странное. На одной из нефритовых полок он заметил медное зеркало.

Всю его поверхность покрывали следы ржавчины. Оно не выглядело особенным, не сверкало. Совершенно не похоже на другие сокровища, разложенные вокруг.

Удивленный Мэн Хао взял его и внимательно рассмотрел. Выглядело оно обычным, как что-то из мира смертных. Ничего в нем не намекало на его уникальность. Однако вот оно, лежит в Павильоне Сокровищ, поэтому он предположил, что зеркало чего-то стоит.

«У Младшего Брата острый глаз», — прозвучал голос сзади. Лукавый мужчина стоял, разглядывая медное зеркало. Мэн Хао не заметил, когда тот вошел. «То, что ты взял это медное зеркало говорит, что ты был для этого предназначен», — хвалебно продолжил тот. «С этим зеркалом связано множество легенд. Самая загадочная из них гласит, что только удачливые и те, кто совершил много добрых дел в прошлой жизни могут овладеть им. Как мне кажется Младший Брат как раз из таких. С этим зеркалом ты сможешь править небом и землей. У тебя точно будет такая возможность», — вздохнув, закончил он. Его голос обладал некой странной силой, заставляя Мэн Хао слушать его.

«Это зеркало…» Мэн Хао неуверенно взглянул на него. На нем не было причудливой резьбы, а наоборот было покрыто ржавчиной, что делало его очень мутным.

«Младший Брат, не обращай внимание на нечеткость этого зеркала. Ты должен знать, что истинные сокровища духовной природы часто маскируются под обычные вещи. Чем скромнее их вид, тем они ценнее». Мэн Хао уже собирался положить медное зеркало на место, когда лукавый человек поспешно подошел и остановил его. Он серьезно посмотрел на Мэн Хао.

«Младший Брат, то что именно ты взял зеркало, — это судьба. Ты действительно готов с ним расстаться только из-за его скромного вида? Я слежу за Павильоном Сокровищ уже много лет и знаю происхождение всех предметов. Много лет назад, медное зеркало произвело фурор в Государстве Чжао. Его породил луч Небесного света. Завладев им, Патриарх Покровитель в тайне изучал его, веря, что это дар самих Небес. В конечно итоге, он не смог раскрыть тайну зеркала и пришел к выводу, что ему суждено попасть в руки к тому, кто превзойдет землю и небеса».

Мэн Хао удивился, услышав имя Патриарха Покровителя. Он только попал во Внешнюю Секту и еще многого не знал. В нем зародились сомнения.

«Патриарх Покровитель изучал его, но так и не понял. Я…»

«Ты не прав Младший Брат. Позволь Старшему Брату объяснить. Неудача Патриарха Покровителя доказывает, что это необычное сокровище и уникально по своей природе. До тебя примерно десять человек брали его на изучение, хотя никто не преуспел в его изучении, никто не жалел о свое поступке.

«Что если… что если ты — тот самый избранный, для кого зеркало предназначено? В любом случае, если ты его возьмешь, будь спокоен. Братья ученики, бравшие зеркало, возвращались спустя 3 месяца и я позволил им поменять его на что-то другое. Имея со мной дело, ты скоро поймешь, что я весьма добродушный человек. Я не хочу причинять неудобства братьям ученикам.

Если ты его возьмешь, но не сможешь раскрыть его тайны, то просто верни его в любое время. Я поменяю его на что-то другое. Но если ты расстанешься с ним и выясниться, что ты предназначен для него судьбой, ты будешь сожалеть об этом всю оставшуюся жизнь». Лукавый мужчина пристально смотрел на Мэн Хао. Когда он увидел сомнение на лице Мэн Хао, то расхохотался про себя. Новые ученики — такие легкие мишени. Всё что ему нужно было сделать, так это рассказать им легенду о зеркале. Эти интригующие слова их пленят. Их сердца начинают учащенно биться.

«Но…» Мэн Хао занимался и читал с самого детства, поэтому был образован. Казалось бы честное выражение лица лукавого мужчины, навело его на мысль, что зеркало не соответствует его описанию. Но стоящий напротив него мужчина, был полон решимости помешать ему положить зеркало на место. Если он бросит его на землю — это не сильно поможет. Он начал жалеть, что вообще взял его в руки.

«Младший Брат», — непреклонно прошептал он, «не нарушая правила в твой первый день. Когда ты берешь что-то в руки в Павильоне Сокровищ, класть это на место запрещено». Лукавый мужчина решил, что этого будет достаточно. Этим трюком он заставлял людей брать зеркало. Он взмахнул своим широким рукавом, свистящий ветер подхватил Мэн Хао и вынес его за пределы Павильона Сокровищ, оставив снаружи.

За спиной дверь с грохотом закрылась.

За дверью послышался голос лукавого мужчины: «Я добросердечен, когда дело касается братьев учеников. Если ты действительно не предназначен для него судьбой, то можешь вернуть его через несколько дней».

Мэн Хао хмуро посмотрел на запертую дверь. Затем вздохнул и перевел взгляд на медное зеркало в его руке. На ум пришли слова из первой главы наставления по Конденсации Ци и он заколебался. Если его действительно изучал Патриарх Покровитель, значит оно должно чего-то стоить. Покачав головой, он убрал зеркало в свой халат. Бросив гневный взгляд на Павильон Сокровищ, он развернулся и ушел.

Он следовал по зеленым дорожкам Внешней Секты, сверяясь с картой в нефритовой дощечке. В районе полудня он нашел свой дом. Располагался он у северной границы, в удаленной части Внешней Секты. Неподалёку стояли несколько домов.

Он толкнул дверь, та с шумом распахнулась. Внутри стояли кровать и стол. Мэн Хао был доволен увиденным. Это место было гораздо лучше его предыдущей комнаты в Квартале Слуг.

Скрестив ноги на кровати, он глубоко вздохнул и достал из халата медное зеркало. Погрузившись в его изучение он не заметил как солнце начало садиться за западными горами. Он зажег масляную лампа и продолжил, но безуспешно. Он не имел ни малейшего понятия какой цели служит это зеркало.

С какой стороны не посмотри, медное зеркало выглядело совершенно обычным.

Глубокой ночью Мэн Хао отложил зеркало и взглянул через окно на луну. В памяти возник толстый юноша и его храп. Самую малость, но ему этого не хватало.

На небе ярко светила луна, лунный свет мягко касался карниза его окна. Тишину нарушал только шелест деревьев на ветру. Глядя на луну, Мэн Хао вздохнул. Душа его затрепетала, словно началась новая глава его жизни.

Он прошептал: «Я больше никогда не буду ученым из уезда Юньцзе. Я стал учеником во Внешней Секты Покровителя…»

Собравшись с мыслями, Мэн Хао закрыл глаза и начал медитировать, циркулируя нить духовной энергии в своем теле. Живя таким образом несколько месяцев, это уже вошло в привычку.

Единственное отличие Внешней Секты от Квартала Слуг было в том, что тут никто не готовит тебе еду. Здесь каждый сам заботиться о собственно пропитании. Если не выйдет, то ты просто умрешь с голода и никто даже бровью не поведет. Однако за все годы существования Внешней Секты Покровителя никто не умер с голоду.

По достижению первой ступени Конденсации Ци, стало возможным вбирать и излучать духовную энергию Неба и Земли. Жизнь это поддерживало, хотя голод не заглушало.

Спустя несколько дней. После полудня Мэн Хао, скрестив ноги, медитировал, когда снаружи неожиданно прозвучал жалобный крик. Распахнув глаза, подошел и выглянул в окно. Он увидел на земле ученика Внешней Секты, которого бил ногами другой ученик. Из раны на груди сочилась кровь, но он не был мертв, просто ранен. Нападающий взял его бездонную сумку, хмыкнул и пошел прочь.

Избитый ученик с трудом поднялся на ноги, в его взгляде сквозила неприкрытая ярость. Шатаясь, он скрылся из виду. Наблюдавшие за этим люди, проводили его насмешливым взглядом.

Мэн Хао молча наблюдал. За последние несколько дней подобное повторялось неоднократно, Внешняя Секта предстала для него в новом свете.

Спустя еще семь дней. За это время Мэн Хао видел еще больше случае грабежа учеников. Грабеж и драки между учениками Внешней Секты заставили Мэн Хао всё больше замыкаться в себе. Особенно тревожным выглядели убийства ученика второй или третьей ступени Конденсации Ци в Публичной Зоне. Из-за этого Мэн Хао всегда с особой осторожностью покидал дом.

Благодаря тому, что его Культивация была низкой и отсутствию у него ценностей, большинство просто не обращали на него внимание.

В действительности Мэн Хао достиг мертвой точки в своей Культивации. Вторая ступень Конденсации Ци отличалась от первой. Ему по прежнему была нужна духовная энергия, но в наставлении по Конденсации Ци было указано, что его смертное тело начало меняться. Поэтому достижение второй ступени Конденсации Ци требовало намного больше духовной энергии, чем первая ступень.

Одновременно с этим, Мэн Хао узнал значение скрытого таланта. Способность тела впитывать духовную энергию Неба и Земли, как раз и являлась скрытым талантом. Чем сильнее был скрытый талант, тем больше энергии могло впитать тело. Чем слабее скрытый талант, тем меньше энергии оно могло впитать. Для людей со значительным скрытым талантом, чем больше времени они проводили вдыхательных упражнениях, тем больше духовной энергии они могли впитать.

По примерным расчетам, чтобы достичь второй ступени Конденсации Ци ему потребуется как минимум год или два времени. Время для достижения третьей ступени будет во много раз больше.

Если конечно он не добудет несколько целебных пилюль или Духовных Камней, их можно использовать для усиления духовной энергии, тем самым сократив этот срок. Именно поэтому грабеж цвел буйным цветом во Внешней Секте; пилюли раздавались каждый месяц.

«Сильные становятся сильней, а слабые слабей», — прошептал Мэн Хао. «Так Секта Покровителя воспитывает учеников Внутренней Секты».

Одним ранним утром, на небе только начали пробиваться первые лучи солнца, Мэн Хао медитировал как обычно. Кроме решимости, у него не было каких-то особых ресурсов. Поэтому он не отказался от медитаций и дыхательных упражнений по ночам. Колокольный звон зазвучал в каждом уголке Секты, Мэн Хао медленно открыл глаза.

«Этот звон…» Мэн Хао собравшись с мыслями, понял его значение. Радостный он выбежал из комнаты, снаружи везде были спешащие ученики.

«Когда звонят колокола, наступает время раздачи Духовных Камней и целебных пилюль. Должно быть сегодня тот самый день». Всё больше людей сбегались на звук колоколов. Вероятно здесь собрались все из Внешней Секте.

«День Раздачи Пилюль», — произнес Мэн Хао, тяжело дыша. Он двигался с толпой, пока она не достигла площади в центре Внешней Секты. Там располагалась колоссальных размеров площадь, на границе которой находились девять каменных колонн с вырезанными на них драконами. На главной колонне стояла платформа более девяноста метров в диаметре над которой клубилось разноцветное облако. Внутри облака проглядывались бесформенные фигуры.

Больше сотни учеников Внешней Секты стояли в своих зеленых халатах, шептались и глазели на разноцветное облако.

Затем облако медленно рассеялось, обнажив рябого старика в золотом халате. Его безмятежное лицо источало спокойствие, естественную силу и достоинство. Глаза его светились подобно молниям. Рядом с ним стояли двое: мужчина и женщина в серебряных халатах. Мужчина был весьма красив, на вид доброжелателен, хотя на лице у него застыла маска равнодушия. Увидев женщину зрачки Мэн Хао сузились.

Она была той самой женщиной, что похитила его на горе Дацин три месяца назад.

Глава 8:Чжао Уган

«Остался всего месяц, но в течение этого месяца я должен сражаться, чтобы поднять мою Культивацию еще на одну ступень». Он осторожно положил медное зеркало обратно в бездонную сумку. Он понимал, что нельзя позволить кому-либо узнать о его способностях. Если кто-то прознает, его отнимут, а сам он погибнет.

Он оглядел себя и нечистоты, что покрывали его. Из-за всей этой суматохи он чуть было не забыл о своем неприглядном виде. Но теперь немного успокоившись, он направился из Пещеры Бессмертного к небольшому ручью и смыл грязь и нечистоты.

Вернулся он уже засветло. Он достал наставление по Конденсации Ци и начал его изучать.

“Достигнув второй ступени Конденсации Ци, можно использовать Бессмертные Умения. Достигнув пятой ступени, можно использовать технику Поступь Ветра, — Бессмертное Умение похожее на полет”. Мэн Хао закрыл глаза, уже предвкушая, как будет использовать технику Поступь Ветра на пятой ступени Конденсации Ци.

В это мгновение, неожиданно температура в Пещере Бессмертного резко подскочила. Затем на его правой руке возникли язычки пламени. Учитывая, что он по-прежнему мыслил как смертный, увиденное наполнило его сердце и разум восторгом, что в свою очередь погасило пламя.

Мэн Хао незамедлительно успокоился и начал вращать свою Культивацию. К сожалению, с наступлением полудня, после дюжины попыток, он не продвинулся дальше создания нескольких искр, после чего духовная энергия в его теле рассеивалась.

«Как же непросто освоить искусство Огненной Змеи», — сказал Мэн Хао, нахмурившись. Упорный, он так просто не сдастся, поэтому он посвятил некоторое время дыхательным упражнениям, прежде чем продолжить.

Так ночь вновь сменилась рассветом. За эти два дня Мэн Хао сбился со счета сколько раз он терпел неудачу, пока наконец силы не оставили его. Когда духовная энергия рассеивалась, он приступал к дыхательным упражнениям, с каждым разом решительность в нем разгоралась всё ярче.

«Не могу поверить, что я не могу использовать искусство Огненной Змеи!» — сказал Мэн Хао, скрипя зубами, он хлопнул ладонью по бездонной сумке. Мгновением позже в его руке появилось Демоническое Ядро.

Он знал, что если поглотит Ядро, а зеркало действительно обладает такими чудесными свойствами, в будущем, когда Духовных Камней будет вдоволь, у него не будет оригинала, чтобы сделать копии.

«Что поделать, о таких мелочах я должен беспокоиться в последнюю очередь. В худшем случае мне придется отправиться в горы за еще одним демони<



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.16.13 (0.017 с.)