Глава 27:Тучи вновь сгущаются



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 27:Тучи вновь сгущаются



Толстяк сквозь слезы уставился на Мэн Хао. Решительно побежав к нему навстречу, он завопил: » Мэн Хао, ты не погиб, уцелел! – рыдая, Толстяк заключил Мэн Хао в объятия, — последние дни прошли в постоянном страхе. Все говорили, что ты умер. Я был так расстроен. Ведь ты мой единственный друг. Что бы я делал без тебя?»

«Я уже думал сбежать из Секты. У меня даже пропало желание точить зубы. Но если бы сбежал, как бы я за тебя отомстил? Поэтому я остался. Я поклялся, что найду способ отомстить за тебя…»

Когда Толстяк закончил говорить, то с теплотой посмотрел на Мэн Хао и опять заплакал. Присев рядом с ручьем Мэн Хао рассказал ему, что произошло на черной горе. Разумеется, он упустил всё, что касалось Инлуна и Ван Тэнфэя. Слушая его, Толстяк беспокойно ёрзал. Но когда он узнал, что Мэн Хао уже на шестой ступени Конденсации Ци, то в изумлении разинул рот.

«Шестая ступень Конденсации Ци…» — восхищенно выдохнул Толстяк. — твою мать, ты, ты… ты сумел достичь шестой ступени Конденсации Ци! Когда Старшая Сестра Сюй привела нас сюда, она сама была на седьмой ступени. Мэн Хао, ты теперь Бессмертный! Ты можешь летать?»

«Летать…» — Мэн Хао закрыл глаза, представляя перед собой то, что описывалось в наставлении по Конденсации Ци про технику Поступь Ветра. Естественно, её намного проще использовать на шестой ступени, чем на пятой. После нескольких попыток, всё, чего он смог достигнуть — это зависнуть в воздухе на секунду, прежде чем свалиться на землю. Бормоча под нос, он продолжил попытки, а потом еще и принял целебную пилюлю. Наконец он смог зависнуть в десяти сантиметрах над землей. Глаза Толстяка расширились от удивления.

Мэн Хао открыл глаза, они ярко светились. Простояв так немного, он сделал несколько кругов вокруг пещеры, летая подобно ветру. Толстяк,тяжело дыша, наблюдал за ним.

Сделав пару кругов Мэн Хао начал осваиваться с новой техникой. Он хлопнул по своей бездонной сумке, возник летающий меч. Встав на него, он устремился вверх. Толстяк не мог поверить своим глазам.

«Ты летаешь…» — прошептал он.

Мэн Хао чувствовал незамутненный восторг. Ветер бил в лицо, он умудрился удержать технику Поступь Ветра тридцать вдохов. После чего начал покачиваться, теряя баланс. В этот же момент разум Мэн Хао сотрясла мнемоническая техника.

Совершенно без слов, она была причудливой и загадочной. Инстинктивно она возникла в его разуме. После чего духовная энергия начала циркулировать в его теле. Он по наитию взмахнул правой рукой, будто у него вместо руки было крыло. Внезапно, перед ним возник Клинок Ветра!

Когда он появился летающий меч под ним затрясся. Клинок Ветра полетел в сторону ближайших джунглей, мгновенно разрубив три ряда деревьев. Грохот разнесся по джунглям. Мэн Хао, шатаясь, опустился на землю.

Пораженный Толстяк долго пытался привести чувства в порядок. Его лицо стало пунцовым и он благоговейно смотрел на Мэн Хао.

«Ты это сделал! Кто посмеет задирать меня, если ты рядом? Кто посмеет мешать нашей торговле?!» — от одной мысли об этом Толстяк расхохотался.

Мэн Хао закрыл глаза, воскрешая в памяти невероятный Клинок Ветра. Он был умён, поэтому сразу догадался, что это как-то связано с его сном в Демоническом Ядре. Мнемоническая техника, похоже, тоже связана с Демоническим Ядром. И тут, откуда не возьмись, в его Ядре-озере появилась тень Инлуна. Мен Хао полностью захватили эмоции Инлуна, но он никак не смог бы выразить их словами, даже ели бы от этого зависела его жизнь.

«А, да, — Толстяк неожиданно кое-что вспомнил, — испытание для определения ученика, который будет повышен во Внутреннюю Секту, начнется через несколько дней. Я слышал на регистрацию они дали целый месяц. Ты должен участвовать! Тебя точно примут. Когда ты станешь третьим учеником Внутренней Секты Покровителя, то прославишься!»

«Испытание?» — удивился Мэн Хао. Он слышал о нем, но тогда его Культивация была слишком низкой, поэтому он не придал этому особого значения. Однако всё изменилось. Во всей Секте Покровителя включая его, только три человека находились на шестой ступени Конденсации Ци. Двое других были Ван Тэнфэй и Хань Цзун. Хань Цзун долгое время не мог пробиться с пятой ступени Конденсации Ци, но недавно смог добраться до шестой.

«Я слышал, что они собираются повысить только одного ученика. Все говорят, что это испытание специально проводится для Ван Тэнфэя. Но теперь и ты на шестой ступени, может, возьмут тебя?» — Толстяк очень хотел, чтобы Мэн Хао согласился. Если он умудрится стать учеником Внутренней Секты, его влияние в Секте Покровителя возрастет до небес.

Мэн Хао колебался, не в силах принять решение сразу. Ему импонировала перспектива стать учеником Внутренней Секты, ведь она разительно отличалось от Внешней Секты. Когда он станет частью Внутренней Секты, никто не посмеет оскорбить его, даже старейшины Секты. К тому же у него появиться больше шансов, заполучить Духовные Камни и целебные пилюли. Всё это очень важно и значительно ускорит рост Культивации Мэн Хао. Но он должен учитывать, что подумают другие, на какие мысли их это наведет. Если он привлечет излишне много внимания, то потери могут перевесить потенциальную выгоду.

Он уже два года находился в Секте Покровителя, и чётко понимал смысл фразы: «закон джунглей». Также он понимал, что нельзя афишировать свое богатство. Но он не мог не участвовать. Может быть он пойдет. К тому же, после событий на черной горе, запасы его сокровищ и целебных пилюль почти подошли к концу. Надо пополнить запасы.

Он с сожалением подумал о потраченных двух тысячах Духовных Камней.

Двадцать дней пролетели словно миг, регистрация на испытание быстро закрывалась. Записались немногие. Правила Секты указывали, что после регистрации, участник испытания не может покинуть главную площадь, он должен медитировать у драконьих колонн. Никому не дозволялось беспокоить участников.

На самом деле, это испытание было ничем иным, как состязанием в магии. В прошлом участники отправлялись в необжитые земли в поисках сокровищ. Но с упадком Секты Покровителя, единственный способ, который остался для выявления кандидата на повышение — кто окажется сильней в использовании магии.

За эти двадцать дней, Мэн Хао посетил Публичную Зону Высокого Уровня, но она оказалась абсолютно пустой. Учитывая состояние Секты, Мэн Хао был готов к чему-то подобному. Он вновь открыл лавку в Публичной Зоне Низкого Уровня.

Его возвращение наделало много шума, но никто не посмел мешать ему вести дела. Более того, за эти двадцать дней продажи его лавки стремительно росли. Что вылилось в неплохой урожай Духовных Камней. Почти каждый день он мог дублировать магические предметы и целебные пилюли, которые постепенно начали скапливаться, как в прошлый раз.

Хотя все магические предметы и летающие мечи в его бездонной сумке были совершенно обычными, у него уже накопилась почти сотня. Вспоминая свой бой с Лу Хуном, а потом события на черной горе, он четко сформировал для себя лучший метод ведения магического боя. Мэн Хао какое-то время провёл за размышлениями, а потом его глаза засверкали. Он придумал несколько способов для увеличения эффективности летающих мечей.

Этого следовало ожидать, потому что помимо ведения торговли, большую часть оставшегося времени Мэн Хао посвящал поиску метода усиления мощи летающих мечей. После множества проб и ошибок, он придумал несколько техник-способов контролировать одновременно больше мечей. Один из способов заключался в изменении внешнего вида мечей для маскировки. Некоторые он намеренно царапал, у некоторых ломал наконечники, некоторые красил в различные цвета.

Оставшееся время он пытался соединиться с сознанием властителя небес Инлуном. Хотя он так и не преуспел, но обнаружил, что техника Поступь Ветра значительно улучшилась. Он стал ещё на один шаг ближе к небу.

Время неумолимо шло, осталось всего два дня до конца регистрации на испытание. Мэн Хао сидел в своей лавке в Публичной Зоне Низкого Уровня, наблюдая, как Толстяк с жаром втюхивал товар. Тут он повернул голову и посмотрел вдаль. Далеко на склоне горы он заметил человека, идущего в его сторону. Каждый его шаг покрывал несколько метров, поэтому он быстро добрался до плато. На вид ему было около двадцати восьми лет. Вид у него был надменный и напыщенный. Перед ним летел кусочек желтой бумаги, испещренной разными магическими фигурами. Над её поверхностью струился черный дым, который кружил вокруг этого человека.

«Талисман…» — Мэн Хао внимательно пригляделся. Он читал о такой желтой бумаге в наставлении по Конденсации Ци. Это мощный магический предмет, который имеет ограниченное число использований.

Это был не кто иной, как второй по силе ученик Внешней Секты — Хань Цзун. Уровень его Культивации достиг шестой ступени Конденсации Ци. Его появление вызвало переполох на плато. Все спешно приветствовали его, сложив руки.

“Мэн Хао,– не обращая внимания на остальных, он неприветливо сказал, — Мастер Дядюшка Шангуань хочет обсудить с тобой кое-что. Пойдем, я отведу тебя к нему».

Мэн Хао нахмурился. Он знал Дядюшку Шангуаня по его участию в Выдаче Личной Пилюли и в компании Ван Тэнфэя против Демонического питона. Совсем непростой человек.

«Что он хочет от меня? – подумал Мэн Хао, медленно поднимаясь, — мог ли он что-то почувствовать?» Мэн Хао знал, что он являлся членом старшего поколения Секты. Будучи членом Внешней Секты, он не мог ему не подчиниться. Если он откажется, это будет выглядеть подозрительно.

Бормоча себе под нос, Мэн Хао посмотрел на застывшее лицо Хань Цзуна. Он предполагал, что если правда о событиях того дня вскроется, первым, кто придет за ним будет Ван Тэнфэй. Может этот призыв как-то связан с произошедшим?

Лицо Мэн Хао ничего не выражало, но внутри роились сотни мыслей. Он горько усмехнулся. Бросив, казалось бы, случайный взгляд на Толстяка, он пошел прочь.

Вместе с Хань Цзунон они дошли до Западной Горы. На её вершине духовная энергия оказалась особенно плотной. Мэн Хао окинул взглядом роскошную резиденцию. Неподалеку от нее группа юношей сажала Духовную Траву.

Они остановились перед трехэтажным зданием. Изнутри прогремел голос: «Мэн Хао зайди. Хань Цзун, отправляйся на Южную Гору”, — нефритовая табличка неожиданно приземлилась в руки Хань Цзуну. Ехидно усмехнувшись, он ушел.

Сердце Мэн Хао застучало. Все выглядело слишком странным. Шангуань Сю дал Хань Цзуну нефритовую табличку и отправил его на Южную Гору…

Глава 28:Шангуань Сю

У Мэн Хао не осталось времени на раздумья. Дверь медленно отворилась, не издав не единого звука. Внутри темно, хоть глаз выколи. От странной ауры внутри у него пробежал мороз по коже.

«Не стой столбом», –прозвучал холоднный голос Шангуань Сю. Мэн Хао колебался, в его глазах читалось сомнение, он понимал, что бежать некуда. Смирившись с этой мыслью, он успокоился и вошел в здание.

Внутри из-за плохого освещения можно было увидеть только очертания внутреннего убранства этого дома. Бесстрастный Шангуань Сю сидел в своем золотом халате. Его глаза холодно следили за Мэн Хао.

Как только он вошел, глаза Шангуань Сю сверкнули, он взмахнул правой рукой. Вылетевшая игла ранила палец Мэн Хао, после чего полетела обратно к хозяину. Его сумка тоже полетела к Шангуань Сю сама по себе, Мэн Хао никак не мог её остановить.

Шангуань Сю слизнул каплю крови с летающей иглы.

«Ни следа небесных материй и земных сокровищ…» ­– нахмурился Шангуань Сю. От его холодного взгляда Мэн Хао казалось, что тот видел его насквозь. Демоническое Ядро внутри Мэн Хао зашевелилось. Он изо всех сил пытался скрыть его от Шангуань Сю.

Мэн Хао сник, явно напуганный. Он открыл было рот, но не знал что сказать.

По-прежнему хмурясь, Шангуань Сю открывал одну за другой его бездонные сумки. Он немного в них порылся, но даже и бровью не повел при виде огромного количества летающих мечей. Вроде бы он даже не заметил медное зеркало. Он не нашел ничего экстраординарного и его брови сдвинулись еще сильней.

«Мастер Дядюшка Шангуань, что… что вы ищите?» — на его лице застыла маска ужаса, но глубоко внутри он ехидно рассмеялся. Мэн Хао уже давно приготовился к подобному повороту событий. Деревянный меч, вместе с большинством его Духовных Камней и целебных пилюль, находились на хранении у Толстяка.

«Позволь мне спросить тебя, – его тяжелый взгляд навалился на Мэн Хао подобно горе, — как твоя Культивация настолько быстро выросла?»

«Старшая Сестра Сюй и Главный Старейшина Оуян присматривают за мной, – ответил он. Его начала бить дрожь: — Они дали мне немного целебных пилюль…» Он прикинулся, будто пытается успокоиться, но глубоко внутри он оставался хладнокровным. Выходит, его допрашивают не из-за случая с Ван Тэнфэем, а из-за слишком быстрого роста Культивации.

Шангуань Сю опять нахмурился. Ему было известно, что Главному Старейшине Оуяну нравился этот юнец, иначе его допрос не проходил бы в такой мягкой манере.

Тут снаружи раздался голос Хань Цзуна: «Я вернулся, Мастер Дядюшка Шангуань. В пещере Мэн Хао пусто».

«Ты можешь идти», – ответил Шангуань Сю. Когда Хань Цзун ушел, он молча уставился на Мэн Хао.

Время шло, вскоре настал вечер. Мэн Хао внешне становился всё более нервным и напуганным. Наконец он дрожащим голосом сказал: «Дядюшка-наставник…»

«Хорошо, можешь идти», – раздраженно сказал Шангуань Сю, махнув рукой.

Мэн Хао поднялся, исполнил малый поклон и с облегчением вышел. Поле того, как он достигнул подножья горы, его скорость резко увеличилась, он стремглав помчался к Южной Горе.

Прим.«Малый поклон» («байшоу», «баоцюай»): ладонью левой руки обнимают кулак правой и, покачивая сложенными так руками на уровне груди, выказывают свою признательность и уважение.

Когда Мэн Хао ушел, выражение лица Шангуань Сю изменилось. Он рассматривал серебряную иглу в своих руках. Он ещё раз попробовал кровь на вкус, его глаза блеснули.

«Что-то тут не чисто. В крови содержится большее количество Ци Демонических Ядер низкой ступени. Сначала я это упустил, потому что мне казалось, что тут замешан Главный Старейшина Оуян. Но теперь кровь высохла и всё стало ясно. Должно быть, он поглотил сотни Демонических Ядер. Откуда у него взялось столько? Этот Мэн Хао что-то скрывает», — глаза Шангуань Сю кровожадно сверкнули, и он взмыл вверх, в погоне за Мэн Хао.

Мэн Хао мчался изо всех сил. Он чувствовал облегчение и одновременно некое беспокойство. Добравшись до своей Пещеры Бессмертного на Южной Горе, он обнаружил Толстяка в зарослях неподалеку. Увидев Мэн Хао, он сразу же выскочил из своего укрытия.

«Я до смерти перепугался, – воскликнул Толстяк, после чего облегченно вздохнул, — Мэн Хао, тебя не было полдня…» Он достал бездонную сумку, которую отдал ему Мэн Хао. «К счастью никто не заметил, как я ее спрятал».

Благодарно кивнув, он принял бездонную сумку. Как только Мэн Хао взял её, вдали раздался свистящий вой. Приближался луч радужного света, в нем можно было разглядеть старика в золотом халате. Шангуань Сю.

Он летел! Только Практики достигшие стадии Возведения Основания могли летать. Остальные могли летать благодаря магическим предметам, как Старшая Сестра Сюй, но это был не полёт, а скорее планирование.

При виде старика, сердце Мэн Хао ёкнуло. Он наблюдал, как его противник постепенно приближается. Он двигался с такой же скоростью как Мэн Хао, когда использовал импульс от летающего меча.

Шангуань Сю тотчас заметил Толстяка передающего ему сумку. Его глаза сверкнули. Неговоря ни слова, он устремился к Мэн Хао, полностью уверенный, что сможет поймать его. Сегодня он узнает, что за секрет хранит Мэн Хао. Возможно, этот секрет станет неплохим подспорьем для его планов.

Выражение лица Мэн Хао изменилось, мысли хаотично роились в голове. Но ситуация требовала безотлагательных действий. Времени что-то придумывать, просто не осталось. Он убрал бездонную сумку и схватил Толстяка. Взлетев, он встал на летающий меч и стрелой полетел прочь.

Все произошло настолько быстро, что глаза Шангуань Сю невольно сузились. Он холодно хмыкнул и погнался за ними.

От страха Толстяк побелел как простыня. Но он не шевелился, боясь отвлечь Мэн Хао. Он верил, что Мэн Хао его не бросит.

На самом деле, так оно и было. Мэн Хао не был настолько бессердечным. Он понимал, что если бросит Толстяка, то сможет лететь немного быстрее. Но также понимал, что в этом случае Шангуань Сю выместит всю свою злость на Толстяке.

«Проклятье. Для него ученики Внешней Секты всё равно, что муравьи, истинные Практики Секты Покровителя — ученики Внутренней Секты».

Скрежеща зубами, он обернулся и посмотрел на Шангуань Сю. Тот неумолимо их настигал. В свою очередь земля под ногами Мэн Хао была все ближе и ближе. Его ненадолго хватит. Он летел вперед так быстро, как мог. Его лоб покрыла испарина, а разум лихорадочно соображал. Впереди показалась Внешняя Секта, и тут его посетила идея. Теперь он знал, что делать.

С горящими глазами, он приземлился и побежал к Внешней Секте. Не обращая внимания на то, какой эффект это возымеет на его Культивацию, он стиснул зубы и опять взлетел на мече. Тишину прорезал свистящий вой, отчего ученики Внешней Секты неподалеку удивленно задрали головы.

Шангуань Сю помрачнел. Взмахнув рукавом, он метнулся в сторону Мэн Хао. Разделяющее их расстояние неумолимо сокращалось. Когда их разделяло примерно тридцать метров, Шангуань Сю внезапно осознал, куда направляется Мэн Хао. Но он уже не мог его остановить.

Мэн Хао добрался до площади Внешней Секты с ее драконьими колоннами. На высокой платформе медитировал Главный Старейшина Оуян. Внизу на площади, скрестив ноги, медитировал Ван Тэнфэй.

Здесь можно было зарегистрироваться на испытание.

«Я хочу записаться!» ­– закричал Мэн Хао, сразу, как только вступил на площадь.

«Я тоже!» – взвизгнул Толстяк, белый как мел.

Шангуань Сю остановился на границе площади. Вся его кровожадность немедленно сменилась добродушной улыбкой. Главный Старейшина Оуян открыл глаза. Посмотрел на Мэн Хао и его приятно удивила его текущая Культивация. По лицу Старейшина Оуяна можно было понять, что он очень доволен его успехами.

Ван Тэнфэй тоже открыл глаза, но его словно совсем не интересовал Мэн Хао.

«Раз уж вы записались, – бесстрастно сказал Главный Старейшина Оуян, — вы должны остаться здесь. Испытание начнется через два дня». Он окинул взглядом Шангуань Сю, отчего у того оборвалось сердце. Натянуто улыбаясь, стараясь выглядеть приветливо, он прикинулся, что тоже восхищен успехами Мэн Хао.

Взгляды Мэн Хао и Шангуань Сю встретились. Ярость клокотала внутри Шангуань Сю. Но он ничего не мог поделать, после продолжительно паузы, он глухо рассмеялся и пошел прочь.

Совсем скоро показался Хань Цзун. Он зашел на площадь, буравя взглядом Мэн Хао. Ехидно усмехнувшись, он тоже зарегистрировался.

Когда он подошел к Мэн Хао, то прошептал ему: «Ты оскорбил Шангуань Сю. То, что ты не можешь отсюда уйти – очень кстати. Испытание во Внутреннюю Секту станет для тебя последними».

Мэн Хао холодно смотрел в след уходящему Хань Цзуну.

Срок окончания регистрации неумолимо приближался. До Мэн Хао записался только Ван Тэнфэй. А потом Хань Цзун. Теперь еще четыре человека пришли на площадь.

Мэн Хао знал двоих: Инь Тяньлуна и Чжоу Кая. Остальные двое уже разменяли четвертый десяток. Один из них ­– высокий и крепкий, другой – худой и хилый, его лицо пересекал чудовищный шрам. От обоих исходила аура смерти. Эти двое являлись членами Секты и уже достигли пятой ступени Конденсации Ци.

Эти четверо вошли на площадь, одарив Мэн Хао и Толстяка мрачными взглядами. Их глаза горели жаждой убийства, которую невозможно было скрыть.

Толстяк начал заметно нервничать, Мэн Хао в свою очередь лишь сузил глаза. Теперь он понял, насколько далеко распространяется влияние Шангуань Сю.

Прошло два дня. Остался один час до конца регистрации. На площади уже толпились ученики Внешней Секты. Они пришли не записаться, но хотели посмотреть на Испытание, возможно научиться чему-то новому и увидеть Ван Тэнфэя во всей красе.

На площади находилось восемь человек, включая Толстяка с его самой низкой Культивацией.

Толпа оживленно бурлила. Когда время регистрации подошло к концу, колокола прогремели по всей Секте Покровителя. Девять ударов колокола, после которых Главный Старейшина Оуян открыл глаза и окинул взглядом восемь человек перед ним. Он взмахнул широким рукавом, большая платформа засветилась разными красками и начала расширяться, пока не достигла где-то трехсот метров в диаметре.

Он взмахнул рукой еще раз и нефритовых табличек полетели в руки к участникам. Когда нефритовые таблички оказались у них в руках, они увидели, что на них начертаны цифры от одного до восьми.

«Сдавать непосредственно до поединка воспрещается, — невозмутимо сказал Главный Старейшина Оуян, — в этом состязании за право стать учеником Внутренней Секты жизнь и смерть находятся в руках судьбы. Но если, ступив на платформу, вы почувствуете, что не можете победить, вы можете сдаться. Первый матч. Номер один и восемь».

Ван Тэнфэй посмотрел на нефритовую табличку. На ней стоял символ «один». Он поднялся и взмыл вверх и приземлился на платформу. Ветер мягко развевал его длинные волосы. Облаченный в белый халат, он выглядел идеально, красиво, кротко и изящно. Он улыбнулся. От этого толпа зрителей одобрительно загудела. Чего никто не заметил, так это горечи поражения, которую скрывала его идеальная улыбка.

Шангуань Сю холодно сверлил Мэн Хао взглядом из толпы.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.50.173 (0.012 с.)