Глава 36:Преимущества Внутренней Секты



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 36:Преимущества Внутренней Секты



Прошло полмесяца. Большую его часть Мэн Хао провел в Магическом Павильоне при Секте, изучая старинные тексты. Теперь он был намного лучше осведомлен о Государстве Чжао и Южном Пределе.

Он даже умудрился обнаружить от руки нарисованную карту континента Наньшань, где нашел Великий Тан в Восточных Землях, Северную Пустыню с ее флейтами Цян Ди, Варварскую Западную Пустыню и, конечно же, Южный Предел, где он в данный момент находился.

Весь мир был аккуратно перенесен на карту, её образ Мэн Хао постарался запомнить как можно лучше. Южный Предел занимал довольно большую часть континента Наньшань, тогда как Государство Чжао было всего лишь маленькой точкой на его границах.

«Южный Предел настолько велик, что может вместить тысячи Государств Чжао…» – он заинтриговано посмотрел в окно Магического Павильона на голубое небо.

«Оказывается, добраться до Великого Тана в Восточных Землях не так уж и просто. Для этого придется пересечь Море Млечного Пути…» Спустя некоторое время он вернулся к карте, на которой были изображены четыре самых крупных региона континента Наньшань. Восточные Земли и Северная Пустыня объединены в один континент. Огромный океан отделяет его от второго континента, который состоит из Южного Предела и Западной пустыни.

Когда солнце опустилось за горизонт, и мир погрузился в сумерки, Мэн Хао протер глаза, вернул карту на место и покинул Магический Павильон. Его взгляд устремился на восток. Простояв так какое-то время, он развернулся и направился в свою Пещеру Бессмертного.

Внутри жемчужина на потолке источала мягкий свет, отбрасывая тени на зеленые стены его жилища. В нём было пять каменных комнат и Духовный Родник, который наполнял пещеру обильной духовной энергией. Это был бонус к статусу ученика Внутренней Секты. Войдя Мэн Хао сел на плиту из белого нефрита и скрестил ноги. Она была не из Духовного Камня, но очищала разум при медитации и считалась довольно редким сокровищем.

Это тоже было одним из преимуществ Внутренней Секты.

«Только ученики Внутренней Секты воистину считаются членами Секты Покровителя», – подумал Мэн Хао, оглядывая свое окружение. Зеленокаменные стены покрывали узоры из животных и птиц, похоже, что за каждым из них скрывался глубокий смысл. Просто глядя на них человек уже чувствовал себя лучше.

«Все эти преимущества разительно отличаются от того, что доступно во Внешней Секте. Всё, чтобы подчеркнуть незаурядность учеников Внутренней Секты. Как и в мире смертных здесь существует расслоение на классы. В борьбе человек может перерасти Внешнюю Секту. После этого, если он желает величия, ему нужно стать сильней».

Вскоре наступила ночь. Мэн Хао услышал, как снаружи раздался почтительный голос.

«Старший Брат, это Ли Фугуй с подножья горы. Он просит об аудиенции», – этот голос принадлежал мальчику-слуге. Когда Мэн Хао стал частью Внутренней Секты, то его приставили к нему в качестве постоянного слуги.

Очередной бонус жизни во Внутренней Секте. Поначалу Мэн Хао никак не мог свыкнуться с этим. Впервые в жизни кто-то прислуживал ему. Но когда он увидел, как Старшему Брату Чэню помогает слуга, ему стало проще это принять. Но он не забыл о своем желании стать сильней.

Только сильный может управлять другими и не дать управлять собой. Закон Культивации и законы Секты Покровителя в этом были схожи. Разумного и справедливого в этом было мало, но так сложилась жизнь.

То, что существует, и есть истина. Мир фундаментально неблагоразумное место, естественно, что в нём не существует истинной справедливости.

«Впусти его», – невозмутимо произнёс Мэн Хао. Мальчик благоговейно повиновался. После назначения слугой его жизнь перешла в руки Мэн Хао.

Вскорости появился Толстяк, размашисто шагая, он щелкал на ходу зубами. Это не первый его визит, а третий. Каждый раз, когда он приходил сюда, его переполняло волнение. В это место нельзя просто так попасть ученику Внешней Секты, только с согласия человека, что его вызвал, он мог войти.

Юноша почтительно провёл Толстяка внутрь. Тот огляделся и принялся щупать всё, что ему попадалось под руку, даже платформу из белого нефрита на которой сидел Мэн Хао.

«Ты уже не первый раз здесь», – сказал Мэн Хао со смехом, глядя на это представление.

«Мэн Хао, это место просто поразительно. Каждый раз, когда я сюда прихожу, то просто не могу контролировать себя. Это же Пещера Бессмертного ученика Внутренней Секты. Легендарное место! Ты ведь знаешь, после прошлого визита, меня окружила толпа учеников Внешней Секты и просто завалила вопросами. Я теперь важный человек!» – он вздрогнул, после того как на одну секунду погрузился в мир грез. После чего уселся напротив Мэн Хао.

«Если хочешь, я могу попросить, чтобы Пещеру Бессмертного Ван Тэнфэя передали тебе».

«Это… это было бы здорово», – восхищенно и в тоже время смущённо воскликнул Толстяк.

“Чжао Хай», – обратился Мэн Хао. Он взмахнул рукой и главная дверь отворилась. Юный слуга опрометью влетел внутрь и глубоко поклонился Мэн Хао.

На вид ему было около четырнадцати, может пятнадцати лет. Почти ровесник Толстяка, но с утонченными чертами лица. Он совсем недавно прибыл на гору. Говорили, что из богатой семьи той же деревни, что и Маленький Тигр.

«Отнеси духовную табличку в Павильон Раздачи Пещер и найди нефритовую табличку от Пещеры Бессмертного Ван Тэнфэя», – он взмахнул рукой, и табличка из белого нефрита угодила прямо слуге в руки.

Юноша с почтением на лице отправился выполнять поручение.

«Мэн Хао, когда ты собираешься спуститься с горы?» – спросил Толстяк. «Я обещал ученикам Внешней Секты, что ты проведешь у них инспекцию. Ты же не можешь пойти против своего слова, я ведь обещал им».

«Главный Старейшина Оуян сказал, что я буду заведовать следующим Распределением Пилюль, – сказал он с улыбкой, – насколько я помню это произойдет послезавтра». Они вместе попали в Секту три года назад. За это время их узы дружбы сильно окрепли.

«Превосходно, значит послезавтра. Ах да, торговля процветала эти полмесяца. Я принёс твои 80%», – он передал бездонную сумку Мэн Хао, будучи довольным собой. По-видимому, он тоже понял смысл Секты Покровителя. С Мэн Хао за спиной, кто во Внешней Секте посмеет перейти ему дорогу?

И что ещё лучше, теперь красивые ученицы Внешней Секты начали оказывать ему знаки внимания, да столько, что он чуть ли не парил в воздухе от счастья. Сейчас Толстяк стал очень популярным.

«Шангуань Сю не доставлял проблем в последнее время?» – спросил Мэн Хао, сверкнув глазами.

«Никто не видел этого ублюдка последнее время, – ответил Толстяк серьезно, – я отправил одного из учеников следить за ним, но он сказал, что Шангуань Сю сидит и уединенно медитирует целыми днями. Он так ни разу и не вышел».

«Просто будь осторожным, – предупредил его Мэн Хао уже не в первый раз, – если что-то случиться, сломай пластинку, что я тебе дал».

Вскоре вернулся юноша-слуга Чжао Хай с нефритовой табличкой от Пещеры Бессмертного Ван Тэнфэя. Мэн Хао отдал ее Толстяку. Оба болтали и смеялись до глубокой ночи. Очевидно, что Толстяк не хотел уходить. На поверку оказалось, что он стал еще взволнованней.

Мэн Хао сначала удивился, но когда вспомнил какой сегодня день, рассмеялся.

«Сегодня день распределения Целебных Фруктов во Внутренней Секте», – сказал Мэн Хао.

Толстяк облизал пересохшие губы и кивнул. Внутри он очень завидовал такой разнице между учениками Внешней и Внутренней Секты. Каждый месяц Целебные Фрукты раздавались ученикам, а точнее их особый вид, нашпигованный целебными пилюлями. Фрукт был на вкус как Целебная Пилюля, но его эффективность во много раз превосходила её.

Ученики Внутренней Секты получали их раз в месяц.

Прошло немного времени до того, как в пещеру вошел юный слуга Чжао Хай. На самом деле он презирал Толстяка, но никак этого не показывал. В руках он нес Целебный Фрукты, завернутые в большой зеленый лист.

Чарующий аромат наполнил воздух, отчего Чжао Хай жадно сглотнул. Он положил фрукты и вышел.

После того, как был развернут лист, приятный лекарственный запах разлился по пещере. Внутри него лежало два маленьких полупрозрачных бледно-красных фрукта. Внешне они выглядели очень хрупкими, словно могли разрушиться от одного прикосновения. Внутри каждого можно было увидеть целебную пилюлю.

Глаза Толстяка расширились. Он никогда не пробовал Целебный Фрукт, но недавно кто-то во Внешней Секте упомянул о нем. Наведя справки, он выяснил число, когда их распределяют, и спешно направился навестить Мэн Хао. Он взял один фрукт и положил себе в рот. После первого укуса он проглотил оставшуюся часть. Невероятный и ни на что не похожий вкус наполнил его рот. После чего странное согревающее чувство возникло в его голове и медленно начала распространяться по всему телу.

“Поразительно, просто поразительно. Я, должно быть, первый ученик Внешней Секты, которому довелось попробовать Целебный Фрукт. Когда все узнают, то просто умрут от зависти к удаче Мастера Толстяка», – будто вспомнив о чем-то он, стиснул зубы, не давая аромату просочиться наружу. Помахав Мэн Хао, он дал понять, что ему пора идти и выбежал наружу.

«У меня есть доказательства!» – подумал он. «Нужно найти несколько учениц и дать им понюхать», – чем больше он об этом думал, тем быстрее билось его сердце, и тем быстрее он бежал вниз по склону.

Хитроумный план Толстяка изрядно повеселил Мэн Хао. Он медленно положил оставшийся фрукт к себе в рот. Он оказался очень вкусным, с ярким лекарственным привкусом.

«Это еще одно, чем ученик Внутренней Секты может…» – съев Целебный Фрукт, он вздохнул. Всем этим не могли наслаждаться ученики Внешней Секты. Если бы он захотел, то по одному мановению его руки любая ученица в мгновении принадлежала бы ему.

Прошло два дня. Наступил День Выдачи Пилюль. Мэн Хао вышел из своей Пещеры Бессмертного, за ним неотступно следовал его слуга Чжао Хай. В его руках находилась фиолетовая бездонная сумка. В ней лежали целебные пилюли и Духовные Камни, ждущие распределения.

Горный бриз и рассвет встретили Мэн Хао, спускающегося с горы. Идя по дороге, он встречал учеников Внешней Секты. Каждый удивленно останавливался и приветствовал его, сложив ладони.

“Приветствую, Старший Брат Мэн”.

“Старший Брат сегодня само изящество. Я долго вас не видела, Младшая Сестра соскучилась».

“Приветствую, Старший Брат Мэн. Ваш скрытый талант впечатляет, а Культивация поразительна. Вы точно станете одной из опор нашей Секты».

Окруженный лестью, Мэн Хао шёл по дороге к площади, на которой уже собралось немало учеников. При виде Мэн Хао, они, не жалея льстивых фраз, приветствовали его.

Улыбаясь он кивал, а затем запрыгнул на платформы, взяв с собой Чжао Хая. Он бывал здесь несколько раз, но впервые он заведовал выдачей целебных пилюль.

Мэн Хао окинул взглядом толпу. На лице каждого ясно читалось благоговейное почтение. Воспоминания о его первом Дне Выдачи Пилюль и дне когда Ван Тэнфэй унизил его, немного отвлекли Мэн Хао. Множество воспоминаний мелькало в его разуме.

Наконец, он глубоко вздохнул и сказал: «Звоните в колокола».



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.239.170.169 (0.012 с.)