Глава 38: Наставление Великого Духовного Трактата по Конденсации Ци



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 38: Наставление Великого Духовного Трактата по Конденсации Ци



Незаметно пролетело два месяца. Мэн Хао уже целый сезон был учеником Внутренней Секты. Теперь он не часто посещал Внешнюю Секту. И Толстяк чувствовал себя как рыба в воде. После того, как он научился выживать самостоятельно, его жизнь наладилась.

Большую часть времени Мэн Хао провёл в Магическом Павильоне.

Как-то раз, сидя скрестив ноги, он безмятежно читал бамбуковый свиток. Мэн Хао поднял руку и сложил пальцы в печать, яркий свет от заклинания охватил его руку, отбрасывая тени на его лицо.

В этот момент появился Водяной Шар, но внезапно превратился в туман и растаял в воздухе. Мэн Хао нахмурился и вернулся к бамбуковому свитку. Он достал из халата мерцающую нефритовую табличку. Она была абсолютно белая снаружи и мутная внутри, словно в ней клубился туман. Если приглядеться, её поверхность была кристально прозрачной.

“Чэнь Фан, Сюй Цин, Мэн Хао. Я жду вас в главном храмовом зале на Восточной Горе», –повелительно прозвучало из нефритовой таблички. Нет сомнений, голос принадлежал Лидеру Секты Хэ Лохуа.

Мэн Хао скрутил бамбуковый свиток, поднялся и молча направился к главному выходу из Магического Павильона. Его путь лежал к вершине Восточной Горы.

Как только он вышел на улицу, увидел две фигуры, которые уже мчались к вершине горы. Одна, с мягким и добрым лицом, источала ауру справедливости – Чэнь Фан. Другая преисполнена холодной красоты – Старшая Сестра Сюй Цин.

Сюй Цин мельком взглянула на Мэн Хао. С того вечера в прошлом месяце это была их первая встреча.

Вместе они отправились к Восточному пику. На вершине располагался главный храм. Пропитанный древностью, его стены покрывала богатая резьба. Создавалось впечатление, что он стоит уже много веков. Это местом было очень важным для Секты Покровителя, туда из поколения в поколение могли попасть только ученики Внутренней Секты.

Внутри храмового зала располагались девять статуй. Ближайшая к входу изображала старца, внешне было не похоже, что он гневается, но одно выражение лица источало давящую мощь. Казалось, что в его черных глазах бьется жизнь. Левая рука поднята в воздух перед собой, а подбородок вздернут, словно он презирал всё живое. От статуи исходила неописуемая аура господства. За ней в ряд стояло еще восемь статуй, по одной их позе можно было понять, что у них манеры бессмертных и тела даосов.

(Прим. Манеры бессмертного и тело даоса – идиома обозначающая незаурядного человека)

Мэн Хао посещал это место во время своей первой недели во Внутренней Секте. Он преклонил колени перед статуями. Этот спокойный, и в тоже время могучий старец являлся Патриархом Покровителем. Остальные статуи изображали других Патриархов Секты Покровителя.

Когда они вошли, их встретил Лидер Секты Хэ Лохуа, который стоял и смотрел на статуи, словно впав в транс. Невозможно было понять, о чем он думает. Рядом с ним стоял Главный Старейшина Оуян. Он кивнул вошедшей троице с торжественным выражением лица.

«Почтите Патриарха», – сказал он глубоким голосом.

Мэн Хао, Сюй Цин, Чэнь Фан глубоко поклонились перед Патриархом Покровителем с тревогой на лицах.

«Когда я присоединился к Секте, от Патриарха Покровителя не было вестей уже сотню лет, – произнес Хэ Лохуа,– в те времена Секта Покровителя ещё находилась на пике славы». Он вздохнул и обернулся. Мэн Хао, Чэнь Фан и Сюй Цин смотрели на него не мигая.

После небольшой паузы он продолжил: «Думаю, вы читали о Патриархе Покровителе в древних записях и знаете о величии былых дней… Тогда мы даже всецело понимали три ступени Возведения Основания. Я позвал вас сюда, чтобы поведать правду. Всей славой Секта Покровителя обязана исключительно Патриарху Покровителю. Своей Культивацией он подчинил себе всё Государство Чжао. Слухи о его подвигах сотрясли даже Южный Предел. Все из-за одного наставления из Великого Духовного Трактата». От слов Хэ Лохуа глаза Чэнь Фана засветились. Даже Сюй Цин невольно подалась вперед.

Только Мэн Хао тупо уставился на Хе Лохуа. Он не имел ни малейшего понятия, что такое этот Великий Духовный Трактат.

«Наставление по Конденсации Ци?» – тихо спросил Чэнь Фан. Он был старшим учеником Внутренней Секты и знал множество её секретов. О том, чего он не знал, догадывался.

«Великий Духовный Трактат – один из трех великих классических трактатов Континента Наньшань, – продолжил Хэ Лохуа, – его передавали из поколения в поколение с древних времен. Изначально он состоял из семи наставлений, но большинство из них было утеряно. Одно из них было наставлением по Конденсации Ци, где описывался метод возведения Безупречного Основания. Наставление по Возведению Основания описывал метод Создания Пурпурного Ядра, вместо Алого или Смешанного Ядра. Наставление по Созданию Ядра описывало метод формирования четырехцветной Зарожденной Души, каждое наставление позволяло достичь лучшего результата на любой стадии».

«В тот год Патриарх Покровитель добыл наставление по Конденсации Ци. Причина, по которой наследник Клана Ван присоединился к нашей Секте Покровителя – это Наставление по Конденсации Ци из Великого Духовного Трактата».

Глаза Мэн Хао заблестели, а сердце начало чаще биться. Он слышал от Старшего Брата Чэня про разные уровни Возведения Основания. Когда он до него дошло, какой мощный метод добыл Патриарх Покровитель, он осознал, зачем Ван Тэнфэй присоединился к Секте.

«Если бы я мог заполучить…» – страстное пламя желания, тлеющее внутри, разгорелось с новой силой.

«К сожалению, даже я не видел наставления по Конденсации Ци, что уже говорить о других, – вздохнул Хэ Лохуа, – Трактат не был передан потомкам. Он сохранился только в памяти самого Патриарха». Мэн Хао хранил молчание, на лице Чэнь Фана мелькнуло понимание. Сюй Цин подняла голову и посмотрела на статую Патриарха Покровителя.

Тишина нависла над храмовым залом.

«Уже прошло четыре сотни лет, все за пределами Секты решили, что Патриарх умер во время медитации. Только я и еще несколько человек знают, что Патриарх… на самом деле жив», – когда слова достигли ушей Мэн Хао, то прозвучали подобно громовому раскату.

«Четыреста лет назад Культивация Патриарха достигла поздней стадии Зарождения Души. Но жизнь его подходила к концу. Чтобы достичь легендарной стадии Отсечения Души, человек должен прожить тысячу лет. Если он не прожил столько, как можно бросить вызов Небесам и отсечь свою Душу? Патриарх избрал путь уединенной медитации, все ради того, чтобы отсечь свою Душу и переродиться. Медитация растянулась… на четыре сотни лет».

«Перед тем как приступить к медитации Патриарх оставил распоряжение. Каждую сотню лет, он будет высылать несколько кусков Путеводного Нефрита состоящих из его крови. Только тогда выдающиеся члены текущего поколения Внутренней Секты смогут использовать Путеводный Нефрит и войти в зону медитации. Воспламенив Ци и кровь внутри Путеводного Нефрита, у человека появляется шанс, если конечно удача ему не изменит, найти просвещение в знаниях, что он там оставил. Знаниях о… Великом Духовном Трактате», – слова Хэ Лохуа эхом отражались от стен. Мэн Хао вместе с остальными поднял голову.

«Если вам повезет – отлично. Если же вас постигнет неудача, тут уж ничего не поделаешь. Если бы все оставалось по-прежнему, какой-нибудь ученик уже бы преуспел. Но две сотни лет назад, с Культивацией Патриарха произошел несчастный случай. Он был в одном шаге от гибели. После этого шансы получить просвещение в зоне медитации заметно снизились, а сдерживающие заклятья наоборот усилились. Он больше не посылал Путеводных Нефритов, но пять лет назад… он прислал».

Три куска Путеводного Нефрита, а это значит, что только трое могут войти. Это также дает понять, насколько мощные заклятья окружают зону медитации Патриарха, что в свою очередь значит, что только в трех местах этой зоны можно найти просвещение». Голос Хэ Лохуа гремел в храмовом зале. Он взмахнул рукавом и три кроваво-красных луча полетели к Мэн Хао и остальным и зависли в воздухе прямо перед ними.

Гладкие, как нефрит, Кровавые Кристаллы были также известные как Путеводный Нефрит.

«Вы трое – единственные ученики Внутренней Секты, поэтому я вручаю вам эти три куска Путеводного Нефрита. Найдете ли вы просвещение Великого Духовного Трактата или нет зависит от вашей удачи», – после чего он опять взмахнул рукавом, и статуя Патриарха Покровителя загудела. Её глаза начали светиться и перед ней появился водоворот.

«Войдите внутрь, – громогласно объявил Хэ Лохуа, – я желаю вам удачи». Мэн Хао и остальные, сжав в руках Путеводный Нефрит, превратились в сгустки переливающегося света, которые устремились в водоворот, исчезнув внутри. Снаружи водоворот не исчез, но без Путеводного Нефрита никто даже Практик на стадии Зарождения Души не мог в него войти.

Глядя на водоворот, Главный Старейшина Оуян прошептал: «Кто знает, добудет ли кто-то из них Великий Духовный Трактат… или быть может все трое вернуться с пустыми руками».

«Все зависит от их удачи, переживания тут излишни», – Хэ Лохуа сел скрестив ноги рядом с ним и начал медитировать.

В водовороте Мэн Хао пришлось зажмурить глаза, от того что в них ударил слепящий свет. Сначала всё вокруг громыхало, а потом со всех сторон до него начали доноситься странные крики и вопли. Казалось, прошла вечность, но тут его тело вздрогнуло и звуки затихли. Вопли сменились полной тишиной. Он открыл глаза и обнаружил себя стоящим на вершине семиметрового алтаря для жертвоприношений. Мэн Хао решил оглядеться.

Помещение оказалось просто гигантским. Потолок из черной земли покрывали маленькие кристаллы, которые светили подобно звездам, делясь своим тусклым светом. Но окружение оставалось неясным, словно всё покрывала некая пелена. В этом тумане можно было разглядеть очертания различных строений впереди.

«Совсем безлюдно, кажется, сюда не ступала нога человека уже сотни лет», – издалека прозвучал голос Чэнь Фана. Наконец и он появился, рассекая клубящийся туман. Ещё один алтарь располагался в том месте, откуда он пришел.

«На почву под ногами наложены сдерживающие заклятья. Это катакомбы Секты», – сказала Сюй Цин, появившись с другой стороны, несравненно красивая в своем серебряном халате.

«Я присоединился к Секте раньше вас двоих, – сказал Чэнь Фан, – однажды я охранял главный храмовой зал, поэтому я знаю парочку его секретов. Это точно катакомбы Секты Покровителя. Они находятся прямо под Внешней Сектой».

Мэн Хао спустился с алтаря и подошел к Чэнь Фану и Сюй Цин. Оглядев размытые очертания зданий, он заметил множество увядших растений и цветов. Стояла гробовая тишина.

«Туман – это сдерживающее заклинание, – нахмурился Мэн Хао, – это из-за него все выглядит черно-белым. Вообще без цвета».

«Именно, – серьезно вставил Чэнь Фан, – даже не думай его касаться. Из-за слабости Патриарха он потерял над ним контроль. Давайте задействуем Путеводные Нефриты и найдем места для просвещения». Он посмотрел на товарищей: «Мы не знаем, сколько времени нам отведено на просвещение. Перед уходом давайте соберёмся и все вместе покинем это место. Младший Брат Мэн, Младшая Сестра Сюй, желаю вам удачи». Он отправил свою духовную энергию в Путеводный Нефрит, отчего тот начал испускать кроваво-красный свет и полетел прочь. Чэнь Фан растворился в темноте следом за ним.

Сюй Цин кивнула Мэн Хао, и последовала за своим кроваво-красным Путеводным Нефритом в другую сторону.

Мэн Хао уже было собрался активировать свой Путеводный Нефрит, когда неожиданно тишину прорезал пронзительный вопль. Он звучал всё ближе и ближе, пока не оказался примерно в тридцати метрах от него.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.215.79.116 (0.01 с.)