Глава 29:Испытание Внутренней Секты



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 29:Испытание Внутренней Секты



Глядя на цифру восемь на своей нефритовой табличке Инь Тяньлун поник. Сложив руки за спиной, он применил технику Поступь Ветра и влетел на платформу.

Когда его ноги коснулись платформы, Ван Тэнфэй поднял правую ногу, платформа начала вибрировать и громко гудеть. Словно собравшись в крепкий кулак, волна Ци яростно ударила кругом. Ван Тэнфэй не шевелился, но могучая невидимая сила устремилась к Инь Тяньлуну.

Лицо Инь Тяньлуна перекосило. Ван Тэнфэй не сделал ни единого шага, но массивное давление уже опустилось на плечи Инь Тяньлуну, отчего циркуляция его духовной энергии затруднилась.

«Я сдаюсь…» – немедля крикнул он. Судя по всему, Инь Тяньлун не хотел слушать скабрезные комментарии своего решения. Поэтому, сложив руки и поклонившись, он спрыгнул с платформы и покинул площадь.

Главный Старейшина Оуян даже бровью не повёл и медленно произнес: “Ван Тэнфэй победил. Второй матч: номер два против седьмого».

Толстяк посмотрел на «два» на своей нефритовой табличке. Его начала бить крупная дрожь. В то же время Практик со шрамом пятой ступени Конденсации Ци одарил его холодным взглядом и запрыгнул на платформу.

«Просто поднимись и сдайся», – толкнув его вперед, посоветовал тихо Мэн Хао. Круглое как мяч тело толстяка влетело на платформу.

Приземлившись, он тут же крикнул: «Я признаю пор…» Он не успел закончить, а глаза Практика со шрамом уже кровожадно сверкнули. Последнее слово еще не успело слететь с губ Толстяка, как тот взмахнул рукой. Летающий меч со свистом полетел к Толстяку. В мгновении ока он почти достиг его шеи.

Когда стало ясно, что происходит, было уже слишком поздно. Выражение лица Мэн Хао изменилось, он резко поднялся на ноги. В это же время, руки Главного Старейшины Оуяна сверкнули. Прежде, чем летающий меч пронзил его горло, он, громко звякнув, отлетел в сторону. У Толстяка на шее остался только небольшой порез.

Толстяк попятился, лицо побледнело, как мел. Он спрыгнул с платформы и побежал к Мэн Хао, от страха ноги его едва держали. Еще никогда он так близко не ощущал на себе дыхание смерти.

Мэн Хао увидел струйку крови на шее Толстяка и его глаза кровожадно засияли. Противник Толстяка атаковал предельно жестоко, явно намеревался лишить его жизни. Будь Мэн Хао его оппонентом, всё было бы в порядке, но Культивация Толстяка была слишком низкой. Он перегнул палку, атаковав его в подобной манере.

Оглядевшись, Мэн Хао приметил вдалеке Шангуань Сю, на его мрачном лице играла беспощадная улыбка. Сердец Мэн Хао переполнила ярость. Он не оскорблял Дядюшку-наставника Шангуаня, именно он был агрессором, он атаковал с намерением убить.

Все эти годы в Секте Покровителя Мэн Хао никогда не показывал свою свирепость. Но теперь глаза выдавали его кровожадность.

Произошедшее во время второго поединка заставило даже зрителей почувствовать неладное. Один за другим они бросали взгляд на Мэн Хао. Толпа оживленно загомонила.

«Следующий поединок номер три и шесть», – нахмурившись, сказал Главный Старейшина Оуян.

Хань Цзун поднялся, в руках у него нефритовая табличка с номером три. Проходя мимо Мэн Хао, он прошептал: «Ты оскорбил Дядюшку-наставника Шангуаня. Сегодня умрешь не только ты, но и твой друг», — после Главного Старейшины, Шангуань Сю являлся самым могущественным и влиятельным членом Секты.

С закатом Секты Покровителя, их число сильно уменьшилось. Хаос в правилах Секты, повсеместное смертоубийство среди учеников Внешней Секты, всё это — результат угасания Секты Покровителя. В былые времена такого не было.

Целебных пилюль было в обрез, как их могли раздавать всем поровну… Пилюль Духовной Конденсации тоже было не много, поэтому они и стали причиной смертельных поединков между учениками, которые хотели их заполучить.

Воцарился хаос. Каждый сам за себя. Неважно, ученик первой ступени Конденсации Ци или пятой, хаос и смерть правили бал. Никакой справедливости не осталось. Жизнь и смерть находились в руках судьбы. Не было семинаров, никто не наставлял учеников, как практиковать культивацию. Осталось только наставление по Конденсации Ци. Будь ты червяком или драконом, ты можешь рассчитывать только на свою удачу. Если ты преуспел – ты выжил. Если потерпел неудачу –смерть твоя награда. Удача означала жизнь, неудача — смерть.

Кто сможет пройти дорогу устланную трупами, тот сможет стать учеником Внутренней Секты – истинным членом Секты Покровителя и истинным учеником Старейшины Оуйяна.

В прошлом Лидер Секты Хэ Лохуа пытался вернуть Секте былое могущество. Но у реальности были другие планы на этот счет. Из-за давления трех Сект Государства Чжао, он почти полностью истощил свои силы. Поэтому уже давным-давно ушел от мира, погрузившись в медитацию. Главный Старейшина Оуян весьма мягкий человек, судя по уровню его Культивации долголетие подходило к концу. Он уже не мог уделять много внимания Секте.

Если говорить о учениках Внутренней Секты, то Старшая Сестра Сюй обычно проводила время в медитационном уединении. Равнодушная ко всему, она не обращал внимания на дела Секты. Старший Брат Чэнь сконцентрировался на своем Дао и тоже не принимал участия в жизни Секты. Из-за такого стечения обстоятельств остался только Шангуань Сю.

Его Культивация находилась уже на девятой ступени Конденсации Ци, при возрасте всего в девяносто лет. Он верой и правдой служил Секте, поэтому и стал для учеников Дядюшкой-наставником ([师叔]shīshú — Дядюшка-наставник, так говориться обычно о младшем брате учителя или его младшем соученике). Но Секта находилась в упадке. В любой другой Секте, учитывая, что он всего лишь на стадии Конденсации Ци, он бы никогда не стал Дядюшкой-наставником.

Мэн Хао наблюдал, как Хань Цзун мелькнул и оказался на платформе. Его противником стал Чжоу Кай, похоже о поединке на смерть можно забыть. Чжоу Кай тотчас сдался, тем самым завершив поединок.

Остался последний матч первого раунда. Мэн Хао взлетел на платформу. Его противником стал высокий крепыш пятой ступени Конденсации Ци. От него буквально исходила кровожадная аура, похоже, на своем веку он пережил не одну жестокую битву.

Взглянув на Мэн Хао,он зарычал и побежал прямо на него, на бегу его тело увеличивалось в размерах. Он взмахнул рукой и тут же в ней появился сверкающий боевой топор. Было очевидно, что топор совсем непростой.

Лицо Мэн Хао потемнело, он хлопнул по своей бездонной сумке. Возник быстрый и острый летающий меч и устремился вперед. Но в двух метрах от здоровяка возник мягкий щит, который заблокировал летающий меч.

«Сегодня ты сдохнешь!» — гнусно усмехнулся здоровяк. Перед испытанием Шангуань Сю дал ему магический предмет. Его даже не беспокоило, что уровень Культивации Мэн Хао выше, чем у него.

«Бум», — невозмутимо сказал Мэн Хао. Летающий меч взорвался, здоровяк отлетел назад. Щит перед ним замерцал, защищая его от ран.

Расхохотавшись, он опять бросился в атаку, но Мэн Хао оказался быстрее. Он побежал вперед, хлопнул по своей бездонной сумке. Появившиеся два летающих меча, полетели вперед и снова взорвались. От прогремевшего взрыва, щит погнулся. Здоровяк изменился в лице, но прежде чем он успел что-либо предпринять, к нему уже летели четыре меча. Оглушительный взрыв. Щит разорвало на куски. Взрывная волна ударила здоровяку прямиком в грудь. Отлетев, он отчаянно взвыл, изо рта у него брызнула кровь.

Но, прежде чем он коснулся земли, ещё один летающий меч, сверкнув, пробил его глотку. Упав, он еще какое-то время дергался, пока не испустил дух в луже собственной крови.

С самого первого дня в Секте, Мэн Хао редко убивал людей. Но сейчас он убил этого человека жестоко и беспощадно. Он спустился с платформы и холодно окинул взглядом Хань Цзуна.

«Ты следующий «, – сказал он. Усевшись и скрестив ноги, он закрыл глаза. Зрачки Хань Цзуна сузились, кровожадная аура стала ещё явственней.

Толпа зрителей зашумела, обсуждая увиденное. Их потрясла эта кровопролитная сцена.

«Мэн Хао победил. Первый матч второго раунда Ван Тэнфэй против Сюй Гэ», – голос Главного Старейшины оставался бесстрастным, будто он вовсе не замечал запаха крови в воздухе.

Сюй Гэ был тем Практиком, кто пытался убить Толстяка. Только сделав шаг на платформу, он тут же сдался. Почтительно поклонившись Ван Тэнфэю, он развернулся и быстро покинул площадь.

Теперь все поняли, что Хань Цзун и другие четверо практиков пятой ступени не хотели получить повышение. Их целью являлось убийство Мэн Хао.

«Второй матч, Мэн Хао против Хань Цзуна”, — Главный Старейшина Оуян пристально посмотрел на Мэн Хао. Как только он объявил участников матча, наступил гробовая тишина. Все взгляды были обращены на Мэн Хао и Хань Цзуна.

Мэн Хао по-прежнему выглядел мрачно, когда вступил на платформу. Хань Цзун оказался там в тоже время. Слова были излишни. Они атаковали друг друга одновременно.

С грохотом возникли три летающих меча, они кружили вокруг Мэн Хао. Вокруг Хань Цзуна кружил щит, а перед ним появился светящееся пятицветное знамя. Он тут же устремился к Мэн Хао.

Мэн Хао молча смотрел, как к нему приближается пятицветное знамя, но не отступил. Он поднял левую руку и в воздухе возник пятнадцатиметровая Огненная Змея. Взревев, она помчалась вперед. Она больше не походила на змею, а скорее на питона. Пока она летела, от нее исходил удушающий жар.

Одновременно Мэн Хао правой рукой хлопнул по своей бездонной сумке. Появились шесть летающих мечей и ринулись вперед.

Хань Цзун сухо рассмеялся, в его глазах пылала жажда крови. Он сделал один шаг вперед и ударил ладонью по земле. Когда он встал, раздался рокот и всю платформу начало трясти. Перед ним вырос трехметровый Каменный Голем. С рёвом он с невероятной скоростью бросился вперед. Когда он ударил Огненную Змею, мощный взрыв сотряс всю платформу.

Посреди этой вакханалии, пятицветное знамя летело вперед, приближаясь к летающим мечам Мэн Хао. Глаза Хань Цзуна ярко сверкнули.

«Искусство Пяти Лучей!»

Как только слова слетели с его губ, пятицветное знамя дрогнуло. Его сияние начало распространяться во все стороны. От него отделился двухцветный туман, который трансформировался в два Духовных создания. Первое, пронзительно визжа, бросилось на Мэн Хао. Второй из двух Туманных Духов был только частично виден. Очевидно из-за недостатка Культивации Хань Цзуна. Он мог только ограниченно использовать это искусство.

При появлении двухцветных Духов Тумана, толпа разразилась удивленными криками.

«Это же уникальная техника Дядюшки-наставника Шангуаня– Искусство Пяти Лучей! Говорят, это самая могущественная техника для тех членов Секты, кто еще не достиг стадии Возведения Основания. Брат Хань Цзун может вызвать только два цвета!»

«Оказывается, Хань Цзун может использовать эту технику! Должно быть, всё дело в знамени. Может его дал сам Дядюшка-наставник Шангуань?»

Пронзительно визжа двухцветные Духи Тумана бросились на Мэн Хао. В этот момент они столкнулись с шестью летающими мечами, которые от одного касания об них разбились вдребезги.

Глава 30:Убить Хань Цзуна, поединок с Ван Тэнфэем!

На площади Шангуань Сю стоял неподалеку от платформы, лицо исказила зловещая улыбка. Его совершенно не заботило выживет ли Мэн Хао. Всё что нужно – это его сокровища в бездонной сумке.

Когда Мэн Хао зарегистрировался на испытание во Внутреннюю Секту, он нашел Чжоу и Иня и выпытал у них всё, что они знали о происшествии на чёрной горе. Поэтому ему уже было известно, что Мэн Хао провоцировал кучу Демонических созданий, используя странную демоническую магию.

Но Шангуань Сю был уверен, что это никакая не демоническая магия, а магическое сокровище.

Глаза Мэн Хао сузились. Он смотрел, как на него летят двухцветные Духи Тумана. Он поднял руку и взмахнул ею перед собой. Возник невидимый Клинок Ветра, который на огромной скорости устремился к Духам Тумана.

Одновременно с этим Мэн Хао проглотил пригоршню Демонических Ядер, а потом хлопнул по бездонной сумке и взмахнул рукавами. Из сумки заструилась аура мечей. В мгновении ока в воздухе застыли двадцать мечей. Одно их количество вызывало восхищение. Мечи тут же полетели навстречу двухцветным Духам Тумана.

Большинство из летающих мечей выглядели весьма плачевно или даже имели другой цвет.

От такого зрелища, у зрителей перехватило дыхание, но прежде чем они начали обсуждать увиденное, Клинок Ветра с грохотом столкнулся с Духами Тумана и они задрожали. Когда их ударили летающие мечи, воздух сотрясли отчаянные вопли. Духи Тумана – уникальные создания, но мечей было слишком много.

Их разорвало в клочья, а мечи продолжили свой полет, ударив в пятицветное знамя. С громким взрывом знамя распалось на части, вместе с доброй половиной мечей. Хань Цзун ошеломленно замер. Мэн Хао хлопнул по своей бездонной сумке, проглотив Демоническое Ядро, он извлек еще десять мечей, которые направил вперед.

Хань Цзун не ожидал, что у Мэн Хао окажется так много летающих мечей. Он отпрыгнул назад, взмахнув правой рукой. Светящийся двухслойный щит окружил его тело. Но беспокойство вцепилось в него мертвой хваткой. По коже пробежал холодок, и волосы на теле зашевелились. Он понимал, что его жизнь в огромной опасности. Его правая рука опять пришла в движение. Перед ним возник нефритовый амулет, который добавил еще один слой к щиту. Только сейчас, он, наконец, успокоился.

А потом, на него обрушился дождь из мечей. Клинки так и сверкали. Они снова и снова ударялись об щит. Первый слой разрушился почти мгновенно. После него второй слой разбился на куски, не выдержав этого металлического дождя.

«Откуда у него столько летающих мечей?!» – в ужасе подумал Хань Цзун. Он отступил еще дальше.

Тут пал третий щит. Нефритовый амулет потрескался и, не выдержав давления, разбился. Без щита дождь из мечей обрушился на Хань Цзуна. Когда мечи пронзили его тело, раздался крик. Сбив его с ног, они пригвоздили его к платформе. Жизнь в нем стремительно угасала, и в конце концов он испустил дух. Торчащие мечи делали его похожим на ежа. Зрители с замиранием сердца следили за поединком.

«Откуда… откуда может взяться столько летающих мечей?!»

«Так много летающих мечей, не удивительно, что он держит лавку. Несколько дней назад я видел, как он продал больше дюжины! В последнее время он торгует не только целебными пилюлями. Теперь он торгует и магическими предметами».

«Должно быть, Мэн Хао поймал удачу за хвост. Его Культивация возросла невероятно быстро. Может он добыл кучу сокровищ в одном из своих приключений?» — толпа оживленно спорила, а Шангуань Сю был мрачнее тучи.

Мэн Хао немного побледнел. У него еще осталось немного духовной энергии. Его атаки, особенно последняя, включали в себя управление двадцатью мечами, это быстро высасывает силы. Всё таки он всего лишь на шестой ступени Конденсации Ци. К счастью, он мог по ходу сражения использовать Демонические Ядра, чтобы восстанавливать силы. От этого его атаки становились еще сильней. Мэн Хао самолично изобрел такой стиль ведения боя. После частых тренировок он действовал умело.

Мэн Хао взмахнул рукой и летающие мечи, торчавшие из тела Хань Цзуна, полетели к нему, оставляя за собой кровавый след. Они немного покружили вокруг него, прежде чем вернуться обратно в сумку.

Он спустился с платформы, и сел, скрестив ноги, рядом с Толстяком. Он закинул Демоническое Ядро себе в рот, ощущая, как оно медленно растворяется в нем. Его не волновало, что люди видят, сколько он уже съел. По их мнению, после событий на черной горе, у него должна быть обширная коллекция. К тому же, впереди его ждал еще один бой. Сегодня он отплатит сполна за унижение от атаки четырех пальцев Ван Тэнфэя. Как же долго он ждал этого дня.

Главный Старейшина Оуян одобрительно посмотрел на Мэн Хао. С самого первого дня он приметил его. Мэн Хао заметно вырос в его глазах. Его лицо довольно светилось.

Главного Старейшину Оуяна не волновало, что за удача привалила Мэн Хао. Для Практика удача — это благословение продиктованное судьбой. Ему в особенности нравились удачливые люди. Снаружи он по-доброму улыбался, но глубоко внутри чувствовал сожаление и беспокойство.

«Неважно кто выживет или погибнет на этом испытании во Внутреннюю Секту, врожденный талант, как у Ван Тэнфэя, появляется раз в сто лет. У него просто невероятная Культивация для его возраста. Если он сможет заложить идеальное основание, то он станет талантом, каких Секта не знала даже во времена своего рассвета. Мэн Хао с ним не справиться”, – вздохнул он.

Шангуань Сю стоял в толпе, его лицо стало ещё мрачней, а глаза сузились.

Он даже в мыслях подумать не могу, что Мэн Хао победит Хань Цзун, особенно если учесть все подаренные им могущественные сокровища. С мощью Духов Тумана, вызванных пятицветным знаменем, он должен был расправиться с Мэн Хао в два счета.

Но десятки мечей Мэн Хао разорвали его на клочки. Даже Шангуань Сю удивился такому обилию летающих мечей. Пусть они и низкоуровневые, острота их лезвий никуда не делась. Даже если бы это был железный лом, от такого его количества перехватывало дух.

В тот же момент, вдалеке, на Восточной Горе стоял мужчина средних лет. На вид ему было примерно сорок. Он был одет в черный халат, и выглядел как ученый. Пока он наблюдал за битвой во Внешней Секте, его глаза загорались таинственным светом, особенно когда он смотрел на Мэн Хао.

«Этот юнец… Раньше я бы даже не обратил на него внимание. Его скрытый талант не представляет собой ничего особенного, но Мэн Хао обладает невероятной удачей», — это был не кто иной, как могущественный Лидер Секты Хэ Лохуа, который уже достиг стадии Формирования Ядра.

«Если бы его противником не был Ван Тэнфэй, этот парнишка смог бы присоединиться к Внутренней Секте. Но с Ван Тэнфэем… будет сложно совладать”, — Хэ Лохуа доброжелательно смотрел на Мэн Хао. Будучи Практиком на стадии Формировании Ядра и лидером Секты Покровителя, он не обращал особого внимания на все превратности судьбы и удачу, что настигала учеников, которые еще Конденсировали Ци.

Если ученику повезет, он будет рад за него. Хэ Лохуа не сильно рассчитывал на победу Мэн Хао, особенно если учитывать, кто будет его соперником.

«Жаль, что осталось всего три куска Путеводного Нефрита… место Ван Тэнфэя было определено давным-давно, иначе…» — Хэ Лохуа покачал головой, пытаясь решить, стоит ли ему вмешаться, если Мэн Хао будет грозить смерть. После долгих размышлений он вздохнул.

Время шло. Главный Старейшина Оуян одобрительно наблюдал, как духовная энергия в Мэн Хао медленно восстанавливается. Очевидно, он выказывал некоторый фаворитизм Мэн Хао, но никто из зрителей не посмел и слова сказать.

Ван Тэнфэй ни на кого не обращал внимание. Хотя Культивация Мэн Хао значительно прогрессировала, Ван Тэнфэй об этом почти не думал, особенно после вмешательства Старейшины Оуяна в тот раз. Глубоко внутри Ван Тэнфэй даже не рассматривал возможность, что Мэн Хао может быть похитителем его сокровищ. Он был всецело убежден, что это тот бледный свет, что он видел.

Когда Ван Тэнфэй вспомнил об этом, его сердце пронзила острая боль, такая, что он чуть не залился кровавыми слезами. (Прим. 血泪 кровавые слезы – символически обозначают невероятные страдания)

Теперь он больше не имел никакого отношения к Наследию. Он не мог почувствовать даже намека на него. Теперь он и Наследие никак не связаны. Даже если человек с его Наследием предстанет перед ним, он никогда об этом не узнает.

«Наследие больше мне не принадлежит, но сокровища…» — костяшки пальцев Ван Тэнфэя побелели. Он смог только мельком увидеть меч издали. Ещё читал о нём в древних записях. Он даже не знал, на что тот способен. В древних записях говорилось, что этот меч уникальный в своем роде предмет, и что его духовная энергия способна сокрушить небо и землю. Он планировал детально его изучить, когда добудет, но… все это осталось несбыточными мечтами.

Ван Тэнфэй закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Кроткий и спокойный, он словно отрешился от мира.

«Я — Ван Тэнфэй. Мое Наследие и сокровище украли, но Внутренняя Секта принадлежит мне. Это вторая часть моего плана. Даже без сокровища и Наследия, я стану частью этой мерзкой Внутренней Секты Покровителя. Второй раз я сотворю удачу! Что такое одно поражение?! Я — Ван Тэнфэй», — мирный и спокойный снаружи, он заставил себя успокоиться и внутри, дабы подняться с колен после поражения.

Ван Тэнфэй высокомерный, потому что считает себя идеальным во всем, благословенным богами, Избранным.

Он оставался равнодушным, поскольку знал, что испытание во Внутреннюю Секту проводится специально для него. По сути просто представление, чтобы исполнить правила Секты. С самого первого дня в Секте Покровителя он был не таким как все. Члены Внешней Секты уже давно считали его частью Внутренней Секты.

Он сохранял спокойствие, потому что Секта Покровителя его нисколько не заботила. Такая маленькая секта для него ничего не значила. Один его соклановец мог с легкостью сравнять эту Секту с землей. Не желай он настойчиво посетить это захолустное Государство Чжао, и ноги бы его тут не было. Если учитывать его статус, то он должен был сотрясать небеса и землю у себя дома, в своем могущественном Клане.

Поэтому-то он и был высокомерным, равнодушным и спокойным. Он позволил эту передышку, чтобы человек, имени которого он даже не помнил, смог восстановить свою Культивацию.

Прошло время, за которое сгорела бы одна палочка благовоний, Мэн Хао, наконец, открыл глаза. В них играл воинственный свет. Он убил человека на пятой ступени Конденсации Ци. Он убил Хань Цзуна. Никогда он еще не убивал столько людей за день. Но его сердце трепетало в предвкушении. Он сотрет эту самодовольную улыбку с лица Ван Тэнфэя и отплати за все унижения, что вынес в тот день.

Не говоря ни слова, Мэн Хао медленно поднялся.

Глава 31:Сражайся!

«Последний матч испытания, – объявил Главный Старейшина Оуян, ободряюще глядя на Мэн Хао, – Мэн Хао против Ван Тэнфэя. Победитель будет повышен до Внутренней Секты».

Под пристальным взглядом толпы Мэн Хао запрыгнул на платформу. Ван Тэнфэй открыл глаза и тоже спокойно на неё поднялся. Ученики Внешней Секты загомонили.

«Посмотрите, Мэн Хао решился вступить на платформу. Его Культивация и вправду ничего, он смог убить Хань Цзуна, но теперь ему предстоит встретиться со Старшим Братом Ваном. Похоже, он не понимает, когда надо остановиться».

«На пути к могуществу всегда будут кочки и ухабы. Он всего лишь камушек, который должен переступить Старший Брат Ван Тэнфэй на своем пути к вершине».

«Я помню, как он присвоил себе магический предмет, который Старший Брат Ван Тэнфэй подарил другому человеку. Когда Старший Брат Ван забрал его, этот парень был похож на букашку», – в разговорах учеников явственно слышалась издевка. Не все присутствующие ненавидели Мэн Хао, просто глубоко внутри у каждого засела мысль: «Не стоит связываться с Ван Тэнфэем».

«Если он падет от руки Ван Тэнфэя, будет сложно достать его бездонную сумку», – нахмурившись, Шангуань Сю не спускал глаз с Мэн Хао.

Пока все глумились над Мэн Хао, не ставя его ни во что, площадь прорезал крик:

«Давай Мэн Хао! Ты победишь! Следующим учеников Внутренней Секты точно станет Мэн Хао!» – Толстяк кричал что есть мочи ломающимся детским голосом.

Гул голосов доносился до Мэн Хао, но они казались ему бесконечно далекими. Он стоял невозмутимый, холодно глядя на Ван Тэнфэя. Мэн Хао понимал, что впервые, после того как попал в мир Практиков, он встретил такого сильного противника. Ему предстоит самая сложная схватка в его жизни.

Но он не отступит. Он будет сражаться. Он будет биться. Когда твоя гордость на кону, есть вещи, которые мужчина обязан сделать несмотря ни на что.

В памяти всплыли события того дня, он рассеяно погладил свою бездонную сумку. Внутри лежали десять окровавленных ногтей, которые он вырвал у себя.

Ван Тэнфэй равнодушно смотрел на Мэн Хао. В его глазах безмятежность, будто перед ним насекомое и выглядел в точности, как в прошлый раз.

Он взмахнул рукой, будто отмахиваясь от букашки. Перед ним возник вихрь высотой с человека, который устремился к Мэн Хао.

Глаза Мэн Хао излучали силу. Ему нечего сказать Ван Тэнфэю. За него все скажут мечи и магия в самой жестокой битвой за все его 18 лет жизни.

Он сделал шаг вперед, подняв правую руку, он направил на этот вихрь Клинок Ветра. От него исходила неукротимая аура.

Сражайся!

Он хлопнул по бездонной сумке и в воздухе выстроились в линию двадцать летающих мечей, они ослепительно блестели, несмотря на то, что некоторые из них покосились и выглядели не очень устойчиво. Мэн Хао поднял палец и указал на Ван Тэнфэя. Двадцать летающих мечей обратились в радугу, и эта грозная сила стремительно полетела на его противника.

Сражайся!

Блестящие ауры мечей походили на дождь, объединившись в единый поток они столкнулись с вихрем Ван Тэнфэя. Прогремел взрыв, который рассек вихрь так, что летающие мечи засосало внутрь него. Издали вихрь походил на водоворот мечей. Но сила вихря таяла, было похоже, что он вот-вот рассеется.

Выражение лица Ван Тэнфэй не изменилось. Он двинулся вперед. Мощь его Культивации на пике шестой ступени Конденсации Ци вырвалась наружу, создав невероятное духовное давление. Пальцы на его руке сформировали магическую печать, тонкая, переливающаяся струя воды помчалась к Мэн Хао.

Это техника принадлежала не Секте Покровителя, а клану Ван Тэнфэя.

Увидев её, Мэн Хао неспешно положил Демоническое Ядро себе в рот. Левой рукой он вернул летающие мечи из водоворота, и они нестройно вернулись к нему. Правой сформировал печать, вызвав Огненного Питона, более дюжины метров в длину. Когда он атаковал Водяную Нить его раскатистый рык походил на разразившийся ураган.

«Вода-Ветер, руби!» ­– сказал Ван Тэнфэй. Хотя в его взгляде не было презрения, но безмятежное выражение лица было точно таким же, как в тот день, когда он чуть не изувечил Культивацию Мэн Хао – равнодушная уверенность.

Как только слова слетели с его губ, блестящая Водяная Нить слилась с вихрем, образовав огромную крутящуюся колонну, которая обрушилась на Мэн Хао.

Двадцать летающих мечей выстроились в защиту, блокируя падающую колонну. Прогремел взрыв, разбросав мечи в разные стороны. Некоторые разбились на куски. Мэн Хао уже отступил к самому краю платформы. Колонна, ударившись о платформу, оставила в камне перед ним глубокий след шириной с руку и девять метров в длину.

Со лба Мэн Хао заструилась кровь. Она медленно добралась до его носа и начала капать на камень, придавая ему еще более жуткий вид.

Двадцать летающих мечей могли погубить Хань Цзуна, но это был Ван Тэнфэй. Он до сих пор не применил ни одного магического предмета, ограничившись только техниками, которые Мэн Хао никогда раньше не видел. К счастью, Мэн Хао умудрился избежать смерти. Будь его Культивация на пятой ступени он бы никак не смог уклониться.

«У Ван Тэнфэя сильный скрытый талант, – подумал Шангуань Сю, – и много опыта в использовании силы, и способностей Конденсации Ци. Даже на седьмой ступени с ним не просто было бы совладать. Мэн Хао точно покойник». Еще сильнее сдвинув брови, он зло смотрел на Мэн Хао. Но он до сих пор так и не придумал, как добудет его бездонную сумку, когда он умрет.

Ван Тэнфэй и бровью не повел, когда Мэн Хао уклонился от его атаки. Будто он совершенно небрежно применил эту технику. Если слон хочет раздавить муравья, то даже если первый удар промажет, второй точно попадет в цель. Ослепительно и в тоже время равнодушно улыбаясь, он сделал ещё шаг вперед. Подняв руку, он опять взмахнул пальцем в сторону Мэн Хао.

В тот же момент Мэн Хао услышал, как зрители зашумели. Это напомнило ему тот день, когда весь мир ополчился на него. Атака одного пальца Ван Тэнфэя сковала его, второго уничтожила нефритовый амулет, а с ним и щит, третья забрала у него калабас, четвертая почти сумела уничтожить его Культивацию.

Боевой дух Мэн Хао вспыхнул с новой силой. Раньше этой атакой Ван Тэнфэя смог унизить его, но сегодня всё изменилось. Хотя он так до конца и не решился на участие в испытании во Внутреннюю Секту и скорее обстоятельства вынудили его зарегистрироваться, он уже какое-то время к нему готовился. Последний месяц Мэн Хао потратил большую часть времени на поиск способов получения контроля над большим количеством мечей, пусть и пожертвовав их маневренностью.

Когда палец Ван Тэнфэя опустился, Мэн Хао хлопнул по своей бездонной сумке, проглотил Демоническое Ядро, и начал формировать магическую печать. Внезапно около десятка летающих мечей задрожали и, оторвавшись от земли, полетели к нему.

Они начали кружить вокруг Мэн Хао. Он указал на Ван Тэнфэя. Летающие мечи с поразительной скоростью, свистя, атаковали его.

В то же время, его бездонная сумка исторгла еще больше летающих мечей, пока он не достиг предела контроля. Их оказалось так много, что ими можно было пробить крепостную стену. Они заполнили собой небосвод, с устрашающей силой обрушившись на Ван Тэнфэя.

БУМ!

Взрыв сотряс всю Внешнюю Секту, когда двадцать летающих мечей столкнулись с невидимой силой исходящей от указательного пальца Ван Тэнфэя. От взрыва двадцать летающих мечей упали на землю, некоторые разбились в дребезги. Но они успешно блокировали атаку Ван Тэнфэя.

В уголках рта Мэн Хао показалась кровь, а глаза покраснели. Он проглотил очередное Демоническое Ядро. Его жажда крови вспыхнула с новой силой, но он так и не сказал своему оппоненту ни слова. Это было частью его характера. Чем больше он хотел убить кого-то, тем яростней и молчаливей становился.

Ван Тэнфэй выглядел всё так же безмятежно как в начале, его словно совсем не заботил стоящий напротив него Мэн Хао. Только он мог вести себя настолько высокомерно и пренебрежительно.

Сделав еще один шаг вперед, он атаковал вторым пальцем.

Этой атакой он разбил нефритовый амулет, который оберегал Мэн Хао. Мэн Хао даже не потрудился сплюнуть кровь изо рта. Он проглотил ее. Пальцы мелькали, формируя печать, он послал разбросанные мечи в сторону Ван Тэнфэя в очередной попытке атаковать. И тут, что удивительно, перестал ими управлять, позволив лететь, используя собственный импульс.

Он хлопнул по бездонной сумке, и тут появились еще двадцать мечей, которые образовали вторую волну атаки. Этот дождь клинков состоял из почти сорока летающих мечей!

Мэн Хао понимал, что у этой стратегии есть свои слабости. Летающие мечи перестанут быть управляемыми, останется только их скорость и острота. Его противнику не составит труда увернуться от них. Но Мэн Хао сделал ставку на надменность противника, который с большой долей вероятности не попытается уклониться.

Даже если он попытается уклониться, Мэн Хао будет готов. Он естественно допускал, что и такое может произойти, поэтому и на этот случай был заготовлен план.

То, что происходило перед глазами зрителей, описать иначе как эпическая битва было просто нельзя. Для Практиков на стадии Конденсации Ци это было редким событием. Во всем Государстве Чжао за последнюю сотню лет еще не было такой грандиозных баталий между двумя людьми на шестой ступени Конденсации Ци!

У Мэн Хао запасено очень много летающих мечей. После черной горы, он долго думал о верном использовании боевой магии. При помощи Клинка Ветра он мог контролировать много летающих мечей. Но это так же и высасывало из него духовную энергию, поэтому он мог вызвать только двадцать за раз. К тому же его Культивация позволял ему управлять ими на самом базовом уровне, достаточным, чтобы просто направить их вперед. Он не мог маневрировать ими в воздухе или менять направление. По сути, он пожертвовал маневренностью летающих мечей в угоду самой их способности летать.

Фактически он мог швырять их в противника, как обычный человек кидать предметы. За исключением того, что он использовал не руки, а духовную силу для предания направления. Он мог себе это позволить пока у него хватало мечей, а духовная энергия не иссякла.

Ван Тэнфэй не использовал техники Секты Покровителя, поскольку презирал их и саму Секту Покровителя. Поэтому использовал техники своего Клана, которые давали колоссальное преимущество над сверстниками.

Глава 32:Этим пальцем ты унизил меня, сегодня я его уничтожу!

Полчища летающих мечей Мэн Хао и необычные магические техники Ван Тэнфэя поразили всех присутствующих Практиков. Никто больше не потешался над Мэн Хао. Всех ошеломила его обширная коллекция магических предметов.

В том числе и Шангуань Сю, Главный Старейшина Оуян и даже лидер Секты Хэ Лохуа в изумлении уставились на него.

Ван Тэнфэй, безусловно, силён, его мощь вселяла страх в сердца сверстников. О его способностях знали все. Они прониклись уважением к Мэн Хао, который на равных бился с Ван Тэнфэем.

В этот момент сорок летающих мечей обрушились на него со всех сторон. Ураган из мечей, казалось, мог уничтожить всё живое, что попадется ему на пути. Для обычного Практика на шестой ступени Конденсации Ци выстоять против такой атаки было бы очень трудно.

У Мэн Хао изо рта опять брызнула кровь. Он умудрялся стоять прямо, только из-за поддержки Демонических Ядер.

С грохотом сорок летающих мечей Мэн Хао столкнулись с мощью атаки второго пальца Ван Тэнфэя. Больше половины из них не выдержали столкновения и разбились, но атака Ван Тэнфэя никак не повредила Мэн Хао, если не считать крови изо рта.

Для расправы над Мэн Хао любой бы проявил осторожность, но презрение Ван Тэнфэя никуда не делось. Он сделал ещё шаг вперед и двинул третьим пальцем.

Духовная энергия Мэн Хао почти полностью иссякла. Но он мог восстановить её Демоническими Ядрами, к счастью их у него было в достатке. Все это время он умудрялся держать уровень духовной энергии примерно на одном уровне. При виде третьего движения Ван Тэнфэя в его памяти всплыла атака, которой он отобрал калабас. Его жажда крови усилилась, это было видно по глазам. Он не отступил, а наоборот сделал шаг вперед, его пальцы замелькали, формируя магическую печать. Три или четыре его бездонные сумки начали дрожать. Толпа ахнула, когда из них одна за другой начали появляться ауры мечей

(Прим. Магическая печать— qiājué — буквально значит «заклинать; заклинание путём определённой комбинации пальцев с одновременным заговором».По механике это похоже на одну печально известную ниндзя-эпопею)

Взмахнув рукавом, он направил их вперед. Одна волна, вторая, третья. Каждая волна состояла из летающих мечей. Они превратились в блистающий дождь из клинков. Один меч, десять, двадцать, тридцать… Семьдесят мечей разбитые на четыре волны источали невероятную ауру. Все они обрушились на Ван Тэнфэя.

Мэн Хао, переборов кровавый кашель, проглотил целебную пилюлю. Его глаза покраснели, в них стала ещё виднее усилившаяся жажда убийства. Даже если он истощит всю духовную энергию, то не поскупиться и выложиться на полную.

Ван Тэнфэй холодно хмыкнул. При таком количестве зрителей он не хотел позориться и уклоняться от атаки, но мечей было слишком много. Они вроде бы летели на него по прямой, но что-то в этой атаке было не так. У него появилось предчувствие, что если он попытается уклониться от этой атаки, то там и будет поджидать смерть.

Впервые за этот бой немного нарушилось внешнее спокойствие Ван Тэнфэя. Подняв палец, он тут же использовал атаку четвертого пальца. Воздух перед ним покрылся рябью, и даже когда он начал расширяться, пальцы Мэн Хао замерли, и он хлопнул ладонями перед собой.

«Меч, сотканный из Ветра!» – после того, как он выкрикнул это, семьдесят летающих мечей начали собираться воедино.

Зрители, разинув рты, наблюдали как четвертая волна, увеличив скорость, столкнулась с третьей волной, которая обрушилась на вторую волну, и, наконец, ударила сзади первую. Давление ветра с разных сторон объединило их в одно целое. Издалека это было похоже на летающий гигантский меч.

Это заклинание из летающих мечей Мэн Хао создал как дополнительную технику к Клинку Ветра. Её он придумал после пут



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.248.200 (0.024 с.)