Глава XV. ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОИНА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава XV. ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОИНА



Была ли страна готова к отражению агрессии?

Всех, кто обращается к этому этапу советской истории, главным образом интересует вопрос: была ли наша страна готова к отражению фашистской агрессии?

Структурно материальные факторы обороноспособности любого современного государства можно представить в виде треугольника, основание которого составляет общий экономический потенциал (прежде всего базовые отрасли промышленности), среднюю часть — военно-промышленный комплекс, а вершину — собственно Вооруженные Силы.

Как мы знаем, в результате форсированной индустриализации и коллективизации СССР обрел мощную промышленность и строго централизованное сельское хозяйство. Упор в индустриальном строительстве делался на восточные районы страны. Там возникли новые угольно-металлургическая (Урало-Кузбасский комбинат) и нефтяная (в Предуралье) базы, с 1939 г. развертывалась система предприятий-дублеров (в случае войны они могли заменить разрушенные или захваченные врагом промышленные объекты), разветвленней стала транспортная сеть. Еще более серьезные сдвиги произошли в качественном уровне советской экономики. В ней появились новые отрасли (тракторная, автомобильная, авиационная, химическая, подшипниковая и др.), без которых немыслимо было оснащение армии современной боевой техникой, а значительное повышение образовательного и культурно-технического уровня населения открывало возможности для эффективного овладения ею миллионами людей. Большое внимание уделялось накоплению государственных ресурсов и мобилизационных запасов. С 1940 по июнь 1941 г. их объемы возросли почти вдвое. В дальнейшем они существенно помогли преодолеть трудности перестройки народного хозяйства на военный лад. Специальные учебные заведения (школы фабрично-заводского обучения и ремесленные училища) ежегодно готовили до 1 млн. молодых рабочих. Они составляли государственный резерв квалифицированной рабочей силы.

За годы первых пятилеток на востоке возникли две военно-промышленные базы (Урало-Сибирская и Дальневосточная) в дополнение к той единственной, что действовала в европейской части страны с дореволюционного времени. В конце 30-х гг. были приняты дополнительные меры по развитию оборонных отраслей промышленности. В частности, в 2,5 раза по сравнению с 1938 г. увеличились ассигнования на военные нужды: к 1941 г. они достигли 32,6% государственного бюджета. Разрабатывались и ставились на конвейер новые образцы боевой техники, не уступавшие лучшим зарубежным конструкциям, а нередко и превосходившие их. Вместе с тем необходимые масштабы производства современных вооружений по разным причинам, как объективным, так и из-за допущенных просчетов, не были достигнуты. Не до конца удалось устранить и перекос в географическом размещении военных заводов: к лету 1941 г. на востоке выпускалось менее 20% оборонной продукции.

За два предвоенных года численность Советских Вооруженных Сил увеличилась втрое и достигла 5,3 млн. человек. В соответствии с принятым в сентябре 1939 г. законом «О всеобщей воинской обязанности» завершился переход к единой, кадровой системе комплектования войск (до этого наряду с кадровыми войсками существовали территориальные формирования, в которых рядовой состав получал военную подготовку во время краткосрочных сборов). Однако в их оснащении преобладала устаревшая боевая техника.

В конце 1940 г. началось формирование 9 механизированных корпусов (более чем 1 тыс. танков каждый), а в марте 1941 г.— еще 20. Они должны были стать главной ударной силой сухопутных войск СССР. Однако к середине июня 1941 г. только 3 корпуса были полностью оснащены боевой техникой и еще 5 укомплектованы наполовину, остальные имели менее 50% положенных по штату танков (причем в 12 корпусах эта цифра колебалась в пределах от 3,5% до 30%). Из 20 с лишним тысяч танков, насчитывавшихся в армии в целом, современных боевых машин было крайне мало: 638 тяжелых KB и 1225 средних Т-34. Для полного переоснащения танкового парка, учитывая достигнутые темпы производства, требовалось не менее 2 лет. Аналогичная картина наблюдалась и в авиации. К началу войны армия получила 2,7 тыс. новейших самолетов. Аппараты устаревших типов в это время составляли 82,7% самолетного парка, а новые — 17,3%. Таким образом, перевооружение и Военно-Воздушных Сил находилось в самом начале и для его завершения нужно было около полутора лет.

Огромный урон боеспособности армии нанесли сталинские «чистки». Только с мая 1937 г. по сентябрь 1938 г. репрессиям подверглись почти все командиры дивизий и бригад, все командиры корпусов и командующие войсками военных округов, большинство политработников корпусов, дивизий и бригад, около половины командиров полков. Из 733 человек высшего командно-политического состава Вооруженных Сил (от комбрига до маршала) погибло 579. Армия оказалась в руках военачальников, чьи знания и стратегическое мышление соответствовали уровню первой мировой и гражданской войн, либо поспешно выдвинутых, малоопытных командиров. К началу 1941 г. только 7% из их числа имели высшее военное образование, а 37% не прошли даже полного курса в средних военно-учебных заведениях.

Прямым следствием этого стали серьезные ошибки в разработке военной доктрины, в оценке характера начального этапа войны (предполагалась полоса относительно длительного развертывания боевых сил сторон), в определении направления главного удара противника. И. В. Сталин был убежден, что гитлеровцы в войне с СССР будут стремиться в первую очередь овладеть Украиной, чтобы лишить нашу страну богатых экономических районов и захватить украинский хлеб, донецкий уголь, а затем и кавказскую нефть. При рассмотрении оперативного плана весной 1941 г. Сталин говорил: «Без этих важнейших жизненных ресурсов фашистская Германия не сможет вести длительную и большую войну». Господствовал тезис о том, что СССР, в случае нападения на него, будет вести наступательные боевые действия на чужой территории малой кровью и превратит их в войну гражданскую — мирового пролетариата с мировой буржуазией. Поэтому более половины стратегических запасов (оружие, боеприпасы, обмундирование, техника, горючее) было складировано вблизи границы и в первые недели войны или попало в руки немцев, или было уничтожено при отступлении.

Политическое руководство СССР упорно игнорировало информацию о подготовке германской агрессии. Из-за опасений дать повод Берлину к разрыву пакта о ненападении Красная Армия не была в нужный момент приведена в боевую готовность.

И как итог — затупленное острие «треугольника обороноспособности» оказалось практически полностью смятым в первые трагические недели войны. Однако общенациональной катастрофы удалось избежать, поскольку оставались — хотя и деформированные из-за потерь — фундамент этого треугольника (индустриальный потенциал) и составляющий его сердцевину военно-промышленный комплекс.

Вопросы и задания

1.Какие меры по укреплению обороноспособности страны были предприняты в предвоенные годы? 2. Оцените состояние Вооруженных Сил СССР накануне войны. 3. Вспомните, каково было международное положение СССР к середине 1941 г. Как повлияли на него договор с Германией, война против Финляндии, присоединение Прибалтики? 4. Как вы считаете, был ли СССР готов к отражению фашистской агрессии?

Боевые действия на фронтах

Провал «блицкрига». 22 июня 1941 г. Германия без объявления войны напала на СССР. Вместе с вермахтом в боевых операциях участвовали вооруженные силы Венгрии, Италии, Румынии и Финляндии. Началась Великая Отечественная война советского народа, сразу же ставшая важнейшей для судеб народов Земли составной частью второй мировой войны.

По плану «Барбаросса» предполагалось, что хорошо подготовленные и технически оснащенные армии вторжения до наступления зимы 1941 г. захватят жизненно важные центры страны и выйдут на линию Архангельск — Волга — Астрахань. Это была стратегическая установка на «блицкриг» — молниеносную войну. Фашистский блок бросил в первый натиск на СССР 5,5 млн. солдат и офицеров, 5 тыс. самолетов, 3,5 тыс. танков, 47 тыс. орудий и минометов, сосредоточенных по трем направлениям:

группа армий «Север», развернутая под командованием генерал-фельдмаршала В. Лееба в Восточной Пруссии, имела задачу уничтожить советские войска в Прибалтике, захватить порты на Балтийском море и Ленинград;

самая мощная группа армий «Центр» (командующий генерал-фельдмаршал Ф. Бок) должна была наступать на Минск и далее — на Смоленск и Москву;

группа армий «Юг» (командующий генерал-фельдмаршал Г. Рундштедт) преследовала цель: разгромить силы Красной Армии на Западной Украине, выйти на Днепр и развивать наступление на юго-восток.

Непосредственно армиям вторжения противостояли боевые силы западных приграничных округов. Они включали 2,7 млн. советских солдат и офицеров, 37,5 тыс. орудий и минометов, по 1,5 тыс. новых танков и боевых самолетов, не считая значительного количества легких танков и самолетов устаревших конструкций. На основных направлениях противнику удалось обеспечить превосходство в три-четыре раза, а в местах главного удара — и того больше.

22 июня на базе приграничных военных округов были образованы фронты: Северо-Западный (командующий генерал Ф. И. Кузнецов), Западный (командующий генерал Д. Г. Павлов) и Юго-Западный (командующий генерал М. П. Кирпонос). 24 июня создан новый фронт — Северный (командующий генерал М. М. Попов). За день до этого учреждается Ставка Главного Командования (с августа — Ставка Верховного Главнокомандования), 30 июня — Государственный Комитет Обороны (ГКО), официально сконцентрировавший всю полноту государственной и военной власти. Председателем ГКО и Верховным Главнокомандующим был назначен И. В. Сталин. В августе 1942 г. его заместителем по Верховному Главнокомандованию становится выдающийся полководец Г. К. Жуков. Создание этих высших коллегиальных органов не изменило установившегося положения: все рычаги управления армией и страной находились единолично в руках Сталина. «Трудно было разобрать, где кончается Государственный Комитет Обороны и где начинается Ставка, и наоборот,— вспоминал позднее Жуков.— На практике получалось так: Сталин — это Ставка и Государственный Комитет Обороны тоже Сталин. Он командовал всем, он дирижировал, его слово было окончательным и обжалованию не подлежало».

Вечером 22 июня политическое руководство сгоряча отдало Вооруженным Силам приказ разгромить вклинившиеся группировки противника и с боями ворваться на сопредельные советским границам территории. Но уже в конце июня, учитывая нереальность этой задачи, войскам была дана иная директива — перейти к стратегической обороне. Обозначались и ее основные рубежи: первый — по линии укрепленных районов вдоль старых (до августа 1939 г.) государственных границ; второй — на 120—200 км восточнее. Несколько позже было принято решение о подготовке третьего рубежа стратегического значения, способного обеспечить войскам возможность прикрытия ближних подступов к Ленинграду, Москве и Донбассу. На этих рубежах с помощью гражданского населения рылись окопы, траншеи и рвы, устанавливались противотанковые «ежи» и заграждения из колючей проволоки, устраивались долговременные огневые точки и блиндажи. Туда же командование подтягивало войсковые пополнения. Стратегическая оборона преследовала цели: измотать ударные силы неприятеля, выбить его обученные кадры и боевую технику, выиграть время для создания необходимых резервов и условий с тем, чтобы добиться коренного поворота в ходе войны.

Поставленной цели советское командование пыталось достичь как путем проведения мощных фронтовых контрударов (в конце июня — в приграничных районах Ровно, Дубно, Броды; в июле — на лепельском и бобруйском направлениях, в районах Сольцы — Бердичева и южнее Киева), так и путем упорной обороны ключевых городов: Смоленска (июль — сентябрь), Киева (июль — сентябрь), Одессы (август — октябрь) и Севастополя (началась в конце октября).

Натолкнувшись на ожесточенное сопротивление Красной Армии, вермахт потерял за первые пять недель войны около 200 тыс. человек (вдвое больше, чем за два года войны в Европе), свыше 1,5 тыс. танков и 1 тыс. самолетов. Однако остановить превосходящие силы неприятеля захваченные врасплох советские войска не смогли. К ноябрю 1941 г. враг блокировал Ленинград, а на юго-востоке вышел к Ростову-на-Дону. Критическая ситуация сложилась на центральном участке фронта. В рамках стратегической операции «Тайфун» вермахт предпринял два наступления на Москву: в конце сентября — октябре 1941 г. и с 15 ноября, в ходе которого передовым немецким частям удалось приблизиться к столице на 25—-30 км. В целом Красная Армия за первые месяцы войны потеряла убитыми, ранеными и пленными 5 млн. человек, большую часть танков и самолетов. И все же главной своей цели в летне-осенней кампании гитлеровское командование не добилось. В начале декабря оно было вынуждено отдать приказ о переходе к обороне на всем Восточном фронте.

5—6 декабря 1941 г. началось контрнаступление оборонявших Москву войск Западного и Калининского фронтов (командующие — генералы Г. К. Жуков, И. С. Конев), а также Юго-Западного фронта (командующий — маршал С. К. Тимошенко), которое, захватив и другие участки советско-германского фронта, продолжалось до апреля 1942 г. Враг был отброшен на 100—250 км от столицы.

Победа под Москвой окончательно похоронила немецкий план «блицкрига». Союзники Германии — Турция и Япония — воздержались от вступления в войну. Начался подъем антифашистского сопротивления в Западной Европе.

Неудачи Красной Армии весной и летом 1942 г. К началу весенне-летней кампании 1942 г. противник сохранял преимущество в численности личного состава, в количестве орудий и самолетов, уступая лишь в танках. Генштаб предложил на предстоящие месяцы план глубокой обороны, поддержанный Г. К. Жуковым и рядом других военачальников. Тем не менее И. В. Сталин настоял на проведении серии крупных наступательных операций для того, чтобы добиться перелома в войне. «Не сидеть же нам сложа руки и ждать, когда немцы нанесут удар первыми,— заявил он.— Надо самим нанести ряд упреждающих ударов на широком фронте и прощупать готовность противника».

Главное наступление вермахта ожидалось Верховным Главнокомандующим на Москву, в чем его убедила германская разведка, проведя операцию по дезинформации под кодовым названием «Кремль». Поэтому И.В.Сталин распорядился собрать под столицей значительную часть танковых сил и авиации и тем самым обескровил войска, которым предстояло наступать в соответствии с его планом.

На самом же деле стратегия Гитлера на лето 1942 г. сводилась к следующему: разгромить советские армии на юге, овладеть районом Кавказа, выйти к Волге, захватить Сталинград, Астрахань. Как надеялось немецкое командование, добившись успеха на этом направлении, оно сможет вновь нанести удары на Москву и Ленинград.

Повинуясь директивам Ставки, советские войска в мае 1942 г. перешли в наступление в Крыму и под Харьковом. Оно закончилось тяжелым поражением. В июле пал Севастополь, были оккупированы Донбасс и важные сельскохозяйственные районы Украины и юга России. Враг вышел к Северному Кавказу, стремясь захватить богатые нефтяные месторождения, и одновременно начал штурм Сталинграда с целью перерезать Волгу — одну из ключевых транспортных артерий СССР.

Следствием военных неудач Красной Армии стало резкое падение порядка в войсках. Нарушения дисциплины, а подчас и паника приняли такие масштабы, что И. В. Сталин был вынужден издать знаменитый приказ от 28 июля 1942 г. № 227 «Ни шагу назад!». Он требовал восстановить железную дисциплину среди солдат и офицеров, вводил в тылу неустойчивых подразделений специальные заградительные! отряды. Им надлежало «в случае паники и беспорядочного! отхода дивизий расстреливать на месте паникеров и трусов и тем! помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной».

Коренной перелом в ходе войны.Всентябре 1942 г. Генштаб, руководимый А. М. Василевским, и заместитель Верховного Главнокомандующего Г. К. Жуков приступили к разработке наступательной операции под Сталинградом, где в кровопролитных уличных боях увязли 6-я армия генерала Ф. Паулюса и танковая армия генерала Г. Гота. В операции были предусмотрены два этапа: на первом предполагалось прорвать оборону неприятеля и создать прочное внешнее кольцо окружения, на втором — уничтожить взятые в кольцо фашистские войска, если они не примут ультиматума о сдаче. Для этого привлекались силы трех фронтов: Юго-Западного (генерал Н. Ф. Ватутин), Донского (генерал К. К. Рокоссовский) и Сталинградского (генерал А. И. Еременко). Было ускорено насыщение Красной Армии новой боевой техникой. К ее превосходству над противником в танках, достигнутом еще весной 1942 г., в конце года добавилось преобладание в орудиях, минометах и самолетах.

Контрнаступление началось 19 ноября 1942 г., и через пять дней передовые части Юго-Западного и Сталинградского фронтов сомкнулись, окружив более 330 тыс. немецких солдат и офицеров. 10 января советские войска под командованием К. К. Рокоссовского приступили к ликвидации блокированной в районе Сталинграда группировки. 2 февраля ее остатки сдались в плен. Успешно развивалось наступление и на Южном фронте, где удалось изгнать неприятеля с Северного Кавказа и большей части Донбасса, а также на центральном участке: были освобождены Ржев, Воронеж, Курск. В конце марта 1943 г. ситуация на советско-германском фронте стабилизировалась.

Готовясь к летней кампании, нацистские стратеги сконцентрировали внимание на Курской дуге. Так назывался выступ линии фронта, обращенный на запад. Его защищали войска двух фронтов: Центрального (генерал К. К. Рокоссовский) и Воронежского (генерал Н. Ф. Ватутин). Именно здесь Гитлер намеревался взять реванш за поражение под Сталинградом. Два мощных танковых клина должны были прорвать оборону советских войск у основания выступа, окружить их и создать угрозу Москве.

Ставка Верховного Главнокомандования, вовремя получив от разведки информацию о планируемом наступлении, хорошо подготовилась к обороне и ответным действиям. Когда 5 июля 1943 г. вермахт обрушил удар на Курскую дугу, Красная Армия сумела выдержать его, а спустя семь дней перешла к стратегическому наступлению по фронту в 2 тыс. км.

Победа под Сталинградом и на Курской дуге надломила силу германской военной машины. Общие потери фашистского блока достигли 2 млн. человек. Стратегическая инициатива полностью перешла в руки советского командования. Наступил коренной перелом в ходе войны.

В августе 1943 г. были освобождены Орел, Белгород, Харьков, в сентябре — Смоленск. Тогда же началось форсирование Днепра, в ноябре советские части вступили в столицу Украины — Киев, а к концу года продвинулись далеко на запад.

1944 г. был ознаменован серией новых грандиозных по масштабам и победоносных операций Красной Армии. В январе началось наступление Ленинградского (генерал Л. А. Говоров) и Волховского (генерал К. А. Мерецков) фронтов, окончательно снявшее блокаду героического города на Неве (частично она была прорвана годом раньше). В феврале—марте армии 1-го Украинского (генерал Н. Ф. Ватутин) и 2-го Украинского (генерал И. С. Конев) фронтов, разгромив корсунь-шевченковскую и ряд других мощных группировок противника, вышли на границу с Румынией. Летом крупные победы были одержаны сразу на трех стратегических направлениях. В результате Выборгско-Петрозаводской операции силы Ленинградского (маршал Л. А. Говоров) и Карельского (генерал К. А. Мерецков) фронтов выбили финские части из Карелии. Финляндия прекратила военные действия на стороне Германии, и в сентябре СССР подписал с ней договор о перемирии. В июне — августе войска четырех фронтов (1, 2 и 3-го Белорусского, 1-го Прибалтийского) под командованием маршала К. К. Рокоссовского, генералов Г. Ф. Захарова, И. Д. Черняховского и И. X. Баграмяна изгнали неприятеля в ходе операции «Багратион» с территории Белоруссии. В августе 2-й Украинский (генерал Р. Я. Малиновский) и 3-й Украинский (генерал Ф. И. Толбухин) фронты, осуществив совместную Ясско-Кишиневскую операцию, освободили Молдавию. Ранней осенью немецкие войска отступили из Закарпатской Украины и Прибалтики. Наконец, в октябре ударом на Печенегу была разбита немецкая группировка на крайнем северном участке советско-германского фронта. Государственная граница СССР восстановилась на всем протяжении от Баренцева до Черного моря.

Характерной особенностью боевых действий Красной Армии в 1944 г. было то, что уже не предпринимались попытки широкого наступления по всему фронту, а последовательно проводились операции на разных участках. Тем самым достигались две цели: советская сторона обеспечивала максимально возможную концентрацию людских и материальных ресурсов на направлении первоочередных ударов, а германская была вынуждена метаться, перебрасывая силы с одного района сверхпротяженной линии фронта на другой, что окончательно лишало ее какой-либо инициативы.

Освободительный поход в Европу. Преследуя противника, Советская Армия пересекла' границы СССР и вступила на территорию сопредельных государств: Польши (июнь 1944 г.), Румынии (август 1944 г.), Болгарии (сентябрь 1944 г.), Югославии и Норвегии (октябрь 1944 г.). В освободительном походе участвовали и иностранные военные формирования общей численностью в 550 тыс. человек, созданные с помощью СССР и находившиеся в оперативном подчинении Москвы: 1-я и 2-я армии Войска Польского, Чехословацкий армейский корпус, две румынские добровольческие дивизии, югославские две танковые и пехотная бригады, французский авиаполк «Нормандия — Неман» и др.

В ряде стран Восточной и Юго-Западной Европы при приближении советских войск вспыхнули вооруженные восстания, поднятые преимущественно местными компартиями. Одни из них закончились свержением профашистских режимов (в Болгарии и Румынии), другие потерпели поражение, и потребовалось еще немало сил и времени, чтобы добиться победы над немецко-фашистскими оккупантами. Это относилось к восстаниям в Словакии (август — октябрь 1944 г.) и в Варшаве. О последнем следует сказать особо.

Вооруженное выступление в польской столице началось в августе 1944 г. Не поддержанное находящимися поблизости частями 1-го Белорусского фронта, оно было в октябре жестоко подавлено немцами. Согласно официальной версии, наши войска, измотанные предшествующими боями, не могли оказать действенной помощи повстанцам. Скорее всего, так оно и было, что признает, например, авторитетный военный историк, бывший генерал вермахта К. Типельскирх. По его мнению, «восстание вспыхнуло 1 августа, когда сила русского удара уже иссякла». Но существует и иная версия тех трагических событий: И. В. Сталин сознательно позволил немцам утопить в крови антифашистское выступление варшавян, чтобы не допустить возвращения к власти польского правительства из эмиграции, чьи сторонники организовали это восстание. Польша была освобождена лишь в январе 1945 г.

В феврале 1945 г. Советская Армия после ожесточенных боев заняла столицу Венгрии Будапешт, в апреле — столицу Австрии Вену, в мае — столицу Чехословакии Прагу. 2 мая войска под командованием маршалов Г. К. Жукова, И. С. Конева и К. К. Рокоссовского завершили штурм Берлина. 8 мая 1945 г. представители германского командования подписали акт о безоговорочной капитуляции.

Вопросы и задания

1.Охарактеризуйте стратегические планы германского руководства в войне с СССР. 2. Расскажите о боевых операциях противоборствующих сторон в первые месяцы войны. В чем вы видите причины неудач Красной Армии? 3. Почему провалился германский план «блицкрига»? Какую роль в этом сыграли оборонительные сражения июня — сентября 1941 г., битва за Москву? 4. Какие факторы обусловили прорыв вражеских войск на Волгу и Северный Кавказ? 5. Дайте определение «коренного перелома» в ходе Великой Отечественной войны. Подготовьте сообщение о битвах, обеспечивших подобный перелом. 6. Как изменилось соотношение сил СССР и Германии в 1944 г.? Назовите основные операции противоборствующих сторон в этом году 7. Оцените значение освободительного похода Красной Армии в Европе.

Борьба за линией фронта

Оккупационный режим. По замыслу фашистских правителей Германии вторжение в СССР не было обычной войной. Заранее подготовленный ими план «Ост» предусматривал полную ликвидацию Советского государства, выселение в Сибирь значительной части населения Западной Украины, Белоруссии, Латвии, Литвы и Эстонии, онемечивание оставшихся, физическое истребление 5—6 млн. евреев и 30 млн. русских. Нацистские директивы требовали «разгромить русских как народ, разобщить их», «подорвать биологическую силу русского народа», ослабить его «в такой степени, чтобы он не был больше в состоянии помешать нам установить немецкое господство в Европе». Расчищенное от «неполноценных народов» жизненное пространство предполагалось заселить немецкими колонистами.

Оккупированные советские земли были расчленены на три части. Одна часть включалась в состав других государственных образований (район Белостока в Западной Белоруссии отошел к Восточной Пруссии, Западная Украина — к «Польскому генерал-губернаторству», «Трансистрия» в междуречье Днепра и Буга — к Румынии), другая получала гражданское управление в виде рейхскомиссариатов («Украина», а на землях Прибалтики и Белоруссии — «Остланд»), третья — военную администрацию (районы России, Крым и Кавказ). В городах номинально власть осуществляли назначенные оккупантами бургомистры, в деревнях — старосты. Повсюду была учреждена местная полиция из перешедших на службу к немцам лиц. Население именовало их полицаями и ненавидело.

На оккупированных территориях планомерно проводилась политика экономического ограбления и беспощадного террора, принудительной отправки трудоспособной части населения в Германию (по данным немецкой статистики — более 4,2 млн. человек). В Прибалтике, западных областях Украины и Белоруссии, в горских районах Кавказа колхозы упразднялись и восстанавливалось частное землевладение. В остальных местностях происходило их преобразование в «производственные общины». На заводах, шахтах, железных дорогах был установлен каторжный режим труда.

Большое внимание уделялось и идеологической обработке подвластного фашистским захватчикам гражданского населения. Указания Берлина на сей счет гласили: «Мы должны не только оружием разбить Красную Армию, но также в борьбе против большевистской пропаганды, как освободители страны, уничтожить идею коммунизма в занятых нами областях. Иначе все наши кровавые жертвы были бы напрасны». Общее руководство этой работой осуществляло министерство пропаганды «третьего рейха», возглавляемое И. Геббельсом. При нем были образованы два специальных отдела: «борьбы против Коминтерна» и «восточный». Аналогичные службы действовали при Генеральном штабе вермахта, полевых армиях и местных органах оккупационной власти. На захваченных землях для жителей выпускалось более 300 газет с разовым тиражом в 1 млн. экземпляров, вещало около 20 радиостанций. Нацистский «агитпроп» активно использовал кино, театральные постановки и др.

Одной из главных задач оккупантов было разжигание межнациональной вражды. «Наша политика в отношении народов, населяющих широкие просторы России,— говорил Гитлер,— должна заключаться в том, чтобы поощрять любую форму разногласий и раскола». Нацистские вожди требовали от оккупационных властей «использовать в интересах Германии противоречия между литовцами, эстонцами, латышами и русскими, на юге — между украинцами и великороссами» и т. д.

Играя на русофобских настроениях националистов среди некоторых горских мусульманских народов, Берлин наделил их местные комитеты, возникшие после отступления Красной Армии, политической автономией. Поддержку от немцев получил и Центральный мусульманский комитет, учрежденный активистами из крымских татар, а также калмыцкие националисты. Были созданы профашистские организации в Прибалтике (охранные батальоны в Литве и Латвии, «Омакайтсе» в Эстонии), Белорусская краевая оборона. На Украине экстремисты, возглавляемые С. А. Бандерой, образовали Организацию украинских националистов, а затем — Украинскую повстанческую армию. Многие украинские националисты добровольно служили в эсесовской дивизии «Галичина».

После серьезных колебаний фашисты приступили к созданию русских боевых формирований. Нацистские расовые «теоретики» убедили Гитлера в том, что казаки будто бы являются потомками ост-готов и им можно доверить оружие. Летом 1942 г. на Кубани был скомплектован особый казачий корпус в 20 тыс. сабель под командой эсесовского генерала фон Паннвица и белого генерала-эмигранта П. Н. Краснова. В декабре того же года немцы помогли создать Русский национальный комитет (с ноября 1944 г.— Комитет освобождения народов России) во главе с бывшим командующим 2-й Ударной армии генералом А. А. Власовым, сдавшимся в плен на Волховском фронте. На путь измены, как пишут западные историки, Власова «толкнуло глубокое разочарование в сталинском режиме... Власов ввязался в игру с немцами, рассчитывая стать независимым командиром независимой, но союзной Германии национальной русской армии. Его политическая наивность не может не вызвать удивления. С самого начала он совершил роковую ошибку: только гибель ожидала Россию при победе Гитлера. Надежды на помощь Германии против Сталина были ни на чем не основаны: Гитлер вел войну не лично против Сталина и не только против большевизма, а против национального существования России».

А. А. Власов с разрешения Берлина сформировал так называемую Русскую освободительную армию (РОА). Она включала несколько десятков тысяч человек, главным образом из числа насильно мобилизованных пленных красноармейцев. Однако ввести РОА в боевые действия против Красной Армии фашистское командование до конца войны так и не решилось. На отдельных участках фронта появлялись лишь разрозненные подразделения власовцев, находившихся под строгим контролем германских офицеров и спецслужб.

Всего, по данным зарубежных историков, с немецко-фашистскими захватчиками сотрудничало около 1 млн. советских граждан, что не шло в сравнение с числом тех, кто не склонил головы перед оккупантами и сохранил верность присяге и долгу перед сражающейся насмерть Родиной.

Движение сопротивления на захваченных территориях. Призыв к развертыванию народной борьбы в тылу немецко-фашистских войск прозвучал в директиве СНК и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г., дополненной 18 июля специальным постановлением ЦК партии. «Задача заключается в том,— говорилось в постановлении,— чтобы создать невыносимые условия для германских интервентов, дезорганизовать их связь, транспорт и сами воинские части, срывать все их мероприятия, уничтожать захватчиков и их пособников, всемерно помогать созданию конных и пеших партизанских отрядов, диверсионных и истребительных групп». Там же подчеркивалась необходимость «развернуть сеть наших большевистских подпольных организаций на захваченной территории для руководства всеми действиями против фашистских оккупантов».

Уже в первые месяцы Великой Отечественной войны за линией фронта действовало 18 нелегальных обкомов, свыше 260 горкомов, райкомов и других партийных комитетов (через полтора года соответственно 24 и 370), объединявших около 65 тыс. коммунистов. Рука об руку с ними сражались сотни тысяч комсомольцев и беспартийных.

В конце 1941 —1942 г. в Белоруссии, Ленинградской, Смоленской и Орловской областях возник ряд «партизанских краев» — районов, полностью освобожденных от оккупантов. В мае 1942 г. при Ставке Верховного Главнокомандования был создан Центральный штаб партизанского движения во главе с П. К. Пономаренко, а при штабах армий — спецотделы по связи и руководству партизанскими отрядами. В тыл врага начали организованно засылаться диверсионные группы, обученные партизанским методам борьбы. Они были снабжены вооружением и рациями. К ноябрю 1942 г. почти 95% партизанских отрядов (их тогда насчитывалось около 6 тыс.) имели радиосвязь с Центром. Стали возникать крупные партизанские соединения (полки, бригады), возглавляемые опытными командирами: С.А.Ковпаком, А.Н.Сабуровым, А. Ф. Федоровым, Н. 3. Колядой, С. В. Гришиным и др. Партизанские полки и бригады предпринимали рейды по тылам вражеских войск.

К весне 1943 г. диверсионная подпольная работа велась практически во всех городах на оккупированной территории. Благодаря массовому сопротивлению населения (в том числе в таких «мирных» формах, как саботаж и т. п.), захватчики не смогли в полной мере поставить себе на службу экономический потенциал СССР, оказавшийся в их руках. Так, по предварительным расчетам германских ведомств, металлургические предприятия Донбасса и Приднепровья должны были в 1943 г. дать 1 млн. т продукции, а в 1944 г.— 2 млн. т. Но достигнутое максимальное годовое производство стали не превышало 35—70 тыс. т. В 1940 г. Украина и Белоруссия выработали около 13 млрд. кВт-ч электроэнергии, а с восстановленных врагом на всей захваченной территории электростанций было получено менее 2 млрд. кВт-ч. То же происходило с добычей железной руды, угля и т. д. О размахе народной борьбы говорят и следующие цифры: если покоренная Западная и Центральная Европа дала рейху товаров и услуг на 26 млрд. долларов, то из захваченных территорий СССР он смог выкачать материальных ресурсов лишь на 1 млрд. долларов.

С лета 1943 г. крупные соединения партизан стали осуществлять боевые действия в рамках общих операций, проводившихся Красной Армией. Особенно масштабными были удары по коммуникациям в тылу врага во время Курской битвы и позднее (операции «Рельсовая война» и «Концерт»), в результате чего партизанам удалось сорвать движение почти на половине железных дорог оккупированной части СССР.

По мере наступления советских войск партизанские соединения переформировывались и вливались в подразделения регулярной армии. Всего в годы войны в тылу врага с оружием в руках сражалось около 1 млн. человек. Они вывели из строя 1,5 млн. вражеских солдат и офицеров, постоянно отвлекали на себя с фронта до 10% германских боевых сил, взорвали 20 тыс. вражеских поездов и 12 тыс. мостов, уничтожили 65 тыс. автомашин, 2,3 тыс. танков, 1,1 тыс. самолетов, 17 тыс. км линий связи.

До 50 тыс. советских граждан — в основном военнопленные, бежавшие из концлагерей,— принимали активное участие и в движении антифашистского Сопротивления в Польше, Франции, Италии и других западноевропейских странах.

Вопросы и задания

1. Что собой представлял «новый порядок», установленный фашистами на захваченных территориях СССР? 2. Кто становился пособником оккупантов и почему? Расскажите об отношении к ним населения страны. 3. В каких формах развернулось движение Сопротивления на оккупированных территориях? Определите его роль в разгроме вражеских войск.

Тыл в годы войны

Экономика. Военная победа над фашистской Германией и ее союзниками была бы невозможна без победы на фронте экономического противоборства с агрессором.

К 1941 г. промышленная база Германии, включая потенциал завоеванных стран, в полтора раза превышала советскую базу. После оккупации обширных территорий страны, где в мирное время проживало около 42% населения, находилось 47% посевных площадей, производилось треть всей промышленной продукции и свыше 40% электроэнергии, выплавлялось более 70% чугуна и 60% стали, добывалось до 63% угля, Германия стала превосходить СССР по общему объему промышленного производства в три-четыре раза.

В этих критических условиях возможности сверхцентрализованной директивной экономики страны, помноженные на огромные природные и людские ресурсы, предельное напряжение всех сил народа и массовый трудовой героизм, дали неожиданные для германских стратегов результаты.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-20; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.228.52.223 (0.019 с.)