СТРАНА, ГДЕ НЕТ НИЧЕГО ОСТРОГО



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

СТРАНА, ГДЕ НЕТ НИЧЕГО ОСТРОГО



Джованнино-Бездельник очень любил путешествовать. Пу­тешествовал он, путешествовал и оказался в удивительной стра­не, где дома строили без углов — они были круглые. И крыши тоже ставили не углом, а плавно закругляли. Вдоль дороги, по которой шел Джованнино, тянулась живая изгородь из кустов роз, и ему, конечно, захотелось вдеть одну розу в петлицу своей курточки. Он попытался осторожно, чтобы не уколоться о шипы, сорвать цветок, как вдруг заметил, что шипы нисколеч­ко не колются,— они, оказывается, вовсе не острые и только слегка щекочут руку.

— Чудеса, да и только! — удивился Джованнино.

В ту же минуту из-за куста с розами появился городской стражник, и, очень вежливо улыбаясь, спросил его:

— Вы, должно быть, не знаете, что нельзя рвать розы?

— Мне очень жаль... Я не подумал...

— Тогда вам придется заплатить только половину штра­фа,— сказал стражник все с той же приветливой улыбкой и стал выписывать квитанцию. Джованнино заметил, что карандаш у него был не заточен — совсем тупой, и спросил стражника:

— Простите, а можно взглянуть на вашу саблю?

— Пожалуйста,— ответил тот и протянул Джованнино свою саблю. Она тоже оказалась не острой, а тупой.

— Так что же это за страна такая? — удивился Джован­нино.— Куда я попал? Здесь все так странно!

1 — Это страна, где нет ничего острого,— объяснил стражник, и так вежливо, что все его слова надо было бы писать только с заглавной буквы.

— А как же гвозди! — удивился Джованнино.— Они ведь должны быть острыми!

— Мы давно уже обходимся без них. Ведь есть клей! А те­перь, будьте добры, дайте мне две пощечины.

От изумления Джованнино широко открыл рот, будто соби­рался проглотить сразу целый торт.

— Что вы! — воскликнул он наконец.— Я вовсе не хочу оказаться в тюрьме за оскорбление городского стражника. Уж если на то пошло, так это я должен получить две пощечины, а не вы.

— Но у нас так принято,— любезно объяснил стражник,— полный штраф — это четыре пощечины, а половина штрафа — две.

— Две пощечины — стражнику?

— Стражнику.

— Но это ужасно несправедливо! Так нельзя!

— Конечно, несправедливо! Конечно, так нельзя! — ответил стражник.— Это настолько несправедливо и ужасно, что люди, чтобы не давать пощечин ни в чем не повинным стражникам, просто не делают ничего такого, что запрещается законом и за что нужно брать штраф. Ну, так я жду — дайте мне две пощечи­ны! И в другой раз, синьор путешественник, вы, конечно, будете осторожнее, не так ли?

— Но я не хотел бы даже ущипнуть вас за щеку, не то что ударить!

— В таком случае я вынужден проводить вас до границы и предложить покинуть нашу страну!

И Джованнино, ужасно пристыженный, вынужден был поки­нуть страну, где нет ничего острого. Однако он до сих пор все еще мечтает вернуться туда, чтобы жить по самым вежливым законам на свете, среди самых воспитанных людей, в домике, где нет ничего острого.

 

Вопросы:

Из-за страха чего Джованинно отказался от возможности попутешествовать по стране, где нет ничего острого?

Осознание какой опасности удерживает жителей этой страны от совершения нехороших поступков?

Чего боятся жители этой страны?

Хотел бы ты быть жителем такой страны? Почему?

ЛИФТ К ЗВЕЗДАМ

Когда Ромолетто исполнилось тринадцать лет, его взяли на работу в бар «Италия». Он служил мальчиком на побегушках. Это значит, что он должен был выполнять всякие мелкие пору­чения и разносить заказы по домам. Целыми днями Ромолетто носился взад-вперед по улицам, поднимался и спускался по лестницам разных домов, держа поднос, уставленный множеством рюмок, чашек и стаканов.

Больше всего не любил Ромолетто лестницы. В Риме, так же как и во многих других городах на земле, лифтеры очень ревниво оберегают свои лифты и стараются, чтобы ими поменьше пользовались, особенно мальчики из бара, молочницы, продав­цы фруктов и все другие простые люди. Они либо сами стоят на страже у лифта, либо вывешивают разные грозные предупреждения.

Однажды утром в бар позвонили из квартиры четырнадцать в доме сто три и потребовали четыре кружки пива и чай со льдом.

— Только немедленно, иначе я выброшу все это из окна! - добавил сердитый голос. Это был старый маркиз Венанцио, тот самый, что наводил ужас на поставщиков продуктов.

В доме сто три лифт оберегался особенно тщательно, но Ро­молетто знал, как можно обмануть бдительность лифтерши, дремавшей в своей сторожке. Он незаметно проскользнул в ка­бину, опустил в щель пускового автомата пять лир, нажал кноп­ку пятого этажа, и лифт со скрипом двинулся вверх. Вот второй этаж, вот третий. А после четвертого этажа лифт, вместо того чтобы замедлить ход, вдруг ускорил движение, проскочил мимо площадки пятого этажа и, прежде чем Ромолетто успел удивиться, поднялся так высоко, что весь Рим уже раскинулся у него под ногами. А лифт все мчался вверх. Со скоростью ракеты нес­ся он к небу, голубому-голубому, до черноты.

— Прощайте, маркиз Венанцио! — прошептал Ромолетто,
чувствуя, как у него мурашки пробегают но коже. Левой рукой
он по-прежнему держал в равновесии поднос со стаканами, и это
было довольно смешно, потому что лифт уже уносился в межпланетное пространство и Земля голубела далеко внизу в без­донной глубине космоса. Она вертелась вокруг своей оси, все дальше и дальше унося злого маркиза Венанцио, который ждал пива и чая со льдом.

«По крайней мере, хоть не с пустыми руками явлюсь к мар­сианам!» — решил Ромолетто и зажмурился. Когда же он при­открыл глаза, то лифт уже спускался, и Ромолетто с облегче­нием вздохнул.

«В конце концов, чай все равно холодный»,— подумал маль­чик.

Но оказалось, что лифт опустился в самой чаще какого-то тропического леса, и Ромолетто сквозь стекла кабины увидел, что его окружают лохматые бородатые обезьяны. Они возбуж­денно показывали на него пальцами и невероятно быстро гово­рили что-то на каком-то непонятном языке. «Наверное, я попал в Африку!» — подумал Ромолетто.

Тут обезьяны вдруг расступились, и он увидел огромного шимпанзе в синем мундире, который ехал навстречу ему на гигантском трехколесном велосипеде. «Полиция! Спасайся, Ромолетто!»

Не теряя ни секунды, мальчик из бара «Италия» нажал первую же попавшуюся кнопку. И лифт полетел вверх со сверхзвуковой скоростью. Когда он унесся уже далеко, Ромолетто взглянул вниз и понял, что планета, от которой он удирал, никак не могла быть Землей: ее моря и континенты были совсем других очертаний, чем на школьной географической карте. К тому же Земля сверху выглядела голубым шариком, а эта планета была то зеленой, то фиолетовой.

— Наверное, это Венера! — решил Ромолетто.— Но что я скажу маркизу Венанцио?

Он потрогал кружки на подносе — они были такими же хо­лодными, как и в тот момент, когда он вышел из бара. В общем-то, если разобраться, с тех пор прошло, наверное, минут пять, не больше.

Лифт с невероятной скоростью пронесся через громадное пустынное пространство и снова стал снижаться. На этот раз Ромолетто сразу понял, что его ждет: «Только этого не хватало! На Луну прилетел! Что мне тут делать?»

Между тем знаменитые лунные кратеры приближались с фантастической скоростью. Ромолетто уже потянулся было к панели с кнопками, но тут ему пришла в голову неплохая мысль. «Стоп! — приказал он себе.— Прежде чем нажать кноп­ку, надо подумать!»

Он внимательно рассмотрел панель. Рядом с каждой кноп­кой стояла какая-нибудь цифра. И только последняя кнопка внизу светилась красной буквой «3». Наверное, это и есть Земля!

«Попробуем»,— вздохнул Ромолетто. Он нажал эту кнопку, и лифт тотчас же изменил направление. А спустя несколько минут, он уже оказался над Римом, над крышей дома сто три, пролетел мимо лестничных площадок и приземлился возле зна­комой лифтерши, которая, конечно, даже не догадывалась, в ка­ком межпланетном путешествии побывал Ромолетто, и продол­жала спокойно дремать.

Ромолетто выскочил из кабины, даже не захлопнув за собой дверь, и пешком поднялся по лестнице на пятый этаж. Он по­стучал в дверь квартиры четырнадцать и, опустив голову, молча выслушал сердитого маркиза Венанцио:

— Ну, где ты пропадал столько времени?! Ведь с тех пор, как я заказал это проклятое пиво и этот распроклятый чай, про­шло уже пятнадцать минут! На твоем месте Гагарин давно уже был бы на Луне!

«И даже дальше!» — подумал Ромолетто, но промолчал. К счастью, напитки были еще холодными ровно настолько, на­сколько нужно было.

Да, немало приходится побегать по лестницам за целый день мальчику из бара «Италия», который разносит заказы по домам...

 

Вопросы:

Какие чувства испытал Римолетто, начав путешествие в космосе?

Сохранил ли он хладнокровие?
Кого Римолетто боялся больше, инопланетян или маркиза Венанцио?

Смог бы ты догадаться нажать кнопку «З»?

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.224.207 (0.019 с.)