Ситуации педагогического конфликта



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Ситуации педагогического конфликта



Конфликт – это столкновение интересов, мнений, желаний, позиций… Все люди разные, поэтому их взгляды, стремления не могут и не должны совпадать. Следовательно, конфликт – это естественная форма взаимодействия людей и напрягаться при этом слове не стоит. Мир интересен разнообразием, а, значит, конфликтами, однако, развитие конфликтных отношений может происходить деструктивно, когда участники пытаются настоять на своём, считают только свою позиции правильной. Но ведь если партнёр с Вами не согласен – значит, у него есть своя правда.

Нас в этой книге интересуют конфликты взрослого с ребёнком, то есть ситуации, в которых противоречащими друг другу оказываются желания, интересы, мнения ребёнка и взрослого. Чаще всего они связаны с желанием взрослого заставить ребёнка делать что-то такое, что ребёнок делать не хочет. Взрослый считает, что это нужно, важно, а ребёнок с ним не согласен и по каким-то причинам не хочет выполнять требования взрослого. Возникает конфликт. Чаще всего взрослый уверен, что он прав и пытается решить конфликт с позиции силы, то есть, угрожая, запугивая. Но ведь никто не хочет подчиняться из страха, и наш ребёнок может сказать: «Не будешь давать карманные деньги неделю? Да, пожалуйста, обойдусь, не давай хоть год. Только и я тогда не буду выносить мусор (или помогать тебе в работе с компьютером и т.д.)». Как аукнется, так и откликнется. Мы можем нагнетать угрозы, и ребёнок, в конце концов, уступит, но чего мы на самом деле добьёмся? Ломки его характера, превращения в послушного исполнителя? Снижения самооценки? Возникновения желания делать назло исподтишка? Появления скрытности и хитрости, когда он будет пытаться не делать то, что не хочет, но втайне от родителей? Негативного отношения к тому, что его заставили делать?

Родители часто пытаются настоять на своём, считая, что уступка уронит их авторитет. Не слишком ли велика цена удовлетворения наших родительских амбиций? Ведь цель взаимодействия любого воспитателя с ребёнком – развитие его личности, а не деградация. Давайте рассмотрим некоторые правила, которые позволят нам избегать негативных последствий разрешения конфликтов с детьми.

Иногда мы создаём конфликт просто потому, что не относимся к тому, что хочет и делает ребёнок, серьёзно, исходим только из своих желаний. Лена 6 лет с интересом и увлечением лепит в своей комнате за столом. В комнату входит мама и даёт распоряжение немедленно собираться на прогулку. Девочка хочет закончить работу и просит подождать чуть-чуть. Возмущённая неуважением к её требованиям мама отбирает пластилин и заставляет дочь одеваться. «До чего же упряма»,- продолжает приговаривать сердитая мама, одевая на дочь пальто и шапку. Почему мы считаем, что только наши обстоятельства важны и даже делая доброе дело для ребёнка (собираясь с ним на прогулку) успеваем создать напряжение в отношениях?

Подумайте, а действительно ли то, что Вы требуете, важно. Например, одна мама требовала, чтобы дочь в своей комнате раскладывала всё так, как кажется удобным и красивым маме. В течение длительного времени мама по субботам делала уборку в комнате дочери так, что та до среды с криками продолжала искать свои вещи. При этом у мамы ведущим каналом восприятия является зрительный, а у дочки кинестетический (двигательно-моторный). Поэтому дочери удобнее раскладывать вещи так, чтобы они были, что называется, «под рукой», а маме нужно сложить всё красиво и ровно. Но ведь это комната дочери, почему должны учитываться вкусы мамы, а не хозяйки комнаты?

Родители пытаются заставить ребёнка посещать музыкальную школу (работать на даче). Вырастая, ребёнок не подходит к инструменту (отказывается ездить на дачу), так как с этими предметами по преимуществу связаны отрицательные эмоции.

Если Вы не можете объяснить ребёнку так, чтобы он понял, зачем ему нужно то, что Вы требуете, то не надо этого требовать. Если у Вас не хватает аргументов, значит, их нет.

Если Вы уверены, что для развития личности ребёнка жизненно-важно то, что Вы требуете, и аргументы у Вас есть, то для разрешении конфликта необходимо использовать следующую технику:

необходимо превратить внешний конфликт между ребёнком и взрослым, в конфликт внутренний, между позитивным и негативным началом самого ребёнка, его перспективными и сиюминутными интересами(Лукашек А.Л., Щуркова Н.Е. «Конфликтологический этюд для учителя»).

Например, Ваш ребёнок отказывается убирать игрушки перед сном. Вы ему говорите: «Я понимаю, что ты устал, но ведь ты у нас волевой человек и уже не раз проявлял способность сделать то, что нужно, преодолевая усталость. Я верю, что мой замечательный сын и сегодня справится с ситуацией».

Таким образом, мы обращаемся к позитивной стороне личности ребёнка, демонстрируем веру в его способность справиться с собой, и ставим его в ситуацию выбора: преодолеть свою слабость или сегодня сдаться ей на милость. Даже если ребёнок скажет в ответ: «Нет, сегодня у меня не получится. Можно сегодня в последний раз оставить так?», он испытает неловкость, и возникшее чувство даст ему энергию для преодоления себя в аналогичной ситуации в следующий раз.

Ваш ребёнок отказывается выключить компьютер и начать делать уроки. Вы говорите ему примерно следующее: «Ты же у меня умница и сам лучше меня знаешь, что нужно заканчивать играть и переходить к урокам. Давай договоримся, у тебя ещё пять минут для окончательного освобождения от плена игры. Хорошо?». Да, возможно Вам придётся ещё два раза добавлять по пять минут, но при этом ребёнок не будет просто кричать, требовать, злиться на Вас и отсутствие свободы в этой жизни, а будет вместе с Вами пытаться преодолеть эмоциональную зависимость от игры.

Эта техника разрешения конфликта с ребёнком не является простой, она требует от взрослого творчества для поиска аргументов, умения принимать отказ ребёнка, способности справляться со своими эмоциями, так как несогласие ребёнка такие эмоции вызывает. Чтобы сделать более понятной эту технику я хочу привести пример из области общения взрослый-взрослый. Моя коллега выполняла обязанности социального работника в роддоме. Одной из её задач являлось общение с мамами, которые решили отказаться от ребёнка и оставить его в роддоме. С такими родительницами работают юрист и социальный педагог, чтобы попытаться остановить их и уговорить взять ребёнка. Как правило, они говорят им примерно следующее: «Одумайтесь, зачем же Вы рожали… Подумайте, на какую несчастную жизнь Вы обрекаете своего ребёнка, что его ждёт в Доме Малютки… Это непоправимый шаг, Вы, если пожалеете потом, уже не сможете найти своего ребёнка…Подумайте о старости, кто о Вас позаботится…» Как правило, мамы в ответ предлагают отстать, заявляют, что проповеди им давно надоели, а иногда используют и ненормативную лексику. Моя коллега говорила примерно так: «Я понимаю, что до встречи со мной Вы уже всё передумали и пришли к однозначному выводу, что другого выхода в Вашей ситуации нет. Я понимаю также, что от разговора со мной Вы ничего не ждёте, ведь он не может изменить обстоятельства Вашей жизни. Но давайте попробуем подумать ещё раз, я уже немало пожила и, может быть, мы что-нибудь сможем придумать вместе». И эти женщины начинали плакать и рассказывать, что и как с ними происходит. А в процессе разговора моя коллега часто находила пути решения проблемы (отсутствие жилья и работы, конфликт с родителями, ссора с отцом ребёнка и т.д.)

Чем же отличаются друг от друга два способа разговора с мамами, которые мамами быть не хотят? В первом случае с ними говорят свысока, заранее уверенные, что они совершают ошибку и что они – недостойные, плохие, а вот беседующий с ними – умный, хороший, который имеет право поучать. То есть сам говорящий обращается к негативной стороне личности, и человек этой стороной и поворачивается. Во втором случае к мамам обращаются как к хорошим людям, которые оказались в трудной ситуации. Обращение к светлой стороне человека позволяет ему ощущать себя уважаемым, порядочным, добрым и побуждает вести себя соответственно. У моей коллеги в результате такого подхода к людям, который не был ею специально придуман, а просто являлся составной частью её собственной личности, её отношения к людям, резко снизилось количество брошенных мамами детей. Мамы, ощущая, что их считают хорошими людьми, оказавшимися в жизненном тупике, начинали рыдать и рассказывать о сложностях этой ситуации, а затем, вместе искать возможный выход.

Так неужели Ваш ребёнок не заслуживает уважительного отношения? Неужели в нём нет достоинств, на которые можно опереться, пытаясь разрешить конфликтную ситуацию? Зачем обращаться к нему с диктаторскими требованиями, если можно поделиться своими переживаниями и просто поискать выход вместе с ним, веря, что и сам ребёнок хочет хорошего. Этим выходом может быть и компромисс, и решение, воплощение которого немного отсрочено, и договор и даже временная уступка. Но мы сможем вернуться к этому разговору в будущем, так как не создали энергию протеста и разрушения.

Задача взрослого в ситуации конфликта – сделать так, чтобы у ребёнка появилось нужное нам желание, чтобы он сам захотел быть хорошим. Иногда нужно временно отступить, уступить, чтобы развить ситуацию до такой, в которой этот мотив появится. Вот, например, как это сделала мама одной моей знакомой: «Когда мне было лет 7, я хотела, чтобы родители чуть ли не каждый день покупали мне новые игрушки, всякие сладости и вещи. Но мама часто говорила, что сейчас у нас в семье не лучшие времена, что финансовое состояние семьи не позволяет баловать меня каждый день. Однажды я закатила истерику, долго плакала и говорила родителям, что они меня совсем не любят и не хотят, чтобы я была счастливой.

И вот мы с мамой отправились в детский магазин. Она сказала мне, что я могу выбрать любые игрушки, какие захочу. Счастью моему не было предела! Я вернулась домой весёлая и довольная, с игрушками. Вечером мы с мамой отправились в продуктовый магазин. Мы набрали корзину еды, и мама открыла свой кошелёк. Денег в нём оказалось очень мало, их могло хватить только на небольшую часть продуктов. Мы выложили обратно всё, за что не могли заплатить, хотя никто меня ни в чём не упрекал. Дома я увидела, что часть привычной еды отсутствует. Эта ситуация сильно повлияла на меня, с тех пор я сначала задумывалась о более важных делах, на которые нужны деньги, а потом распределяю оставшиеся финансы на свои нужды».

Вот ещё один пример: «Когда я училась в младших классах, мне совершенно не нравилось убирать свою комнату. Я считала, что комната ведь моя, и кому какое дело, что в ней происходит, главное, чтобы мне нравилось. Сначала мама ругалась и заставляла меня убираться, а потом она устала меня заставлять и смирилась с тем, что я буду жить в грязной комнате.

Но однажды мама позвала к себе в гости своих подруг и их детей. Мы сидели за столом, а потом дети предложили пойти в мою комнату поиграть. Они увидели, как в ней грязно, взрослые тоже зашли посмотреть. Гости стали обсуждать между собой, как можно жить в таких условиях, а дети ушли, перестав со мной играть. Мне было очень неприятно. С тех пор я стала больше прислушиваться к тому, что говорят родители, чтобы снова не попасть в неловкую ситуацию».

 

Ситуации проступка

Это ситуация, в которой ребёнок знает, что он поступает плохо, что так делать нельзя, но всё равно делает. Проступок – это разовая ситуация, когда ребёнок поступает так впервые или делает это очень небольшое число раз. Почему ребёнок делает то, что запрещено? На это могут быть разные причины. Чтобы понять ребёнка и помочь ему в будущем не совершать проступков, очень важно выяснить эти причины и помочь ребёнку от них не зависеть.

В данном случае причинами являются те мотивы, которые побуждают его к совершению проступка. Попытаемся обозначить и рассмотреть действие основных мотивовсовершения проступка.

1. Удовлетворение жизненных потребностей. Ребёнок может хотеть есть, пить, ему может быть холодно, но приемлемые способы удовлетворения этих желаний отсутствуют. В результате он идёт на воровство, шантаж или обман.

2. Власть желания. С этим мотивом особенно трудно совладать дошкольникам и младшим школьникам. Когда в группу детского сада или в школу дети приносят какую-нибудь удивительную игрушку или другую вещь, то желание поиграть в неё, обладать ей может стать таким сильным, что ребёнок её украдёт и принесёт домой.

3. Корысть, желание обладать деньгами, вещами. В этом случае ребёнок ворует не потому, что борется за выживание, а потому, что хочет удовольствий, связанных с наличием денег, предметов.

4. Стремление быть не хуже других (соответствовать требованиям референтной группы). Ребёнок комплексует, если у всех его друзей фирменные кроссовки, а у него отечественные «динамки», и ворует кроссовки в спортивной раздевалке, чтобы быть как все. Подростки особенно сильно переживают такие ситуации, так как хотят быть не хуже других. Одноклассники могут подчёркивать имущественное неравенство, например, обзывать голытьбой ребёнка, у которого нет мобильника. Ребёнок страдает, стесняется своего положения, возможностей своих родителей. Увидев пьяного, у которого из кармана торчит мобильник, он его вытаскивает, чтобы изменить своё положение.

5. Стремление быть принятым группой. Дети, входящие в состав какой-либо группы, говорят ребёнку, что они возьмут его в свою группу, если он пройдёт испытание. Например, побьёт такого-то мальчика или на их глазах украдёт из универсама полуторалитровую бутылку пива.

6. Повышение своего престижа, статуса. Ребёнок стремится повысить свой ранг в групповой иерархии и для этого делает то, что продемонстрирует его силу, решимость и другие значимые для иерархии качества. Чаще всего это реализуется через агрессивные модели поведения: обзывания, оскорбления, провокации, драки. Ребёнок может драться «без тормозов», так как о нём пойдёт слава, что с ним лучше не связываться, его будут бояться и уважать.

7. Желание попробовать. Дети, как мы знаем, развиваются через подражание взрослым и экспериментирование. Им хочется всё испытать на себе, примерить на себя, в том числе, и запретное, негативное, если у них не сформировано собственное отношение к этому явлению. Именно желание попробовать водить машину часто становится причиной угона автомобиля.

8. Стремление испытать себя в ситуации риска. Это желание продемонстрировать свою смелость, ощутить драйв, связанный с нарушениями запретов, опасностью. Этот мотив является возрастной нормой для детей 10-12 лет и связан с преодолением зависимости от взрослого человека. Поэтому детские шалости часто направлены на незнакомого взрослого, который может поймать и наказать детей. Что именно могут делать дети? Они звонят в дверь и убегают или звонят по телефону и говорят, например: «Наберите ванну воды, сегодня вечером отключат воду». Позднее звонят вновь: «Воду набрали? Хорошо, мы приведём бегемота купать». Или: «Это столовая?» «Нет». «А почему макароны из трубки лезут?» Дети могут бросать что-то из окна на проходящих внизу людей или кидать из засады камни по проезжающим автомобилям, мелом ставить крестики на спинах покупателей магазина или подбрасывать прохожим кошелёк на верёвочке. В деревнях дети залезают в чужие сады и огороды, хотя в их огородах растёт всё то же самое. Особым шиком является бегать по территории, у которой есть сторож, так как в этом случае дети вступают в открытое противостояние с взрослым, а, значит, больше рискуют. Я думаю, каждый из сегодняшних родителей, читающий эти строки, может вспомнить подобные ситуации из личного детского опыта.

9. Стремление доказать свою смелость в ситуации, когда ребёнка «берут на слабо». Дети провоцируют друг друга на совершение рискованных действий. Например, один ребёнок заявляет другому, что тот трус и в возникшей словесной перепалке предлагает доказать обратное, например, пройдя по краю крыши. В эмоционально заведённом состоянии ребёнок бросается доказывать, а «провокатор» получает удовольствие от зрелища. При этом сам он, скорее всего, не может сделать то же самое.

10. Стремление привлечь внимание. Это желание удивить, показать себя, эпатировать публику. Возможно, оно связано со стремлением, чтобы тебя заметил нравящийся человек или с желанием удивить, изменить мнение о себе. Стремление привлечь внимание может быть гипертрофировано вследствие генетических особенностей или социальной изоляции. Например, пятиклассница взяла деньги у родителей, накупила на них сладостей и мелочей и раздавала их подружкам. Подружки бегали за ней, пытались просить у неё что-то ещё, и она чувствовала себя прекрасно, так как удовлетворялась значимая для неё потребность.

11. Действия «назло». Как правило, возникают как ответ на ситуацию унижения, обиды, оскорбления, общего недоверия ребёнку. «Я плохой? Ну и буду плохим!» или «Я Вас ненавижу. Вас раздражает, когда я курю? Значит, буду курить, даже если не хочу».

12. В целях восстановления справедливости. Например, ребёнка обсчитали в школьной столовой. Он ворует булочку, чтобы восстановить справедливость. Или ребёнка оскорбил продавец киоска, вечером он разбивает окна киоска камнем.

В общении друг с другом дети прибегают к формам суда, точнее, самосуда, чтобы с кем-то, как они говорят, «разобраться» и считают, что действуют во имя справедливости.

13. «Как все» или за компанию.

Я читала о подростке, который утром спас тонущую девочку, а вечером на дискотеке избил юношу вместе со своими друзьями. Он делал то же, что и все. При этом, действуя один, он спасал жизнь, а за компанию – отнимал её. Часто дети считают необходимым поддерживать своих, демонстрировать преданность группе.

Школьники забросали камнями электричку. Объясняя свой проступок, каждый сказал, что он действовал как все.

14. Из страха перед шантажистами. Старшие ребята заставляют более младших воровать или отбирать деньги и отдавать им, угрожая физической расправой ребёнку или членам его семьи. Ребёнка запугивают, что если он кому-то скажет, то ему точно не миновать расправы.

15. Для достижения позитивных социальных целей. Например, ребёнок вытаскивает кошелёк у пассажира троллейбуса, чтобы его поймали, поставили на учёт в детской комнате милиции и разрешили работать в подростковом центре «Новое поколение» и получать приличную для подростка зарплату, так как туда принимают на работу только детей, стоящих на учёте, а он хочет материально помочь родителям. Или герой одного фильма начинает прогуливать школу, получать двойки для того, чтобы помирить родителей, собирающихся разводиться, переключив их с выяснения взаимоотношений на общую для них проблему срочного спасения сына.

Таким образом, мотивы совершения проступка могут самыми разными, мы перечислили не все из возможных, и нам действительно очень важно их знать. Среди этих мотивов есть позитивные, негативные и нейтральные. Если мотив негативный, то нам необходимо помочь ребёнку от него избавиться. Негативными из названных выше являются мотивы с №№2, 3, 4, 9, 11, 13, 14 (власть, корысть, стремление быть не хуже других, вестись «на слабо», «назло», за компанию, из страха перед шантажистами). Нам важно показать ребёнку, что данные стремления он должен научиться преодолевать, не зависеть от них. Например, ребёнок должен понять, что раскрытый шантажист уже не страшен (13), так как он может творить свои дела, только пока о нём не знают. Что «брать на слабо» (9) - это приём манипулирования человеком, который выполняя задание манипулятора не может доказать свою смелость, так как показывает свою глупость: как легко его сделать клоуном.

Если мотив позитивный (12, 14) или нейтральный (то есть сам по себе не имеет направленности и приобретает её в контексте особенностей личности ребёнка, например, для закомплексованного ребёнка стремление привлечь внимание – это хорошо, для ребёнка, у которого складывается характер «воображули», - плохо), то ребёнка надо научить удовлетворять его социально приемлемыми способами, то есть не через проступок, а через поступок. Например, если ты хочешь привлечь к себе внимание, то сделай это не через ситуацию хамства учителю, а через проведение для ребят творческого вечера твоей любимой рок-группы, тематическое выступление, исполнение роли, организацию конкурса и т.д. Если ты хочешь добиться справедливости, сумей доказать, что буфетчица обсчитывает ребят через согласованные со взрослыми (например, с родительским комитетом класса) контрольные закупки и их оформление протоколом, то есть современными правовыми, а не противоправными методами.

Значимость мотива для подростка, и, как следствие, значимость работы с мотивом, ярко видна на следующем примере: «Когда мне было 11 лет, я попала в компанию подростков 14-15 лет. Мне было безумно приятно, что такие взрослые ребята обращают на меня внимание. В этой компании были, в основном, мальчики, и все они курили. Естественно, мне тоже захотелось попробовать и я стала регулярно покупать сигареты и курить. Мне нравилось быть как все в этой компании, быть взрослее. Конечно, мои родители заметили, что я курю. Что они только не придумывали…. Не отпускали меня гулять, не давали денег, обижались на меня, наказывали, пытались подкалывать, называя курилкой – всё было бесполезно, родители никак не могли повлиять на меня. Так продолжалось несколько месяцев.

Как-то я поехала с родителями в гости к тёте. Её сыну, моему двоюродному брату, было около 20 лет, и он был для меня авторитетом. Раньше мы с ним не разговаривали личные темы, а тут вдруг разговорились. Он мне сказал, что ему очень нравилась одна девушка, но она курила. Он отзывался о курении с отвращением и сказал: «Ни одна нормальная девушка не будет курить». Его слова настолько повлияли на меня, что вскоре я перестала курить».

Итак, задача взрослого в ситуации проступка выяснить мотив его совершения. Если ребёнок не называет мотив (Отвечает: «Я не знаю»), то возможно, он стесняется признаться, ведь многие из мотивов имеют отрицательный смысл с точки зрения этики, или сам не до конца осознаёт, почему сделал именно так. Не соглашайтесь, когда ребёнок говорит, что он сделал это «просто так», что никакого мотива нет. Просто так и рак на горе не свистнет, у всего есть свои причины. Одной из задач работы с ребёнком может стать продвижение ребёнка в понимании себя, в осознанности собственных действий. Для этого Вы выдвигаете гипотезу о возможном мотиве действия ребёнка и обсуждаете с ним её вероятность. Определив и осознав мотив, Вы начинаете с ребёнком оценку мотива: является ли он социально приемлемым, нужно ли ещё совершать проступки или поступки ради этого мотива.

Рассмотрим ситуацию проступка на конкретном примере.

«Сын в 10 лет взял без спросу у бабушки 300 рублей, купил на них игрушки и раздал друзьям.

Решение: Узнав обо всём, папа посадил сына в машину и повёз его собирать игрушки у друзей. Собрав игрушки, они отнесли их обратно в магазин. Папа попросил продавщицу больше не продавать ничего этому мальчику. Дома провели беседу о бабушкиной пенсии, которая приходит только раз в месяц. На сына подействовали воспитательные действия папы. Сейчас ему 18 лет и он никогда не возьмёт без спросу ни рубля».

Да, последствия проступка, безусловно, оставили сильный след в душе ребёнка. Но боюсь, не только позитивный. Ведь забирать у друзей подарки, возвращать их в магазин – для ребёнка это было унизительно и тяжело. Да, папа проявил свою порядочность, логичность, ответственное отношение к воспитанию сына. Но: сможет ли за этот проступок когда-то простить себя ребёнок? Учёл ли папа, почему ребёнок повёл себя так? Не было ли одной из причин проступка наличие у ребёнка комплексов, из-за которых он так хотел угодить друзьям? Не появились ли эти комплексы из опыта похожих способов реагирования папы на действия сына в прошлом?

На мой взгляд, разобравшись в ситуации, родители должны были вернуть 300 рублей бабушке и показать сыну, как им пришлось в связи с этим урезать свой семейный бюджет, то есть взять на себя часть вины за проступок. Ребёнок должен видеть, что родители огорчены из-за его поведения, но что они верят, что этого больше не повторится. Кроме того, важно было помочь сыну понять себя, разобраться, зачем он это сделал. Если для того, чтобы его больше любили и ценили друзья, чтобы повысить свой авторитет, то надо помочь ему понять, что так авторитет не повысить. Напротив, «друзья» начинают понимать, что можно управлять твоим поведением, учатся извлекать из него выгоду. Важно было помочь ребёнку разобраться, кто такой друг и какие друзья ему нужны. Кроме того, необходимо помочь ребёнку повысить свой авторитет в классе за счёт демонстрации своих умений. Можно помочь мальчику подружиться с хорошими ребятами, создав условия для совместной деятельности в гостях у сына.

Ещё один пример: «В детстве я воровал деньги у родителей. Сначала я брал немного, затем всё больше и больше, пока родители не заметили. Я думал, что родители будут долго на меня кричать, говорить всякие неприятные вещи и не простят мне. Но, к моему удивлению, меня не отругали, а просто объяснили мне: «Ты воруешь деньги не только у нас, но у самого себя, ведь эти деньги общие, поэтому, прежде чем брать их, подумай, а сколько у нас их осталось». После этого я никогда не брал деньги без спросу, поскольку сказанные родителями слова оказали на меня такое воздействие, которого невозможно было бы получить руганью и наказаниями».

Вернёмся ещё раз к формуле наказания, которую мы приводили, обосновывая ненужность наказания в ситуации трудной для самого ребёнка.

Чувство вины = Проступок – Наказание

Теперь в фокусе нашего внимания ситуация проступка, то есть как раз та ситуация, за которую наказание может последовать. Каким оно может быть? В приведённом примере мы увидели, что именно отсутствие наказания побудило подростка больше не совершать воровство. Наказанием в ситуации проступка может быть просто совместная ликвидация его последствий, демонстрация огорчения родителей, придание некоторой огласки событию. Жан Жак Руссо предлагал такой метод наказания – метод естественных последствий. В этом методе ребёнок, совершивший проступок, сам испытывает на себе дискомфорт, вызванный последствиями проступка. Например, если он сломал стульчик, не нужно спешить доставать ему новый. Пусть какое-то время поживёт с ломанным стулом. Если разбил окно - с разбитым окном и т.д. Самое главное в ситуации проступка – верить в своего ребёнка, в то, что он сам понимает, что ошибся, поступил плохо.

Психологи полагают, что проступки в своей жизни совершали все. В японском управлении производством есть правило: «Ошибившийся работник дороже стоит». Ведь допустивший ошибку приобрёл опыт и сможет её больше не повторять. Мы с Вами должны понимать, что ребёнок имеет право на ошибку, но важно помочь ему, как пишет Ш.А. Амонашвили, «превратить шалость в мудрость»,то естьосмыслить полученный опыт и научиться не повторять ошибок,не совершать аналогичного проступка в будущем. Но важно, чтобы дети стремились не совершать проступков не из-за страха перед грозящим им наказанием, унижением, а из собственного внутреннего понимания недопустимости такого поведения.

 

Обобщим все рассмотренные нами типы ситуаций в таблице 1.

Таблица 1. Типы ситуаций взаимодействия с ребёнком.

№п/п Почему ребёнок так себя ведёт Тип ситуации Необходимые действия взрослого
1. Ребёнок не знал, что так делать нельзя, не умел чего-то, не мог поступить правильно. Трудная для самого ребёнка Посочувствовать ребёнку, помочь ему, научить его необходимым действиям, которые помогут не попадать в аналогичную ситуацию в будущем.
2. Ребёнок играл, ситуация возникла внутри игры при выполнении игровой роли. Возникшая в игре Войти в игру через игровую роль, игровое действие и изменить ситуацию внутри игры. Научить ребёнка играть понарошку, соблюдать безопасность в игре.
3. Ребёнок хочет расширить зону своей свободы и пытается уменьшить запреты взрослого. Проверка границ Подтвердить наличие границ, объяснить ещё раз их необходимость и напомнить о возможном наказании при нарушении. При следующей проверке применить наказание.
4. Ребёнок хочет узнать, какой он, взрослый, его характер, особенности поведения, можно ли ему доверять Проверка взрослого Пройти проверку, то есть продемонстрировать позитивное качество характера, на которое взрослого проверяют (ум, юмор, эрудицию, находчивость и т.д.), сохранив спокойствие, доброжелательность, уважение к ребёнку.
5. Ребёнок находится в тяжёлом эмоциональном состоянии: расстроен, огорчён, обижен…и произносит грубые слова. Эмоциональный выплеск Применить приём эмоциональной защиты и после паузы дождаться ответных слов ребёнка, возвращающих общение к культурной норме.
6. Ребёнок не хочет делать, не считает нужным выполнять то, что требует взрослый. Педагогический конфликт Обратиться к светлой стороне ребёнка, превратив внешний конфликт, между ребёнком и взрослым, во внутренний, между позитивным и негативным началом самого ребёнка, его перспективными и сиюминутными интересами.
7. Ребёнок знал, что так делать нельзя, что это плохо, но всё равно делает, так им движут более значимые для него мотивы. Проступок Выяснить мотив совершения проступка и помочь либо избавиться от этого мотива, если он негативный, либо научиться удовлетворять этот мотив социально приемлемыми средствами, если он позитивный.

 

В таблице представлены все семь рассмотренных видов ситуации, их особенности, связанные и с причинами поведения ребёнка, и с тем, как необходимо вести себя взрослому. Именно зная причины поведения ребёнка (графа 2) мы может определить тип ситуации (графа 3), а далее, в соответствии с этим, выбрать модель нашего поведения (графа 4). Итак, показателем для определения типа ситуации является состояние ребёнка, причины, мотивы, по которым он совершает действие. Для уточнения типа ситуации и выбора действия, нам нужно понимать ребёнка, знать, почему он ведёт себя именно так.

Как мы уже писали, реальная жизнь – это череда переживаемых нами ситуаций, которые складываются в постоянно изменяющихся обстоятельствах. Рассмотрим фрагмент жизни мальчика 6 лет, описанный его мамой.

«Мой сын ходит в подготовительную группу детского сада. Осенью к ним в группу пришла новая девочка Аня.

- С кем ты дружишь? – спрашиваю я.

- С Аней, Алиной, Никитой, Димой.

Аню стал всегда называть в первую очередь.

- Во что ты играешь с Аней?

- В дочки-матери. Я папа, езжу на машине, а Аня мама, она работает дома, - примерно так мальчик мой отвечал почти весь год.

Когда началась активная подготовка к школе, сын не давал мне покоя. Он просил, чтобы я поговорила с Аниной мамой и Аня пошла бы с ним в одну школу, в один класс. Так и произошло. Наши дети будут учиться в одном классе. Узнав об этом, сын стал каждое утро обращаться с просьбой к старшей сестре, которая уже учится в школе, поговорить с их будущей учительницей Светланой Юрьевной, чтобы посадить их с Аней за одну парту. Мы с дочкой поговорили со Светланой Юрьевной, и она передала ему, что обязательно подумает над его просьбой и, может быть, постарается её выполнить.

Перед утренником, посвящённым 8 марта, я пришла в группу. Все дети готовились к празднику, были в костюмах, а мы, родители, их фотографировали. Когда я начала фотографировать сына, подошла Аня со словами: «Давай вместе!» Они стали вести себя как «маленькие взрослые». На утреннике сидели вместе, танцевали вместе. Все прошло очень хорошо.

Но через некоторое время воспитатели стали обращать внимание, что Андрей стал более агрессивным, получал много замечаний. Я беседовала с воспитателями, и мы пришли к выводу, что он стал больше общаться с Семеном (мальчиком агрессивным, несколько распущенным, которому дома всё разрешают). Муж и я беседовали с сыном, каждое утро напоминали, как надо вести себя в садике, но это не помогало. На вопрос: «Почему ты так себя ведешь?», Андрей отвечал: «Не знаю».

Однажды я пришла вечером за ребенком в садик, чтобы отвести его на занятия танцами в Дом Культуры, а воспитатели говорят: «Ваш сын сегодня отличился. Из группы во время свободной игры его забрала на занятия логопед. Ребята стали одеваться на прогулку, а у Никиты нет ботинок. Все сбились с ног, никто не мог их найти. Ботинки оказались спрятанными так, что найти их было очень трудно. Анализируя ситуацию, воспитатели пришли к выводу, что это мог сделать только Андрей, так как он один выходил из группы. Воспитали стали расспрашивать его, но он утверждал, что ботинки не прятал.

- Тогда пойдем к заведующей и посмотрим на видеокамере, кто это был. Мы скажем тебе по секрету, что везде в садике стоят видеокамеры.

- Это сделал я.

- Почему?

Он ничего не ответил».

Я стала беседовать с сыном, мы с ним долго говорили. Андрей сказал: «Я был не прав». Но на вопрос, почему он это сделал, продолжал молчать. Тем временем мы пришли в Дом Культуры, я переодела ребенка, сдала вещи в гардероб, положила номерок в карман его брюк, и он отправился на «танцы». Когда закончилось занятие, номерка в кармане не оказалось. Мы долго искали номерок и не нашли. (На следующем занятии выяснилось, что его взял из кармана брюк один из мальчиков). По дороге домой я провела параллель между его поступком и пропажей номерка, рассказала ему рассказ Драгунского «Все тайное становится явным». Андрей молчал и только улыбался в ответ. Дома встречает бабушка: «Как дела у моего внучка?» «Расскажи сама», - просит сын и улыбается. Он пошел мыть руки, и его долго не было, я тихонько подошла к ванной, а он стоит, облокотившись на стиральную машину, держит двумя руками голову и качается. Сколько горя в тот момент я увидела в глазах сына! Мне так захотелось его обнять. Он услышал мои шаги, встрепенулся, заулыбался и веселый побежал на кухню. Я стояла в недоумении, почему мой ребенок так себя ведет?

Вечером он попросил почитать книжку. Мне случайно под руку попалась книга М.Зощенко «Минькины рассказы», я открыла рассказ про галоши и стала читать, и тут Андрюша сказал: «Только не это. Мама я все понял, я поступил очень плохо, мне стыдно, я извинюсь перед воспитателями и Никитой! Давай другую книжку». И уткнулся мне в плечо.

С этого дня проблемы с поведением исчезли, но он стал по утрам набирать в карманы конфеты, чтобы угостить друзей. Это стало происходить каждый день. «Значит, опять что-то происходит», - решила я, но позволяла сыну это делать. Однажды вечером он прибежал ко мне в комнату с общей фотографией их группы.

- Мама, смотри на нас. Кто красивее из мальчиков - я, Дима или Никита?

- Для Диминой мамы самый красивый Дима, для Никитиной мамы самый лучший Никита, а для меня самый лучший, самый красивый ты. У меня никого нет дороже тебя.

- Но почему Аня играет с Никитой, а не со мной? Значит, он красивее меня?

- Почему ты не играешь с Алиной, с Настей?

- Я не хочу с ними играть.

Тут же он начинает играть в игрушки, по-видимому, стремясь закончить разговор. На мой вопрос «С кем он сегодня играл в садике?» сын отвечал: «С Аней, Никитой, Димой, Ильей».

Настало время выпускного вечера. Перед утренником я слышу такие слова: «Аня, пожалуйста, танцуй со мной все танцы». «Нет, я буду с Никитой», - ответила Анечка. Все праздничное настроение у сына упало, а на празднике он устроил маленькую драку, отвоевывая Аню у Никиты для танца, но девочка всё равно пошла танцевать с Никитой. Я очень испугалась, но удержала себя на месте. Андрей собрался и пошел танцевать с другой девочкой, а на глазах были слезы. На следующий танец его пригласила Настя, он отказывался, пока не увидел, что Аня уже стоит с Никитой. Можно сказать, чт



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.224.207 (0.024 с.)