Риторические средства выражения



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Риторические средства выражения



Впоследней главе мы рассмотрели основы искусства речи, следующий раздел посвятим анализу риторических средств, которые имеют особенное значение для построе­ния речи.

Этот анализ — результат исследования речей разных эпох, в целях поиска ответа на вопрос: Какие средства вы­ражения действенны в современной риторике! В древнос­ти были разработаны тысячи риторических средств, на­званных риторическими фигурами. Древние теоретики сводили все риторические фигуры в научные руководст­ва. (Генрих Лаусберг проредил гигантский сад античной риторики, и результат представил в обозримом виде в книге «Справочник по литературной риторике».)*

Риторические средства позволяют представить содер­жание речи наглядно, увлекательно и убедительно, а зна­чит, активно воздействовать на слушателя.

«Фигурами речи называются предложения и комплек­сы предложений, которые, становясь типическими фор­мами, идентично повторяются? Таковы меткие выражения, которые всегда на языке. Они необходимы, чтобы сделать сообщение более коротким, быстро запоминаемым» (Карл Ясперс).

Для обдумывания:

• приводимые средства различны по своей ценности и потому используются в различной степени (напри­мер, сравнение чаще, чем преувеличение);

эти средства дают большие возможности, но ни в коем случае не должны использоваться все вместе в любой из речей;

многие средства применяются в тесной взаимосвя­зи, даже если они в целях систематики приведены отдельно (например, цепь влечет повышение, образ лежит в основе сравнения.

Обзор риторических средств и их воздействие на слушателя

* Lausberg H. Handbuch der literarischen Rhetorik. Munchen, 1979. 110

 

Риторическое средство Воздействие

 

1. Пример, подробность

2. Сравнение

3. Образ (метафора), образный ряд Образность

4. Рассказ (narratio)

5. Повтор

6. Разъяснение

7. Рафинирование (обобщающий повтор) Убедительность

8. Призыв (восклицание)

9. Цитирование

10. Перекрещивание (хиазм)

11. Повышение напряжения (климакс)

12. Противопоставление (антитеза)

13. Цепь

14. Промедление Увлекательность

(запаздывание)

15. Неожиданность (sustentio)

16. Предуведомление

17. Игра слов

18. Намек Эстетическое

19. Описание (парафраза) Образность

20. Преувеличение (гипербола)

21. Кажущееся противоречие (парадокс)

22.Вставка

2 3. Предупреждение или постановка возражения Коммуникативность

24. Мнимый вопрос (риторический) (подключ. слушателей)

25. Переименование (синекдоха)

 

Пример. Подробность. Сравнение.

Важнейшее правило гласит: Все абстрактное представлять наглядно с помощью метких сравнений и примеров, а также образов и включаемых в речь коротких рассказов. Если уровень образного мышления слушателей низок, то речь должна быть особенно наглядной.

«Сравнение представляет большую ценность, покольку оно объясняет неизвестные отношения с помощью известных» (Шопенгауер). Хорошая речь включает текстовые контрасты, создающие напряжение: стремительный — сдержанный, серьезный — веселый, построенный логически — эмоционально-образный.

Мы отыскиваем хорошие сравнения и примеры: они со­здают ясность, так как связаны с известным, а это извес­тное служит мостиком, помогающим пониманию. На­глядными сделаем понятия и цифры.

К наиболее выразительным местам библии относят­ся те, в которых содержатся сравнения. Мы все запоми­наем легче, когда это объяснено с помощью хорошо по­добранных, метких сравнений и сопоставлений.

Некоторые примеры поясняем с помощью сравнений:

• сообщение о том, что огромная Южная Африка

имеет всего 1,1 млн. жителей, наглядно с помощью

сравнения (это даже не достигает числа жителей Гамбурга);

• то, что Конго имеет площадь 2,3 млн. кв. километ­ров, а его население составляет 14 млн. жителей, мало что говорит. Но сравнение с Федеративной Республикой Германией делает пропорцию нагляд­ной: Конго в десяток раз больше Западной Герма­нии, и число жителей составляет всего 1/4 запад­ногерманского населения;

• в одном маленьком городке судья рассматривал дело о транспортном происшествии. Удачное срав­нение судьи рассматриваемый факт превратило в обвинение. Судья заметил, что в результате аварий, связанных с транспортом, погибло 16000 человек. Далее продолжил: «Уясните себе: каждый год в Гер­мании истребляется такой город, как наш, только потому, что многие люди поступают так же легко­мысленно, как Вы!»;

• на конгрессе учителей в Висбадене в 1962 г. про­фессор Генрих Роденштайн резко критиковал немец­кую политику в области образования, которая не заботится о потребности страны в молодых учите­лях. Роденштайн прибегает к выразительному срав­нению: принимаемые меры говорят о поразитель­ной беспомощности и недальновидности. Ни в ка­кой другой серьезно воспринимаемой профессии невозможно нечто подобное. Можете ли вы, напри­мер, представить, чтобы бундесвер недоукомплек­тованный танковый дивизион пополнял несколь­кими деревенскими пожарными командами? Или чтобы вместо отсутствующего вооружения хотя бы временно использовалось оружие, взятое из музе­ев, заряжаемое с дула? (Повышение эмоционального напряжения с помощью цепи сравнений; риторичес­кие вопросы.) То, что нужно бундесверу, делают как само собой разумеющееся: на столе лежат милли­арды. Так неужели в стране экономического чуда не найдется примерно миллиарда, чтобы покончить

с удушающим наше настоящее и наше будущее не­достатком учителей?»

Наряду с развернутыми сравнениями, как бы издале­ка, используются сравнения, вставляемые в предложение в сжатом виде. Например, более выразительным, чем вы­сказывание: «она раз сказала одно, а потом совсем дру­гое» является предложение: «Да ведь она как флюгер -поворачивается туда, куда дует ветер».

Приведем примеры: Английский политик Эттли срав­нил выборы на Востоке со «скачками, в которых участвует только одна лошадь. Победитель установлен заранее».

«Предприятия нашей экономики, как увядшие листья, лежат на земле» (Франклин Рузвельтт, речь по радио 4 марта 1933 г.).

Немецкий премьер-министр пригласил одного не­удобного политика стать министром, и, усмехнувшись, он сказал: «В правительственную упряжку включается лошадь с тяжелым характером. С новой упряжкой я до­лжен ездить осторожнее».

Сравнение редко обладает доказательной силой. Од­нако благодаря наглядности, а часто остроумию, оно охотно используется. Пресса прямо-таки «одержима бо­лезненной страстью» к этому риторическому приему. Еще несколько примеров. Это из речи, произнесенной на пер­вой неделе великого поста в 1986 г., причем гиперболы ораторов образны и четки.

Председатель Христианско-социального союза Штра­ус считал, что Иоганну Pay «должность канцлера и ру­башка канцлера ему велики на три номера воротника»; председатель баварской Социал-демократической партии Хирземан сказал о Норберте Блюме, что тот является «карнавальным шутом с Рейна, который так же не годится представлять интересы работодателей, как черепаха для прыжков с шестом»; министр от Свободной демократи­ческой партии Бангеман охарактеризовал баварский пар­ламент без Свободной демократической партии как «союз

почитателей премьер-министра, в котором социал-де­мократы держат для Христианско-социального союза сборник псалмов».

Снова и снова констатируем: особенно хорошо запо­минаются смешные сравнения.

Эксперт по транспортным вопросам хотел показать, что строительство улиц не может ни на шаг отставать от растущего количества автотранспорта и выбрал следую­щее сравнение: «Это как бег наперегонки между зайцем (строительство дорог) и ежом (автотранспорт). Еж все время кричит: А я уже здесь!».

Выразительную формулировку нашел Рудольф Ауг-штайн в своей речи о Рейнско-Рурском клубе: «Каждый знает, что экономический бойкот еще никогда не функ­ционировал в мирное время, потому что деловой парт­нер, как крот, несмотря на любое эмбарго, докопается до цели».

Ллойд Джордж был великим оратором нашего столе­тия. Он обладал большим чувством юмора, и, прежде все­го, верным чутьем. В сентябре 1914 г., выступая на боль­шом собрании перед слушателями, спросил, может ли в Британской империи что-то значить клочок бумаги или любую бумажку можно без долгих слов разорвать. Напря­жение в зале возросло, потому что никто не знал, куда клонит оратор. У слушателя первого ряда он взял гряз­ную однофунтовую банкноту, высоко поднял ее и вос­кликнул: «Немецкий канцлер назвал договор с Бельгией о нейтралитете клочком бумаги. Чем является здесь эта однофунтовая банкнота? Бумагой - больше ничем! Ее можно сжечь, разорвать. Какова ее ценность? Клочок бумаги! И однако — что стоит за ней? Кредит всей Бри­танской мировой империи!» Это сравнение вызвало в зале бурю возмущения против Германии. Меткое слово «кло­чок бумаги» с быстротой молнии облетело вокруг света. В заключение приведем сообщение в прессе о докла­де гейдельбергского профессора астрономии Кинле. Исследователь во всеохватывающей модели сравнения де­лает наглядными размеры Вселенной. При помощи это­го способа становятся очевидными размеры совокупнос­тей, которые трудно себе представить: чтобы суметь сде­лать наглядными ближайшую окрестность солнца на уда­лении до 16 световых лет, необходимо, согласно профес­сору Кинле, пространство с куполом, имеющим радиус 155 км. Если в качестве центра взять, например, Бонн, то его границы пройдут примерно у Нимвегена и Мюнстера на севере, у Касселя на востоке, у Вормса на юге и у Намюра на западе.

На этом огромном куполе должны быть распределе­ны 60 булавочных головок. Удаление каждой булавочной головки от других составляет круглым счетом 50 км. Если бы захотели от одной звезды к другой отправить посыль­ных со скоростью света, то есть 300 000 км в секунду, то в модели Кинли это могли бы изобразить самые медлен­ные улитки. Они были бы удалены друг от друга на рас­стояние, равное расстоянию между булавочными голов­ками, то есть на 50 км и передвигались бы в своем путе­шествии со скоростью двенадцать миллиметров в час или (едва-едва) один метр в три дня.

Приняв, что в модели улитка действительно отважи­лась бы предпринять путешествие в 50 км, она бы никог­да не достигла ближайшей булавочной головки. Если бы она за год с трудом проходила только-только 120 м, то булавочная головка уже сместилась бы от своей исход­ной точки на 60 см. Это соответствует — относительно — собственному движению звезды.

Предполагая, что суперулитка имела бы возраст свы­ше 400 лет и фактически переместилась бы в течение это­го времени на 50 км, то искомая булавочная головка уже опять отдалилась бы почти на 300 м — расстояние, кото­рое от улитки опять потребовало бы два с половиной года.

То, что в модели профессора Кинли перемещает­ся предельно медленно, в космосе должно мчаться с

невообразимой скоростью света, то есть 300 000 км/сек. В течение часа пройденное расстояние составило бы свыше 1000 000 000 км. Но космические корабли не проходят в час и одну 33-тысячную часть этого пути. При сегодняш­нем состоянии знаний и возможностей совершенно исклю­чено, что человечество когда-либо покорит космическое пространство. Однако уже многое, что долгое время явля­лось совершенно невозможным, стало действительностью.

Образ (метафора), образный ряд

«Каждый язык - язык образов»(Буш). Образ - осо­бая форма сравнения. Неизвестное опять соединяется с известным. «Две вещи в некотором отношении подо-бны»(Килиан), когда я для слова «страсть» говорю «жар», для слова «убежище» — «гавань» или о ком-то скажу «сер­дце из камня». Сегодня, например, очень употребитель­ны образы из мира спорта: говорят - «министр забил в свои ворота», чтобы этим выразить: он вложил в свой за­мысел всю энергию и тем не менее получил результат, противоположный желаемому. Образное выражение — любимое средство риторики Черчилля, которым он ус­пешно пользовался, когда обращался к чувству своих слу­шателей» (Хильдегард Гаугер).

Оратор в поисках ярких образов, которые выявят суть высказываемого. С чем я могу сравнить то, что хочу сооб­щить? Какое образное описание можно применить? Ко­нечно, образы не создаются искусственно. Они приходят, когда мы зорко наблюдаем жизнь - людей и предметы и обдумываем в образах. Яркий образ остается в памяти лю­дей, абстрактные рассуждения, как правило, нет.

Бывший федеральный канцлер Киссингер обладал об­разным языком. Вот несколько его сравнений: «Закон об обеспечении государственного бюджета был костылем, который помог преодолеть трудности только одного года». Или: «Мы едем в очень длинном туннеле, в котором долго не увидим свет».

 

Еще несколько примеров. Сторонники генерала де Голля во время и после немецкой оккупации считали маршала Петена предателем; он якобы встал перед Гитле­ром на колени, потому что спасовал. Когда Франсуа-Понсе, последователь Петена, был во Французской ака-демии, он произнес речь, желая помирить сторонников де Голля с Петеном. Понсе полагал, что оба политика были необходимы Франции. Де Голль предпочел борьбу извне, тогда как Петен тактической ловкостью показных усту­пок уберег Францию от разгрома. В речи в качестве веду­щих образов проходят два: де Голль - меч, Петен - щит Франции. Кто думает без предубеждения, сказал Понсе, тот должен констатировать, что «щит помог Франции достичь того, что решила огненная молния меча».

«Массы могут думать только в образах и находятся под влиянием только образов», пишет уже в 1895 г. француз­ский психолог Ле Бон.

Бисмарк закончил одно (ставшее знаменитым) выступ­ление в рейхстаге приглашением: «Господа! Мы работали быстро. Мы, так сказать, сажаем Германию в седло. Она может скакать!» Более действенным, чем высказывание: «Ведь господин Шульце не желает конкурировать с самим собой» является образное описание: «Мне еще не встречал­ся мясник, который бы отстаивал вегетарианство».

С помощью образов можно многое представить на­гляднее, но нельзя ничего доказать. Совершенно прав Эрдман, когда пишет: «Никогда не доказать чего-либо с помощью образа, и бессмысленно думать, что если две вещи похожи в одном отношении, то они похожи в дру­гих или даже в любых отношениях. Но именно в это охот­но верят, и потому так легко с помощью выразительных аналогий делать очевидным самое лживое».

Разрушение образа

По настоящему точный образ всегда действен. Избе­гать надо его искажения. Так, бывает оратор хочет сказать образно, но при этом перескакивает с одного образа на другой; этот другой не имеет ни малейшего отношения к первому. Это ведет к разрушению образа. Приведу не­сколько примеров.

«Зуб времени уже осушил много слез», так закончил утешительную надгробную речь один оратор. В путевых заметках об Азии значилось: «В городе Гонконге нахо­дится грязь, которую моют». Характеристика Данте до­стигла высот в предложении: «Данте был человеком, ко­торый одной ногой еще стоял в средневековье, а другой - приветствовал утреннюю зарю нового времени». Пред­ставляется нечто пластическое.

Следующий коктейль из образов Фриц Гератеволь ус­лышал в одной проповеди: «Скромные фиалки цветут, сияя, когда молот судьбы по наковальне сердца возбудил сияющие лучи». Эта сентенция произнесена выразитель­ным громким голосом.*

В речах Вильгельма II нередки высказывания, подоб­ные этому: «Ему понадобился океан типографской крас­ки, чтобы замаскировать пути, которые совершенно оче­видны». Цюрихский парламент был изумлен изобретени­ем нового многоцелевого оружия, представленного од­ним депутатом: «Господа, дело идет об обоюдоостром мече, у которого выстрел происходит сзади».

Протокол заседания одного немецкого ландтага запи­сал следующее дискуссионное сообщение: «Эти обстоятель­ства я освещаю острым ножом критики». Однажды депутат граф Бетузи призвал немецкий рейхстаг «схватить поток времени за клок волос». Несомненно, способ нелегкий.

Условие правильной речи — употребление слова с учетом его литера­турного значения, смысловой и стилистической сочетаемости. В при­веденных автором примерах эти условия нарушены. Зуб не осушает, он грызет, жует и т. д. грязь не моют, а смывают, Данте не мог зарю приветствовать ногой.

Практическая стилистика дает правила использования лексических и грамматических средств языка. См.: Розенталь Д. Э. Практическая сти­листика русского языка. - М.: Высшая школа, 1965. - С. 31.

От разрушения образа не застрахован никто. И, если это случается, даже очень серьезные собрания не прочь весело посмеяться. Вред для речи едва ли устраним.

Примечательно, что даже у такого выдающегося мас­тера слова, как Гердер, бывали срывы; и как нарочно, в речи на тему: «Причины дурного вкуса». Гердер говорил об упадке искусства речи в Греции так: «Когда свобода Греции гибла (искусства речи) огонь был в нем, в Демос­фене; вспыхнувшее пламя пребывало в крайней нужде. Искусство речи пресмыкалось в школах или сидело в тес­ных судебных шкафах. Оно согнулось в пыли и искале­чено». Хоп-ля — только что искусство речи еще было «ог­нем» и «пламенем», затем происходит удивительное пре­вращение пламени в -пресмыкающееся, которое «согну­то» и «искалечено».

Короткие рассказы

Небольшие воспоминания о пережитом, вставленные в речь анекдоты — все это разнообразит речь. Хорошо дей­ствуют подробности и прямая речь. «Иногда богатые люди получают от высоких доходов мало счастья». Выс­казывание остается абстрактным, если его не сделать наглядным. Например: «Старый Рокфеллер зарабатывал в неделю более 1 миллиона долларов, но мог потратить на свою еду только 5 долларов, потому что был болен и питался кашей и картофельным пюре».

Любая действительно хорошая речь содержит некое действие. Оно не всегда сопровождается описанием событий. Ход мыслей можно выразить даже в диало­ге. Прямая речь всегда оживляет.

Возьмем высказывание: «Он сказал, что хотел прежде поговорить с господином Мейером». Лучше будет: «Он сказал: "Прежде я хочу поговорить с господином Мей­ером".» Оживляюще звучит все, что мы из прошлого пе­реносим в настоящее время. Не: «Три года назад случи­лось следующее: я вышел из ратуши и встретил господи-

на Шульце...», но: «Это случилось три года назад. Я вы­шел из ратуши и встретил господина Шульце...» Ситуа­ции, перенесенные в современность, действуют более пластично и непосредственно.

Зачастую память долго удерживает увлекательное опи­сание события.

Ллойд-Джордж немного знал о действии персонифи­цированной диалогической речи, когда представил в уп­рощенном виде международное положение в своей зна­менитой речи, произнесенной в королевском дворце в 1914 году. (Этот отрывок будет воспроизведен в подлин­ном звучании): «Poor little Belgium said: "I do not require the French army corps, I have the word of the Kaiser"... Ser­bia said to Austria: "If any officers of mine have been guilty, I will dismiss them"... Then came Russia's turn. She has a spe­cial interest in Serbia. Germany knew it, and she turned ro­und to Russia and said: "I insist that you shall stand by with your arms folded whilst Austria is strangling your little brot­her to death! What answer did the Russian slav give?He gave only answer that becomes a man. He turned to Austria and said: "You lay hands on that little fellow, and I will tear your ramshackle Empire limb from limb! And he is doing it".» (Бед­ная маленькая Бельгия говорит: «Мне не нужно никаких французских корпусов, я полагаюсь на обещание кайзе­ра»... Сербия говорит Австрии: «Если замешаны какие-либо мои чиновники, я их прогоню»... Затем пришло вре­мя России. У нее в Сербии особые интересы. Германия, зная это, повернулась к России и сказала: «Я настаиваю на том, чтобы ты стояла со сложенными руками, пока Австрия уничтожает твоего младшего брата». Какой от­вет мог дать русский? Он сказал Австрии: «Руки прочь от моего маленького друга, а то разнесу твою прогнившую империю на куски! И он делает это.)

Всегда безотказно действуют на слушателей хорошо подобранные анекдоты и другие веселые дополнения в речи. Анекдот — не засвидетельствованный рассказ, в который

вкраплены забавные фрагменты и зерна истины. Хоро­ший анекдот нужно или слушать или рассказывать - про­читанный или записанный, он теряет часть своего обая­ния. У Зигмунда фон Радецки есть меткое сравнение: «Рассказанный анекдот отличается от записанного, как летящая бабочка, — от приколотой под стеклом».

Повтор

В ораторском искусстве особое значение имеет повтор. Он вызывает воспоминание, глубже закрепляет основную мысль, повышает убедительность речи. Слуша­тель постоянно воспринимает новую мысль, повторе­ние же восполняет организующую функцию. «Повторе­ние - способ убеждения, с ярко выраженной эмоцией» (Лаусберг).

Основных видов повтора много.

Дословный повтор (особенно при восклицании и вы­ражении основных мыслей). Пример: в своем выступ­лении 19 мая 1940 г. Черчилль не сказал просто: «Мы должны победить в этой войне», нам навязана эта война, но он многократно повторил важнейшее слово «conguer» (победить). Он считает, что если Англия не выиграет войну, то варвары пройдут по всему миру : «если мы не победим, победить мы должны, мы победим непременно!»

Древняя риторическая фигура geminatio — удвоение слов, играет особую роль в речи с выражением мнения. Здесь удвоение слов означает их усиление: «никто, никто не имеет на это права!» (или, с промежуточными словами: «никто, абсолютно никто не имеет на это права!» Частое употребление дословного повтора не ре­комендуется из-за возможного эффекта «формальных заклинаний», которые так любят демагоги. Ле Бон констатирует: «Зачастую повторение действует, как доказанная истина».

Варьируемый повтор (повторение содержания, но в но-

вом словесном оформлении. Чем взыскательнее слуша­тели, тем необходимее вариация!)

Частичный повтор (смотри также рафинирование). (Например: «я бросил упрек оппоненту один раз, я уп­рекнул его во второй раз».)3ачастую, как здесь, первое слово предложения или часть предложения повторяются (фигура анафора).

Типичный пример анафоры мы видим в речи сенато­ра Эдварда Кеннеди на траурной церемонии, посвящен­ной убитому брату Роберту Кеннеди (8.6.1968): «Он видел несправедливость и пытался ее устранить. Он видел стра­дание и пытался его смягчить. Он видел войну и пытался покончить с нею».

Курт Шумахер в 1950 г. в Берлине сказал: «Суть госу­дарства не в правительстве, суть государства и не в оп­позиции. Сутью государства являются правительство и оппозиция».

При случае повторяют также ключевые слова пред­ложения (фигура эпифора).

Расширенный повтор. Повтор с включением новых слов, напряжение в речи: «Мы, не пережившие это вре­мя, не пережившие его осознанно, все же являемся при­верженцами того, что», и так далее.

«В наше время невозможна безопасность Советского Союза без безопасности США, невозможна безопасность стран Варшавского договора без безопасности стран НАТО» (Михаил Горбачев).

Цицерон не ограничился, например, скупой конста­тацией факта: «Все ненавидят тебя, Пизо». Он продол­жает, далее детализируя: «Сенат ненавидит тебя..., рим­ские всадники не выносят твоего вида..., римский народ желает твоей гибели..., вся Италия проклинает тебя...» (смотри также «Разъяснение»).

Еще пример из нашего времени: «Пожалуйста, при­мите всерьез нашу позицию в этом вопросе. Потом, лишь потом, только потом возможно найти общее решение, которое использует наш народ и наше государство в случае необходимости». (Георг Лебер о законодательстве по чрезвычайному положению, бундестаг 24 января 1963 г.).

Небольшая доза повторения действует ободряюще, но слишком большая усыпляет или разочаровывает.

«Искусство речи в том и состоит, чтобы преподнести повтор так, будто он только что родился» (Науманн).

(Повтор не должен быть бесконечным, как народная процессия в «Орлеанской деве» Шиллера в сцене корона­ции: первое впечатление сменяется разочарованием: Ах, да ведь это все те же самые люди, которые проходили по сцене!)

Разъяснение

Разъяснение это особая форма повтора, а именно рас­ширенный повтор. Выражение, которое выбрано перво­начально, кажется слишком слабым. При известных об­стоятельствах к нему возвращаются, его улучшают и по­ясняют. Древние риторики эту фигуру называли соггес-tio (исправление). Например: «Я попросил господина Мейера поискать деловые бумаги; нет, я его не только попросил: я ему настоятельно рекомендовал, я от него потребовал принести наконец деловые бумаги...»

Рафинирование

Под этим мы понимаем обобщающий повтор, выпол­няемый в немногих точных высказываниях. Он исполь­зуется для краткой ориентации слушателя в ранее выс­казанном, например, перед переходом к новой части.

Призыв (восклицание)

Им особенно охотно пользуются в речах с выражени­ем мнения. Оно настойчиво обращается к слушателям и в большинстве случаев кратко и точно: «Подумаем об этом!»; «Этого мы не можем допустить!» Восклицание не употребляют часто: его действие притупляется. Воскли­цания должны быть убедительны и неназойливы.

 

Цитирование

Некоторые ораторы украшают свою речь множеством цитат и не закончат речь, не обрушив на слушателя их «Шиллера».

Цитировать в речи следует скупо, будь то стихи или справки об источниках.

Шестьдесят лет назад был политик, князь Бюлов, большой любитель бесчисленных цитат (вероятных и не­вероятных). В карикатурах юмористических журналов он изображался только с «Крылатыми словами» Бюхмана в руках. Цитаты, особенно справки об источниках, так на­зываемые сведения о происхождении цитат, необходи­мы в научных лекциях, в популярных же докладах они даются лишь очень экономно, так как нарушают ход речи и утомляют слушателя.

Джордж Б. Шоу слушал однажды пространный доклад профессора истории. Ученый сыпал цитатами и приво­дил одну справку об источнике за другой, не замечая, что слушателей одолевала судорожная зевота. Когда у Шоу спросили его мнение о докладе, он ответил с едкой ус­мешкой: «Странно, очень странно - так много источни­ков! И тем не менее так сухо...»

Употребление пословиц - это палка о двух концах. Пословица - истина из каучука: очень много противоре­чивых высказываний на все случаи жизни, и нужную оп­понент всегда пустит в ход. («Кто рискует, тот выигры­вает»; «Тише едешь - дальше будешь»; «Однажды солгав­шему — кто поверит?»; «Один раз — не считается»). Удач­ные цитаты и меткие словечки разнообразят любую речь. Банкир Фюрстенберг то и дело «приправляя» ими свои доклады, имел девиз: «Лучше потерять доброго друга, чем Удержаться от меткого словца».

Перекрещивание (хиазм)

Перекрещиванием называется крестообразное распо­ложение четырех членов предложения: «Эти планы легко составить, нотрудно выполнить». Перекрещивание по­вышает убедительность и занимательность.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.232.88 (0.016 с.)