Изменение структуры имени существительного от общегерманского к н.а. периодам. Типы склонения д.а. существительных. Их развитие в с.а. языке.




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Изменение структуры имени существительного от общегерманского к н.а. периодам. Типы склонения д.а. существительных. Их развитие в с.а. языке.



Изменение структуры имени существительного от общегерманского к н.а. периодам. Типы склонения д.а. существительных. Их развитие в с.а. языке.

Индоевропейские существительные, в частности готские, де­лились на одушевленные / неодушевленные, а также соотносились с опреде­ленным типом основ не случайно. В склонении на согласные -n-, -r- основы, а также на -u-, -i- основы наблюдается концентрация существительных, обозна­чающих одушевленные (активные) денотаты

Морфологическая структура общегерманского имени существительного была трехчастной: корень + основообразующий суффикс + падежная флексия. Корень выражал вещественное значение слова, падежное окончание выражало его грамматическую функцию, а основообразующий суффикс был маркером класса.

Из всех германских языков только в готском языке четко прослеживается трехчастная морфологическая структура.

В д.а. языке, как и в большинстве готских слов, также не представляется возможным выделить основообразующий суффикс, он слился с окончанием. Но с исторической точки зрения именно характер слияния осно­вообразующего суффикса с падежным окончанием определяет парадигму склонения имени.

Первоначально семантическая роль суффиксов (классных показателей), следовавших за корнем, доминировала над их грамматической функцией, а за­тем в результате маркированного соединения с грамматическими формантами роль показателя класса постепенно выхолащива­лась, показатели типов основ перестали прослеживаться в структуре имени.

Таким образом, в древнеанглийском существительном в результате фоне­тических процессов, вызванных изменением ударения, переднеязычной пере­гласовкой и другими, элементы слова уплотнились, и структура слова стала двухчастной: корень + окончание. Древнеанглийское имя существительное в падежных окончаниях отражает древнегерманскую систему склонения.

Как и в готском языке, в д.а. языке выделяется сильное склонение (с основами на -а-, -i-, -о-, -и-), слабое склонение (с основой на n-), склонение на -s- , -r- и корневое склонение. Между этими типами склонения в германских языках и типами склонения в других индоевропейских языках можно установить определенные соответствия. Сильное склонение включает существительные с основами муж­ского, женского и среднего рода: stan – камень, scip – корабль, caru – забота. По слабому склонению изменяются существительные всех родов с основой на -n-: пата (м) - имя, оха (м) - бык, сwепе (ж) - женщина; его можно сравнить со склонением рус­ских существительных типа имя - имени, знамя - знамени. «Сила» первого типа склонения заключалась первоначально в способности его окончаний характери­зовать определенный падеж, в го время как окончания слабого склонения из-за омонимичности были мало выразительны.

Склонение на -s-/-г- представлено четырьмя существительными, обозна­чающими детенышей: cild – дитя, cealf – теленок, lamb – ягненок.

Основы на -г- отмечаются также у существительных мужского и женского родов, обозначающих родственников:modor, sweostor.

У существительных корневого склонения отсутствовал основообразующий суффикс, падежное окончание присоединялось непосредственно к корню. Это были существительные мужского рода (тапп –человек)и женского рода (niht – ночь, cu - корова).

Самыми крупными и влиятельными группами существительных были а-основы, затем о-основы; n-основы по числу слов превышали а-основы.

Заимствования с.а. периода.

Скандинавское и нормандское завоевания обусловили обогащение словаря английского языка среднего периода заимствованиями из скандинавского и французского языков. Следует иметь в виду, что влияние этих языков на анг­лийский словарь было неодинаковым.

Скандинавские заимствования, как правило, обозначали уже известные ко­ренным жителям понятия, например, egg «яйцо», sete «место». Заимствованные позже слова не соответствуют фонетическим за­кономерностям английского языка. Так, д.а. sk >/ в VIII-IX в.в., а заимствован­ные в Х-ХII в.в. скандинавские слова сохранили sk: sky, skill, skin.

Заимствованные слова принадлежат разным частям речи: существительные (windowe, fellawe), при­лагательные (low, ill, ugly). местоимения (they, their, them), глаголы (liften, reisen). Большинство заимствованных глаголов спрягается по слабому спряжению.

Особый интерес представляют случаи, когда заимствовалось не слово. а только его значение. Это имело место, если слова в скандинавском и англий­ском языках обладали звуковым сходством и имели близкие значения. В некоторых случаях слово заимствовалось потому, что оно подходило к английскому этимологическому гнезду. Глагол вшу вытеснил глагол sterven.

Скандинавские заимствования - результат процесса ассимиляции сканди­навских переселенцев на острове Британия.

Французские заимствования. Значительность романского элемента в английском языке самоочевидна. Количество французских (включая латинские) заимствований достигает 57 % числа слов английского языка. Однако подавляющая часть слов не широко употребительны (термины, книжная лексика), в то время как основной словар­ный фонд носит исконный характер. Все французские заимствования, попол­нившие среднеанглийский словарь, можно разделить на две группы лексем.

Одна группа включает слова, обозначающие понятия и явления, не имев­шие ранее номенклатурного выражения в английском языке, поскольку Франция в эпоху средневековья находилась впереди других стран Западной Европы в некоторых областях государственной и культурной жизни. Так, из области управления государством заимствованы слова parlement «парла­мент», chaunceler «канцлер», из строительства и архитектуры пришли слова tempel «храм», piler «колонна». Вторая группа включает слова, которые, не неся в себе новых понятий, все же массами входили в английский язык, приводя не только к количественным, но и к качественным изменениям словаря. Заимствование могло вытеснить ис­конное слово или приводило к сужению его значения: с.а. dog сузило значение д.а. hund «собака» > с.а. «гончая».

Именно заимствования этой группы явились прямым следствием двуязы­чия в Англии после нормандского завоевания. Одним из способов раскрытия значения недавно заимствованного слова служило помещение рядом с ним ис­конного или заимствованного, но уже ассимилировавшегося в языке синонима:. Такие устойчивые синонимические сочетания называют парными синонимами: longages and tonges языки и наречия, love and affection. При сопоставлении англо-французских синонимов В.Н. Ярцева обнаружила интересные результаты. Часто французское слово противостояло не одному английскому слову, а входило в целую синонимиче­скую группу: англ. deep сочеталось с конкретными и абстрактными существительными, в то время как фр. profound соотносилось только с абстрактными существительными. Если вначале пар­ные синонимы служили целям толкования неизвестного слова, то к концу пе­риода их употребление становится все более редким, а впоследствии стало чисто стилевым приемом - английские слова употреблялись в нейтральном стиле, а французские слова обеспечивали книжный стиль.

Важным для понимания особой роли французского языка в судьбах анг­лийского является то, что эти слова проникали в язык не как отдельные изоли­рованные единицы, а входили в него целостными семантическими и структур­ными группами. Семантические группы объединены общностью предметно-семантической сферы, например: судопроизводство (court «суд», prisoun «тюрьма»), армия и вооружение (werre «война», general «генерал»), городские ремесла (bocher «мясник», peinter «художник»), школа (lessoun «урок», pencil «карандаш»).

Заимствования из французского языка происходят их двух диалектов: нор­мандского и центрально-французского (иль-де-франский). Они различались ме­жду собой по ряду фонетических особенностей. Так, из лат. Captiare «ловить» развивается фр.-норм. cacchir > с.а. cacchen «ловить» и центр.фр. chasier > с.а. chasen «преследовать». В результате в английском языке появились этимологи­ческие дуплеты - слова одного корня, пришедшие в язык разными путями.

Французское влияние на английский словарь не прекратилось и после обо­собления Англии от Нормандии, на смену политическим факторам пришли культурно-исторические факторы.

Образование национального английского языка. Становление орфографической нормы.

Основными экстралингвистическими факторами, способствовавшими об­разованию национального английского языка, явились объединение страны и прогресс культуры.

В ХУ1-ХУП веках английское феодально-абсолютистское государство раз­вивало новые производственные отношения, в которых выступали две основ­ные силы - класс буржуазии и класс наемных рабочих. Становление новой капи­талистической формации сопровождалось ростом городов как центров ремесла и торговли, развитием городского сословия - буржуазии, среднего класса, ко­торый стал оплотом абсолютной монархии. Этот класс быстро увеличивался и обогащался за счет развития суконных мануфактур в результате высокого спроса на шерсть на внутреннем и внешнем рынке. В сельской местности пер­воначальное накопление капитала мелкопоместного дворянства и мел­ких землевладельцев недворянского происхождения обеспечива­лось, прежде всего, процессом «огораживания», при котором крестьяне сгоня­лись со своих земель ради расширения пастбищ для овец. Укрепление этих об­щественных слоев привело к усилению роли английского языка и постепенно­му вытеснению французского языка.

Постепенно английский язык вытеснял и латынь. Генрих III, рассорившись с папой Римским, стал насаждать протестантство. В результате Реформации все церковные тексты были переведены на английский язык, церковные обряды стали вестись по-английски. Сложнее прокладывал себе дорогу английский язык в научной литературе. В 1531 году Томас Элиот написал первый ученый труд на английском языке «Наставник». При этом, поскольку специальной терминологии не было, Элиоту пришлось вводить латинские слова в англизированной форме и давать толкование введенного термина. Этот путь нашел своих последовате­лей, и латынь была побеждена путем заимствования терминов из нее же.

XVI век - эпоха Возрождения во всей Западной Европе, в том числе к в Англии. Это эпоха складывания наций, и одним из средств проявления на­ционального самосознания становится борьба за родной язык. В английском языке это проявилось в стремлении обеспечить все сферы общения родным языком, с одной стороны, и в стремлении усовершенствовать свой язык, с дру­гой стороны.

Изобретение книгопечатания Иоанном Гутенбергом в Германии стало крупнейшим событием в культурном развитии Европы. Английский первопе­чатник Уильям Кэкстон в 1447 году издал в открытой им в Лондоне типогра­фии первую английскую книгу «Афоризмы и высказывания философов». Кэкстон тщательно отбирал произ­ведения для издания, благодаря ему читатели познакомились с лучшими образ­цами современной литературы и литературы предшествующей эпохи. Но он не ограничивался ролью издателя, а был и редактором своих изданий, поэтому ему приходилось выбирать между разными языковыми формами, решать вопрос правильности и неправильности языка. Поскольку языковой нормы еще не бы­ло, то Кэкстон руково­дствовался языковым узусом, как было принято говорить в определенных об­щественных слоях. Принцесса Маргарита сделала ряд замечаний по поводу языка первой книги, ориентируясь на язык двора. Вместе с тем, социальное из­мерение языка не единственное, существуют и другие: историческое (хроноло­гическое), пространственное (ареальное), и все они отражаются в многообразии и подвижности узуальных форм. Кэкстон стремился сделать произведение об­щепонятным, он читал новые и старые памятники, сопоставляя странные, необычные слова со старыми и простыми, отвергал непонятное. Изданные книги распространялись по всей стране, выступая языковым эталоном. Центральная власть также пользовалась лондонским диалектом; докумен­ты, расходившиеся из Лондона во все концы страны, становились проводника­ми традиций лондонского диалекта. Постепенно остальные диалекты перешли на положение бесписьменных.

Образование национального английского языка требовало установления твердой орфографической нормы. Введение книгопечатания способствовало распространению традиционного написания. Орфография, введенная англий­ским первопечатником Кэкстоном. была консервативна, не отражала новых тенденций в языке. И все-таки именно орфография Кэкстона составила основу современной английской орфографии, так как она была в значительной степени нормализованной. Многие выработанные при напечатании первых книг орфографические принципы сохранили значение до наших дней. Орфография более консервативна, чем произношение, изменения в произ­ношении наступают быстрее, чем это отражается в написании. Предпринятые попытки кодифицировать орфографию не всегда приносили положительные ре­зультаты. В XVI в. развилось вредное течение латинизации орфографии, то есть исправление заимствованных из французского языка слов на основе сопостав­ления их с латинскими словами. В XVII в. появляются про­екты, предлагающие устранение отдельных разногласий между произношением и написанием. Позже реформаторы обращают внимание на необходимость вве­дения одного обозначения для каждого звука, но с учетом исторической тради­ции. Расхождения между написанием и произношением слов являются результатом исторических наслоений, которые привели к фонетической многозначности букв.

Изменение структуры имени существительного от общегерманского к н.а. периодам. Типы склонения д.а. существительных. Их развитие в с.а. языке.

Индоевропейские существительные, в частности готские, де­лились на одушевленные / неодушевленные, а также соотносились с опреде­ленным типом основ не случайно. В склонении на согласные -n-, -r- основы, а также на -u-, -i- основы наблюдается концентрация существительных, обозна­чающих одушевленные (активные) денотаты

Морфологическая структура общегерманского имени существительного была трехчастной: корень + основообразующий суффикс + падежная флексия. Корень выражал вещественное значение слова, падежное окончание выражало его грамматическую функцию, а основообразующий суффикс был маркером класса.

Из всех германских языков только в готском языке четко прослеживается трехчастная морфологическая структура.

В д.а. языке, как и в большинстве готских слов, также не представляется возможным выделить основообразующий суффикс, он слился с окончанием. Но с исторической точки зрения именно характер слияния осно­вообразующего суффикса с падежным окончанием определяет парадигму склонения имени.

Первоначально семантическая роль суффиксов (классных показателей), следовавших за корнем, доминировала над их грамматической функцией, а за­тем в результате маркированного соединения с грамматическими формантами роль показателя класса постепенно выхолащива­лась, показатели типов основ перестали прослеживаться в структуре имени.

Таким образом, в древнеанглийском существительном в результате фоне­тических процессов, вызванных изменением ударения, переднеязычной пере­гласовкой и другими, элементы слова уплотнились, и структура слова стала двухчастной: корень + окончание. Древнеанглийское имя существительное в падежных окончаниях отражает древнегерманскую систему склонения.

Как и в готском языке, в д.а. языке выделяется сильное склонение (с основами на -а-, -i-, -о-, -и-), слабое склонение (с основой на n-), склонение на -s- , -r- и корневое склонение. Между этими типами склонения в германских языках и типами склонения в других индоевропейских языках можно установить определенные соответствия. Сильное склонение включает существительные с основами муж­ского, женского и среднего рода: stan – камень, scip – корабль, caru – забота. По слабому склонению изменяются существительные всех родов с основой на -n-: пата (м) - имя, оха (м) - бык, сwепе (ж) - женщина; его можно сравнить со склонением рус­ских существительных типа имя - имени, знамя - знамени. «Сила» первого типа склонения заключалась первоначально в способности его окончаний характери­зовать определенный падеж, в го время как окончания слабого склонения из-за омонимичности были мало выразительны.

Склонение на -s-/-г- представлено четырьмя существительными, обозна­чающими детенышей: cild – дитя, cealf – теленок, lamb – ягненок.

Основы на -г- отмечаются также у существительных мужского и женского родов, обозначающих родственников:modor, sweostor.

У существительных корневого склонения отсутствовал основообразующий суффикс, падежное окончание присоединялось непосредственно к корню. Это были существительные мужского рода (тапп –человек)и женского рода (niht – ночь, cu - корова).

Самыми крупными и влиятельными группами существительных были а-основы, затем о-основы; n-основы по числу слов превышали а-основы.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.232.96.22 (0.009 с.)