Construction of trust between local population and PLO Onegales 


Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Construction of trust between local population and PLO Onegales



We indicated above that the level of initial trust between the company and local communities varied and depended on the social and economic context. In its first stage certification did not greatly influence the present situation. The poor participation of local communities in the certification process was caused by a lack of information concerning certification and the new opportunities, which should have been provided to the local population and indigenous people.

In forest settlements a certain level of trust in the forest company had existed since the Soviet period, but the information and consultation requested by the FSC standard only started in two of the six companies of the holding, namely at Onezhskoe Wood Floating Enterprise and Nimengales, where places for gathering mushrooms and berries were excluded from cutting. The company conducted public hearings in a few settlements, but this was done according to the Law on Environmental Expertise and was not connected with certification, which initially did not influence much the company’s social responsibility.

The situation was different in the Pomor villages of the coast of the Onega peninsula. The local population mistrusted the company, as it was cutting wood near their rural forests. The Pomors were worried about cutting in their hunting territories and near the rivers where they traditionally fished (interview with a hunter of a fishing collective farm 2005) and took their drinking water. They were afraid of a dropping water-level that could spoil the quality of the water (interview with the chairman of a fishing collective farm 2007).

The local population took wood from nearby forests for building and repairing their houses and other constructions (interview with the chairman of a fishing collective farm 2007). Their mistrust increased after an unsuccessful attempt by the fishing collective farms to contact PLO Onegales. They tried to get permission from the company to take firewood from territories the company rented from the state and prevent the building of a road which would have run too close to the village (interview with the chairman of a fishing collective farm 2007).

However, they did not manage to start a constructive dialogue with the company. PLO Onegales mistakenly believed the Pomor villages were not stakeholders in the FSC certification or entitled to benefit from the company’s social responsibility, as these settlements were not located inside their leased forest territories (interview with the person responsible for certification of the PLO Onegales 2006). After the control audit of 2007, due to the intervention of local NGOs and the experts from CISR, the company included the Pomor villages in the list of stakeholders and started the process of constructing trust.

 

Discussion and conclusion

As the analysis showed the process of constructing trust is implemented both globally and locally. On the global level NGO and expert networks build the trust of consumers in an abstract FSC logo, and locally they build the trust of local people in a specific company. Thus, forming trust in an abstract system is localized through stimulation of the corporate socio-environmental responsibility of a specific company that forms the personal trust in this company on the regional level and to their enterprises on the local level. On the whole, when building the trust of local NGOs and local communities in the company the most important things are regular interaction between all the parties, the range of old or new forms of corporate social responsibility and forming personal trust. It is the socio-environmental context which in many respects determines settled relations of trust and the range of the types of corporate social responsibility.

Three different types of local communities, namely forest settlements, traditional villages and Pomor villages, determine three types of interaction between the certified company and the local population. Forest settlements are treated by the company in a paternalistically supportive way. The company attends to traditional village people but tries to solve problems with a minimum of expense. Relationships between the company and the Pomors are cautious: the company is opposed to excluding large forest plots from cutting and the reservation of these forests for traditional utilization. Experts, international, regional and local NGOs strive to overcome conflicts through constructing trust, mutual compromises and partnerships.

NGOs and experts play the most important role in building trust in the company both on the part of consumers and regional and local communities. They govern the local practices of the corporate social and environmental responsibilities of certified companies and present them as responsible on the international level. At the same time, being stakeholders they help the company to change their practices to build trust on the local level. The role of various NGOs varies depending on the focus of their activity.

Promoting FSC certification throughout the world, WWF played an important role in localizing the global certification process at PLO Onegales logging companies and predetermined the relationships with Russian NGOs. The representatives of WWF acted as experts enjoying common trust, because this international NGO is the main agent promoting sustainable forest utilization throughout the world. Being a FSC forest certification stakeholder, the WWF controls and guarantees the quality of certification.

Interaction with another international NGO - Greenpeace - concerning conservation of old-growth forests demonstrated how the practice building trust by international eco-NGOs can force companies to undertake concrete actions to prove their environmental responsibility in a locality and at the same time creates personal trust between representatives of an NGO and a company. As a result, the administration of PLO Onegales was ready to set a moratorium on cutting wood in large woodlands of the forests of high environmental value.

The interplay between the holding and regional and local NGOs also contributed to forming trust in the company on the regional and local levels, and stimulated a variety of forms and enlargement of the sphere of corporate responsibility. Though the role of these NGOs was rather occasional and limited, they reduced their contacts with the company due to a lack of resources.

The important role of experts in the construction of trust arises from their high competence, interest in the quality of certification and available resources. They proved to be the guarantor of the high quality of the FSC certification both on the local and global levels. The experts of the Arkhangelsk Certification Center in many respects determined the first forms of localization of the FSC system in the company and took part in the construction of trust in certified enterprises in regionsl and local communities. However, their role was limited only to the preparing logging company for certification.

The role of expert-auditors was crucial in forming abstract trust in the certified company, as they were responsible for FSC certification quality in a specific enterprise to buyers, NGOs and other stakeholders. In our case, on the local level the auditors provoked mistrust in the FSC certification of PLO Onegales, as they paid little attention to the interaction with local communities. On local level, trust is built on personal contacts between the forest company and local communities. Social experts from the CISR played a very important role in constructing trust between the company and regional and local NGOs as well as local communities. Their activity focused on solving problems of interplay between the company and local and indigenous people. The social experts especially helped PLO Onegales to gain the trust of Pomor NGOs and the Pomors themselves. Due to the experts’ activity and intervention, the Pomors were largely informed of the new rights brought by FSC certification, a constructive dialogue started between interested parties, and information was gathered about forests of high social value, which should be excluded from cutting.

References

Internet references

Greenpeace Russia web www.greenpeace.org/russia/ru/news/l73908. Participatory observation diary, 2007.

Map of intact forest, www.greenpeace.org/russia/ru/press/releases/36657l. www.intactforests.org.

«Will Onezhkoe Pomorie cause damage to Onezhskiy LDK?» // North-West regional advertising and information weekly StroyInformBureau № 35. 03.09.2001, www.stroit.ru/news/view/text/id/3199.html.

Protocol of stakeholder meeting with auditors of the GFA Consulting Group and managers of PLO Onegales, Onega, 15.10.2007.

Public reports about the certification of Malashuikales, Nimengales, PLO Onegales, www.gfa-group.de/beitrag/home_beitrag_903550,html.

Raikhner I.V. An audit scandal is about to happen in Onega. Biznes-klass Arkhangelsk. 25 July - 01 June 2007. № 23 (357).

Russian national standard of voluntary forest certification under the Forest Stewardship Council, 2008, p. 136.

Forest Stewardship Council web site (www.fsc.org).

Russian National Office of Forest Stewardship Council web site (www.fsc.ru).

PLO Onegales web site, www.onegales.ru.

Investleprom web site, www.investesprom.ru

WWF Russia website, www.wwf.ru

Public reports of certification, www.fsc.ru.

List of participants of Russian National Initiative, www.fsc.ru.

List of participants of Association of Environmentally Responsible Forest Companies www.wwf.ru.

Auditing company GFA Consulting Group web www.gfa-group.de. Environmental ratings in Russian Forest Industry web, www.wwf.ru/about/what_we_do/forests/aeol/ratings/doc457/page1.

Literature

1. Arts B. Non-state actors in global environmental governance: New arrangements beyond the state // Global Governance. Eds. M. Koening-Archibugi, M. Zurn. Palgrave. 2005.

2. Barber B. Informed Consent. Rutgers University Press. 1980.

3. Barber B. The Logic and Limits of Trust. Rutgers University Press. 1983.

4. Bershtam T. A. Pomori. Formirovanie gruppi i sistemi hoziaystvovaniia (Pomors. Forming groups and economic systems). Leningrad. 1978.

5. Bulatov V.N. Russkiy Sever. Pomorie (Russian North. Pomorye). Arkhangelsk: Pomor State University. 1999. vol. 3.

6. Cashore B. Legitimacy and the privatization of environmental governance: how non state market-driven (NSMD) governance systems gain rule making // Authority Governance Journal. October 2002. vol. 15. p. 503-529.

7. Cashore B., Auld G., Newson D. Governing Through Markets: Forest Certification and the Emergence of Non-State Authority. New Haven, London: Yale University Press. 2004.

8. Giddens A. The consequences of modernity. Stanford: Stanford University Press. 1990.

9. Lewis D., Weigert A. Trust a Social Reality // Social Forces. June1985. vol. 63. № 4. p. 967-985.

10. Kulyasov I.P., Kulyasova A.A., Pchelkina S.S. Regionalnie aspekty globalnogo protsessa lesnoy sertifikatsii (Regional aspects of the global process of forest certification) // Region: ekonomika i sociologiia (Region: Economy and Sociology). 2005. № 4. p. 154-169.

11. Kulyasova A.A. Rol NGO v stimulirovanii korporativnoy sotsialno-ekologicheskoy otvetstvennosti lesnogo holdinga na primere PLO Onegales (The role of NGOs in stimulating corporate social-ecological responsibility of a forest holding: the example of PLO Onegales) // Moskovskiy obschestvenniy nauchniy fond (Moscow Social Sciences Fund). Moscow. 2008. vol. 202. p. 126-152.

12. Kulyasova A.A., Kulyasov I.P., Kotilainen J. Sovremennoe gibridnoe upravlenie lesnin sektorom Rossii (Contemporary hybrid governance of the Russian forest sector) // Sotsiologiia i socialnaia antropologiia (Sociology and Social Anthropology). Special issue. Ed. M. Tysiachniouk. SPb: Intersoсis. 2006. vol. 9. p. 81-112.

13. Kulyasova A.A., Kulyasov I.P. Konstruirovanie vzaimodeistviia «biznes - grazhdanskoe obshchestvo» na primere Onezhkogo LDK / PLO Onegales (Construction of cooperation between business and civil society: an example of Onezhkiy LDK / PLO Onegales) // Lesnoy biulleten (Forest Bulletin). June 2007. № 2 (35). p. 23-27.

14. Luhmann N. Trust and Power. Wiley, Chichester, Toronto. 1979.

15. Maletz O., Tysiachniouk M. The effect of expertise on the quality of forest standards implementation: the case of FSC forest certification in Russia // Forest Policy and Economics (forthcoming).

16. Pchelkina S.S., Kulyasova A.A., Kulyasov I.P. Lesnaia sertifikaciia po sisteme FSC na primere Maloshuykales i Dvinskogo LPH (Forest Certification in the FSC system: the example of Maloshuikales and Dvinskoy LPH) // Lesnoy biulleten (Forest Bulletin). December 2004. № 3 (26). p. 27-29.

17. Tysiachniouk M.S., Kulyasova A.A., Pchelkina S.S. Rol mezhdunarodnih obshestvennih organizaciy v formirovanii novoy socialno-ekologicheskoy politiki (The role of international civil organizations in forming a new social-ecological politics) // Issledovaniia socialnoy politiki (Social Policy Research). 2005. № 3. p. 305-326.

18. Vogel D. The Market for Virtue. The Potential and Limits of Corporate Social Responsibility. Washington D.C.: Brookings Institution Press. 2005.

 

Interviews

1. Interview with a representative of Department of Forest Industry Sector of Administration of Arkhangelsk region, March 2004, Arkhangelsk.

2. Interview with a representative of the Oshevensk Local Administration, November 2006, Shyryaikha village, Kargopol district Arkhangelsk region.

3. Interview with a representative of the National Cultural Center «Pomors (coast-dwellers) Revival» October 2005, Arkhangelsk.

4. Interview with the same representative of the National Cultural Center «Pomors (coast-dwellers) Revival» October 2007, Arkhangelsk.

5. Interview with another representative of the National Cultural Center «Pomors (coast-dwellers) Revival» November, 2006, Arkhangelsk.

6. Interview with a director of Maloshuikales, December 2003, Maloshuika village, Onega district, Arkhangelsk region.

7. Interview with a director of Maloshuikales, February 2004, Maloshuika village, Onega district, Arkhangelsk region.

8. Interview with a representative of the Administration of Onezhskii LDK, December 2003, Onega town, Arkhangelsk region.

9. Interview with a person responsible for certification of Maloshuikales, February 2004, Maloshuika village, Onega district, Arkhangelsk region.

10. Interview with the chairman of the board of the Association «Industrialists of Pomorie», March 2004, Arkhangelsk.

11. Interview with a representative of NGO Etas, October 2007, Arkhangelsk.

12. Interview with a representative of Pomor Public Policy Center and WWF-Arkhangelsk, October 2007, Arkhangelsk.

13. Conversation with a director of PLO Onegales, November 2006, Onega town, Arkhangelsk region.

14. Interview with the head of Northern Center of Forest Certification, February 2004, Arkhangelsk.

15. Interview with a hunter, October 2005, Kyanda village, Onega district, Arkhangelsk region.

16. Interview with the chairman of the fishing collective farm «Belomor», October 2007, Arkhangelsk.

17. Interview with the chairman of the fishing collective farm «Lenina», October 2007, Tamitcy village, Onega district, Arkhangelsk region.

18. Interview with a person responsible for the certification of PLO Onegales, November 2006, Onega town, Arkhangelsk region.

19. Interview with a person responsible for the certification of Iarnemales, November 2006, Oksovsky village, Plesetsk district, Arkhangelsk region.

20-22. Interviews with representatives of the district state forest agencies of the Kargopol district, Onega district, November 2006, Kargopol district, Onega district, Arkhangelsk region.

23-24. Interviews with representative of local state forest agencies, December 2003, Maloshuika village Onega district, November 2006 Maloima village Onega district.

25-34. Interviews with managers of PLO Onegales, Kargopolles, Iarnemales, November 2006, October 2007, Onega town, Kargopol town, Oksovsky village, Plesetsk district, Arkhangelsk region.

35-44. Interviews with workers and former workers of PLO Onegales, Kargopolles, Iarnemales, November 2006, October 2007, Onega town, Kargopol town, Oksovsky village, Plesetsk district, Arkhangelsk region.

45-48. Interviews with local citizens of Pomor villages: Tamitsa village, Purnema village, Kyanda village, Onega district, Arkhangelsk.

49. Interview with a representative of NGO «Pomor People’s Community», March 2008, Malaia Zolotitsa village, Primorskii district, Arkhangelsk region.

50. Interview with a representative of «WWF Arkhangelsk Office», March 2008, Arkhangelsk.


Конструирование отношений "доверие – недоверие" между лесной компанией и местным сообществом

Авторская статья опубликована ранее в научном сборнике Гуманитарные и естественнонаучные факторы решения экологических проблем и устойчивого развития. Ред. С. Шульмин, Н. Михалюк, В. Сидорчук, Г. Петрова, Д. Ермаков. Новомосковск: Новомосковский филиал УРАО. 2011. Ч. 1. c. 106-113.*

Введение

В ходе исследования было проанализировано, как в России складывались отношение «доверие - недоверие» между российской лесозаготовительной компанией Метсялиитто Подпорожье (дочерняя компания финской компании Метсялиитто) и местным сообществом. Пример Метсялиитто Подпорожье был выбран для анализа, с одной стороны, вследствие наличия характерных черт деятельности иностранной лесозаготовительной компании в России, с другой, вследствие уникальных особенностей, придающих анализу данного примера особый интерес. Уникальность примера обусловлена наличием очень активного и заинтересованного в сохранении лесов местного сообщества, встроенного в международные сети экологических общественных организаций.

В принципе, отношения доверия между компанией и сообществом выстраивались именно в контексте сохранения лесов, важных для населения. Поскольку Метсялиитто Подпорожье встроена в структуру крупной международной компании финского происхождения, характерными её чертами является высокий уровень корпоративной социальной и экологической ответственности, внедряемый головной компанией во всех дочерних компаниях, независимо от страны. Другие аспекты деятельности, например, работа с персоналом, технологии заготовки, отношение к мировым социальным и экологическим конвенциям и другое также во многом определяются политиками головной компании.

Метсялиитто Подпорожье - первая компания в России, сертифицированная по схеме PEFC [1, 2]. Эта сертификация является альтернативой другой сертификации по схеме FSC [3]. Последняя активно развивается в мире и России. До сертификации Метсялиитто Подпорожье она была единственной лесной сертификацией в России.

Хотя цель обоих сертификаций - продвижение устойчивого лесопользования, основанного на экономической эффективности, экологической устойчивости и социальной ответственности, они были инициированы различными группами интересов. Если FSC была инициирована международными общественными организациями, в первую очередь экологическими, то PEFC была инициирована лесопромышленниками. Ещё одно различие - стандарты FSC являются общими для всего мира с адаптацией для конкретной страны и региона. PEFC, наоборот, объединяет стандарты, вырабатываемые на национальном уровне, поэтому стандарты этой сертификации в одной стране могут существенно отличаться от стандартов в другой.

В целом, международная общественность считала, что стандарты PEFC слабее стандартов FSC, особенно в социальном блоке, защищающем права местных жителей и коренных народов. В нашем случае в PEFC был аккредитован российский национальный стандарт, разработка которого поддерживалась госорганами и лесопромышленниками. Однако, поскольку к моменту его разработки российская версия стандарта FSC уже была разработана и использовалась на практике, то к разработке стандарта для аккредитации в PEFC были привлечены ключевые разработчики стандарта FSC из общественных организаций.

Это привело к тому, что национальный стандарт PEFC был очень близок по содержанию национальному стандарту FSC, а по ряду положений даже превосходил. Это произошло благодаря тому, что ещё обсуждаемые поправки к стандарту FSC уже были вписаны в российский национальный стандарт PEFC. В нашем случае, поскольку сертификация Метсялиитто Подпорожье была модельной, подготовка была очень серьезной и существенно повлияла на отношения с местным сообществом.

Наше исследование проводилось в 2007-2010 гг. по проекту «Доверие во взаимоотношениях российско-финских лесных компаний», поддержанному Академией наук Финляндии. Использовался метод case study. Полученные материалы - полуструктурированные интервью (взято 20 интервью с менеджерами компании Метсялиитто Подпорожье и Метсялиитто, представителями местной дирекции лесных государственных служб и администрации, местными жителями и его активистами) дневниковые записи проведённых фокус-групп с местным сообществом и бесед с его активистами и жителями, участвующего наблюдения на встречах компании с заинтересованными сторонами. Использовались также авторские материалы ряда других проектов, в которых проводились аналогичные исследования среди международных общественных организаций, региональных и федеральных органов власти, крупных лесных компаний, научных институтов и СМИ.

 

Теория доверия

В качестве теоретической рамки анализа нами используется теория доверия. Доверие концептуализируется в социологии как расширенная, мультипространственная социальная реальность, противостоящая инвариантности, сложности и непредсказуемости социального взаимодействия. Соответственно, доверие является необходимой стратегией для преодоления сложности и непредсказуемости, для достижения желаемого будущего [4, 5]. Доверие является коллективным феноменом, который возникает при взаимодействии и ориентации на определённые общие цели и ценности [6]. Оно проявляется в социальных системах в том, что участники этих систем действуют согласно с ожиданиями и представлениями друг о друге или символической репрезентации другого [7].

В современном глобализированном обществе отношения доверия, основанные на личных обстоятельствах, которые выражаются в отношениях сотрудничества социальных агентов, дополняются безличным доверием, выраженном в вере в абстрактные системы, то есть символические знаковые или экспертные системы. При этом отношения доверия являются базисными при расширении пространственно-временного дистанцирования, проявляющегося в глобализации [8].

В нашем случае корпоративные политики международной компании и международная сертификация по схеме PEFC, приходя на местный уровень, перестают быть абстрактной системой для местного сообщества, находящегося под угрозой лишения леса как среды существования и жизнедеятельности. Она даёт им механизм самосохранения в виде контроля над лесопользованием сертифицированной компании, позиционирующей себя социально, экономически и экологически ответственной. В случае, если этот механизм срабатывает, он начинает работать на выстраивание доверия между компанией и местным сообществом.

Символическая маркировка сертификации и бренд компании остаются значимыми для торговых фирм и конечного покупателя. Они имеют дело с логотипами, маркирующими социально-экологическую ответственность производителя и качество произведённого продукта. Потребитель продукции, будь то крупная компания-продавец, например, ИКЕЯ или покупатель в магазине, ориентированный на покупку товаров, произведённых с соблюдением высоких социальных и экологических стандартов, доверяют логотипам компании и сертификации.

Покупая сертифицированную продукцию, они действуют в соответствие со своими ценностями. Таким образом, влияют на корпоративную ответственность на локальном уровне. Эта практика реализации ценностных ориентаций и запросов потребителей рассматривается как основанная на рыночных требованиях [9]. Происходит это вследствие того, что экологически и социально чувствительные западные рынки всё в большей мере ориентируются на продукты и услуги, произведенные имеющими сертификаты предприятиями, подтверждающие их корпоративную социально-экологическую ответственность.

Доверие к сертификационным системам в целом было сформировано, в основном, международными общественными организациями [10]. Необходимо отметить, что именно благодаря усилиям общественных организаций в последнее десятилетие был сформирован широкий сегмент международного рынка сертифицированной лесной продукции. Однако уровень доверие к PEFC в мире ниже, чем к FSC. В России пилотная сертификация по схеме PEFC стала модельной благодаря уже сформированным сетям общественных организаций и экспертов, продвигающих и стимулирующих выполнение норм и правил FSC. Они участвовали в подготовке и проведении PEFC-сертификации, легитимируя её и становясь гарантами доверия.

Эксперты стали связующим звеном между глобальным и локальным пространством. Они сыграли важную роль в изменении локальных практик корпоративной ответственности в сертифицирующейся компании. В то же время, общественные организации и эксперты, являясь заинтересованной стороной процесса сертификации, действуя в локальном контексте, помогают компании так изменить свои практики ответственности, чтобы выстроить доверие и взаимодействие с местным сообществом, переходящее в партнёрство по лесоуправлению.

Отметим, что в отличие от сформированного на международном уровне доверия к сертифицированным компаниям, как к абстрактным системам, на локальном уровне доверие выстраивается на основе персонализированных отношений лесной компании и местного сообщества и зависит от конкретного взаимодействия. Доверие растёт и укрепляется (воспроизводится) с каждым случаем взаимовыгодного, продуктивного и позитивного взаимодействия. Однако может исчезнуть моментально при вскрывшемся обмане, публичном неуважении и серьёзных ошибках, повлекших необратимые социальные или экологические последствия.

 

Индикаторы доверия

Процесс формирования и воспроизводства доверия можно отобразить с помощью индикаторов, что созвучно используемой методике отображения процесса устойчивого развития. Обозначим четыре индикатора доверия, разработанные по материалам исследования:

1. Общие цели и ценности у компании и местного сообщества.

2. Открытость и готовность к конструктивному диалогу и сотрудничеству. Этот индикатор можно разделить на две части:

- компании с местным сообществом;

- местного сообщества с компанией.

3. Наличие персональных отношений между представителями компании и местного сообщества (менеджерами компании и местными лидерами).

4. Практики взаимодействия. Этот индикатор также можно разделить на две части:

- практики формального взаимодействия в рамках российских законов и национального стандарта PEFC.

- практики неформального и приватного взаимодействия.

Базовое недоверие между компанией и местным сообществом, вызванное общим негативным отношением к сплошным рубкам иностранной финской компанией, было постепенно преодолено вследствие открытости компании, конструктивного диалога, сотрудничества и взаимных компромиссов между компанией и сообществом. При этом, если поначалу бренд Метсялиитто, как финской компании, воспринимался местным сообществом негативно, как компании, вывозящей ресурсы местного сообщества, то позже, вследствие активного взаимодействия, стал наоборот восприниматься как синоним экологической и социальной ответственности.

Для местного сообщества была важна возможность повлиять на решения компании. В нашем случае это возможность повлиять на виды и места рубок, получение рабочих мест, поддержка компанией местной инфраструктуры, мероприятий местного самоуправления и гражданских инициатив. В результате компания нашла баланс между своими интересами в той мере, в которой они не ущемляют интересы сообщества.

Социальный капитал компании может существенно расти, если она готова к компромиссам, чтобы удовлетворить хотя бы некоторые социальные нужды. Однако было выяснено, что во взаимодействии компании с местным сообществом в выстраивании отношений доверия важно соблюдать баланс активности. Если компания слишком активно пытается выстраивать отношения с сообществом, навязывая ему свои инициативы, то доверие с сообществом выстраивается слабо. И наоборот, если компания идёт навстречу инициативам сообщества, поддерживает их, то доверие растёт.

 

Специфика примера – Экопоселение Гришино

Специфической чертой местного сообщества является наличие в Важинском сельском поселении Подпорожского района Ленинградской области экологического поселения Гришино. Остановимся на экопоселении Гришино более подробно. Экопоселение Гришино является одновременно небольшим местным сообществом, состоящим из нескольких семей, проживающих в деревне Гришино. Они оформили общественную организацию Некоммерческое партнёрство «Экопоселение Гришино», являющейся большой социальной сетью людей, которые хотя и не живут постоянно в экопоселении Гришино, но приезжают туда, чтобы помочь, отдохнуть, поучаствовать в семинарах и других событиях.

Таким образом, эти люди создают широкую сеть поддержки экопоселения в разных городах, в первую очередь в Петербурге и Москве. Также есть достаточно большая доля участников из-за рубежа, входящих в международные сети экопоселений и разнообразных общественных, религиозных и политических организаций. Сама идея экопоселения - это экологически дружественный образ жизни в самом широком смысле и сохранение окружающей природы. Поэтому экопоселенцы и те, кто их поддерживают, были очень заинтересованы в сохранении лесов вокруг экопоселения [11].

Вначале до проведения пилотного проекта сертификации по схеме PEFC компанией Метсялиитто Подпорожье отношения выстраивались, в основном, с местным сообществом в лице администрации и социальных учреждений г. Подпорожье и п. Важины. В наших интервью не раз позиционировалась заслуга директора предприятия, как посредника между интересами финской компании и местного сообщества.

Между местными администрациями, районной администрацией и предприятием сложились отношения доверия, так как предприятие было в их глазах социально ответственное, а также воспроизводилось доверие той части населения, которое получало блага от компании. При этом проявление социальной ответственности было добровольным шагом, не предусмотренным законодательством и противоречащим прямым экономическим интересам компании. Так на момент исследования предприятие обязалось платить в районный бюджет порядка 3,5 млн. рублей, что составляло 10% от арендной платы или около 12 рублей от заготовленного кубометра.

Как мы уже отметили, активную позицию в этом случае занял директор предприятия, который стал выразителем местных интересов. Эти выплаты объяснялись для головного офиса концерна Метсялиитто как компенсация за использование местных ресурсов и восстановление справедливости при распределении выгод, что было принято руководством концерна. Предприятие также периодически оказывало социальную помощь сообществу п. Важины, например, частично профинансировало празднование 450-летия. Такое поведение компании подтверждает индикаторы доверия.

Одновременно с выстраиванием доверия с местными социальными институтами и местной властью, которые представляли лишь отчасти местное сообщество, существовала другая часть сообщества, которая жила в деревнях и была недовольна вырубками. Поскольку в районе деревень и экопоселения Гришино вели заготовку несколько лесопользователей, в том числе Метсялиитто Подпорожье, они не отличали вырубки одного лесопользователя от другого и выражали свою озабоченность в виде тезиса «финны всё вырубят для себя, вывезут и нам ничего не останется».

Таким образом, в экопоселении и близлежащих деревнях уровень недоверия был очень высок. Метсялиитто Подпорожье это не заботило и оно не предпринимало каких-либо действий по налаживанию диалога, а местные жители, несмотря на недоверие компании и ущерб собственным интересам, были абсолютно уверены, что изменить ситуацию к лучшему невозможно. Собственно у компании и местных жителей не было конструктивного повода вступить в диалог.

После принятия решения со стороны Метсялиитто о проведении на Метсялиитто Подпорожье первой в России пилотной сертификации по схеме PEFC, которая должна была стать модельной, предприятию пришлось предпринимать шаги по информированию общественности и созданию имиджа экологически и социально ответственного предприятия. Для этого Метсялиитто Подпорожье провело серию семинаров на областном и районном уровне с приглашением представителей экологических и социальных НГО национального, регионального и районного уровней, что рассматривалось как работа с общественностью.

Такие действия действительно сделали предприятие Метсялиитто Подпорожье более открытым, а деятельность более понятной. Кроме того, в рамках подготовки к сертификации, на предприятии стали разрабатываться новые практики устойчивого лесопользования, в том числе возрос процент выборочных рубок, усилились действия по сохранению биоразнообразия и лесовосстановлению. Это привело к тому, что у предприятия и общественных организаций появились общие цели, что является одним из индикаторов, показывающих возможность построения отношений доверия.

Определённую роль в информировании местного сообщества сыграли социальные эксперты. Являясь одновременно участниками социальной сети экопоселения Гришино, они провели для экопоселенцев фокус-группу, рассказали о политиках Метсялиитто и обсудили возможности влияния, которые предоставляют стандарты сертификации.

Такое посредничество было важно, так как эксперты уже пользовались доверием в сообществе. Жители Гришино изменили своё мнение о Метсялиитто Подпорожье и решили воспользоваться подготовкой к сертификации и вступить в диалог с компанией. Компания на деле демонстрировала декларированную открытость и готовность к взаимодействию. Экопоселенцам, как заинтересованной стороне, были предоставлены карты аренды и другая интересующая их информация, касающаяся рубок. При этом были найдены общие цели и ценности.

Компания в рамках сертификации и корпоративной политики разрабатывала практики устойчивого лесопользования, в чём были заинтересованы и экопосленцы. Кроме того, предприятие нуждалось в сезонных рабочих для лесовосстановления и предложило экопоселенцам участие в лесопосадках. Представители экопоселения Гришино были включены в список заинтересованных сторон.

Таким образом, к ним стала регулярно приходить информация о публичных мероприятиях предприятия. Всё это привело к тому, что компания Метсялиитто Подпорожье стала восприниматься уже не как безличные «финны, которые вывозят ресурсы», а как компания, с которой можно взаимодействовать. Это положило начало формированию доверия между компанией и сообществом.

Следующий этап был обусловлен участием экопоселенцев и поддерживающих их друзей в посадках леса на делянках Метсялиитто Подпорожье. Были выбраны самые близкие к экопоселению делянки, где нужно было проводить лесовосстановление. Работа велась в течение месяца. Отметим, что часть людей работали на посадках как добровольцы без зарплаты, так как считали эту деятельность полезной.

В результате участники экопоселения уже в гораздо меньшей степени рассматривали предприятие как чужое и угрожающее лесам. Поскольку качество посадок, сделанных экопоселенцами, заметно отличалось в лучшую сторону от обычного, сделанных сезонными рабочими, что было отмечено лесхозом, Метсялиитто также стало относиться к жителям экопоселения как к сотрудникам. Таким образом, между экопоселением и предприятием стали формироваться прочные отношения доверия, основанные не просто на взаимодействии, но и на результатах конкретной работы.

Новым этапом взаимодействия экопоселения, деревень и предприятия на котором отношения доверия прошли проверку, стала инициатива экопоселенцев и местных жителей по сохранению лесов. Вследствие интенсивных вырубок вокруг экопоселения, его жители были обеспокоены, что места сбора грибов и ягод, места отдыха в лесу, экотропы будут разрушены. Но ещё большую озабоченность у экопоселенцев вызывало состояние лесных и речных экосистем. Люди заметили, что стало меньше зверя в лесах, река Важинка стала мелеть. Эти процессы люди связывали с последствиями лесопользования, когда делались сплошные рубки на площади 50 га, а через несколько лет срубались следующие делянки рядом.

В связи с этим экопоселенцы выдвинули идею создания 10-километровой зоны устойчивого лесопользования вокруг деревни Гришино и ближайшей деревни Согиницы. К этой инициативе экопоселенцы привлекли на свою сторону и немногочисленное коренное население деревень Гришино и Согиниц, а также местную власть Важинского сельского поселения. Инициативная группа жителей предложила остановить всякие рубки в 4-километровой зоне вокруг поселений, так как в этой зоне большая часть леса была уже вырублена, а оставшаяся была нужна для пользования местным населением. В 10-километровой зоне было предложено проводить только выборочные рубки.

Представители Некоммерческого партнёрства «Экопоселение Гришино» озвучили для лесозаготовителей, власти и общественности волнующую их проблему, мотивируя это тем, что при выборочных рубках лес сохраняет все свои функции и свойства, в том числе: климатообразующую и гидрологическую функции - питание родников и рек; место обитания всего лесного сообщества - зверей, птиц, и проч.; место сбора грибов и ягод; место произрастания разнообразных растений, в том числе редких; рекреационную функцию - место отдыха населения и жизненно необходимую среду для растущего экологического поселения. Такая формулировка соответствовала и формулировкам корпоративных политик Метсялиитто и требованиям лесной сертификации.

С этим предложением инициативная группа обратилась к Метсялиитто и другому предприятию, аренда и рубки которого также располагались вблизи деревни Гришино. Метсялиитто Подпорожье сразу пошло на конструктивный диалог с жителями. На наш взгляд, это было вызвано, с одной стороны, процессом подготовки к сертификации и ориентацией корпоративной политики на устойчивое лесопользование, с другой, уже сложившимися отношениями доверия. Понятно, что чтобы добиться официального создания такой зоны инициативная группа должна была выйти на уровень областной власти и убедить её в необходимости такого решения.

Это понимали и жители и были готовы к такой работе. Однако, переговоры с властью и подготовка решения это длительный процесс, а в это время лес мог быть срублен. Поэтому Метсялиитто пошло на компромисс и первоначально договорилось о моратории на рубки на наиболее значимых для людей участках. Это одновременно могло рассматриваться и как учёт интересов населения в сохранении социально значимых участков лесов в рамках сертификации. Опять же наличие общих целей и ценностей работало на выстраивание и укрепление доверия.

Немного позже Метсялиитто Подпорожье в ответ на предложение экопоселения Гришино приостановило заготовку древесины в 10-киломметровой зоне вокруг деревни Гришино до согласования возможного режима лесопользования со всеми заинтересованными сторонами, включая региональные органы управления лесным хозяйством. Насаждения, расположенные на указанной территории, были исключены также из лесных деклараций 2009 и 2010 гг., то есть не вошли в планы рубок.

В ходе взаимодействия с компанией инициативная группа по сохранению 10-киломметровой зоны действовала гибко и конструктивно. Люди не просто выдвинули требования запретить рубки и настаивали на них, а постоянно консультировались со специалистами, как компании, так и из других организаций и пытались найти взаимоприемлемый компромисс.

Например, в ходе диалога выяснилось, что в сырых ельниках сплошные рубки не приведут к сохранению природной среды, поэтому жители поселения согласились на выборочные, оговорив их размер - 4 га (при разрешенной по законодательству площади до 50 га). Скорректированы были и другие параметры сплошной рубки. Более того, было решено, что такие рубки будут согласовываться с экопоселением Гришино. В связи с чем будут внесены соответствующие изменения в проекты использования лесов, что тоже будет согласовываться с представителями экопоселение Гришино.

Учитывая стремление экопоселенцев к развитию устойчивого лесопользования на прилегающей к деревне Гришино территории, Метсялиитто Подпорожье предложило сотрудничество в сфере лесовосстановления, ухода за лесом, проведения экологически-ориентированных выборочных рубок, создание демонстрационных лесных объектов и т. п. Диалог между инициативной группой и лесозаготовителями велся при участии областной власти и общественного Совета при комитете природных ресурсов областного уровня. Результатом 3-хлетнего диалога стало взаимоприемлемое решение. Таким образом, отношения доверия между компанией и жителями только укрепились в ходе этого взаимодействия.

Приведём ещё одну иллюстрацию выстраивания доверия между компанией и местными активистами. Она показывает, как реализуется сформированное персональное доверие. После получения сертификата PEFC Метсялиитто Подпорожье проводило семинар для групп стейкхолдеров из различных структур, на котором рассказывало о своей практике устойчивого лесопользования. На семинаре присутствовали представители руководства международного офиса Метсялиитто. На семинар в качестве участников и выступающих были приглашены также представители экопоселения Гришино. Они должны были рассказать о том, как взаимодействовали с компанией как местные стейкхолдеры.

В результате после длительных позитивных выступлений компании и экспертов, рассказывающих об успехах, активисты экопоселения выступили с критикой рубок Метсялиитто Подпорожье. С одной стороны они признали конструктивность взаимодействия и рассказали об этом, с другой, они показали на фото как выглядит большая сплошная вырубка и как выглядел лес до этого. Фото и выступление экопоселенцев оказали сильное впечатление на участников и вызвали даже некоторое замешательство.



Поделиться:


Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; просмотров: 143; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.223.39.67 (0.099 с.)