Интервью с генеральным директором ОАО «Вожегалес» (Чернышов Леонид Николаевич, в его офисном кабинете, п. Кадниковский Вожегодского р-на Вологодской обл., 27.09.2004)



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Интервью с генеральным директором ОАО «Вожегалес» (Чернышов Леонид Николаевич, в его офисном кабинете, п. Кадниковский Вожегодского р-на Вологодской обл., 27.09.2004)



Расскажите о сертификации?

Предприятие получило сертификат в сентябре 2004 года. Аудит начался в апреле 2004, сертификат выдан на 5 лет до 2009 года. Аудиторы будут приезжать ежегодно, и проверять соответствие требованиям сертификата. Выдал сертификат Рослесаудит. К сожалению, на сертификате нет никаких голограмм, выглядит он как красивая бумага с печатью. Вообще наши импортёры финны из Томесто и Месялиитто постоянно к нам приезжают, ходят по нашим делянкам и проверяют документацию. Так что к сертификации все уже давно было готово.

Чья была идея провести сертификацию?

К сожалению, сейчас мой зам, который заключал договор на сертификацию и человек, который ей занимался, в отпусках, они на Чёрном море отдыхают, поэтому я не смогу Вам много рассказать. Я думаю, что те, кто этой сертификацией занимаются, приехали в область и искали предприятие, которое можно сертифицировать, им подсказали Вологодских лесопромышленников, наш холдинг, а они рекомендовали нас. Вообще в Вологде по сертификации проходил большой семинар в помещении Вологодских лесопромышленников, туда со всей области и из других областей приезжали. Потом все 50 человек с семинара приехали к нам и посмотрели, как мы работаем, все были в лесу.

Как проходил аудит?

К нам приезжали аудиторы российские и финны, с которыми мы работаем. Они выясняли наши условия, беседовали со многими людьми, с профсоюзами, с администрацией с рабочими и т. д. Потом они составили для нас рекомендации по экологии, охране труда, экономике. Они смотрели, как идёт разработка делянок, много были в лесу. Например, по охране труда они настояли на проведении аттестации рабочих мест, которая у нас задерживалась. Дали рекомендацию лучше работать со СМИ, хотя мы и так работаем, про нас пишут много. Проверяли наличие коллективного договора, говорили о помощи школе, детскому саду, администрации.

Какие были экологические требования?

Чтобы работа соответствовала российскому законодательству, чтобы мы с российской техники, на которой работаем, перешли на импортную и на пневмоходу. Но это зависит от лесфонда, он у нас мелкий. К тому же, если покупать сейчас эти харвестеры и форвайдеры, то затраты будут с коэффициентом два. Лесовозы у нас куплены, в основном, у военных частей. Заготовка и вывозка ведётся круглый год.

Какие отношения с холдингом Вологодские лесопромышленники?

Это наши единственные акционеры у них 100% акций нашего предприятия. Они помогают нам в реализации, в перевозке по железной дороге. Инвестиций у нас пока особых нет от них.

Расскажите, как жизнь в посёлке и на предприятии менялась за последние лет 10, после Советского периода?

Я сам из Воронежа, приехал сюда 35 лет назад, прошёл путь от мастера леса до директора предприятия. У нас в советское время был Митинский леспромхоз с большим лесфондом. Мы в год заготавливали миллион кубов леса. Потом предприятие пошло на спад. Самым тяжелым были 1997-1998 годы. Тогда мы решили разделиться на два предприятия, чтобы сохранить предприятие. И получилась Вожегалес и Металес в Явенге. Мета лес заготавливает сейчас порядка 120 тысяч кубов, а мы 327-300 тысяч кубов. Потом вошли в ассоциацию «Вологодские лесопромышленники», в 1999 году, с 2001 года это стал холдинг. Мы тогда думали, кому отдаться, потому что все предприятия в результате попали под влияние тех или иных структур. Мы кадры за эти годы не растеряли. Все, кто может работать, у нас работают. У нашего предприятия семь посёлков из них три на узкоколейке железной дороги. Мы эти посёлки - лесопункты собираемся закрывать, потому что их содержать уже не выгодно, они очень мало дают. Раньше привлекали бригады подрядчиков, в том числе с Украины и Молдавии, это ещё в советское время. Сейчас работают только свои, никаких подрядчиков. Наши бригады работают в лесу не вахтами, ездят каждый день из дома. Ездят на целый день, берут с собой еду из дома. Предприятие раньше содержало всю социальную сферу, теперь практически всё перешло к муниципалитету. Но мы помогаем школе, детскому саду. Вообще предприятие рентабельное, работает с прибылью.

 

Интервью с председателем профкома ОАО «Вожегалес», ОАО «Металес» и ОАО «Митинолес» (Травкина Светлана Фёдоровна, в её офисном кабинете, п. Кадниковский Вожегодского р-на Вологодской обл., 27.09.2004).

Расскажите, пожалуйста, о лесной сертификации?

Я не так много знаю об этом. К нам приезжали люди, со мной долго беседовали, задавали вопросы, смотрели коллективный договор. Потом они написали замечания и рекомендации по социальным вопросам и охране труда. Сейчас я открою этот документ и зачитаю. Было замечание по аттестации рабочих мест, она просрочена, долго не проводилась. Сейчас это началось, было аттестовано пока 146 рабочих мест, но пока не ясно, насколько безопасно работать на этих местах, то есть на сколько они соответствуют требованиям. Рассматривали травмобезопасность по условиям труда, отмечали, что финские компании не хотят брать лес, если его заготовка не соответствует условиям охраны труда, если есть травматизм или смертельные несчастные случаи. То есть с кровью лес они брать не хотят. Самый сложный вопрос это глубокая переработка древесины. Он поднимался и записан в замечаниях и рекомендациях. Отмечено, что весь лес кругляком отгружается, рекомендовано наладить глубокую переработку. Для нас это было бы хорошо, потому что появились бы новые рабочие места, молодёжь, которая уезжает, могла бы задержаться и получить места, появились бы места для женщин, сейчас их почти нет. Но, как я понимаю, все сейчас зависит от нашего акционера, холдинга Вологодские лесопромышленники. Этот холдинг, по-моему, не заинтересован, чтобы мы лес перерабатывали. У них есть ЛДК в Харовске и там мебель делают, поэтому им выгоднее наш лес туда гнать. Хотя они и вели разговоры про переработку, но это всё пока разговоры. Наше руководство с ними долго билось. Но оно уже тоже не так заинтересовано в налаживании переработки, не могут настаивать, потому что они уже как наёмные работники себя чувствуют. Для переработки нужны инвестиции, а это можно только с прибыли, а как с прибыли, если из Холдинга теперь каждую копейку надо выцарапывать.

Ещё были требования по экологической безопасности технологии?

Это, наверное, чтобы наш лес ничего там не излучал. Поднимался вопрос сбора и утилизации отходов первичной переработки. Этот вопрос был проработан. Говорили, что отходы надо переводить на технологическую щепу. Раньше так и было, у нас было два цеха по её производству, но сейчас это не выгодно. Щепа никому не нужна, у нас котельные переделаны на уголь. Вывозить щепу дороже, чем она сама стоит. Проблема у нас с местами работы для женщин, их практически нет. У нас женщины работают в бригадах на подсобной работе и на нижнем складе на сортировке древесины, толкают толстыми колами брёвна с транспортёра, это очень тяжёлая работа. Были нам рекомендации, что предприятие должно заботится о социальной сфере. У нас есть Дом культуры, школа, детский сад, больница, библиотека, баня, но всё это перешло в ведение муниципалитета. Иногда помогает этим объектам предприятие, деньги выделяет, например, на питание детям кое-что даёт, пиломатериалами и стройматериалами, краской помогает. Но это всё не так много. У нас средняя школа, учатся 350 детей, ещё в одном из 7 посёлков наших есть средняя школа. Раньше всё жильё было леспромхоза, а теперь муниципальное, отвечает ЖКХ. Было требование по сертификации ввести в коллективный договор строительство двух жилых домов, ввели, но пока они не строятся. У нас осталось в ведении только 2-3 жилых дома, общежитие и гостиницу мы отдали, там сейчас они используются по другому назначению. У нас проблема с жильём. Жилищный фонд сейчас в посёлке, который был от нас передан на 70% в аварийном состоянии, так как это щитовые домики, которые строились ещё в 30-е годы и ремонту не подлежат. У нас в коллективном договоре записано, что человек может раз в 3 года обратиться за пиломатериалами для ремонта. Люди этим пользуются, обращаются, им выделяют пиломатериалы. Сейчас многие стали строиться. Зарплата небольшая, поэтому тяжело, но предприятие даёт беспроцентную ссуду и тоже даёт пиломатериалы. Пиломатериалы у нас дороговаты и не очень высокого качества, но свои у нас есть небольшие пилорамы. Предприятие весь посёлок обеспечивает дровами. Для работающих и бывших работников они отпускаются по себестоимости. В прошлом году было 130 рублей кубометр, но не более 16 кубометров на год. Для другого населения плата намного выше. Швырок ветеранам возили бесплатно. Дрова привозят в декабре и до апреля.

Основная претензия у профсоюза к предприятию это низкая зарплата. Я считаю, что в лесу человек должен зарабатывать минимум 15 тысяч, ведь работа очень тяжёлая. А средняя зарплата по предприятию 4900-4700. В советское время зарабатывали по 300-400 рублей. Так вот и сравните. По 15 тысяч в лесу можно получить только 2-3 месяца в хорошей бригаде, а летом вообще по 2 тысячи. Да ещё ведь они с собой в лес еды набирают в месяц не меньше, чем на 3 тысячи.

Спецодеждой рабочие обеспечены, правда, качество её не всегда такое, как хотелось бы, например, мы выбираем одно, а со склада нам привозят другое. Часто не качественную спецодежду, особенно бывают некачественные рукавицы, они расползаются. В профсоюзе у нас сейчас не только Вожегалес, но и Металес, Митинолес. Из работников в профсоюз входят 70%, но коллективный договор распространяется на всех, даже не членов профсоюза. В профсоюз, например, молодые многие не вступают. Вообще профсоюз у нас сохранился с советских времен. Мы даём путёвки детям, в год 15-20 детей оздоравливаем. В этом году на 360 тысяч рублей путёвок дали детям. Это всё предприятие оплачивало. Посылаем детей в санатории, лагеря. Взрослым тоже даём путёвки.

Так что Вам дала сертификация?

Были претензии по технической безопасности, экологической безопасности, охране труда. Говорят, что древесину нашу покупать будут дороже.

Есть какие-либо планы по социальному развитию посёлка у предприятия?

Таких планов нет, раньше были. Теперь, во-первых, вся социальная сфера не наша, во-вторых, мы зависим от нашего акционера. Вообще, основная проблема с жильём. Оно частично приватизировано. В деревянных домах без удобств и со своими дровами, плата за жильё небольшая, 30 рублей. В домах с удобствами, водой, отоплением от котельных платят на 60 м квадратных площади квартиры 600 рублей в месяц только за эти услуги - воду и отопление. Ещё платят за газовые баллоны 170 рублей за баллон. Так что жильё у нас дорогое получается. Выгоднее самому топить, да и не зависишь от котельной.

Есть ещё организации в посёлке, кроме профсоюза?

Есть ветеранская организация. Они к праздникам работают. Там хорошо социальная служба с пенсионерами работает. Праздник у нас был на днях, День лесника. Мы немножко нашим ветеранам дали, небольшой праздник провели. В клубе была самодеятельность.

Школьное лесничество есть?

Нет.

Вы в посёлке давно живёте?

С 1967 года. Я в Питере училась в Таврическом дворце. Муж у меня вообще Питерский. Он, когда переехал сюда, думал, будет ностальгия по городу, но её не было. Живём здесь, в город не хотим.

Как жизнь изменилась по сравнению с советским временем?

В худшую сторону изменилась. Раньше предприятие было в передовых. Заколачивали по миллиону кубов в год, даже леса не хватало, переводили недоросшие участки в лесфонд для вырубок. Зарабатывали в лесу по 300-400 рублей. Это вы посчитайте, сколько на наши деньги будет. Да и работали не так как сейчас. Сейчас работают много больше, а заработки несравнимо ниже, зарабатывать сейчас не дают. О людях и о посёлке не думают наши акционеры. Они вот говорят: посылайте молодёжь учиться для работы на харвестерах, чтобы люди сидели в машинах и как на компьютере работали, а не лес с бензопилой валили. С одной стороны, ещё не известно, когда эти харвестеры будут, а с другой, ведь тогда людей сокращать будут. Вот в Белозерске из-за этих машин сразу 140 человек сократили. А ещё нам грозят, что будем работать самовывозом, тогда нижний склад не нужен будет, и ещё будет сокращение и проблема с дровами будет. Вот у нас сейчас есть несколько посёлков вдоль железной дороги - узкоколейки, это ответвление, там тупик. Сейчас связь с этими посёлками только по ЖД и зимой зимники наминают. А содержание этой узкоколейки не выгодно, её хотят закрыть, а тогда посёлки будут отрезаны от нас. Вроде бы этим глава нашего района озаботился и договорился о строительстве кусочка автомобильной дороги туда. Надо всего 5 километров такой дороги, чтобы выйти на дорогу в соседний Харовский район. Вот так и живём. (дала копию коллективного трудового договора).

 

Интервью с главой администрации Кадниковского муниципального образования (Щербинь Татьяна Николаевна, в её офисном кабинете, п. Кадниковский Вожегодского р-на Вологодской обл., 27.09.2004).

Скажите, пожалуйста, Вы знаете что-нибудь о лесной сертификации Вожегалес?

Да, знаю, что оно сертифицировалось. Когда вначале приезжали к нам люди, они ко мне приходили и со мной беседовали. Разговор шёл в режиме вопросов и ответов, они выясняли ситуацию в посёлке. Второй раз, когда они приезжали, ко мне уже не заходили.

А какие у Вас отношения с предприятием?

Вожегалес даёт большую часть налогов района, так что бюджетные деньги, которые мы получаем, в основном, от них. Но раньше, когда социальная сфера была у предприятия, мы плотно работали, были у нас совместные планы и программы развития посёлка, жильё строилось. Сейчас этого нет. Конечно, предприятие помогает, когда я обращаюсь. Оно снабжает нас дровами, даёт технику, когда надо, пиломатериалы, но это, в основном, за деньги, они ого-го какие счета мне выставляют. Редко, когда сделают что-либо безвозмездно.

Расскажите про посёлок?

У нас в посёлке на 1 января 2004 года 2179 человек, в 1999 году было 2322 человека. Из них примерно 700 человек пенсионеры, 500 дети, остальные трудоспособного возраста. Женщин в посёлке больше, чем мужчин. Идёт убыль населения. Но она не так уж велика. Естественная убыль, например, человек 30-40 в год, 50-60 человек умирает, а 20 рождается, а ещё школьники уезжают, в основном, и никто, если получили образование, не возвращается. Стараются где угодно устроиться. Потому что у нас основная проблема сложности с рабочими местами. Вожегалес это единственное предприятие, где можно работать, а женских мест там практически нет. Они заняты на сортировке брёвен и подсобными рабочими на пилорамах. Все остальные места мужские и работа очень тяжёлая в лесу. Вообще мужчинам найти работу не проблема, наоборот есть всегда спрос на мужчин. Другое дело, что многие работать не хотят, живут как бомжи. Ещё есть немного мест для работы на железной дороге, в частных магазинах, в ЗАО «Митинолесторг», в частной пекарне, бане, больнице, школе и детском саду, на почте, в ДК. В школе у нас работает 40, в детском саду 30 человек. За баню общественную я всё бьюсь, чтобы её не закрыли. В этом году последний год её финансируют, потом закрывать придётся. Не выгодно её держать, а спрос есть. С жильём у нас проблема, много щитовых домов, они рушатся. Стали строить две улицы, жильё утверждено в плане посёлка, все это индивидуальная застройка.

Скажите, а в посёлке есть общественные организации?

Есть слабенькая ветеранская организация. У нас хорошо работает социальная служба, ведут надомную работу, ходят 3 раза в неделю к нуждающимся. В больнице есть 10 социальных коек, для тех, кто себя обслужить не может. Может устраивать и в дома-интернаты для престарелых, и в район.

Каковы перспективы у посёлка?

Раньше мы думали, что вот-вот нечего будет рубить, лес кончиться. А сейчас думаем, что леса хватит, все теперь от Астрофора зависит. Глава района добился, чтобы к удалённым посёлкам автомобильную дорогу провели, мы электрические линии обновили во все посёлки, с водой проблем нет. С телефонами сложнее, у нас АТС всего на 250 номеров, в некоторых посёлках всего по нескольку телефонов, но мы вошли в федеральную программу по телефонизации, поэтому будем строить новую АТС. Мобильная связь здесь тоже не достаёт, но обещают скоро в Вожеге вышку поставить, тогда будет проще.

В школе и Доме культуры ведётся работа?

Да, в школе большая работа ведётся, много кружков. Там есть Совет самоуправления, ИДН работает, есть два социальных педагога. Детский сад очень хороший. Правда, в нём мест больше, чем желающих, так как плата 400 рублей в месяц, это для многих дороговато. В ДК тоже ведётся работа с детьми. Для взрослых есть клуб «Товарочка», для пожилых, для ветеранов, клуб для женщин, открыт филиал музыкальной школы. Построили у нас храм Николы. Но вообще я работой клуба не очень довольна. Считаю, что кадры надо менять. База материальная там очень хорошая, а кадры не совсем те, что надо. С молодёжью плохо работают, в основном, через платные дискотеки. А там пьянка ужасная. Это надо менять.

Как жизнь изменилась с советского времени?

Да, особых изменений нет. Вообще пить стали больше. Раньше только взрослые лесники пили, а теперь вся молодёжь запилась. Проблема с жильём стала, жильё щитовое, оно ремонту не подлежит, нет кадров на ремонт. Это хорошо, если человек живёт хорошо и может построиться, а таких у нас не много. Раньше все ровненько жили, а теперь мало кто живёт хорошо, в основном плохо. Хорошо живёт у нас руководство Вожегалес, предприниматели, что магазины пооткрывали.

Скажите, есть частники, которые рубят?

Практически нет, то есть официальных вообще нет. А есть кое-кто, кто для себя лес таскает на баню, на дом, на забор, не знаю, как они лесобилеты достают. Видимо выкручиваются, а серьёзно для продажи никто не рубит.

Скажите, личное подсобное хозяйство люди держат?

Да, огородами почти все живут. Раньше было большое поголовье частных коров, последнее время сильно сократилось. У старых людей сил не стало держать, семьи стали меньше, дети поуезжали, а многие молодые не хотят держать. Зато стало очень много коз, их держать проще, меньше сена, а старухам так много молока не надо, от козы хватит. У нас колхоза никогда здесь не было, поэтому за помощью люди обращаются в соседний совхоз в Харовском районе. Там и с техникой помогают, и с сеном. Это за 5 км от нас. У нас хорошо, что предприятие в своё время сделало бетонку, а то бы по посёлку было не пройти от грязи.

Скажите, проблема мусора у вас стоит?

С мусором очень тяжело. У нас есть свалка за посёлком, куда мы вывозим мусор, но контейнеров нет. Мы людей просим не бросать, где попало. Пишем воззвания, но они всё кругом загадили в посёлке и вокруг. Везде мусор кидают. Мне не ясно почему, ведь сами себя замусоривают. Я уж сама ходила лично по дворам, с каждым беседу проводила, подписи собирала, бесполезно. Я каждый год из Вологды на 4 месяца выписывала безработных, чтобы они мусор чистили. Они работали, убирали, а в этом году не дали мне безработных, так везде всё страшно смотреть. С детьми тоже работа ведётся, но пока результатов нет особых. В прошлом году в нашей библиотеке проводилась районная школа экологической культуры, очень хорошо работали.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.217.174 (0.027 с.)