Об опыте общественного участия в процессе лесной сертификации по схеме FSC на Северо-западе России



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Об опыте общественного участия в процессе лесной сертификации по схеме FSC на Северо-западе России



Сведения об авторе

 

Иван Павлович Кулясов ведёт активную исследовательскую деятельность в области экосоциологии с 1998 года. Занимается развитием теории экологической модернизации. Проводит сравнительный анализ экологической деятельности в России и по миру.

Использует качественные социологические методы - биографический метод, метод групповой дискуссии, интервью, анализ материалов, изучение отдельного случая, участвующее наблюдение. Применяет также акционистские методы, предусматривающие экологизацию, стимулирование социально-экологической ответственности, развитие устойчивых сообществ, гражданского общества и межсекторального партнёрства по решению социально-экологических задач.

Участвовал за 17 лет деятельности в области экосоциологии в более 30 индивидуальных и коллективных проектах, в ходе которых был соорганизатором более сотни семинаров и конференций, осуществил десятки экспедиций, в основном, в сельской местности и дикой природе. Сделал более 50 публикаций в научных журналах и сборниках, в том числе известных международных издательствах Oxford Elsevier Ltd и Ashgate.

Большое значение придаёт передаче научно-практических знаний - участвовал в публикации более 10 учебно-методических изданий. Постоянно популяризирует результаты своих научных исследований и активистских проектов в медиапространстве. Консультирует в области экологизации, экологической модернизации, устойчивого развития, управления водосборами, лесной сертификации.

В основном, проживает в сельской местности Вологодской области, где ведёт натуральное хозяйство, сохраняя природу и народную культуру для будущих поколений.


Об опыте общественного участия в процессе лесной сертификации по схеме FSC на Северо-западе России

 

Авторская статья опубликована ранее в электронном журнале Спектрум: Экология в Северо-западном регионе России. СПб.: ТЭИА. Октябрь 2004

 

Введение

Эта статья написана по материалам исследований, которые проводились в 2002-2004 годы качественными социологическими методами (Ядов, 1999) в рамках двух коллективных международных проектов «Глобализация и локализация: новые практики управления российскими лесами в 21 веке» (2003-2004) и «Управление возобновимыми ресурсами на Северо-западе России» (2004-2007), в которых автор принимал участие как исследователь. Было осуществлено четыре экспедиции в Вологду, Архангельск, лесные посёлки Малошуйка и Двинской Архангельской области, где были взяты интервью, сделаны аудиозаписи выступлений на конференции, проведены беседы и фокус-группы, собран печатный и электронный материал (см. Приложения). Также были использованы материалы из тематических научных статей (Тысячнюк, 2003а, 2003б; Кулясова, Пчёлкина, 2004).

Анализ опыта общественного участия в процессе лесной сертификации по схеме FSC важен, так как, во-первых, само общественное участие является неотъемлемой частью FSC-сертификации, и от его процесса и следствий зависит динамика местных социальных процессов. В ходе исследований важно было найти улучшения и ухудшения жизни местных сообществ до и после лесной сертификации их посёлкообразующего предприятия. Во-вторых, от общественного участия зависит качество FSC-сертификации и успех сертифицированного лесного предприятия. В связи с этим в ходе исследования важно было найти факты успешности или неуспешности работы лесного бизнеса.

Лесная сертификация по схеме FSC является эффективной тактикой сохранения в России лесов высокой природоохранной ценности и повышения социальной и экологической ответственности лесного бизнеса при сохранении его эффективности. Развитие в России лесной сертификации находится ещё в стадии становления, но она уже имеет хорошие перспективы. За 1999-2002 годы количество российских компаний, прошедших FSC-сертификацию, не превысило десятка. Однако в 2003-2004 годы, в результате использования международными экологическими организациями и покупателями лесной продукции различных рычагов и стимулов, количество сертифицированных по схеме FSC российских лесных предприятий утроилось, причём был сертифицирован ряд самых крупных российских лесопромышленных структур.

Лесная сертификация - это международный стандарт негосударственного управления, выработанный Лесным попечительским советом (Forest Stewardship Council - FSC). FSC это международная общественная организация, образованная в 1993 году. Она разработала международные стандарты и принципы устойчивого лесопользования. В настоящее время FSC включает более 130 членов из 30 стран мира. Национальные группы поддержки в разных странах адаптируют общие принципы FSC для своей страны с учётом национальных законов и стандартов. Такая группа есть и в России, и стандарты для России Национальной рабочей группой разработаны, но ещё не утверждены головной организацией FSC International. До принятия Национальных стандартов лесной сертификации по схеме FSC лесные компании сертифицируются по международным стандартам FSC.

FSC, помимо совершенствования системы лесоуправления, требует серьёзных изменений экологического, экономического и социального подходов к развитию самих лесных территорий. Стандарты FSC предусматривают экологически щадящие технологии лесозаготовки, обязательное лесовосстановление после рубок, социальные гарантии для работников, соблюдение прав местных сообществ и участие общественности в принятии решений, затрагивающих её интересы. Глобальные принципы FSC были поддержаны ведущими экспортёрами и потребителями лесоматериалов и фактически стали международным стандартом «правильного» лесоуправления.

Сертифицируется либо лесное хозяйство (его система лесоуправления), либо производственная цепочка деревообрабатывающего предприятия от производителя к потребителю. Иногда лесной холдинг получает групповой сертификат на несколько своих дочерних лесных компаний. В результате лесной сертификации компания получает экологический имидж на международных рынках и выигрыш в цене продукции*.

В России лесная сертификация по схеме FSC продвигается благодаря усилиям WWF, Гринпис, Центром охраны дикой природы, Лесным клубом российских НГО и другими общественными организациями. На Северо-западе она развивается в Псковской, Новгородской Архангельской, Вологодской областях, республике Коми. В настоящее время на Северо-западе России 9 предприятий имеют FSC-сертификат, и ещё около 10 работают над его получением. Наиболее бурно процесс FSC-сертификации происходит в Архангельской области.

Согласно действующему Лесному кодексу, статья 102, граждане и общественные объединения могут участвовать в обеспечении рационального использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов в соответствии с законодательством Российской Федерации (Справочник госинспектора, 2002). Права общественности, в том числе российской, были подтверждены резолюциями международных встреч, в частности, конференции по устойчивому развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 году и конференции по устойчивому лесопользованию в Хельсинки в 1993 году. Однако в России практической процедуры реализации этих прав граждан пока нет, кроме двух случаев в модельных лесах - Псковском модельном лесу и Модельном лесу Прилузье.

 

Литература

1) Кулясова А. А., Пчёлкина С. С. Преломление глобальных процессов в конкретной локальности (на примере посёлка Малошуйка Архангельской области) // Спектрум: Экология в Северо-Западном регионе России. СПб.: ТЭИА. Октябрь 2003.

2) Национальная рабочая группа по добровольной лесной сертификации по схеме Лесного попечительского совета. Проект в окончательной редакции «Управление лесами: классификация и номенклатура признаков, правила оценки». 2003.

3) Сайт FSC. www.fsc.org.

4) Справочник государственного инспектора. Контроль состояния, использование лесного фонда, охрана, защита и воспроизводство лесов. М.: WWF. 2002.

5) Тысячнюк М. С. Международные экологические общественные организации: акторы экологической модернизации в лесном секторе России // Экологическая модернизация лесного сектора в России и США. Ред. М. Тысячнюк, А. Кулясова, И. Кулясов, С. Пчелкина. СПб.: СПбГУ. 2003а. с. 8-25.

6) Тысячнюк М. С. Деятельность WWF по созданию модельных лесов в России // Экологическая модернизация лесного сектора в России и США. Ред. М. Тысячнюк, А. Кулясова, И. Кулясов, С. Пчелкина. СПб.: СПбГУ. 2003б. с. 25-72.

7) Ядов В. А. Стратегия социологического исследования. Описание, объяснение, понимание социальной реальности. М.: Добросвет. Институт социологии РАН. 1999.

 

Путеводитель по интервью

1) Год и место рождения, образование, основные места работы и должности.

2) Как изменилась жизнь в Вашем посёлке за последние 4 года?

3) Какую роль в Вашей жизни играет предприятие?

4) Какова роль предприятия в социальной сфере посёлка?

5) Каково взаимодействие предприятия и местных жителей?

6) Есть ли на предприятии экологические программы?

7) Что вы знаете о лесной сертификации?

8) Были ли вы на собрании жителей посёлка, где решался вопрос о лесной сертификации предприятия?

9) Как вы участвуете в программе лесной сертификации предприятия?

10) Что вы сделали, что Вами делается, и что Вы ожидаете для себя от лесной сертификации предприятия? Примеры, проблемы, успехи?

11) История региональных отделов Госкомэкологии и Лесной службы после реструктуризации 2000 г. и до настоящего времени?

12) Структура региональных и локальных государственных природоохранных служб, и как они делят природоохранные функции?

13) Как взаимодействуют между собой схожие по функциям природоохранные отделы в федеральном Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды и региональном Департаменте природных ресурсов и охраны окружающей среды? Примеры, проблемы, успехи?

14) Как взаимодействуют «лесники» и «экологи» по вертикали от местного и районного через областной и окружной до федерального уровня? Примеры, проблемы, успехи?

15) Какова ситуация с выполнением своих природоохранных функций в федеральном Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды и региональном Департаменте природных ресурсов и охраны окружающей среды? Примеры, проблемы, успехи?

16) Как оценивает свою работу ответственный (или по связям с общественностью, или за экологию, или за леса, или за лесную сертификацию) в условиях новых государственных структур?

17) С какими экоНГО и сертифицированными по FSC предприятиями взаимодействует? Примеры, проблемы, успехи?

 

Список респондентов

1) Координатор лесной программы НГО «Центр охраны дикой природы» (ЦОДП), координатор НГО «Лесной клуб российских НГО», член Национальной рабочей группы по добровольной лесной сертификации.

2) Координатор Лесной программы НГО «Гринпис России».

3) Координатор Ассоциации ЭкоНГО Архангельской области.

4) Эксперт по бизнесу и инвестициям Лесной программы НГО «WWF России».

5) Координатор по добровольной лесной сертификации НГО «WWF России».

6) Руководитель Архангельского офиса WWF.

7) Научный директор проекта WWF «Псковский модельный лес».

8) Президент НГО «Лесной клуб WWF», активист проекта «Псковский модельный лес».

9) Специалист по экологическим направлениям Фонда «Серебряная тайга», участник проекта «Модельный лес Прилузье».

10) Ответственный за работу с общественностью проекта «Модельный лес Прилузье».

11) Сопредседатель НГО «Комитет спасения Печоры», участник проекта «Модельный лес Прилузье».

12) Координатор по лесной политике Фонда «Серебрянная тайга», участник проекта «Модельный лес Прилузье».

13) Председатель Совета Ассоциации «Промышленники Поморья».

14) Координатор Ассоциации «Экологически ответственные лесопромышленники России», член WWF.

15) Начальник Вологодского государственного лесоустроительного предприятия.

16) Директор Северного научно-исследовательского института лесного хозяйства, руководитель Северного центра по продвижению добровольной лесной сертификации, член Национального совета по лесной сертификации, член Рабочей группы проекта «Модельный лес «Прилузье», бывший член Рабочей группы по разработке Архангельской региональной добровольной лесной сертификации.

17) Начальник Отдела организации лесопользования ГУПР Вологодской области.

18) Директор Емецкого лесхоза Архангельской области.

19) Начальник Отдела мониторинга и информации Комитета по экологии администрации Архангельской области.

20) Начальник Управления анализа и развития лесопромышленного комплекса Департамента лесопромышленного комплекса администрации Архангельской области.

21) Начальник Лесной службы Главного управления природных ресурсов и охраны окружающей среды Архангельской области Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды РФ.

22) Начальник Департамента Лесной службы Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды РФ.

23) Генеральный директор ООО «Центр лесной сертификации и аудита Республики Коми».

24) Руководитель Группы проектных консультантов пилотного Проекта по устойчивому лесопользованию в России Всемирного Банка и Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды РФ.

25) Менеджер по экологии и качеству Thomesto / Metsalitto.

26) Региональный менеджер Стура Энсо.

27) Генеральный директор Онежского ЛДК.

28) Заместитель директора по экологии Онежского ЛДК.

29) Директор Малошуйкалес.

30) Профорг Малошуйкалес.

31) Руководитель «Совет ветеранов» п. Малошуйка.

32) Местные жители п. Малошуйка (беседы).

33) Генеральный директор «Даммерс».

34) Инженер по FSC-сертификации «Даммерс».

35) Начальник производства Двинского ЛПХ.

36) Профорг Двинского ЛПХ.

37) Мастер участка Двинского ЛПХ.

38) Рабочие Двинского ЛПХ (фокус-группа).

39) Местные жители п. Двинской (беседы).

 

 

Собранные материалы

Печатные издания: книги и научные статьи - более 50, журнальные и газетные статьи - более 50.

Интернет: веб страницы - более 50.

Документы: буклеты и проекты НГО - более 30; отчёты и справки природоохранных госструктур - более 20; документы предприятий - более 20.


Российская национальная лесная сертификация (на примере ЗАО «Вожегалес» и посёлка Кадниковский Вологодской области)

Введение

В мире в последние 10 лет активно развивается лесная сертификация. Наиболее значимыми схемами лесной сертификации являются международные сертификации - Лесного попечительского совета (Forest Stewardship Council - FSC), Панъевропейского лесного совета (Pan European Forest Council - PEFC), Инициативы по устойчивому лесному хозяйству (Sustainable Forestry Initiative - SFI). В некоторых странах также существуют различные национальные схемы лесной сертификации, например, Канадская ассоциация стандартов (Canadian Standards Association - CSA). В России из международных схем лесной сертификации пока продвигается только FSC. Остановимся на этом подробнее, потому что в настоящее время именно она наиболее сильно влияет на развитие российских национальных схем лесной сертификации.

FSC это международная экологическая негосударственная (некоммерческая) организация, образованная в 1993 году по инициативе WWF. FSC разработала международные стандарты и принципы устойчивого лесопользования. Национальные группы поддержки FSC-сертификации в разных странах адаптируют общие принципы FSC для своей страны и вырабатывают стандарты с учётом национальных законов. Стандарты FCS предусматривают: экономически эффективное лесопользование; экологически щадящие технологии лесозаготовки, обязательное лесовосстановление после рубок; социальные гарантии для работников; соблюдение прав местных сообществ; общественное участие.

Принципы FSC-сертификации были поддержаны экспортёрами и потребителями лесоматериалов, а также такими ведущими промышленно-торговыми ассоциациями, как Всемирный альянс по устойчивому производству лесной продукции (Sustainable Forest Products Global Alliance - SFPGA) и Глобальная лесная и торговая сеть (Global Forest and Trade Network - GFTN). Также продвижение FSC-сертификации осуществляется такими международными экоНГО, как Гринпис и Альянс по защите дождевых лесов (Rain Forest Alliance - RFA), которые представляют собой сеть, включающую также региональные и местные экологические и другие НГО, ассоциации, объединения и группы.

Поэтому отметим, что FSC выражает интересы третьего сектора - организаций гражданского общества. FSC стал их ответом на необходимость перехода к устойчивому развитию. Другие схемы лесной сертификации появлялись как ответ со стороны бизнеса на проблему необходимости перехода к устойчивому лесопользованию и как конкуренты FSC. Это утверждение актуально и для России.

В статье будет рассказано, как действует международный механизм продвижения лесной сертификации, описана инициатива создания российской национальной схемы лесной сертификации, почему она возникла, как она соотносится со схемой FSC. Строго говоря, сравнивать эти две схемы пока проблематично, так как FSC-сертификация уже реально существует несколько лет в России, а российская национальная лесной сертификации пока находится в стадии разработки и апробирования. Тем не менее, одно предприятие уже сертифицировано по схеме национальной лесной сертификации, поэтому на уровне изучения частного случая, а именно сравнения влияния национальной лесной сертификации на экономику, социум и экологию, можно сделать некоторые выводы и прогнозы последствий развития национальной лесной сертификации в России.

Статья подготовлена по материалам исследований, проведенных качественными социологическими методами (case study) в ходе проекта «Построение межсекторального партнерства в российских лесных посёлках» (2004-2005), в котором автор принимал участие как исследователь и соорганизатор мероприятий. Примером взято единственное пока в России лесное предприятие - ЗАО «Вожегалес», прошедшее национальную лесную сертификацию. Контекстом случая на местном уровне является посёлок Кадниковский Вожегодского района Вологодской области. Экспедиции в город Вологду и посёлок Кадниковский были осуществлены в сентябре и декабре 2004 года. Проводилось наблюдение, велись путевые заметки, были проведены беседы и взяты тематические интервью у руководства холдинговой компании «Вологодские лесопромышленники», руководства и работников Вожегалес, местной администрации и населения. Также изучались научные публикации, материалы Вожегалес, документы двух формирующихся российских национальных схем лесной сертификации, СМИ и Интернет (см. Приложения).

 

Выводы

Исследованная на основе частного случая Вожегалес и посёлка Кадниковский показывают, что российская национальная схема лесной сертификации:

1) Не легитимна на международном уровне, но может служить основой для дополнительной лесной сертификации по международным схемам. Пока не легитимна на национальном уровне, но может быть легитимирована через создание ассоциаций, куда входили бы компании, финансовые и государственные структуры, партии и общественные движения, и, конечно же, НГО.

2) Ориентирована на сертификацию лучших лесных предприятий, призвана поднять их статус и легитимировать для внешнего и внутреннего рынка, но механизм этой легитимации пока не разработан. В настоящее время у правительства Российской Федерации и лесопромышленников нет чёткого ответа, что национальная лесная сертификация может им дать и к чему обязывает.

3) Не связана напрямую с работой третьего сектора и, в отличие от FSC, не даёт местному сообществу механизмов развития гражданского общества.

4) Копируя международные схемы лесной сертификации, предусматривает прозрачность деятельности лесного предприятия для общественности, более того, такое взаимодействие воспринимается и руководством предприятия, и аудиторами как заслуга. Также предполагается обязательное наличие и бесконфликтные отношения с профсоюзной организацией. Если национальная лесная сертификация добавит к этому обязательное вовлечение общественности, местного самоуправления и населения в составление долгосрочных планов развития лесного предприятия, включая выработку экономически эффективной, социально и экологически устойчивой политики, то хорошее выполнение условий национальной лесной сертификации будет лучше плохого выполнения условий FSC.

 

Литература

1) Castoriadis C. The Imagery Institution of Society. Cambridge, MA: MIT Press. 1987.

2) Cashor B. Ligitimacy and the privatization of environmental governance: how non state market-driven governance systems gain rule making authority // Governance Journal. October 2002. № 15.

3) Cashore B., Auld G., Newson D. Governing Through Markets: Forest Certification and the Emergence of Non-state Authority. New Heaven: Yale University Press. 2004.

 

Список респондентов

1) Координатор Ассоциации «Экологически ответственные лесопромышленники России», член WWF.

2) Председатель Совета ассоциации «Промышленники Поморья».

3) Заместитель генерального директора холдинговой компании ОАО «Череповецлес», директор по экологии и природопользованию.

4) Генеральный директор ОАО «Вожегалес».

5) Председатель профкома ОАО «Вожегалес», ОАО «Металес» и ОАО «Митинолес».

6) Глава администрации Кадниковского муниципального образования.

7) Начальник отдела леса холдинга «Вологодские лесопромышленники».

8) Исполняющий обязанности и заместитель генерального директора ОАО «Вожегалес».

9) Начальник производственно-технического отдела ОАО «Вожегалес».

10) Библиотекарь посёлка Кадниковский Вожегодского района Вологодской области.

 

Публичные интервью (посёлок Вожега Вологодской области)*

Интервью с председателем профкома ОАО «Вожегалес», ОАО «Металес» и ОАО «Митинолес» (Травкина Светлана Фёдоровна, в её офисном кабинете, п. Кадниковский Вожегодского р-на Вологодской обл., 27.09.2004).

Расскажите, пожалуйста, о лесной сертификации?

Я не так много знаю об этом. К нам приезжали люди, со мной долго беседовали, задавали вопросы, смотрели коллективный договор. Потом они написали замечания и рекомендации по социальным вопросам и охране труда. Сейчас я открою этот документ и зачитаю. Было замечание по аттестации рабочих мест, она просрочена, долго не проводилась. Сейчас это началось, было аттестовано пока 146 рабочих мест, но пока не ясно, насколько безопасно работать на этих местах, то есть на сколько они соответствуют требованиям. Рассматривали травмобезопасность по условиям труда, отмечали, что финские компании не хотят брать лес, если его заготовка не соответствует условиям охраны труда, если есть травматизм или смертельные несчастные случаи. То есть с кровью лес они брать не хотят. Самый сложный вопрос это глубокая переработка древесины. Он поднимался и записан в замечаниях и рекомендациях. Отмечено, что весь лес кругляком отгружается, рекомендовано наладить глубокую переработку. Для нас это было бы хорошо, потому что появились бы новые рабочие места, молодёжь, которая уезжает, могла бы задержаться и получить места, появились бы места для женщин, сейчас их почти нет. Но, как я понимаю, все сейчас зависит от нашего акционера, холдинга Вологодские лесопромышленники. Этот холдинг, по-моему, не заинтересован, чтобы мы лес перерабатывали. У них есть ЛДК в Харовске и там мебель делают, поэтому им выгоднее наш лес туда гнать. Хотя они и вели разговоры про переработку, но это всё пока разговоры. Наше руководство с ними долго билось. Но оно уже тоже не так заинтересовано в налаживании переработки, не могут настаивать, потому что они уже как наёмные работники себя чувствуют. Для переработки нужны инвестиции, а это можно только с прибыли, а как с прибыли, если из Холдинга теперь каждую копейку надо выцарапывать.

Ещё были требования по экологической безопасности технологии?

Это, наверное, чтобы наш лес ничего там не излучал. Поднимался вопрос сбора и утилизации отходов первичной переработки. Этот вопрос был проработан. Говорили, что отходы надо переводить на технологическую щепу. Раньше так и было, у нас было два цеха по её производству, но сейчас это не выгодно. Щепа никому не нужна, у нас котельные переделаны на уголь. Вывозить щепу дороже, чем она сама стоит. Проблема у нас с местами работы для женщин, их практически нет. У нас женщины работают в бригадах на подсобной работе и на нижнем складе на сортировке древесины, толкают толстыми колами брёвна с транспортёра, это очень тяжёлая работа. Были нам рекомендации, что предприятие должно заботится о социальной сфере. У нас есть Дом культуры, школа, детский сад, больница, библиотека, баня, но всё это перешло в ведение муниципалитета. Иногда помогает этим объектам предприятие, деньги выделяет, например, на питание детям кое-что даёт, пиломатериалами и стройматериалами, краской помогает. Но это всё не так много. У нас средняя школа, учатся 350 детей, ещё в одном из 7 посёлков наших есть средняя школа. Раньше всё жильё было леспромхоза, а теперь муниципальное, отвечает ЖКХ. Было требование по сертификации ввести в коллективный договор строительство двух жилых домов, ввели, но пока они не строятся. У нас осталось в ведении только 2-3 жилых дома, общежитие и гостиницу мы отдали, там сейчас они используются по другому назначению. У нас проблема с жильём. Жилищный фонд сейчас в посёлке, который был от нас передан на 70% в аварийном состоянии, так как это щитовые домики, которые строились ещё в 30-е годы и ремонту не подлежат. У нас в коллективном договоре записано, что человек может раз в 3 года обратиться за пиломатериалами для ремонта. Люди этим пользуются, обращаются, им выделяют пиломатериалы. Сейчас многие стали строиться. Зарплата небольшая, поэтому тяжело, но предприятие даёт беспроцентную ссуду и тоже даёт пиломатериалы. Пиломатериалы у нас дороговаты и не очень высокого качества, но свои у нас есть небольшие пилорамы. Предприятие весь посёлок обеспечивает дровами. Для работающих и бывших работников они отпускаются по себестоимости. В прошлом году было 130 рублей кубометр, но не более 16 кубометров на год. Для другого населения плата намного выше. Швырок ветеранам возили бесплатно. Дрова привозят в декабре и до апреля.

Основная претензия у профсоюза к предприятию это низкая зарплата. Я считаю, что в лесу человек должен зарабатывать минимум 15 тысяч, ведь работа очень тяжёлая. А средняя зарплата по предприятию 4900-4700. В советское время зарабатывали по 300-400 рублей. Так вот и сравните. По 15 тысяч в лесу можно получить только 2-3 месяца в хорошей бригаде, а летом вообще по 2 тысячи. Да ещё ведь они с собой в лес еды набирают в месяц не меньше, чем на 3 тысячи.

Спецодеждой рабочие обеспечены, правда, качество её не всегда такое, как хотелось бы, например, мы выбираем одно, а со склада нам привозят другое. Часто не качественную спецодежду, особенно бывают некачественные рукавицы, они расползаются. В профсоюзе у нас сейчас не только Вожегалес, но и Металес, Митинолес. Из работников в профсоюз входят 70%, но коллективный договор распространяется на всех, даже не членов профсоюза. В профсоюз, например, молодые многие не вступают. Вообще профсоюз у нас сохранился с советских времен. Мы даём путёвки детям, в год 15-20 детей оздоравливаем. В этом году на 360 тысяч рублей путёвок дали детям. Это всё предприятие оплачивало. Посылаем детей в санатории, лагеря. Взрослым тоже даём путёвки.

Так что Вам дала сертификация?

Были претензии по технической безопасности, экологической безопасности, охране труда. Говорят, что древесину нашу покупать будут дороже.

Есть какие-либо планы по социальному развитию посёлка у предприятия?

Таких планов нет, раньше были. Теперь, во-первых, вся социальная сфера не наша, во-вторых, мы зависим от нашего акционера. Вообще, основная проблема с жильём. Оно частично приватизировано. В деревянных домах без удобств и со своими дровами, плата за жильё небольшая, 30 рублей. В домах с удобствами, водой, отоплением от котельных платят на 60 м квадратных площади квартиры 600 рублей в месяц только за эти услуги - воду и отопление. Ещё платят за газовые баллоны 170 рублей за баллон. Так что жильё у нас дорогое получается. Выгоднее самому топить, да и не зависишь от котельной.

Есть ещё организации в посёлке, кроме профсоюза?

Есть ветеранская организация. Они к праздникам работают. Там хорошо социальная служба с пенсионерами работает. Праздник у нас был на днях, День лесника. Мы немножко нашим ветеранам дали, небольшой праздник провели. В клубе была самодеятельность.

Школьное лесничество есть?

Нет.

Вы в посёлке давно живёте?

С 1967 года. Я в Питере училась в Таврическом дворце. Муж у меня вообще Питерский. Он, когда переехал сюда, думал, будет ностальгия по городу, но её не было. Живём здесь, в город не хотим.

Как жизнь изменилась по сравнению с советским временем?

В худшую сторону изменилась. Раньше предприятие было в передовых. Заколачивали по миллиону кубов в год, даже леса не хватало, переводили недоросшие участки в лесфонд для вырубок. Зарабатывали в лесу по 300-400 рублей. Это вы посчитайте, сколько на наши деньги будет. Да и работали не так как сейчас. Сейчас работают много больше, а заработки несравнимо ниже, зарабатывать сейчас не дают. О людях и о посёлке не думают наши акционеры. Они вот говорят: посылайте молодёжь учиться для работы на харвестерах, чтобы люди сидели в машинах и как на компьютере работали, а не лес с бензопилой валили. С одной стороны, ещё не известно, когда эти харвестеры будут, а с другой, ведь тогда людей сокращать будут. Вот в Белозерске из-за этих машин сразу 140 человек сократили. А ещё нам грозят, что будем работать самовывозом, тогда нижний склад не нужен будет, и ещё будет сокращение и проблема с дровами будет. Вот у нас сейчас есть несколько посёлков вдоль железной дороги - узкоколейки, это ответвление, там тупик. Сейчас связь с этими посёлками только по ЖД и зимой зимники наминают. А содержание этой узкоколейки не выгодно, её хотят закрыть, а тогда посёлки будут отрезаны от нас. Вроде бы этим глава нашего района озаботился и договорился о строительстве кусочка автомобильной дороги туда. Надо всего 5 километров такой дороги, чтобы выйти на дорогу в соседний Харовский район. Вот так и живём. (дала копию коллективного трудового договора).

 

Интервью с главой администрации Кадниковского муниципального образования (Щербинь Татьяна Николаевна, в её офисном кабинете, п. Кадниковский Вожегодского р-на Вологодской обл., 27.09.2004).

Скажите, пожалуйста, Вы знаете что-нибудь о лесной сертификации Вожегалес?

Да, знаю, что оно сертифицировалось. Когда вначале приезжали к нам люди, они ко мне приходили и со мной беседовали. Разговор шёл в режиме вопросов и ответов, они выясняли ситуацию в посёлке. Второй раз, когда они приезжали, ко мне уже не заходили.

А какие у Вас отношения с предприятием?

Вожегалес даёт большую часть налогов района, так что бюджетные деньги, которые мы получаем, в основном, от них. Но раньше, когда социальная сфера была у предприятия, мы плотно работали, были у нас совместные планы и программы развития посёлка, жильё строилось. Сейчас этого нет. Конечно, предприятие помогает, когда я обращаюсь. Оно снабжает нас дровами, даёт технику, когда надо, пиломатериалы, но это, в основном, за деньги, они ого-го какие счета мне выставляют. Редко, когда сделают что-либо безвозмездно.

Расскажите про посёлок?

У нас в посёлке на 1 января 2004 года 2179 человек, в 1999 году было 2322 человека. Из них примерно 700 человек пенсионеры, 500 дети, остальные трудоспособного возраста. Женщин в посёлке больше, чем мужчин. Идёт убыль населения. Но она не так уж велика. Естественная убыль, например, человек 30-40 в год, 50-60 человек умирает, а 20 рождается, а ещё школьники уезжают, в основном, и никто, если получили образование, не возвращается. Стараются где угодно устроиться. Потому что у нас основная проблема сложности с рабочими местами. Вожегалес это единственное предприятие, где можно работать, а женских мест там практически нет. Они заняты на сортировке брёвен и подсобными рабочими на пилорамах. Все остальные места мужские и работа очень тяжёлая в лесу. Вообще мужчинам найти работу не проблема, наоборот есть всегда спрос на мужчин. Другое дело, что многие работать не хотят, живут как бомжи. Ещё есть немного мест для работы на железной дороге, в частных магазинах, в ЗАО «Митинолесторг», в частной пекарне, бане, больнице, школе и детском саду, на почте, в ДК. В школе у нас работает 40, в детском саду 30 человек. За баню общественную я всё бьюсь, чтобы её не закрыли. В этом году последний год её финансируют, потом закрывать придётся. Не выгодно её держать, а спрос есть. С жильём у нас проблема, много щитовых домов, они рушатся. Стали строить две улицы, жильё утверждено в плане посёлка, все это индивидуальная застройка.

Скажите, а в посёлке есть общественные организации?

Есть слабенькая ветеранская организация. У нас хорошо работает социальная служба, ведут надомную работу, ходят 3 раза в неделю к нуждающимся. В больнице есть 10 социальных коек, для тех, кто себя обслужить не может. Может устраивать и в дома-интернаты для престарелых, и в район.

Каковы перспективы у посёлка?

Раньше мы думали, что вот-вот нечего будет рубить, лес кончиться. А сейчас думаем, что леса хватит, все теперь от Астрофора зависит. Глава района добился, чтобы к удалённым посёлкам автомобильную дорогу провели, мы электрические линии обновили во все посёлки, с водой проблем нет. С телефонами сложнее, у нас АТС всего на 250 номеров, в некоторых посёлках всего по нескольку телефонов, но мы вошли в федеральную программу по телефонизации, поэтому будем строить новую АТС. Мобильная связь здесь тоже не достаёт, но обещают скоро в Вожеге вышку поставить, тогда будет проще.

В школе и Доме культуры ведётся работа?

Да, в школе большая работа ведётся, много кружков. Там есть Совет самоуправления, ИДН работает, есть два социальных педагога. Детский сад очень хороший. Правда, в нём мест больше, чем желающих, так как плата 400 рублей в месяц, это для многих дороговато. В ДК тоже ведётся работа с детьми. Для взрослых есть клуб «Товарочка», для пожилых, для ветеранов, клуб для женщин, открыт филиал музыкальной школы. Построили у нас храм Николы. Но вообще я работой клуба не очень довольна. Считаю, что кадры надо менять. База материальная там очень хорошая, а кадры не совсем те, что надо. С молодёжью плохо работают, в основном, через платные дискотеки. А там пьянка ужасная. Это надо менять.

Как жизнь изменилась с советского времени?

Да, особых изменений нет. Вообще пить стали больше. Раньше только взрослые лесники пили, а теперь вся молодёжь запилась. Проблема с жильём стала, жильё щитовое, оно ремонту не подлежит, нет кадров на ремонт. Это хорошо, если человек живёт хорошо и может построиться, а таких у нас не много. Раньше все ровненько жили, а теперь мало кто живёт хорошо, в основном плохо. Хорошо живёт у нас руководство Вожегалес, предприниматели, что магазины пооткрывали.

Скажите, есть частники, которые рубят?

Практически нет, то есть официальных вообще нет. А есть кое-кто, кто для себя лес таскает на баню, на дом, на забор, не знаю, как они лесобилеты достают. Видимо выкручиваются, а серьёзно для продажи никто не рубит.

Скажите, личное подсобное хозяйство люди держат?

Да, огородами почти все живут. Раньше было большое поголовье частных коров, последнее время сильно сократилось. У старых людей сил не стало держать, семьи стали меньше, дети поуезжали, а многие молодые не хотят держать. Зато стало очень много коз, их держать проще, меньше сена, а старухам так много молока не надо, от козы хватит. У нас колхоза никогда здесь не было, поэтому за помощью люди обращаются в соседний совхоз в Харовском районе. Там и с техникой помогают, и с сеном. Это за 5 км от нас. У нас хорошо, что предприятие в своё время сделало бетонку, а то бы по посёлку было не пройти от грязи.

Скажите, проблема мусора у вас стоит?

С мусором очень тяжело. У нас есть свалка за посёлком, куда мы вывозим мусор, но контейнеров нет. Мы людей просим не бросать, где попало. Пишем воззвания, но они всё к



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.217.174 (0.029 с.)