ТОП 10:

Культура как объект социального познания.



В социологии под культурой в широком смысле этого слова пони­мают специфическую, генетически не наследуемую совокупность средств, способов, форм, образцов и ориентиров взаимодействия лю­дей со средой существования, которые они вырабатывают в совмест­ной жизни для поддержания определенных структур деятельности и общения. В узком смысле культура трактуется в социологии как систе­ма коллективно разделяемых ценностей, убеждений, образцов и норм поведения, присущих определенной группе людей. Можно сказать, что « культура—это коллективное программирование человеческого разу­ма, которое отличает членов данной группы людей от другой».

Культура формируется как важный механизм человеческого взаимодействия, помогающий людям жить в своей среде, сохранять единство и целостность сообщества при взаимодействии с другими сообществами.

Культура рассматривается в социологии как сложное динамич­ное образование, имеющее социальную природу и выражающееся в социальных отношениях, направленных на создание, усвоение, со­хранение и распространение предметов, идей, ценностных представ­лений, обеспечивающих взаимопонимание людей в различных соци­альных ситуациях. Объектом социологического исследования явля­ются конкретное распределение существующих в данном обществе форм и способов освоения, создания и передачи объектов культуры, устойчивые и изменчивые процессы в культурной жизни, а также обусловливающие их социальные факторы и механизмы. В этом кон­тексте социология изучает широко распространенные, устойчивые и повторяющиеся во времени многообразные формы отношений членов социальных общностей, групп и общества в целом с природным и соци­альным окружением, динамику развития культуры, которая позво­ляет определить уровень развития культуры сообществ и, следова­тельно, говорить об их культурном прогрессе или регрессе.

Каждое конкретное сообщество (цивилизация, государство, народность и т. д.) создает на протяжении многих веков свою собст­венную гигантскую суперкультуру, которая сопровождает индиви­да на протяжении всей его жизни и передается из поколения в поко­ление. В результате в историческом процессе возникает множество культур.

Важной проблемой социологии является оценка людьми другой культуры. Зачастую люди склонны оценивать другие культуры через призму своей собственной. Такая позиция называется этноцентриз­мом. Этноцентризм - весьма широко распространенное явление. Яр­ким проявлением этноцентризма является всякого рода миссионер­ская деятельность, начинаяот попыток насадить свои верования, свою религию покоренным народам в период колонизации и кончая совре­менными устремлениями навязать «американский образ жизни» в Европе, или «советский образ жизни» в других странах мира.

Этноцентризму противостоит культурный релятивизм, про­возглашающий абсолютную самобытность любой культуры. В соот­ветствии с этой установкой, любая культура может быть понята только в ее собственном контексте и только тогда, когда она рассмат­ривается в ее целостности. Вывод отом, что ни одна ценность, ни один обычай не могут быть поняты полностью, если их рассматривать в отрыве от целого, бесспорно, правилен. Но представляется неверным делать акцент только на самобытности культуры, не увязывая дан­ную культуру с другими, не рассматривая культурный процесс как общечеловеческий процесс, развитие мировой цивилизации в целом.

46.Основные элементы культуры.Культурные элементы и комплексы. Изучение структуры культуры началось с 1949 г., когда американский исследователь Э. Хобелъ предложил выделить для изучения самую малую единицу культуры, которая получила название культурного элемента. По определению Хобеля, культурным элементом называется "считающаяся более неделимой единица поведенческого образца или материального продукта" (166, с. 499). Элементами материальной культуры могут быть такие предметы, как, например, гвоздь, карандаш, отвертка или носовой платок. Элементом нематериальной культуры может явиться пожатие руки или приподнятие шляпы при встрече, езда по правой стороне дороги, поцелуй как форма приветствия и др. Очевидно, что каждая культура включает в себя тысячи культурных элементов, сливающихся в некое единое целое. Причем некоторые из этих элементов одновременно являются частью многих культур, т.е. культур разных обществ и разных времен.

Может ли танец быть культурным элементом? Очевидно, нет, так как это совокупность элементов, включающая танцевальные шаги, музыкальный и ритмический аккомпанемент и др. Но важнее то, что танец несет и смысловую нагрузку, отражает определенные обычаи и нормы - это и религиозный церемониал, и ухаживание или просто праздничное настроение. Здесь культурные элементы комбинируются культурный комплекс, элементы которого взаимосвязаны. Например знание индивида относительно какого-либо культурного комплекса со стоит из отдельных культурных информативных элементов, каждый и которых несет определенную смысловую нагрузку. Культурные комплексы распознаются на основе отдельных элементов: по одному элементу индивид может представить себе весь культурный комплекс.

Комплекс является промежуточным звеном между культурным элементом и культурой института, или институциональной культуре Культуру института можно представить как серию культурных комплексов, определяющих наиболее важные виды человеческой активности. Например, институт семьи включает в себя культурный комплекс выбора партнера, свадебный культурный комплекс, медовый месяц, культурный комплекс заботы о детях и т.д. Но не все комплекс являются принадлежностью социальных институтов. Существуют cистемы комплексов, группирующихся вокруг менее важных видов деятельности - таких, например, как коллекционирование марок. Это относительно независимый культурный комплекс. Таким образом, каж-дый вид человеческой деятельности содержит специфические культурные комплексы, которые путем анализа можно разложить на ряды отдельных культурных элементов.

47) Эволюционистские воззрения занимали центральное место в изучении общества в XIX веке.

Развитие общества может происходить как эволюционным, та и революционным путём.
Эволюция предполагает плавные изменения в обществе, которые постепенным и естественным образом вырастают из существующих в нём исторических условий. Революция отличается резкими и глубокими изменениями во всей общественной жизни, в результате которых общество переходит из одного качественного состояния в другое.
Революции могут концентрироваться в отдельных сферах (например, промышленная, научно-техническая, культурная революции), но при этом они изменяют и другие стороны жизни людей. Революционные преобразования могут быть долго- или кратковременными, могут касаться одного или несколько обществ, или быть глобальными (как скажем современная НТР или одна из её ветвей компьютерная революция). Когда же они в корне меняют всё общественное устройство в целом, имеет место социальная революция. Социальные революции ломают общество ,в корне переворачивают всю его жизнь. Обычно они сопровождаются грубым насилием и гибелью людей, массовыми бедствиями населения и беспорядком в обществе. Поэтому большинство социологов видят в них аномалию, нежелательное отклонение от естественного хода истории.
Однако, есть и другие оценки. Так, позицию марксистов по этой проблеме можно свести к следующему. Революция – это полезные ускорители общественного прогресса. Они представляют собой «движущую силу», «локомотив истории».
Эволюционное развитие общества часто сопровождают те или иные реформы. Реформа – это комплекс различных мероприятий тех или иных сторон общественной жизни. Практическое осуществление реформ происходит через принятие и обеспечение выполнения государственной властью соответствующих законов, постановлений, указов и других решений и мер.
Обычно реформы связаны с прогрессивными нововведениями. К примеру, начавшаяся в России в конце 1990-х гг. реформа жилищно-коммунального хозяйства призвана
1. освободить государство от неэффективных расходов и неоправданного вмешательства в частный сектор жилья;2. прекратить порочную практику финансовой поддержки богатых владельцев шикарных квартир;3. перевести ремонтно-эксплутационное обслуживание жилья на конкурентно-рыночную основу, повысив качество и снизив стоимость услуг.
Однако не исключён и регрессивный характер реформ. Так, принятие в 1994 году «Закона о гражданстве» в Латвийской Республике разделило население страны на «граждан» и «неграждан», что вряд ли способствует согласию и прогрессу латвийского общества.

Социальная эволюция и социальная революцияВ истории социологии отчетливо прослеживается явное преобладание эволюционизма, стоящего на позициях признания оптимальным постепенного, более или менее плавного и медленного изменения и развития общества и рассматривающего революционные общественные преобразования как отклонение от нормального, естественного хода истории, как ее аномалию. Это нашло свое выражение в том, что за более чем полуторастолетнее развитие данной науки лишь социология марксизма твердо и последовательно отстаивала решающую роль социальных революций в общественном прогрессе, видя в них «локомотивы истории», «праздники для трудящихся» и т.д. Даже те современные социологи, которые, как и марксисты, разрабатывали и разрабатывают свои взгляды в русле конфликтологического направления в социологии, не связывают их, как показано выше, с признанием необходимости, неизбежности и прогрессивности социальных переворотов революции.
Социология марксизма не отрицает, конечно, роль и значение эволюционной формы развития общества, справедливо считая, что нет революции без эволюции, что последняя подготавливает первую и подводит к ней точно так же, как количественные изменения приводят к коренным качественным. И этим она принципиально отличается от теории катаклизмов, исходящей из признания катастрофического, взрывного, спонтанного, внезапного и необъяснимого характера глубоких и широких социальных изменений. Но при этом центр тяжести в социальном развитии переносятся марксизмом на революцию, которая, по его мнению, необходима и неизбежна в любых условиях и во все времена. Именно она выражает глубинную и подлинную сущность исторического развития, понимаемого как закономерная смена общественно-экономических формаций. Это и приводило к серьезному преувеличению и даже к известной абсолютизации социальной революции в ущерб социальной эволюции. Отсюда и столь резкая и непримиримая критика социального эволюционизма, социал-реформизма со стороны марксизма и особенно ленинизма.
Эволюционист-реформисты, в свою очередь, не могли не замечать, игнорировать качественные, революционные общественные преобразования. Но они считали революцию побочным, случайным, нежелательным, противоестественным явлением, без которого можно обойтись, поскольку и с помощью эволюции, реформ, по их мнению, можно осуществлять глубокие социальные преобразования. Такое негативное отношение к социальным революциям во многом определялось тем, что они чаще всего сопровождались массовыми бедствиями населения, гибелью людей, грубым насилием, хаосом и беспорядками в обществе. Отсюда – абсолютизация эволюции, реформ и резкая, непримиримая критика революционности марксизма.
На наш взгляд, недопустимо односторонне преувеличивать и тем более абсолютизировать место и роль любой из двух основных форм социальных изменений и социального развития – эволюционной или революционной. Социальная эволюция и социальная революция — это две различные, но необходимо взаимосвязанные, взаимообусловленные, сопряженные стороны социального развития. Они неразделимы и теряют смысл друг без друга точно так же, как и парные философские категории: количество и качество, содержание и форма, сущность и явление, причина и следствие и т.д.
Другое дело, что нередко социальная революция понимается слишком узко, т.е. не как более или менее широкий исторический период, в рамках которого относительно ускоренно (относительно предшествующей социальной эволюции) происходит качественное, сущностное, структурное и всестороннее преобразование общества, а как только политическая революция и даже как только момент захвата власти, вооруженное восстание и т.д. Ясно, что при таком неоправданно суженном толковании социальной революции она не может рассматриваться как закономерная и неизбежная форма общественного развития, поскольку здесь одна из возможных форм (видов, способов) осуществления социальной революции неправомерно отождествляется с ее сущностью, с ней самой. Так, совершенно очевидно, что переход от индустриального к постиндустриальному обществу связан с глубоким качественным, революционным изменением общества, но происходит он обычно без политических переворотов, восстаний и т.д.
Вместе с тем нельзя не видеть, что соотношение как эволюции и революции в развитии общества, так и различных форм осуществления самих революций не остается неизменным на различных ступенях истории и в разных условиях различных стран. Современный исторический опыт все сильнее убеждает в том, что в развитых странах современной цивилизации многие социальные проблемы, которые в более или менее отдаленном прошлом могли решаться и действительно решались лишь на путях острейших социальных конфликтов вплоть до революционных выступлений, сегодня успешно ликвидируются на путях эволюционного, реформаторского развития, в связи с чем прошлые классовые антагонизмы потеряли былое значение. Точно так же становится все более очевидным, что в современном подлинно демократическом гражданском обществе и правовом государстве открываются широкие возможности своевременной модернизации общественной жизни, ее различных сторон, способной путем более или менее серьезных реформ предотвращать и решать острые социальные конфликты, не доводя их до выступлений против социальной системы в целом. Другое дело в тоталитарных и авторитарных обществах и государствах, где твердолобая и бескомпромиссная, а чаще всего и грубо насильственная политика и практика властей способны, как показывает и наш и зарубежный опыт, превратить сравнительно небольшой и вполне разрешимый социальный конфликт в революционный взрыв.
Следовательно, революционные, качественные изменения в развитии общества столь же закономерны и неизбежны, как и эволюционные, количественные. Формы, способы их проявления зависят от конкретно-исторических условий данной эпохи и данной страны. Революционные политические взрывы, широта и частота их возникновения – следствие, результат, прежде всего, объективно складывающегося соотношения и характера взаимодействия противоборствующих социально-политических сил, а также политики властных структур. Если последние готовы с помощью более или менее глубоких и радикальных реформ провести назревшие социальные преобразования, пойти на компромисс, не допустить массового применения насилия и т.д., то почва для революционных потрясений в обществе резко сужается и даже качественные социальные изменения оказывается возможным осуществлять без таких потрясений, постепенно, планомерно, регулируемо, преемственно. И наоборот, если стоящие у власти силы не готовы реформировать общество, идти на компромисс, проводят негибкую, далекую от учета сложившихся реальностей реакционнную политику и готовы применять социальное и политическое, в том числе и вооруженное, насилие ради сохранения отжившего, то социально-политические потрясения неизбежны и нередки. В прошлом типичным был последний вариант социального развитии. Сегодня, по крайней мере, в части мира, складываете иная обстановка, когда достижение целей более или менее серьезного обновления общества может осуществляться по первому варианту, хотя и второй вариант отнюдь не исключается, особенно в сравнительно отсталой части мира.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 75.101.220.230 (0.006 с.)