ТОП 10:

ТРАНСКРИПТ И ВЫБОР ЕДИНИЦЫ АНАЛИЗА ТЕКСТА



Перед вами транскрибированный текст с отмеченными нюансами речи и широкими полями для последующей работы на них, а также сделанные во время интервью заметки. Вы прочли нужную литературу, помните свои впечатления от этапа полевой работы и готовы к поиску определенного аспекта реальности.

Так, ссылаясь опять на интервью, приведенное в Приложении (с. 244). мы готовы в зависимости от целей искать в нем или отдельные ключевые моменты жизненного пути (эпифании) Миронова, или сконцентрироваться на смене его идентичностей или же субъективных аспектах влияния социальных перемен настоящего времени (изменение образа жизни в период рыночных реформ).

После внимательного прочтения текста в целом нужно отобрать единицы будущего анализа (отдельные слова, предложения или фразы, смысловые абзацы).

Иногда за единицу анализа принимается текст в целом (например, как образец языкового своеобразия данного человека), но чаще всего элементарной единицей анализа становится отрывок текста, эпизод, содержащий внутренне законченный сюжет (пассаж, секвенция)[15].

В нашем Приложении такой законченной секвенцией может служить первый отрывок (с. 244. со строки 16 до строки 11 на с. 245). где рассказчик формулирует свою жизненную позицию или отрывок о роли книг, чтения в его жизни (с. 245. строки 15 — 27). В этих отрывках он предлагает законченные высказывания по конкретному поводу (стабильность жизненной позиции, роль книг).

В зависимости от целей исследователя эпизоды могут быть выстроены по темам, по времени, сторонам жизни, эмоциональным переживаниям. Текст разбивается на такие смысловые единицы, и осуществляется анализ каждого отрывка более детально.

В целом процесс реконструктурирования текста состоит в переводе текста из его первоначального вида в единицы анализа (секвенции), структурированные по темам.

По каким принципам структурируются и описываются сами эпизоды или секвенции?

ПОНЯТИЕ «ПЛОТНОГО» ОПИСАНИЯ

Аналитически описать — значит перечислить все интересующие нас характеристики объекта анализа (человека, события, группы). В качественном исследовании такое описание носит название насыщенного, плотного описания,в нем, кроме фиксации самого события или отношения могут быть выделены:

а) его контекст;

б) субъективная значимость происходящего для участников действия;

в) каким образом происходил процесс.

Разложение эпизода на элементы может происходить и по другим основаниям в зависимости от целей исследователя. Важно, чтобы они позволяли всесторонне описать событие или эпизод.

Иногда рекомендуется ответить на несколько элементарных вопросов относительно данного эпизода. Например: Кто? Когда? Где? Почему?

Б. Глейзер и А. Страус предлагают иную логику описания при фиксации, например, социального действия-условия — взаимодействие — стратегии и тактики участников — субъективные последствия для участников: Каковы были условия? Характер взаимодействия? Стратегия и тактика? Последствия? Постановка таких вопросов зависит от исследовательских задач и характера описываемой ситуации [84].

Важно, чтобы описание было как можно более конкретизированным, всесторонним и содержало на этом этапе минимум исследовательских оценок. Плотное описание представляет собой вариант краткого описания ситуации в терминах ее участников.

Пример анализа способом плотного описания

Рассмотрим пример плотного описания неструктурированного текста интервью (интервьюер В.Семенова):

Транскрипт интервью с П.: Описание:
Я родился на Арбате в 32 Факт — место рождения —
году и считаю себя арбатс- Москва, Арбат, 1932 год.
ким. Именно не москвичом,  
а арбатским.  
Это особый район Москвы, Культурный контекст:
типично московские старые арбатский, тот, кто родился и
переулки. Здесь какая-то вырос на Арбате в 40 — 50-е
своя гордость, свой патрио- годы; район дворянства и
тизм, отношения между интеллигенции с
людьми. дореволюционных времен;
Это своя особая страна, где люди умственного труда.
сохранилась атмосфера до-  
революционной Москвы.  
Ведь и раньше, насколько Субъективное значение —
я знаю, это был не про- соотнесение себя с малой
мышленный рабочий рай- родиной: патриотизм,
он, а район дворянства и гордость. Видение
интеллигенции. Во вся- исторической родословной с
ком случае, здесь жили дореволюционных времен.
люди умственного труда.  
Да и в мое время здесь Каким образом: факт
почти не жили семьи ра- рождения оказал влияние,
бочих. имел значение для всей
Я считаю, меня воспитал последующей жизни,
Арбат. воспитал.

В данном случае перед нами законченный отрывок, повествующий о времени и месте рождения интервьюируемого (факт) и его субъективном отношении к этому факту (значимость).

Выделение социального контекста — существенная часть первичного анализа. Оно погружает исследователя в определенное место и время действия «драмы», в рамках которой и стала возможной данная ситуация или событие, будь то группа, организация, социальный институт, культура общества того времени. В то же время, это сужает границы дальнейшего обобщения до определенных рамок.

В нашем случае сразу становится понятным, что Дальнейший анализ можно вести лишь относительно общности тех, кто были детьми, росшими на Арбате в 40—50-е годы (сверстники П.). Географическое и социальное пространство анализа также должно быть ограничено определенным районом Москвы: «старым Арбатом и его переулками». Это первичный физически ограниченный контекст происходящего. Соответственно, все характеристики (например, образцы поведения, ценности, которые могут быть выявлены в дальнейшем) применимы только к данному пространству и времени.

Такое ограничение контекста дает символический ключ к пониманию субъективного отношения П. к факту своего рождения: П. ассоциирует себя со средой Арбата 60-х годов. Это не столь явно звучало в данном отрывке и пока скрыто от аналитика. Но фраза: «я считаю себя именно не москвичом, а арбатским» — позволяет сделать такое первичное предположение. Здесь же П. раскрывает свое понимание «арбатского». Рассказчик четко перечисляет наиболее значимые для него характеристики этой культуры: интеллигентская («как культуры людей умственного труда»), преемственная по отношению к культуре дореволюционного времени («сохранилась атмосфера старой дореволюционной Москвы»), а также свое отношение к этой культуре («здесь какая-то своя гордость, свой патриотизм, особые отношения между людьми»).

Пока мы только определяем, как сам человек видит ситуацию и объясняет мотивы причисления себя к «арбатским». Однако, будучи исследователями, мы можем уже здесь сконструировать и наши первичные предположения для дальнейшего развития темы, но при этом должны быть уверены, что это совпадает с ходом мысли П. — автора текста. Мы можем вспомнить, что арбатские переулки как символ либеральной культуры были воспеты Б.Окуджавой, а «дети Арбата» описаны А.Рыбаковым в его романе. Об этом ли ведет речь П.? Сейчас, на этой стадии анализа, такое заключение может быть только гипотетическим. Пока мы только фиксируем значимые высказывания П.

Приведенный пассаж (секвенция) сам по себе мало что дает для описания процесса: условий, обстоятельств, побудивших П. ассоциировать себя с культурой Арбата. Но из совокупности отдельных фраз вытекает определенная логика процесса в развитии: «я родился на Арбате» — «я считаю себя арбатским» — «Арбат воспитал меня».

Уже на этом этапе, при определенном интересе к данному аспекту, мы можем также присвоить этому отрывку первичный, предельно общий код — «Арбат». Если аналогично мы закодируем другие эпизоды, связанные с Арбатом, то они станут сравнимыми и могут анализироваться в одном ряду. Здесь мы переходим к этапу первичного кодирования.

ПЕРВИЧНОЕ КОДИРОВАНИЕ

Первичное кодирование — объединение единиц анализа текста в более общую категорию или класс с кратким емким названием. Этот процесс можно представить по аналогии с головоломкой (популярной puzzle), которая первоначально состоит из хаотически разбросанных кусочков. Если их определенным образом рассортировать и потом соединить в новой комбинации, они могут образовать законченную и осмысленную картину. Мы берем каждый отдельный кусочек (как отрывок текста) и сортируем его (или относим к определенной категории): синий — это, должно быть, часть неба; коричневый — это, должно быть, часть земли. Иногда мы ошибаемся и сортируем заново на другой основе (рис. 4). Но окончательная картина будет собрана из определенным образом организованных кусочков теперь уже на иной основе их классификации. Некоторые кусочки настолько яркие и запоминающиеся, что их место на картине определяется сразу же. Они играют ключевую роль в процессе классификации. (В нашем случае — Арбат.) Другие мы относим к тому или иному классу по некоторым косвенным признакам. Именно отнесение к классам является инструментом организации. Они помогают упорядочить хаотичную массу. Первичная классификация — синий, коричневый — ведет к более обобщенной — небо, земля, — т. е. к тем категориям, которые отражают будущую картину. Без такой первичной классификации невозможно понять, что подлежит анализу.

Рис. 4. Общий путь упорядочивания хаотичных данных в определенную структуру в процессе первичной классификации

Итак, первичная классификация данных — это объединение содержания текстовой информации в один класс или обобщенную категорию под кодовым названием (например, гиние, коричневые) для определения их места в общей картине изучаемой реальности. Оно необходимо для сопоставления разных сведений (свидетельств), полученных от одного респондента в рамках одного «случая».

Например, в случае сопоставления содержательно разных эпизодов, связанных с миграцией: если мы их обозначим одинаково (под кодовым названием «миграция»), то гможем сравнить их впоследствии как аналогичные.

Такие закодированные данные нужны также для сравнения этого «случая» с подобными, имевшими место в свидетельствах других людей. Это обычный процесс, который мы эсуществляем каждодневно на уровне здравого смысла.

Некоторые данные могут быть классифицированы сразу («номинированы»). Скажем, в нашем отрывке из биографии «арбатского жителя» П. данные о его рождении мы сразу можем кодировать как «место рождения». Другие же сведения требуют дополнительного осмысления под углом зрения вводимых научных понятий.

Основания классификации зависят также и от целей Следования. Можно классифицировать отрывок как «место рождения», если цель исследования — понять «отношение людей к месту своего рождения» и для этого сравнить описания места своего рождения, взятые из разных текстов. Этот же отрывок может быть отнесен к классу «эпизодов, связанных с Арбатом», и получить кодовое название «Арбат».

Так, в ходе прочтения данного транскрипта мы натолкнулись на неоднократные упоминания Арбата. В частности,

«... Мы были дети Арбата. Если Вы читали Рыбакова, то знаете, что это значит. В нашем классе многие дети вкусили горечь репрессий. Один мой одноклассник, например, родился в тюрьме, поскольку оба его родителя были посажены, и его воспитывала тетя...»[16]

Этот отрывок также получает первичный код «Арбат».

Продолжая систематическое описание данного интервью в том же направлении, из биографического повествования П. мы аналогично описываем все эпизоды, связанные с Арбатом: школьные годы, соседские отношения между детьми; социальный состав арбатских жителей (со слов рассказчика); влияние политических репрессий на судьбы его сверстников и их родителей; эпизоды их дальнейших жизненных перипетий.

В результате мы получим набор эпизодов, связанных с Арбатом в биографии П. В дальнейшем это поможет сконцентрироваться на более общей проблеме, например на его идентичности в качестве представителя арбатской субкультуры, или привести к другим теоретическим построениям его связей с Арбатом. Плотное, насыщенное описание уже само по себе интересно как повествование содержащее важные личностные смыслы, восприятие образа жизни определенной общности — «детей Арбата» времен 40—50-х годов.

Приведя свидетельства других людей, принадлежащих к той же субкультуре, можно многосторонне описать ее существенные черты как одной из форм городской культуры 60-х годов, оказавшей важное влияние на жизнь общества в целом. А это, в свою очередь, есть уже научное исследование жизненных реалий важного периода нашей истории, которое оказало влияние на образ мыслей целого поколения «шестидесятников». Собственные рассказы непосредственных участников событий бывают настолько красноречивы, что добавлять к ним что-нибудь от лица исследователя нет необходимости. Они подчас дают больше, чем пространные теоретические построения.

Первичная классификация обычно требует дальнейшего уточнения (сужения или, наоборот, расширения) после сравнения с другими эпизодами одной биографии или интервью с другими людьми.

Таким образом, в процессе первичной классификации могут быть разные пути упорядочивания в зависимости от характера данных и исследовательских целей:

— некоторые данные (например, дата рождения) могут быть классифицированы сразу путем присвоения номинального кода (место рождения);

— другие — требуют объединения в класс понятий на уровне здравого смысла и присвоение кода, который в кратком виде отражает содержание отрывка (например, «Арбат»), но не имеют пока характера научной категории;

— третьи уже сразу могут быть объединены в нерасчлененную научную категорию (например, под кодовым названием «идентичность»), что приближает исследователя к научному осмыслению и трактовке эмпирических данных.

Итак, этап первичного описания нацелен на достижение следующих целей: • «Плотно» описывая полученные данные, мы тем самым отбрасываем ненужные детали и концентрируемся на центральных характеристиках событий. Данные приобретают единство и внутреннюю стройность.

· Отбирая события, сосредотачиваясь на ключевых эпизодах, определяя роли, характеры, хронологическую последовательность действий, мы в результате конструируем новое выразительное и социологически значимое повествование.

· Особенностью описания в отличие от последующих шагов концептуализации является воспроизводство социальной реальности преимущественно языком и образами самих участников, а не при помощи научных концепций исследователя.

· В описании эпизоды могут быть организованы по темам, временной или причинно-следственной последовательности. Иногда уже на этом этапе используются концептуальные построения (по темам научного анализа). Чаще они не структурированны, а построены на простом обобщении слов и высказываний, взятых непосредственно из текста.

· Интерпретация обычно минимальна или ведется в понятиях и образах участников процесса или ситуации, без выделения конкретного концептуального плана исследования.

Логика анализа может привести к необходимости ввести дополнительные коды, не предусмотренные ранее или не имеющие оснований в данном отрывке.

Этапом описания обычно заканчиваются исследования, ориентированные на изучение определенной культуры, этнографические исследования.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.234.223.162 (0.009 с.)