ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ. ПАДЕНИЕ.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ. ПАДЕНИЕ.



 

Никогда не забывайте, что мы не сами прибыли сюда. Тайтон – планета, богатая Силой, однако он также полон неведомых нам тайн, существовавших здесь многие эпохи до появления То Йоров. Возраст Тайтона колоссален, легенды его – ещё древнее. Отныне планету населяем мы, но наш истинный дом лежит в Великой Силе.

Мастер Дила ян Моролла. 3528 год после прибытия То Йоров.

 

Тре чудом перенёс снижение. Переживший один катаклизм и вынужденный следовать сквозь другой, «Миротворец» как никогда трещал по швам в знак протеста против подобных издевательств. В то время как языки пламени расходились по обзорным окнам, ускорение вжало Тре в спинку кресла; кровь лилась из ушей и лекку несчастного. Ланори заметила это лишь краем глаза. Куда больше волнений вызывало возмущение в Силе – чем ближе Ланори приближалась к дому, тем острее грызло чувство потери.

Между тем, она уже сомневалась в первой пришедшей на ум причине, вызвавшей шторм. Над ними по-прежнему висела угроза исполнения безумных планов Дала, но пока Тайтон оставался в твёрдом состоянии, несмотря на извергавшуюся из недр и бушевавшую в воздушном пространстве стихию.

Не был ли настоящей причиной тот таинственный персонаж, явившийся в видении? И как с ним связаны те странные ощущения, испытанные в ходе мучительного пролёта между двумя враждовавшими планетами?

«Сейчас моя цель – Дал», – подумала следопыт. С трудом удерживая рукоять управления, она повернула «Миротворец» против его возможностей, в ещё более опасную зону. Другого способа не нашлось. Пока Дал не отыщется, любой вдох может стать последним.

Судно прорвало облачную завесу над Талссом. Дже’дайи стремительно повернула на запад, продвигаясь по-над вершинами холмов чуть ли не вслепую: благодаря шторму Силу сканеры бессовестно врали.

И лишь назойливый сигнал, оповестивший о восстановлении связи, отвлёк Ланори. Она тут же отправила-таки сообщение Дам-Поул, ответ от которой пришёл практически сразу.

На плоском экране возникла взволнованная мастер-дже’дайи.

– Ланори, – произнесла Дам-Поул. – Я … к худшему.

– Мастер! Дал ускользнул, но мне известно, куда и с чем он направляется!

Судя по изображению Дам-Поул, мастер не расслышала. Мастер-катар выглядела старее, чем обычно, даже растеряннее, иными словами, её вид отличался от привычного образа. Даже пустая комната, из которой Дам-Поул ранее вела передачу, была другой.

– …корабль откуда-то извне системы… – продолжала говорить мастер. Ланори могла разобрать лишь отдельные слова. Девушка подкрутила настройки, проверила уровень передачи, однако шторм продолжал неумолимо создавать помехи.

– Мастер, я почти у Старого города. Там есть кто-либо из дже’дайи?

– …отозваны, но меры предосторожности приняты, – сказала Дам-Поул и внимательно посмотрела на бывшую ученицу через экран. – Он должен быть остановлен. Что бы сейчас не происходило … конец всему.

– Мастер?

– Вскоре всё изменится, – продолжала Дам-Поул и собиралась было сказать что-то ещё, как связь прервалась, а экран и эфир накрыли помехи. Мастер исчезла в потоке белых зернистых полос. Ланори попыталась возобновить передачу, но после первой же неудавшейся попытки вовсе отключила коммуникатор.

Что имела в виду мастер? Корабль из-за пределов системы? Вернулся один из «спящих» кораблей? Какое-то время Ланори занималась поиском ответов на вопросы, однако никто не отменял задание, так что пришлось вернуться непосредственно к своей миссии, которая по-прежнему имела наивысший приоритет.

– Пожалуйста, посади эту штуку, – взмолился вдруг Тре. – Во мне уже не осталось ничего, что можно вытошнить.

– Почти на месте, – ободрила тви’лека Ланори. Кажется, тому стало немного лучше, значит, его ещё можно успеть исцелить от заразы с Нокса.

– Какой у нас план? – спросил Тре. Лекку пришли в движение, касаясь лица по обе стороны.

– План?

– Слушай, она всегда переспрашивает? – Девушка поняла, что Тре обращался к дроиду, и улыбнулась. Стальной Холг в силу поджаренных цепей, конечно, не ответил и вообще нуждался в капитальном ремонте. Опять же, только когда появится свободное время.

Небо пронзила вспышка молнии Силы, и корабль тряхнуло. Ланори инстинктивно съёжилась и рванула рукоять в сторону – крушение сейчас не…

Датчики издали сигнал. Следопыт наклонилась влево и изучила новые данные о появлении где-то слева отражённого луча света, а затем и сама увидела то, что засёк сканер, а, между тем, до руин Старого города оставалось, по меньшей мере, тридцать километров.

– Что там теперь? – спросил Тре.

– Корабль. – Она настроила датчики, а затем облегчённо вздохнула. – Наконец-то и нам повезло.

– Твой братец потерпел крушение?

– Да. Это «Умертвляющий». Давай-ка взглянем.

«Миротворец» пошёл на снижение, ощетинившись лазерными пушками на случай возможной агрессии со стороны противника. «Умертвляющий», может, и стал кучей металлолома, но вдруг его орудия вполне себе функционируют? Ланори совершила облёт на расстоянии, сканируя жизненные формы. Ничего. Если «звездочёты» и присутствовали на борту, то только в качестве мёртвых тел.

Одна мысль о том, что Дал мог покоиться сейчас там, причинила Ланори острую боль.

– Почему бы просто не подорвать? – поинтересовался Тре.

Корабль тяжело приземлился на выступе холма, проделав борозды в низком склоне, но Ланори пришлось взлететь вновь, так как скала под ними рассыпалась от удара.

– Нельзя, если устройство ещё на борту, – пояснила Ланори. Конечно, ею двигала не единственная причина. – Садимся.

На сей раз получилось лучше: при контакте с землёй раздался лишь привычный толчок; «Миротворец», казалось, издал предсмертный вздох. Едва девушка собиралась заговорить, как Тре прервал её, подняв руку.

– Кто позаботится о тебе, если я останусь тут?

– Как раз собиралась предупредить, чтобы не шёл следом, – усмехнулась дже’дайи-следопыт. – Это не твоя битва.

Потемневшее лицо и согнувшиеся лекку свидетельствовали о гневе.

– Эта битва – для всех, – сказал он, – вот только нас здесь всего двое.

– Прямо как в паршивом голофильме, – Ланори обозначила улыбку и открыла шлюз. Держа руку на рукояти меча, дже’дайи поняла – бушевавший на Тайтоне шторм не даст ей прочесать местность при помощи Силы.

Родная планета в очередной раз по-своему приветствовала Ланори.

Возле обломков корабля «звездочётов» они разделились; по мере исследования Ланори нервничала всё сильнее. Ей очень не хотелось найти брата мёртвым. Потому ли, что она была неплохим вообще-то человеком, или потому, что не желала бессмысленных прощаний? Неважно. Для Далиена ещё имелась надежда, Ланори подарит ему второй, третий шанс. Даже в момент выстрела, когда следопыт в последнее мгновение успела защититься Силой, она ощутила не гнев и злобу, а… жалость к братцу.

Пусть он дурак, но – родной человек. Возможно, отец с матерью будут гордиться твёрдостью её духа.

Подойдя вплотную, Ланори всё же попыталась прощупать Силой корабль. Внутри никто не присутствовал. Тре зашёл с другой стороны и, подняв с земли булыжник, метнул породу в корпус, дабы вызвать хоть какую-то реакцию. Тишина.

Девушке пришлось залезть по наклонённому остову «Умертвляющего» и зажечь светостержень, чтобы осмотреть внутренности через разбитую вдребезги дверь. Смятая внутренняя обшивка, повисшие кабели и провода, попадавшие пассажирские сиденья… И – успевшая затвердеть пожарная пена, в озере которой виднелись очертания минимум четырёх фигур. А вот другие два тела уже навсегда остались заключёнными пеной.

Жестом дже’дайи велела Тре ждать на своём месте и забралась вовнутрь. Среди тел Дала не нашлось. Девушка вздохнула с облегчением.

Судя по следам от молнии, ударившей в корабль снаружи, и по отсутствию признаков битвы, «Умертвляющего» сбил шторм Силы. Либо им действительно невероятно повезло, либо Великая Сила решила вмешаться лично.

Правда, устройство уцелевшие унесли с собой.

Следопыт коснулась обшивки у выхода, затем скользнула вниз, к двигателям судна.

– До Старого города тридцать километров! – крикнула Ланори. – И они идут пешком!

– Как давно ушли?

– Недолго. Двигатели ещё горячие. Но всё равно нужно спешить.

Путь обратно до «Миротворца» они пробежали одним махом. После взлёта Ланори взяла высокий старт и принялась выжимать из машины всё, на что та была способна, пустившись к Старому городу над равнинами Талсса, огибая скалистые вершины. Тре сидел рядом, следя за показаниями сканеров. Сейчас элемент неожиданности как никогда играл на руку – больше, чем во всех предыдущих случаях. Дал полагал, будто сестра погибла там, в шахте Пятна.

Приближаясь к Старому городу, Ланори вспомнила своё первое и последнее посещение таинственных руин. Тогда странница вернулась с окровавленной одеждой Дала в Энил Кеш, где проводили расследование финального деяния Далиена, а именно убийства Скотта Юна. Всю вину возложили на плечи Дала, который после рассказов Ланори был признан погибшим, а самой юной дже’дайи вручили нечто вроде увольнительной и отправили домой.

Убитые горем родители винили во всём себя, Ланори – себя. За проведённое друг с другом время между ними выросла пропасть, и потому, когда настало время завершить Великое путешествие – на сей раз в одиночку – Ланори уцепилась за эту возможность вновь покинуть дом.

Она никогда не возвращалась в Старый город. Дал был мёртв, и не осталось ничего, что могло бы побудить его сестру посетить те зловещие катакомбы. Кроме того, Ланори ещё помнила страх, заполонивший её вместе с ощущением древности и непостижимых тайн – настолько непостижимых, что не помогла бы даже Сила. Нет, туда точно не стоило забредать.

За исключением нынешнего случая.

– Датчики не засекли никаких жизненных форм, – констатировала она.

– Здесь даже дже’дайи нет? А не потому ли, что это твой брат, и тогда им пришлось бы сражаться ещё и с тобой?

– По-моему, Дам-Поул всё же имела в виду Старый город, когда упомянула об «отозванных». – Девушка указала на небо. – Вот только там происходит что-то ещё. Связано с нашей миссией или нет, но в любом случае придётся действовать своими силами.

– Чтоб вам пусто было с вашими секретами, дже’дайи, – усмехнулся Тре, лекку которого совершили безразличный жест. – Так где уцелевшие?

– Внизу, скорее всего.

– Внизу?

– Под руинами – сеть туннелей. Пещеры. Озёра. Омуты, ущелья.

– Да-да, я побывал во многих подземельях.

Ланори посмотрела на него, приподняв одну бровь, как бы вновь предлагая остаться, но и не говоря этого вслух.

– Давай-ка только побыстрее, – произнёс Тре.

– Так тебе уже лучше?

– Лекарства сдерживают хворь.

В Старый город после посадки они вошли вместе. Здесь ничего не изменилось; Ланори помнила местность так, будто была здесь вчера. Или в действительности ей всегда хотелось сюда вернуться?

Следы четверых «звездочётов» вели сквозь высокую росистую траву, растущую в небольшой долине возле холма, что когда-то, возможно, являлся пирамидой. Сердце Ланори билось учащённо, прерываясь надвигавшимся, сдавливавшим нутро страхом. Неужели эти фанатики взаправду верят в успешный запуск гиперврат? Малейшая ошибка в расчётах, сбой в ходе активации, – и «звездочёты» обрекут систему на гибель! Существовал, конечно, мизерный шанс, что гиперврата – нисколько не легенда, а устройство заработает так, как нужно, и тогда Дал осуществит свою мечту и проведёт дорожку к звёздам.

Какой же исследователь не проникнется важностью происходящего?

Наконец, Ланори и Тре достигли входа в подземный лабиринт Старого города; где девушку пронзило острое ощущение дежавю. Увидеть всё вновь вживую оказалось сложнее, чем пережить воспоминания во снах.

– Не нравится мне здесь, – признался Тре, вернув Ланори из грёз. – Вокруг так…

– …странно, – договорила дже’дайи.

На ум пришли слова Дам-Поул, кратко охарактеризовавшие ситуацию. «Вскоре всё изменится», – так мастер сказала.

 

* * *

 

Как и тогда, годы назад, в погоне за братом Ланори неплохо ориентировалась на поверхности Тайтона, но понятия не имела, чего ждать под землёй.

Помимо монолога о глобальных изменениях Дам-Поул также упомянула некие «меры предосторожности». Первые результаты таких мер предстали в свете стержня некоторое время спустя: женщина-«звездочёт» расы катаров, расчленённая на несколько частей. Её голова откатилась в сторону, и открытые глаза осуждающе взирали на новых гостей подземного города, в то время как другие останки были разбросаны по полу пещеры. Запах тёплой и влажной крови вызывал отвращение. Между тем, Сила предупредила Ланори об установленных в стене, но уже утративших действие ловушках – заряды, сгенерировавшие лазерные лучи.

– Значит, остались только Дал и ещё двое, – подытожила Ланори.

– Ага, и теперь они в курсе насчёт ловушек.

– Сомневаюсь, что «звездочёты» попадут в другую.

– Будем надеяться, это не так, – сказал Тре.

– Ловушки установили мои соратники.

– Интересно, что же здесь требует подобной защиты?

Ланори не ответила, поскольку думала о том же. Совет дже’дайи велел остановить Далиена, и предполагалось, что задание будет завершено гораздо раньше, нежели сейчас. А Дал, тем временем, оставался на шаг впереди, и, к тому же, готовился вот-вот претворить мечту в жизнь. Указания Совета не предусматривали такого развития событий. Однако лазерные заряды всё равно были размещены с целью не пускать никого в бездны Старого города, и поместили эти ловушки недавно.

Чем глубже они спускались, тем легче становилось исследовать местность при помощи Силы. Либо на поверхности утихал шторм, либо толща земли, разделявшая дже’дайи и атмосферный феномен, служила защитным экраном. В Силе по-прежнему витало возмущение, но хотя бы не мешало восприятию, и поэтому следующую ловушку Ланори обнаружила быстро.

Как и Дал с остальными. Сообразившие что к чему «звездочёты», как выяснилось, набрали камешков, заполнили ими карманы своих роб, а затем по мере продвижения постепенно бросали перед собой. Неподалёку от отработавших лазерами установок валялось множество голышей с заметными подпалинами.

– Быстро движутся, – заметила Ланори.

– Откуда знаешь?

– Потому что это мой брат. – Следопыт обнажила меч прямо на ходу.

Она сразу узнала некоторые из пещер и туннелей, между которыми кто-то давным-давно продолжил гигантские лестничные марши, а на стены – нанёс причудливую фреску. Ланори не отвлекалась. Сейчас первостепенное значение имело преследование и ловушки дже’дайи.

Если легендарные гиперврата и существовали, то Ланори оставалась без понятия, где и насколько глубоко их искать.

Громадная пещера таила в себе покрытые резьбой каменные колонны и размещённые на постаментах необычные, но ветхие скульптуры. Стоило преследователям пересечь зал, как далеко впереди раздалась вспышка, которая на мгновение ярко осветила высокий арочный свод. Разряд лазерной мины.

– Ещё ловушка, – подтвердил очевидное Тре. Ланори, кивнув, устремилась рысью. Они вот-вот настигнут недоброжелателей.

Похоже, предвкушение новой встречи с Далом притупило осторожность. Погоня подходила к концу, и решимость Ланори Брок была как никогда сильна и велика. Когда следопыт в очередной раз использовала Силу, чтобы прозондировать маршрут, она не обнаружила ничего подозрительного. Доверившись чувствам, девушка и думать забыла про тайтонский аномально-коварный шторм.

Так или иначе, впереди её ждала опасность.

Лазерный заряд был установлен так, чтобы радиус поражения приходился на широкий туннель; сработавшая мина аккуратно разделила надвое тяжёлый булыжник, оставшиеся после которого раскалённые камни издавали лёгкий дымок. До «звездочётов» не более ста шагов. Ланори бесшумно метнулась по туннелю, оберегая разум от волнения и приготовившись ко всему.

По левую руку что-то мелькнуло.

Одновременно с этим бежавший сзади Тре выкрикнул её имя и толкнул в спину. Может, он споткнулся. Может, сделал это с какой-то определённой целью.

Шквал бластерного огня пронёсся по туннелю, расплавляя скалу заряженными частицами. Вооружённый «звездочёт» успел выстрелить раз пять прежде, чем Ланори подняла меч. Отклонив ещё два заряда, дже’дайи совершила скачок вбок, прямо к стрелявшему. Взмах меча – и «звездочёт» по локти лишился обеих рук, а заодно – и бластера. Фанатик задохнулся от неожиданности, принявшись ртом ловить воздух, затем сделал два шага назад, к стене туннеля, пока спина не встретилась с камнем. Потрясёнными, широко раскрытыми глазами «звездочёт» оглядел культи, из которых фонтанчиками била кровь.

Девушка нанесла резаный удар по груди негодяя, практически расчленив тело пополам. Покончив с противником, Ланори обернулась, дабы предупредить спутника о необходимости быть бдительнее, так как Дал и последний «звездочёт» теперь знали о «хвосте».

Но Тре не нуждался в указаниях, поскольку… был мёртв. Заряд поразил его в основание черепа и выжег затылок. Тви’лек лежал спиной вверх, руки так и остались широко вытянутыми.

– Ох, Тре, – вырвалось у Ланори. Девушка не знала, что сказать. Поэтому она просто бросилась к Тре с целью присвоить его бластер и продолжить преследование.

На ноздре тви’лека образовался кровяной пузырь.

Следопыт коснулась его руки и почувствовала слабый, будто порхающий пульс. Рана выглядела хуже некуда, но Тре всё же дышал.

Вот только времени уже не оставалось.

– Прости, – сказала она и, оставив Тре во тьме, побежала дальше. Единственным утешением в данной ситуации являлось то, что Тре, придя в сознание, сам всё поймёт.

В самые глубокие бездны Старого города, как и тогда, она отправилась в одиночку.

Дал, впрочем, тоже остался один.

Теперь, когда Ланори стала осторожнее и привыкла к постоянным приливам-отливам Силы, пропитавшей древние подземелья, последнего «звездочёта» дже’дайи ощутила ещё до того, как тот мог увидеть её. Стрелок укрылся внизу, на массивной лестничной перекладине, с направленным в сторону Ланори бластером.

Следопыт забралась повыше. Двигаясь быстро и тихо, стараясь не вызывать колебаний в воздухе, Ланори не выпускала из поля зрения засаду. Похоже, «звездочёт» так и не разглядел её, иначе своей реакцией выдал бы себя. Ланори оставалась тенью. И, когда тень вскарабкалась достаточно высоко, она прямо сверху обрушилась на противника.

Наверное, следовало бы пленить фанатика и допросить о том, куда именно ушёл Дал, чем вооружился, но рисковать она тоже не могла. Свежи ещё были воспоминания о «звездочётах»-смертниках, которые без раздумий подрывали себя в качестве последнего аргумента. К тому же, клинком дже’дайи сейчас управлял гнев. Удар в стремительном броске лишил стрелка головы, которая, отскочив, преодолела последние три ступени и неподвижно застыла внизу одновременно с тем, как обезглавленное тело повалилось рядом с Ланори. Следопыт пустилась в погоню. Вряд ли Дал поддерживал связь с подчинёнными, но он наверняка предусмотрел такой вариант развития событий.

Один на один. Далиен Брок и его сестра, в которую он всадил смертельный разряд и оставил затем умирать.

– Дал! – выкрикнула Ланори неожиданно для самой себя. Она остановилась, улыбнулась…

Да, теперь ей стало легче. И не потому что она произнесла имя любимого братца, ради которого до последнего копила надежду. Наоборот. В конечном итоге, никакой надежды для него не осталось. И вот почему, когда девушка громко позвала Далиена, она услышала собственный же гнев, своё отвращение. Дал убил столь многих – и всех в угоду иллюзиям, за которыми всегда семенил. Погубил даже сестру.

Он и родителей прикончит, стоит тем здесь вдруг появиться.

– Дал! Я остановлю тебя. Не моли о пощаде! Не используй других! Остались только я и ты! Ты, тот, кто в последний раз пролил здесь свою кровь!

Эхо далеко разнесло эти слова, заполнив голосом Ланори огромные комнаты и грандиозные туннели, которые никогда ранее не слышали такого языка. Оставалось только догадываться, что собой представлял диалект гри. Но древняя раса покинула Старый город, оставив в катакомбах тяжёлую, непроницаемую мощь – ту самую, которую ощущала Ланори и которую игнорировала. Дже’дайи-следопыту надоела погоня, она была разъярена, нарушая равновесие Силы, но и не думая его восстанавливать. Девушка позволяла гневу вести себя; это обостряло её восприятие.

Поэтому она настигла-таки брата. Окружённый светостержнями, Дал стоял посреди комнаты, что напоминала купальню; у ног его покоилось устройство. Похоже, Дал в одиночку тащил заряженный тёмной материей агрегат. Как что-то настолько мощное может быть таким легковесным?

– Кажется, мы зашли достаточно далеко, – проговорил Далиен.

– И теперь ничто меня не остановит, – ответила Ланори. Она замедлила движение, но продолжала подступать к брату.

– А я не про тебя говорил. Я – про это место. Оно расположено достаточно далеко.

– Здесь? – Следопыт осмотрелась по сторонам. – Но где же…

Дал нагнулся к устройству.

– Не смей! – Дже’дайи выхватила бластер и прицелилась Далу в голову. Другой рукой она вернула меч в ножны.

Не осталось ничего, что заставит её колебаться во время выстрела.

– Не слишком-то изящное оружие для дже’дайи.

– Вообще-то, меч украден тобой, – напомнила следопыт.

– А у тебя есть ещё один, и ты не побоишься запачкать клинок кровью.

– Тот был особенным.

– Ага. Верно. Ну, я и выбросил его в глубокий космос.

Он застыл в полусидящем положении, с растопыренными пальцами. Внимательно наблюдая за рукой Дала, Ланори подумала, что должна подстрелить его прямо сейчас.

– Идём со мной, – попросил Дал проникновенным голосом.

– Ты выпустил в меня заряд.

– И всё же, ты здесь, моя выносливая сестрёнка.

– Меня спасла Сила. Иронично, как думаешь? Ты так часто над ней издевался – и сейчас Сила станет причиной твоей погибели.

– Думаю, причиной погибели станет бластер.

Некоторое время они так и стояли, глядя друг на друга. Ланори не отвлекалась ни на йоту, держа палец на курке, в то время как её подпитанное Силой восприятие ещё не вошло в норму. Шторм на поверхности стих, но вызванная им в океане Великой Силы дифракция пока не унялась.

– Ты стал плохим человеком, Дал.

– Я борюсь за то, во что верю!

– Но это не отменяет сотворённого тобой зла.

– Не остановлюсь, – процедил лидер «звездочётов». – Не заброшу начатое, Ланори. Слишком долго я ждал этого. Разве ты не чувствуешь? Разве не ощущаешь в предвкушении? Ты и понятия не имеешь…

– Просто мне всё равно, – прервала Дала следопыт.

Мигом постаревший Дал пристально посмотрел на сестру сумасшедшим взглядом.

– Неужели нет никакой тяги к чудесам? – мягко спросил он. – Неужели ни капельки не интересно, что ждёт нас там, за пределами?

Она не ответила.

– Там, откуда мы пришли, – продолжал Дал. – Там, где лежат наши истоки. Там, где помимо множества других планет вращаются наши, родные. Миры, частью которых мы оставались до тех пор, пока нас не оторвали насильно. Вот где живёт наша культура, Ланори, – среди звёзд. Хоть какой-то части тебя не хочется прикоснуться ко всему этому?

– Хочется, – призналась Ланори после короткой паузы. – Но только если не погибнет всё другое, что я знаю и что люблю.

– Тогда стреляй.

С этими словами Далиен резко присел.

Спусковой крючок немного сжался под напором, но затем палец вернул его в прежнее положение.

Вместо выстрела Ланори закрыла глаза и пошла на самый величайший риск в своей жизни.

Дже’дайи столкнула друг с другом их совместные с Далом воспоминания и сжала так плотно, как только позволила Великая Сила. Захлопнув ловушку, Ланори спроецировала обрывки памяти в разум Дала, в то же время не покидая древней купальни гри.

Они гуляют по берегу реки возле храма Бодхи – беззаботные дети, что наблюдают за гнездящимися на деревьях ткач-птицами и высматривают плывущие по течению похожие на маленькие островки брёвна. Ланори восторженно смеётся, Дал вторит ей. Глаза мальчика расширены от удивления…

Как расширились и покрылись слезами глаза мужчины, которым стал Далиен Брок.

Сейчас!

Ланори собрала воедино всё пережитое за последние дни – падение станции «Зеленолесье», катаклизм на Пятне, убийство собственных жертв, шторм на Тайтоне… всё, что пылало, всё, что сгорало, умирало…

А затем затянула узел потуже и обрушила на Дала.

Внешне тот выглядел обманутым ребёнком, шок и гнев которого стал легко различим.

Внутри же его разум разрывался на части. Крик Далиена заполонил бесконечные катакомбы гри.

Он отшатнулся, продолжая кричать от дикой боли и проливать слёзы под гнётом чужих несчастий. При помощи Силы Ланори оттолкнула брата подальше, пока он, споткнувшись, не сошёл в пустой резервуар.

Девушка подошла к устройству, не выпуская из руки бластер. Смакуя сладкое чувство победы, дже’дайи почувствовала, как неожиданно стало легко и тепло в груди, и прижала руку к излеченной ране.

Вопль Дала оборвался. Он дрожал, тяжело дыша, и тряс головой, пытаясь избавиться от нахлынувших чувств. Но ещё не пал. Ланори решила было, что брат убежит. Она бы позволила ему удрать в бездны Старого города, где Дал, возможно, потеряет себя и навсегда исчезнет подобно Озамаэлю Ору.

Однако Дал и не думал бежать. И, когда лицо его поднялось, там застыла совсем другая маска.

Ярость.

– А ну. Прочь. Из моей. Головы! – проревел он и сделал резкое движение.

Дуло бластера сместилось на Дала, но тот каким-то чудом оказался быстрее. Что-то мелькнуло в воздухе – и руку Ланори пронзила боль. Выронив бластер, девушка уставилась на узкий металлический нож, увязший в тыльной стороне ладони.

Следя за движениями брата, поражённая Ланори поняла: он использует навыки, приобретённые в Став Кеше.

Первые удары в ближнем бою отразить не удалось. Дал всегда был хорош как боец, а Ланори ещё не оправилась от неожиданного начала схватки. Следопыт инстинктивно прижала раненую руку чуть выше живота, но излишне резвый противник перехватил эту ладонь, поймав за торчавшую заточку, и дёрнул вниз. Миниатюрный клинок проделал борозду в бедре дже’дайи. Девушка вскрикнула от боли.

А Дал, оскалившись, вновь принялся наступать. Однако теперь следопыт оказалась готова к атаке. На стороне Дала выступала боевая подготовка и физическая сила, но за спиной Ланори имелась тренировка иного уровня. Она – дже’дайи-следопыт, у неё есть Великая Сила – то самое, что всей душой ненавидел Далиен.

Пропустив удар в плечо, Ланори направила волну Силы на брата и отбросила его через пещеру. Дал влетел в столб, но всё же ухитрился остаться на ногах. Тогда Ланори схватила бластер и, не колеблясь, открыла огонь.

Осечка. Значит, оружие повредилось при падении.

Не теряя времени даром, Далиен схватил ближайший камень и швырнул в дже’дайи, однако по мановению руки следопыта тот рассеялся в пыль. Тогда Дал пустил в ход другое оружие – два коротких ножа, которые всё это время носил за поясом. Ланори, отбросив бесполезный бластер, встретила новую атаку своим мечом, отражая выпады одной рукой. Даже так за ней оставалось преимущество, о котором следопыт практически жалела.

Дал явно осознал факт превосходства противника. Вот почему следующий его бросок ножа стал отвлекающим манёвром. Встретив заточку мечом, Ланори обнаружила, что её брат совершил прыжок к устройству.

Времени не оставалось даже сделать выбор.

Но даже если бы и имелась в запасе доля секунды, выбор был бы только один.

Меч дже’дайи-следопыта описал широкую дугу, на какой-то миг устремившись к потолку, – и опустился вниз, вонзившись туда, где Далиена ждало его устройство.

Разрубая человеческую плоть с чересчур знакомым, тошнотворным звуком.

В последний момент Ланори закрыла глаза. Но после удара что-то продолжало двигаться по земле, и пришлось взглянуть.

Меч прошёл сквозь правую руку Дала, отделив конечность от тела; рука, с растопыренными пальцами, так и осталась лежать в считанных сантиметрах возле устройства. Последнее, что встретил клинок на своём пути, – череп Далиена Брока. Дёргаясь в судорогах, тело поверженного упало на спину, веки брата Ланори дрожали. Слабея с каждым мгновением, он посмотрел на дже’дайи, и в глазах его впервые с детства Ланори разглядела того самого Дала, которого так отчаянно жаждала спасти.

Спасать больше было некого. Глаза Дала налились красным, из ушей и носа хлынула кровь, и он замер.

Неожиданная тишина оглушила Ланори своим безмолвием, и девушка издала всхлип, полный страдания и тяжкой печали. Она предприняла последнюю попытку вернуть утраченную надежду – мягко погрузилась в Силу, пытаясь нащупать ставшие уже родными гнев и ненависть, почувствовать ту решимость, которая заставила идти брата до конца.

Но Дал встретил свой конец. Он покинул этот мир, оставив после себя лишь изуродованный труп.

Ланори отвернулась. Она изучила устройство, с которым, как следопыт и предполагала, всё было в порядке. Похоже, присутствовавшая в подземельях странная чужеродная мощь, что нахлынула на дже’дайи ещё девять лет назад, затаила дыхание. Чем бы оно не являлось, устройство взаправду могло натворить бед, выпустив на свободу сокрушительное содержимое. Поистине ужасающая тьма.

Но Ланори Брок не принадлежала к тем, кто был готов мириться с тьмой.

Следопыт оставила клинок с Далом. Это – не настоящий её меч. А ещё она не хотела вытирать с лезвия кровь брата.

Вскоре она перенесёт устройство к поверхности и разместит на борту «Миротворца». Если Тре жив, она захватит тви’лека по пути и сделает для него всё возможное. Бедный отважный Тре. Местом её назначения станет храм науки Энил Кеш. Более сведущие дже’дайи изучат и обезвредят устройство, а лучшие целители уделят своё внимание Тре – так Ланори потребует, так будет настаивать.

Затем её встретят мастера-дже’дайи, отрядившие на это задание. Следопыт расскажет им обо всём случившемся и запросит разрешение вернуть тело Дала, чтобы доставить домой. Ланори решила, что и родителям расскажет всё.

Наконец, ей предстоит ещё один полёт – на Като-Закар, к храму Став Кеш, где в знак благодарности за спасение от апокалипсиса мастер храма Ла-Ми даст ей окончательные ответы на терзавшие Ланори вопросы.

Но будет и кое-что, чего следопыт не расскажет мастерам.

Они никогда не узнают, как долго Ланори сидела рядом с остывавшим телом брата.

Они не узнают, что всё это время Ланори пристально вглядывалась в устройство, находясь на расстоянии вытянутой руки от панели активации.

Чудеса.

Чудеса, да и только.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.236.13 (0.06 с.)