ГЛАВА СЕДЬМАЯ. В ЦЕЛОСТИ И СОХРАННОСТИ.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ. В ЦЕЛОСТИ И СОХРАННОСТИ.



 

Тайтон прекрасен и могуч, загадочен и опасен, наполнен тайнами и открывается лишь тому, кто един с Силой. Он был здесь задолго до нашего прихода, и эти тайны живут в нем. Их нельзя увидеть глазами, нельзя объять разумом. И именно поэтому Тайтон пугает меня. Для нас он является всем, а вот мы для него – ничем. Мы здесь словно случайные прохожие.

Ни’ландер, дже’дайи-отшельник. 10648 год по прибытию То Йоров.

 

Солнце уже почти скрылось, когда через бушующий океан они направлялись к полуострову Хар. Рол-Ян, конечно, впечатлял, но Хар просто потрясал великолепием.

Сам мыс составлял примерно девятнадцать километров в длину и около полутора в ширину. Начало бралось из более крупного острова, находившегося за пределами видимости. Семь изящных башен – невероятно высоких, прекрасных – возвышались над ним. С кабины «Миротворца» стало видно, как лучи заходящего солнца всё ещё падали на верхние ярусы. Ланори и Тре наблюдали за светом, сползавшим по стенам. Под ними проплывали бессчётные высокие сооружения, терявшиеся на фоне других – башен высотой более одного километра, грандиозных в своём величии. Почти все строения были матово-белого цвета, за исключением множества зданий с плоскими крышами, предназначенными для садов и парков. Они выделялись всплесками экзотической зелени и покрывли Хар словно камуфляжные пятна на военной форме.

Мыс напоминал брошенное в море ювелирное украшение, но у Ланори не было времени любоваться им.

– Что это? – спросил Тре. Он стоял позади ее пилотского кресла, держась за его спинку, и раздражал Ланори каждым своим движением. Она была слишком сосредоточена на управлении, чтобы ругаться с ним. Хорошо, что он пока не осмеливался сесть в кресло второго пилота.

– Полиция Хара, – пояснила девушка. Она уже видела четыре маленьких обтекаемых корабля, поднимающихся в воздух прямо по курсу и готовящихся перехватить их.

– С «Миротворцем» им не поспорить, – заметил спутник.

– Пожалуй, нет. Но я не отвечала на запросы воздушных диспетчеров. Они обеспокоены этим, да ещё тем, что не могут нас опознать. Держись. – Ланори пристегнула ремни и ударила по кнопке.

Ускорение вжало её в кресло, связало по рукам и ногам и завязало внутренности в тугой комок, заставив перехватить дыхание. И всё же она слегка усмехнулась, услышав испуганный всхлип Тре и грохот его падения. Вдруг он хрюкнул где-то там, сзади, перекрывая дребезжание Стального Холга: дроид поймал тви’лека, наверное, чтобы не дать Тре повредить что-нибудь в рубке. Она в очередной раз усмехнулась.

Четыре судёнышка, поднявшиеся с поверхности, промелькнули сзади и исчезли из поля зрения. Ланори проверила их расположение на экране сканера и, убедившись, что они больше не представляют угрозы для «Миротворца», сделала вираж, после чего спикировала вниз в направлении пригорода полуострова Хар.

Она двигала кораблём то влево, то вправо, облетая здания, уворачиваясь от воздушных судов и маленьких летательных аппаратов, шныряющих тут и там, и постоянно поглядывала на карту на небольшом экране справа. На нём изображалась схема квартала, а на краю экрана пульсировал зелёный огонек. Если корабельный компьютер был прав, то согласно этой точке дальше находился заброшенный храм даи-бенду – дом «звездочётов», о котором говорила Кара.

– Ты могла бы предупредить меня, – сказал Тре.

– Я предупредила.

– Но не дала мне времени, чтобы…

– Держись, – Ланори свернула вправо, почти вплотную огибая широкое основание одной из семи массивных башен. Оно заполнило собой всё – были даже видны ряды отверстий чуть выше уровня земли, парковочные места для наземных спидеров. Они словно рои насекомых постоянно сновали, выезжая из импровизированного улья или наоборот, входя внутрь.

Тре вновь поднялся с пола и, наконец, запрыгнул в запасное пилотское кресло рядом с ней. Она пристально посмотрела на мужчину. Он уставился в ответ.

– Ты сделала это нарочно, – возмутился тви’лек.

– Нет времени болтаться здесь, ожидая разрешения на посадку.

– Но ты же дже’дайи. Разве нет?

– Лишь когда это необходимо. И мне не нравится, что ты сидишь здесь.

– Так ты делаешь всё, что хочешь, и плевать на туземцев?

– Туземцев? – Ланори осторожно вела корабль, огибая довольно крупный «Гонитель облаков», который лёг в дрейф внизу, и стараясь не подходить слишком близко. – Унизительный термин. Считаешь, мы вот так думаем обо всех остальных?

– А разве нет?

– Нет, – нахмурившись, ответила девушка. Ланори уже сталкивалась с враждебностью и неприятием со стороны поселенцев в других мирах, не на Тайтоне. Но она всегда считала такое мнение не более чем пережитками прошлого, наследием войны с Тиранкой. Может, она попросту обманывала себя, находя чересчур очевидные и понятные причины неприязни некоторых людей к дже’дайи. Может, корни этого лежали глубже, а сама ситуация – сложнее, чем кажется. – Мы делаем всё, что можем, для общего блага.

– Вы бесцеремонно вмешиваетесь. Вы служите только себе и своей Силе. Ты швыряешь меня по всему кораблю, нисколько не предупреждая о своих действиях. – Он указал на прекрасные переплетения Хара за окном. – Ты сейчас приземлишься и снова выйдешь, не спрашивая разрешения и никому ничего не рассказывая. А нам будет ещё один повод не доверять дже’дайи.

Такое разъяснение озадачило Ланори. Но ненадолго. Она, в конце концов, выполняла задание по предотвращению межсистемной катастрофы. Знал об этом кто-то или нет – абсолютно не важно. Значения миссии это не умаляет.

– Ты сам пошёл на сделку с нами, – парировала следопыт, – с мастером Дам-Поул.

– Думаешь, у меня был выбор?

– Да, – ответила Ланори. – Причем, большой.

– Я бизнесмен, – пояснил Тре. – Может, даже… Я столь же корыстен в достижении своих целей, как и дже’дайи.

– Ты преступник, – возразила Ланори. – И я не предупредила тебя просто потому, что хотела посмеяться.

– Какая сложная натура у дже’дайи.

Ланори улыбнулась. Хоть Тре и раздражал её, но что-то в нём всё же имелось.

– Мне всё ещё не нравится, что ты тут сидишь, – заявила девушка.

Тре посмотрел на неё, но ничего не ответил.

Гудок на контрольной панели предупредил об опасности столкновения.

– Тре, пожалуйста, держись, – нарочито подчёркнуто сообщила Ланори. А затем корабль нырнул вниз. Они пронеслись вдоль стены дома с садом на крыше, виляя между сваями, поддерживавшими столь прекрасное здание. Ланори резко бросила корабль вправо и вновь выровняла.

– До храма ещё километр, – Ланори сверилась с картой и с зелёной точкой, обозначавшей храм даи-бенду.

– Ты всерьёз собираешься приземлиться на крышу?

– Нет, я передумала. Там мы будем слишком уязвимы.

– О, прекрасно!

– Мы пройдём через главный вход.

Тре не ответил, но шокированного молчания было вполне достаточно. Потом он схватил ремни безопасности и обмотал их вокруг груди и бёдер.

Ланори понимала, что это весьма ненадёжный и опасный ход, но время поджимало. На крыше храма их бы сразу заметили. Ланори не знала, правильно это или нет, но она уже решила не вступать в дипломатические переговоры. Дал и «звездочёты» уже знали о её прибытии, и, что бы там они не планировали, они попытаются ускорить процесс. Придется проявить находчивость.

Низкое, большое здание было построено в форме прямоугольника. Углы покатой крыши венчали шпили башен. Снижаясь и подводя «Миротворца» к просторному двору перед храмом, Ланори сосредоточилась и попыталась найти Дала. Она не знала, сможет ли почувствовать его, но попытаться стоило. Нервничая, она подумала о предстоящей встрече.

Ещё один предупреждающий сигнал корабля вернул Ланори в реальность, и она поняла, что внимание ускользает. Корабль чуть не ударился о землю.

Люди разбегались, роняя вещи и пытаясь найти укрытие. Мощные двигатели вздымали бушующие облака пыли, скамейки сдувало и разбрасывало по всему двору, деревья гнулись и теряли листву. Ланори направила «Миротворца» к передней части храма, то есть к главному входу. Широкие деревянные двери были закрыты. Но корабль справится.

Ланори бросила судно вперёд и сшибла двери носом «Миротворца», захватив внушительный кусок каменной кладки. Она посадила корабль, нос которого оказался внутри храма, в то время как большая часть корпуса осталась во дворе. Едва ли получилось незаметно, но Ланори не собиралась здесь задерживаться.

– Стальной Холг, не выключай двигатели. Возможно, нам придется быстро улетать. Тре, ты идёшь?

Он взглянул на неё, и его лекку сформировали такие слова, от которых бы покраснела его мать. Ланори ухмыльнулась.

Дала тут не было. Никого не было. Но совсем недавно – были.

Центр храма внутри занимало большое помещение с маленькими комнатками по бокам. Стены и высокий потолок были покрыты фресками, рассказывавшими истории и легенды религии даи-бенду; переливавшийся красками свет заката лился сквозь узорчатые витражи окон. Вокруг остывающего носа «Миротворца» валялись щепки древних деревянных ворот храма, пятна испещряли корпус корабля.

Именно в одной из маленьких комнат они обнаружили следы недавних поселенцев.

По полу были разбросаны спальные мешки, на длинных столах лежала полусъеденная пища – остывшая, а не замороженная. В комнатах без окон всё ещё горели свечи. Повсюду валялись остатки в спешке разбитых приборов.

И в такой комнатке Ланори нашла кое-что, оставшееся от Дала.

– Проверь другие помещения, – сказала она.

– Они исчезли, – констатировал Тре. – Должно быть, Кара их предупредила.

– Сначала выдала их нам, а потом предупредила? Проверь другие комнаты. Я должна узнать, куда они отправились. – Видимо, Тре что-то услышал в голосе Ланори – он не стал спорить и даже не отпустил ни одной остроты. Тви’лек мигом растворился – был слышен лишь шум его шагов через комнаты храма.

Казалось бы, мелочь. Но Дал всегда любил фрукты, особенно, меплу с её резковатой, сладкой мякотью внутри и с россыпью мелких невероятно вкусных зерен. Он всегда догрызал до самой большой косточки в центре и выкладывал такие косточки в ряд, пока не получался круг. Иногда круг составляло пять-шесть косточек, иногда их было больше пятнадцати.

Сейчас на полу лежало лишь девять, но круг ещё не закончен. Если бы это был знак для Ланори, то Дал точно бы завершил круг. Последняя косточка валялась в стороне – словно её в спешке отбросили туда.

Ланори смотрела на разомкнутый круг, и ей так хотелось, чтобы его концы встретились. Это бы означало, что Дал приветствует её, предлагает попробовать догнать, бросает вызов.

– Не так, – прошептала она. – Не в таком отчаянии.

Ланори осторожно коснулась косточки фрукта и оглядела комнату. Такой беспорядок. По полу была разбросана одежда, на тарелках пестрели остатки засохшей еды. Сеть металлических заклёпок на каменной стене отмечала что-то, проецировала. Чертежи? Карты? Сейчас уже никак не узнаешь.

Ланори подняла с пола жилетку, поднесла к лицу и понюхала. Ничего знакомого.

Ей нужно узнать, куда он направился, сколько информации – если она вообще существует – раздобыл об этих старых чертежах, и насколько уже готово устройство. Скорее всего, даже с подробными схемами будет невозможно воссоздать технологию гри с необходимой точностью. Но всегда существуют иные способы. На Ланори волной накатило отчаяние. Она подошла так близко, а теперь Дал исчез.

Ещё раз оглядев маленькую комнату, Ланори попыталась вспомнить последнее счастливое время, которое они с братом провели вместе. Такие воспоминания часто посещали её, особенно, когда мысли о Дале так внезапно врывались в сознание. Это было ещё задолго до их Путешествия по Тайтону. Давным-давно, когда они оставались ещё детьми – маленькими и не понимающими истины вещей.

Но даже тогда Дал был другим.

– Мне стоило прислушаться к тебе, – прошептала Ланори. Она всегда винила себя в смерти брата – ей казалось, что именно наслаждение, которое она получала при использовании Силы, а также её стремление подтолкнуть Дала себе навстречу, – забрали брата у Ланори. Всё повторялось, но теперь случилось кое-что похуже смерти.

Именно она могла сделать его тем, кто он сейчас.

– Нашёл что-нибудь? – крикнула Ланори. Она быстро покинула комнату, разбросав косточки меплы. – Тре, что-нибудь? – метнувшись в главный зал, девушка зацепилась взглядом за нос «Миротворца», закрывавший разрушенный дверной проем на другом конце комнаты. Двигатели корабля напряжённо пульсировали.

Промелькнув в дверном проеме, Тре выбежал навстречу Ланори. В руках он что-то держал. Ланори показалось, что он выглядит бледным.

– Нам пора, – поведал Тре.

– Почему это?

– Они, конечно, уходили в спешке, но таймер поставить не забыли.

Чувства Ланори обострились, по её венам потекла энергия.

– Сколько осталось?

– Несколько мгновений.

Они побежали к кораблю, вверх по трапу. Едва только Ланори запрыгнула в кресло пилота, как рубку озарил невероятно яркий свет.

– Трап! – закричала она, но Стальной Холг уже успел поднять его. Волна пламени, ревя, пронеслась сквозь храм и поглотила корабль. Взрывная волна, настигнув «Миротворец», оглушила Ланори и качнула корпус корабля. Снаружи всё казалось слегка размытым – стены сотрясались, в воздухе летали обломки крыши.

Тре беззвучно закричал.

На мгновение ослеплённая вспышкой Ланори умудрилась всё-таки поднять корабль в воздух. Взрывы отзывались в корпусе «Миротворца» – здание внизу начало рушиться. Рукоять управления мотало из стороны в сторону. Ланори сдала назад, пытаясь вспомнить план внутреннего двора. Если они врежутся в другое здание, это только добавит проблем.

Очередной взрыв сотряс корабль. Ланори сжала зубы и схватилась за рычаг обеими руками. Время осторожничать прошло. Она вывернула ручку управления и резко бросила корабль в сторону, сверяясь с вспомогательной панелью. На экране вспыхнуло «Угроза столкновения!» – в окно врезалась стена горящей кладки, старые камни разлетелись в стороны. Но корабль уже вырвался наружу, дым и огонь остались позади. «Миротворец» вздохнул от облегчения, улетая подальше от храма.

Наклонив корабль так, чтобы сбросить все обломки с корпуса, Ланори посмотрела вниз – как раз вовремя, чтобы увидеть, как взрывается храм. Крыша шла трещинами, шпили башен падали вниз, подымая лавины огня и пыли.

– Ещё бы чуть-чуть, и… – подал голос Тре с соседнего кресла. Он вцепился в подлокотники, его бледные лекку подрагивали.

– Моя старушка и не через такое проходила.

– А я имел в виду нас!

Проверив радар на предмет стражей правопорядка – Ланори знала, что они вскоре тут появятся – девушка ещё раз оглянулась на догорающие развалины старого храма даи-бенду.

– Кара, наверное, расстроится.

– Как будто она не знала, что вот так всё и случится.

Ланори не ответила, но трудно было не согласиться с заключением Тре. Ей пришлось положиться на слова людей, которых она не знала и которым не доверяла. Пожалуй, стоит нанести Каре ещё один визит.

Но не сейчас.

– Что ты нашёл? – спросила Ланори.

– Остатки переговорного устройства, – ответил Тре. – Они там всё разгромили, но мне кажется, эти ячейки памяти ещё работают.

– Отдай их дроиду. – Ланори криво ухмыльнулась. – Не волнуйся, это было совсем не «ещё чуть-чуть, и...».

– Если сравнить с твоим опытом, то, наверное, нет. Но я-то беспокоюсь за свою шкуру. Никогда не подхожу так близко, даже не стою в сторонке. Я просто всегда «в целости и сохранности».

– Тогда почему согласился помогать следопыту?

– У меня, в общем-то, и выбора не было.

– Выбор есть всегда, – возразила Ланори. И вновь вспомнила о Дале, о решениях, которые он принял, и о том, как, возможно, навязала ему некоторые из них.

Корабль набрал высоту и, описав арку над полуостровом, вернулся к океану, где дороги были не так загружены. Тре оставил Ланори в покое, и ей удалось провести оценку состояния корабля и оценку повреждений. Ничего страшного не обнаружилось. Как только корабль пересёк границу между небом и космосом, Ланори поставила его на автопилот и решила посмотреть, не нашёл ли чего-нибудь Стальной Холг.

Тре расположился на койке. Дроид всё ещё работал – переговорное устройство повредилось сильнее, чем надеялся Тре, и Стальной Холг свистнул, сообщив, что извлечение информации из ячеек памяти займёт время.

В первый раз Ланори осознала, как же на самом деле мал «Миротворец». Он был предназначен для двух пилотов и четырёх пассажиров, но корабль так долго служил домом для Ланори, и только для неё. Она не привыкла делить личное пространство с кем-то или с чем-то, кроме Стального Холга. А его она могла вовсе выключить.

– Тут довольно уютно, – оценил Тре, будто прочитав её мысли.

– Освежитель вон там, – ответила Ланори, указывая на один из трёх люков в противоположной части комнаты. – Средняя дверь ведёт в машинное отделение и в отсек перезарядки лазерных турелей. Туда даже не суйся. И, наконец, вон свободная жилая комната. Но там у меня склад – еда, вода, запасные лазерные капсулы. Может, тебе удастся расчистить там место для сна.

– Мне и тут хорошо, – сообщил Тре. Его лекку свернулись в ничего не значащем движении.

– Ты же знаешь, я не люблю попутчиков.

– Эй, я сам не напрашивался.

С этим трудно было поспорить. Ланори открыла отсек и достала два пакета с напитками. Она кинула один Тре, целясь ему прямо в плечо. Тре поймал пакет, быстро осмотрел, оторвал уголок и начал пить. Потом поднял его в беззвучном приветствии и кивнул, словно выражая благодарность.

– Расскажешь мне свою историю? – спросила Ланори. – Дам-Поул утверждала, будто ты опасен.

– Не веришь ей?

– Может, ты и был плохим парнем. Вполне возможно, что кому-то ты даже казался опасным. Но только не мне.

Тре Сана посмотрел на свои руки, словно задумавшись о тех делах, которые они совершили. На его лице появилась задумчивая улыбка.

– Я делал такое, о чём не могу никому рассказать. Делал с людьми, о которых ты даже знать не пожелаешь.

– Меня трудно шокировать, – ответила Ланори.

– Да-да, конечно. Ты же следопыт. – Часть ментальной защиты Тре пропала, скорее всего, не случайно, и за образом странноватого тви’лека, боящегося высоты, Ланори сумела разглядеть его истинное лицо. В его глазах был лёд, а вместо сердца – булыжник. Что ж, теперь в слова Дам-Поул верилось без труда.

– Я в освежитель, – со спокойствием в голосе предупредил Тре. – Прошу меня извинить.

– Не потеряйся, – ответила Ланори. Повернувшись к нему спиной, она стала оглядывать комнату. Услышав, как захлопнулся люк освежителя, девушка позволила себе тихий вздох. Дам-Поул, кого же вы мне прислали?

– Дроид. За работу.

Стальной Холг немного посетовал на принуждение, расплавил ещё несколько проводков, восстановил несколько манипуляторов. В помещении стоял запах электроники, и Ланори включила кондиционер на полную мощность.

Она уселась в кресло пилота и проверила сканирующее устройство на предмет неприятностей.

– О, замечательно, – сказал Тре. – Просто прекрасно.

Ланори вздрогнула, очнувшись от лёгкой дремоты, и тут же разозлилась на себя за такую беспечность. «Как непрофессионально, – укорила она себя. – Непозволительно». Выбравшись из рубки, девушка вернулась в комнату. Там, уставившись на Стального Холга сверху вниз, стоял Тре.

Дроид подключил портативный экран к разбитому переговорному устройству. Сейчас на нём тускло светились строчки добытой информации.

– «В целости и сохранности», говоришь? – ухмыльнулась тви’леку Ланори.

Экран отображал семнадцать недавних переговоров между «звездочётами» и неизвестным собеседником на Ноксе.

Нокс, третья планета от Тайтоса. Самая загрязнённая в звёздной системе и парадоксальным образом наиболее богатая залежами полезных ископаемых. Мир оккупировали десятки городов, посвящённых лишь одному виду деятельности: промышленность. Пять столетий назад атмосфера настолько пропиталась вредными веществами, что все города пришлось заключить под гигантские купола. По иронии судьбы, на данный момент богатейшим центром являлся Кеев Кратер, занимавшийся производством таких защитных полусфер и бравший высокую плату за ремонт и за запасные части. Воздух за пределами куполов был кислотного содержания и ядовит – ни один транспорт не мог долго находиться в нём. Стычки между городами не являлись редкостью. Во время войны с Тиранкой, некоторые из них встали на сторону деспотической королевы Хадии, некоторые присоединились к дже’дайи, некоторые – к тем, кто больше платил. Последствия давнего раскола до сих пор давали о себе знать.

Ланори приходилось бывать в опасных местах, но вполне возможно, что Нокс – самая опасная планета в системе.

– Не забудь высадить меня перед отправкой, ладно? – выдал Тре.

– Конечно. Только дверь открою.

Тре уставился на следопыта.

– Я серьёзно.

– Я тоже. У них и так преимущество перед нами, а я ещё даже не знаю, что у них за корабль. Если Кара спонсирует их, то готова поспорить, что денег у них хватает, и к Ноксу они отправились далеко не на каком-нибудь старом фрахтовике. Если я смогу приземлиться на…

– Я сматываюсь с этого корабля, ясно?

– А я сматываюсь с планеты. – Ланори отвернулась и устроилась в кресле пилота. – Иди сюда и пристегнись. Сейчас не время для любезностей.

«Миротворец» содрогнулся и заревел, вырываясь из гравитационного поля Калимара. Никогда ещё ледяное объятие холодного, пустынного космоса не было так кстати.

 

* * *

 

Время, проведённое в Став Кеше, стало самым напряжённым периодом обучения для Ланори – как морально, так и физически. Они с Далом каждый день тренируются изо всех сил – медитация, сражения, оттачивание чувствительности к Силе – а по вечерам готовят еду, убирают учебные помещения и комнаты, стирают одежду и учатся заботиться об оружии. Иногда они спускаются вниз, в пещеры под храмом, к раскалённым озёрам магмы. Там они ухаживают за посевами овощей и фруктов, растущими в просторных гидропонных садах. Готовка еды, уборка, ремонт, вода, одежда… в Став Кеше ничто не даётся даром, и чтобы жизнь в храме не прекращалась, нужно работать совместно.

Похоже, что Дал, наконец-то, пришёл к какому-то компромиссу. Ланори всё ещё ощущает возмущение в Силе вокруг брата и то, как он борется с её влиянием, но его детская улыбка уже почти вернулась.

На какое-то время она даже верит, что брат достиг равновесия.

До происшествия со сферой Дарроу.

– Сфера Дарроу – ваше следующее испытание, – говорит им мастер Кин’аде однажды утром. Мастер-забрак уже несколько раз заменяла мастера Тейва, и она очень нравится Ланори. Низкая, стройная, с покрытой татуировками темной кожей. Кин’аде – самый опасный дже’дайи, которого когда-либо встречала Ланори. Но талант мастера к сражениям проявляется в непринуждённом поведении и в постоянном равновесии – оно видно по осторожным движениям Кин’аде и по безмятежному выражению лица. Использовать Силу для неё так же естественно, как дышать.

Мастер Кин’аде приводит их на вершину Став Кеша, к горным пикам. Здесь ещё холоднее – дуют сильные ветры и воздух разрежен как никогда. Карабкаться почти не приходится, но зато они долго и энергично поднимаются пешком, и когда, наконец, добираются до узкого плато на вершине горы, пот со всех сходит в три ручья. Даже приспособившись к разреженной атмосфере на такой высоте, Ланори всё равно чувствует лёгкое головокружение. Ветер застужает капельки выступившей на теле жидкости: тонкая тренировочная одежда нисколько не греет. Никому не хочется быть здесь.

Никому, кроме мастера Кин’аде. Она ставит свой рюкзак на землю и поворачивается к ученикам.

– Сейчас не время любоваться видом. Смотрите сюда. – Она раскрывает рюкзак, и из него что-то выпадает.

И не ударяется об землю.

Сфера светится, мерцает и жужжит. Она стрелой проносится мимо окутанной рожками головы Кин’аде и зависает наверху, поворачиваясь вправо и влево, словно осматриваясь вокруг. Размером с человеческую голову… нет, больше… а теперь вновь меньше, твёрдая, словно кулак. Она мелькает повсюду, скользит с места на место. Гладкая, твёрдая сфера переливается словно вода, колется бесчисленными шипами. В ней столько противоречивого и двусмысленного, что, когда сфера атакует, Ланори не сразу понимает, что происходит. Но её нога уже кровоточит, а рука болит. Остальные ученики стоят в замешательстве.

Сфера Дарроу атакует вторично и отступает, поднимается вверх и падает вниз, стреляет вспышками огня и наносит удары. На мгновение кажется, будто прибор собирается убить их всех, но в следующую же секунду сфера отлетает в сторону, светясь почти чистым синим цветом и словно любуясь видами.

Она несётся на мастера Кин’аде. Мастер выполняет приём «Альчаки» и отбрасывает сферу в сторону.

– Сосредоточьтесь, – говорит Кин’аде. – Не паникуйте и не суетитесь. Позвольте Силе течь сквозь вас, почувствуйте движения сферы. Поймите её намерения.

Ланори старается изо всех сил. Она успокаивает разум и глубоко вдыхает, вспоминая всё, чему учил их мастер Тейв. Великая Сила внутри странницы находится в идеальном равновесии. Ланори объединяется с ней – ни слуга Силы, ни её хозяйка, но…

Сфера Дарроу залетает ей за спину и отсылает парализующий заряд прямо в ногу. Ланори стонет и валится на землю, потирая сведённые спазмами мышцы и злясь на себя. Она ждёт, пока боль утихнет, наблюдая, как другие ученики также терпят неудачу. Лишь вуки в какой-то момент удаётся достать сферу тяжёлым кулаком. Однако сфера поражает и вуки – та ревёт, шерсть на руке встает дыбом, а из ладони сыпятся потрескивающие искры.

– Достаточно, – говорит мастер Кин’аде. Она делает изящное движение рукой и сфера прижимается к земле, растворяясь до состояния полупрозрачности. У Ланори начинает складываться впечатление, будто сфера обладает своим собственным разумом, и Кин’аде с трудом его контролирует.

– Что это было? – спрашивает Дал. Он крючится на земле в стороне от остальных. Из его носа капает кровь, кожа на костяшках пальцах содрана.

– Это сфера Дарроу, – отвечает мастер Кин’аде. – Я сама создала её для помощи странникам, обучающимся здесь, в Став Кеше. Она единственная в своём роде. Один мой ученик несколько лет назад окрестил ее «бичом дже’дайи», и я чуть не поддалась соблазну переименовать собственное изобретение. Мне понравилось это название. – Мастер посмотрела на небо, улыбнувшись. – И как у любой вещи с двумя именами, у сферы полно двусмысленностей. – Кин’аде кивает туда, где спряталась сфера, и Ланори даже не удивляется, увидев, что та исчезает.

– Где она? – спрашивает Дал.

– Вон там. А может, вот здесь. Ты слишком полагаешься на органы чувств, Далиен Брок?

– Это всё, что у меня есть.

Тяжёлая тишина накрывает открытое плато – даже ветер затихает перед словами Дала.

– Нет, – тихо произносит Кин’аде. – Это – самое меньшее, что у тебя есть. Ты пойдёшь последним.

– Пойду последним куда?

Мастер Кин’аде игнорирует вопрос и жестом велит Ланори подойти. Она выходит вперёд, и мастер начинает тихо говорить.

– Помни, Сила не лжёт, но без равновесия ты можешь принять это за иллюзию. Почувствуй течение Силы. Прими равновесие, – с этими словами мастер открывает рюкзак и достает повязку на глаза, зажим для носа, затычки для ушей и маску.

– Но если я надену это… – пытается возразить Ланори, но мастер перебивает странницу.

– Тебе придётся полагаться на Силу.

Глубоко вздохнув, Ланори кивает. Надевая всё это, она словно отрезает себя от внешнего мира. Повязка обеспечивает идеальную темноту. Затычки, словно созданные для её ушей, заглушают все звуки, оставляя лишь биение сердца. Зажим для носа перекрывает запахи. Ланори чувствует снег на языке, но сфера…

Что-то ударяет её в ногу, и Ланори вскрикивает, пошатываясь в сторону. Она не слышит наставлений мастера Кин’аде и понимает, что это намеренно. Ланори пытается сконцентрироваться, глубоко вдохнуть, почувствовать Силу внутри себя и стать её частью, уравновешенной и ровной. Ланори вынимает меч и ждёт.

Укол в плечо. Ланори отряхивается.

Что-то проносится мимо лица – очень быстро и близко.

Ланори использует Силу, чувствуя всех стоящих вокруг, а затем…

Повернувшись на левой ноге, она припадает к земле и делает выпад перед собой. Ланори чувствует, как меч касается чего-то, отдача от удара поднимается вверх по руке. Ланори перекатывается вперед, затем встаёт на ноги, поднимая раскрытую ладонь вверх и посылая удар Силы, после чего чувствует, как попала прямо в сферу Дарроу. Сердце Ланори лихорадочно бьётся, дыхание затруднено и кровь, смешиваясь с Силой, бежит по венам. Состояние экстаза.

Сфера поражает в спину, и Ланори растягивается по земле. Повязка слетает, зажим и затычки также пропадают. Восприятие волной накрывает её чувства, и приходит боль.

– Неплохо, – подводит итог мастер Кин’аде. – Правда, ты начала гордиться раньше времени. Никогда не недооценивай опасность и всегда убеждайся в том, что угроза исчезла.

Ланори кивает и поднимается. Все остальные ученики смотрят на мастера-дже’дайи и на сферу, парящую и пульсирующую над её плечом. Все, кроме Дала. Он смотрит на Ланори, но она не может понять выражение на его лице. Покорность? Решительность?

– Отлично, – говорит мастер Кин’аде, смахивая снег с рожков. – Следующий.

Все пробуют, а затем настает очередь Дала.

Ланори наблюдает за тем, как он «вооружается» повязкой, зажимом и затычками. Брат терпеливо и спокойно ждёт, пока мастер Кин’аде не закончит, и Ланори не чувствует в нём какого-либо напряжения или недовольства. И хотя каждый странник в какой-то мере пострадал от произвола сферы Дарроу, Дал кажется абсолютно спокойным. Ланори не пытается прочесть его мысли – было бы неуместно касаться его разума перед таким испытанием – но её брат излучает уверенность.

Кин’аде отходит назад, кидая беглый взор на Ланори.

– Начинай.

Дал уклоняется влево и вправо, мечется в стороны, после чего наклоняет голову, будто прислушиваясь. Но это лишь спектакль. Сфера медленно подлетает к нему и стреляет в левую лодыжку. Дал не чувствует её приближения вовсе. Движения сферы почти что самовольны, и Ланори удивляется, откуда устройство знает о притворстве противника.

Тем временем её брат припадает на землю, перекатывается на бок и выхватывает из куртки бластер.

– Дал! – задыхается Ланори.

Он начинает стрелять. Стрелять бешено и бесцельно. Ланори и остальные прижимаются к земле, задействуя Силу в качестве щита. Осколки камней разлетаются во все стороны, а падающий снег с шипением превращается в пар; слышится чьё-то восклицание. Ланори чувствует, как по руке и по ладони разливается жар, который сменяет ослепительная боль.

Дал вскрикивает и роняет бластер. Странница видит, как оружие мерцает от перегрева, а затем мастер Кин’аде протягивает когтистую руку в направлении Дала. Последний поднимается в воздух и летит назад, кувыркаясь в воздухе и пропадая из виду за снежной завесой. На секунду Ланори кажется, что мастер отбросила Дала слишком далеко, и он сейчас перекувырнётся через ограждение – там его ждет триста метров отвесного падения, а затем смерть на одной из крыш внизу.

Дал тяжело падает неподалёку. Ланори пытается прочесть мысли брата, и на мгновение разделяет с ним провал в небытие.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.26.179.251 (0.028 с.)