ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ. ВОЗМОЖНОСТИ.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ. ВОЗМОЖНОСТИ.



 

Я никому не смогу поведать об увиденном в безднах Старого города. Это не передать словами. Но однажды, надеюсь, я просто покажу.

Из дневников Далиена Брока. 10661 год по прибытию То Йоров.

 

В конце концов, мама с папой могли и подождать. Ланори страшилась воссоединения с родителями, и не только потому что убила брата. Больше всего она боялась, что придётся объяснять, почему не спасла Дала уже во второй раз.

Тайтон ещё содрогался под штормами Силы, когда Ланори снижала «Миротворец» на одну из посадочных площадок Энил Кеша. Судну, как и дроиду, требовался незамедлительный ремонт. Но, прежде всего, следовало доставить балансировавшего между жизнью и смертью Тре в заботливые руки целителей – куда более опытных в заживлении ран дже’дайи, нежели сама Ланори. Единственное, что могла сделать следопыт для него в данной ситуации – поговорить с ним во время короткого полёта в надежде, что находившемуся в коме тви’леку это пойдёт на пользу. Так или иначе, ей самой стало легче, лучше, чем когда приходилось говорить с самой собой.

Однако тёмные дела ещё не были окончены. Миссия почти завершена, да, но на Тайтоне явно происходило нечто ещё.

На посадочной площадке новоприбывших встретила мастер Дам-Поул, с поднятым от дождя капюшоном на голове.

– Ланори, – поприветствовала девушку мастер с искренней заботой. Та преклонила было колено, как подобает, но Дам-Поул не дала ей этого сделать и заключила в свои объятия. Ланори положила голову на плечо низкорослой женщине-катару. – Твоё равновесие нарушено, – прошептала Дам-Поул, отстранившись.

– Да, мастер. Я убила собственного брата.

Дам-Поул тяжело вздохнула.

– Настали тёмные времена. Пожалуйста, пройдём со мной. Мы что-нибудь поедим, пропустим по бокальчику. Я составлю тебе компанию. В отсутствие Цюань-Яна исполнение обязанностей мастера храма лежит на мне.

– А где же Цюань-Ян?

– Далеко отсюда. Пойдём. – Дам-Поул протянула руку. – Расскажи мне всё. А я, в свою очередь, кое-что поведаю в ответ.

– Мне казалось, всё позади, – пробормотала Ланори и кинула взгляд на восток, где по-прежнему танцевали ослепительные молнии. На Энил Кеш обрушился ливень, хлеща водными щупальцами по наружным площадям храма. В унисон с атмосферным бедствием вовсю бушевала Пропасть; казалось, оттуда, из поглощающей бездны выглядывала сама темнота, хотя стоял полдень. Даже после всего увиденного и сделанного Ланори пробрала дрожь.

– Твоя миссия позади, – поправила бывшую ученицу Дам-Поул. – Но Тайтон на пороге великой истории.

Вместе они наблюдали, как три дже’дайи-следопыта с большой осторожностью выносят устройство из «Миротворца». Поместив прибор в прочную тележку, носильщики покатили повозку внутрь здания, к лабораторным учёным Энил Кеша. Ланори только надеялась, что дже’дайи успешно изучат таинственную технологию.

Между тем, Дам-Поул поведала об инопланетном корабле, который вошёл в звёздную систему, пролетел к Тайтону и, взорвавшись на орбите, потерпел крушение на поверхности, где-то неподалёку от Ущелья. Возможно, даже в бездне Ру. Появление чужеродного корабля вызвало шторм такой Силы, что планета до сих пор терпела катаклизм, а равновесие многих дже’дайи было нарушено.

– Мастер Цюань-Ян входит в состав поисковой команды, – говорила Дам-Поул. – Боюсь, появление этого корабля сулит для Тайтона большие перемены.

– Боитесь? – переспросила Ланори.

– За некоторое время до крушения корабля, по Силе пронеслось возмущение. Волна тьмы. Ужасный голос, кричавший от боли, а затем – тишина, будто смерть снизошла.

– Да, я тоже почувствовала это по пути от Пятна.

– Как и многие дже’дайи, – сказала Дам-Поул. – Там, на борту корабля были чувствительные к Силе.

– Извне системы?

– Мы считаем – да,[13] – Дам-Поул легонько кивнула в подтверждение своим словам, но вдаваться в анализ произошедшего не стала. – Так, вернёмся к твоей истории…

Беседа продолжилась в личной лаборатории Дам-Поул. Выслушав Ланори, мастер выразила своё мнение двумя простыми словами.

– Какая неприятность, – произнесла она, едва следопыт закончила рассказ. – Кругом сплошные неприятности. Надеюсь, Тре Сану ещё можно спасти.

– Странный тви’лек. – Ланори вдруг поймала себя на том, что улыбается при упоминании Тре. – Такой сложный с нашей первой же встречи. Грубый. Эгоистичный. С довольно неприятными взглядами на жизнь, а ещё он раскрыл некоторые пикантные подробности своего прошлого – уверена, не самые скверные. По-моему, Тре даже слишком распространялся о делах минувших. Некоторые приняли бы его за безнравственного или даже злобного бандита. Но Тре неоднократно выручал меня, и тогда я увидела, каков он внутри.

– Как и я, – вставила Дам-Поул. – Вот почему я избрала Тре своими глазами и ушами.

– А взамен кое-что пообещали?

– Верно, – тихо ответила мастер. – И если он выживет, то я сдержу слово.

– Он явился за мной на Солнечное пятно, спас. Даже был готов пожертвовать собой в Старом городе, лишь бы вновь спасти меня. Тре всё понимал. И я бы погибла, не встань он на пути того лазерного разряда.

– Твои навыки в алхимии… весьма исключительны.

– Лишь тем, что вы обучали меня, мастер.

– Нет. Тому, что ты совершила, нельзя обучить. Это – прирождённый талант. Только будь осторожна в дальнейшем в ходе своих экспериментов.

– Не уверена, что продолжу, – призналась Ланори.

– О, ты продолжишь. – Возникшая на лице Дам-Поул улыбка погасла так же быстро. – Но тьма искушает тебя, дразнит могуществом, которое может даровать. На дорогу тьмы тебя подтолкнуло и убийство брата, заставив разрываться в противоречиях. Ты чувствуешь себя… загнанной в угол.

– Да, мастер, – не стала спорить Ланори.

– Отбрось прочь все сомнения, – произнесла Дам-Поул. – Это – первый шаг к нарушению равновесия. Проблемы не решатся в один миг, будь честной с самой собой. И… я здесь, Ланори. Каждый мастер здесь, чтобы помочь, ведь… – Дам-Поул расправила плечи, – …ты, возможно, всех нас спасла.

– Моё равновесие действительно пошатнулось, учитель. Но я не пала. И не паду.

Дам-Поул подняла бровь. Отпив глоток из бокала, она в рамках этикета вытерла губы.

– В итоге имеем следующее: одна угроза исчезла, но другая выросла на её месте. Ты наверняка хочешь отдохнуть перед полётом к родителям, в Бодхи.

– Нет, – возразила Ланори. – Пока домой не собираюсь. И отдых подождёт. У меня ещё остались вопросы.

– О, – только и сказала Дам-Поул.

– Гиперврата. Я почувствовала их.

– Ты почувствовала нечто в Старом городе, как почувствует любой с особенным потенциалом в Силе. Такое же возмущение образовывает Пропасть, бездна Ру и другие места на Тайтоне. Твой брат был прав в одном. Это – не наша планета.

– Но я ощутила такое могущество… Будто что-то ожидает своего часа.

– Вино закончилось. Нужно принести ещё одну бутыль.

Дам-Поул поднялась с места и повернулась, чтобы отойти. Однако Ланори не дала мастеру этого сделать, схватив за одежду и повернув к себе лицом. Дерзкий и весьма смелый шаг, но следопыт слишком уж жаждала ответов.

– Мастер. Гиперврата там или нет?

Дам-Поул молча уставилась на державшую её руку. Дождавшись, пока Ланори не разжала пальцы, мастер-катар заговорила.

– Так это или нет, знает кто-то наверняка или нет, ничто не изменит совершённого тобой, Ланори. Сработай устройство гри – и мы бы, возможно, здесь не сидели. Не пили бы вино, как друзья. Целой системы бы не стало.

– Возможно, – повторила Ланори.

– Цивилизация построена на словах. – Дам-Поул улыбнулась. – Ланори, ты можешь похвастаться хорошей службой в качестве дже’дайи. Помнишь день, когда ты и твой брат впервые появились в Энил Кеше? Тогда я разглядела в тебе потенциал. А, когда ты вернулась после поисков брата, чтобы завершить обучение, мы провели в этой лаборатории много времени. – Мастер обвела кругом, указав на тёмные углы и мерцавшие свечи. – Вот тогда стало понятно, что однажды ты будешь великим дже’дайи. Я не побоялась тебе сказать. Не побоюсь потешить твою гордость и сейчас. Ты – великий дже’дайи. И твоё путешествие ещё, возможно, откроет глаза на некоторые прописные истины, например, когда стоит чему-то противостоять, а когда следует отойти прочь. – Дам-Поул пожала плечами. – Хм. И вновь это словечко, «возможность». Оно означает предположение, а может сулить и мощь. Не раздумья даруют мощь, правда, Ланори? Легко даётся равновесие. Если потерять его и отыскать вновь, то придётся стать сильнее, нежели большинство окружающих. И я абсолютно уверена в тебе.

Дам-Поул всё же отправилась к другому концу лаборатории за вином, минуя столы и верстаки, за которыми Ланори когда-то практиковалась в алхимии и в обработке. Когда мастер-катар вернулась с другой бутылью, следопыт задала последний вертевшийся на языке вопрос.

– Мастер, а откуда получена начальная информация о Дале, о «звездочётах», об устройстве?

Дам-Поул кивнула каким-то своим потаённым мыслям. Но на сей раз не стала скрывать:

– Тебе бы посетить Калимар.

– Верно, – протянула Ланори. – Калимар.

С этими словами девушка подставила бокал под свежую порцию спиртного.

 

* * *

 

Полёт к шестой планете системы прошёл в размышлениях обо всём произошедшем за последние дни.

Её равновесие нарушено, так подметила бывший учитель, и Ланори не могла не согласиться. Тьма преследовала следопыта во снах, а иногда она ловила себя на мечтах о Богане. Так продолжалось до тех пор, пока не закончилось путешествие до Калимара, и тогда девушка решила, что достаточно сильна и восстановит равновесие.

Она с удивлением обнаружила себя совсем одинокой. Стальной Холг остался в Энил Кеше, переданный в умелые руки юного странника-механика. Без Тре кабина казалась слишком большой, и на корабле было чересчур тихо. Хотя Ланори и не избавилась от привычки говорить с самой собой, ей время от времени становилось грустно.

Целители давали благоприятные прогнозы по отношению к Тре, что искренне порадовало Ланори. Похоже, она приобрела друга.

Тело Дала в подземельях Старого города так и не нашли. Была отряжена команда дже’дайи-странников под руководством самой мастера Кин’аде, но их поиски не увенчались успехом. «Это бездна, – так для себя охарактеризовала ситуацию Ланори. – Там могут обитать формы жизни».

Какое-то время она просидела рядом с результатом эксперимента. Сморщенное, использованное тельце следовало выбросить в космос. Тем не менее, Ланори не могла заставить себя сделать это. Окаменевшую плоть окружил ореол тьмы, и следопыт попыталась отыскать признаки жизни. Вначале мёртвый организм так и оставался мёртвым. Но затем, после проведённых на Калимаре полдня, Ланори при помощи Силы уловила в тельце импульс жизненной энергии.

Со временем она вернётся к алхимии плоти. Слишком привлекательные возможности, чтобы их игнорировать. Она справится.

На Калимаре искать было нечего.

Апартаменты в пентхаусе, принадлежавшие Каре, оказались пусты. Что характерно, все следы боя с дроидами-охранниками исчезли, будто никакого сражения и не произощло. Тайную комнату очистили от всех книг и помыли, а ещё оформили как полноценную часть квартиры. Впервые за тринадцать лет Кара покинула апартаменты, оставив имущество на волю арендаторам. Тем не менее, никто не спешил занимать квартиру. Здесь витало нечто тёмное.

Любые попытки вычислить местоположение Кары были всё равно что биться об стенку. Большинство опрашиваемых отвечало, что никогда не слышало о Каре. Несколько раз Ланори задействовала искусные трюки Силы, дабы прочесть мысли связанных с ней личностей, но находила лишь запутанные образы, где Кара выступала в качестве друга или врага, и при этом – ни единой зацепки относительно текущих координат бывшей дже’дайи. Все опрошенные лгали по поводу якобы незнакомой им Кары, но, когда дело доходило до местоположения женщины, все выдавали одну и ту же истину.

Кара исчезла, словно испарилась.

Одновременно с этим, как сообщил капитан полиции Лорус, пропало нескольких видных жителей Рол-Яна. В один день они занимались своими делами, на следующий… как не бывало. В особняках по адресам проживания – пусто, хотя в некоторых вещи остались в целости и сохранности, что, правда, являлось ещё более странным. Предприятия исчезнувших лишились своих директоров, и там тоже не нашли никаких следов.

– Может, вам станет только лучше без них, – предположила Ланори, обдумав услышанное.

– С чего ты взяла? – не понял Лорус.

– Потому что каждый из пропавших не был тем, за кого себя выдавал. Помыслы их – нечисты. Всех их объединяет общий, принципиально иной интерес; они преподнесли Ордену дже’дайи всю необходимую информацию на блюдечке, преследуя две цели – заставить дже’дайи отправить меня на Калимар и вынудить Дала с его приспешниками ускорить исполнение их собственного плана. Похоже, Кара с остальными – и есть настоящие «звездочёты».

В тот же день девушка покинула Калимар. Судя по всему, Лорус был рад, что следопыт задержалась лишь ненадолго, да и сама Ланори не горела желанием оставаться.

Обратный путь её мысли занимал не Боган. Вначале девушка думала о Стальном Холге, который на данный момент ещё находился в ремонте. Есть машины и их хозяева – инструменты, исправно выполняющие свои функции, и те кто используют инструменты для своих нужд.

Не был ли Дал такой машиной-инструментом, а Кара и её пропавшие товарищи – истинными хозяевами?

Тогда получалось, что Дал работал слишком медленно в меру собственных схем, а хозяева желали заставить машину повысить эффективность. Натравить дже’дайи – чем не лучший способ? Ланори не нравились подобные выводы, ведь её саму тогда просто-напросто использовали.

Остаток пути дже’дайи-следопыта будет грызть именно это неприятное чувство.

Её ждал Тайтон. Её ждали родители. Блудной дочери пришло время вернуться домой.

Когда завершится поминальная служба по Далу, его сестра останется на некоторое время. Ланори отправится бродить в одиночку среди травянистых равнин, раскинувшихся в окрестностях Бодхи. Возможно, она поплавает в реке. Возможно, понаблюдает за тем, как ткач-птицы вьют свои гнёздышки.

А с наступлением темноты Ланори двинется назад и будет размышлять над горящими в небесах Ашлой и Боганом.

Где-то там, между ними, находится точка её равновесия.

 

 


Заря джедаев: Извержение

Автор: Джон Острандер

Рассказ-приквел к роману «Заря джедадев: В пустоту»

 

Перевод: Sightsaber

Редакция: Голограмма Ханта и ARC_Delta08

www.ru.starwars.wikia.com

 

Хоук Рё тенью скользил во мраке. Луна Зирист располагалась далеко от солнца и по большей части получала свет, отражённый от газового гиганта Обри, спутником которого являлась. Кейннан всегда кипел жизнью, но сейчас рабочий городок опустел. Как и все поселения на поверхности Зириста, Кейннан располагался близ действующего вулкана, поскольку тот даровал столь нужное городу тепло, несмотря на риск случайных извержений. Власти обычно своевременно предсказывали катаклизм и эвакуировали районы, оказывавшиеся под угрозой, как и поступили недавно с Кейннаном. В городе не осталось никого, кроме Хоука.

В теории.

На практике же менее чем в километре от позиции дже’дайи-следопыта обнаружились две фигуры, – на плоской крыше одного из строений. Высотой всего в пять этажей, оно всё же было самым высоким зданием в районе. Выявленные принадлежали к расе тви’леков, как и сам Хоук. И они были вооружены. Следопыт открыл канал связи по комлинку и вызвал напарника.

 

* * *

 

Окружающая местность, по мнению Ланори Брок, поражала своим великолепием.

Подземные моря протекали по громадным гладким пещерам с высокими сводами, а природные минералы испускали достаточно света для появления сумеречных лучей. Неудивительно, что богатые зиристианцы предпочитали жить в тёплых пещерах, а не на холодной поверхности луны. На острове царил покой, побуждавший к безмятежному созерцанию подземных окрестностей.

Мирная картина.

В отличие от проходивших переговоров. Руководство компании «Горнодобыча Диссейна» и чернорабочие окончательно рассорились друг с другом; дух вражды сгущался. В таких условиях Ланори становилось всё труднее сохранять равновесие между Светлой и Тёмной сторонами Силы, как её учили.

Администрация целиком состояла из членов обширной семьи Диссейнов, и возглавлял их Иомин – высокий аристократичный человек с бледным лицом. Рабочие – и люди, и экзоты – которыми руководил низкий постоянно обветренный крепыш Арко Сантис, требовали права голоса в управлении компанией. Каждый работник покинул Зирист, чтобы работать на газодобывающих предприятиях, паривших над Обри. Платили им стабильно, если не сказать щедро, но жизнь их была тяжёла.

В свою очередь, Диссейны не желали делиться властью с кем-то, кто не принадлежал к их семье. В итоге стороны пришли к компромиссу: лучшим решением им виделся брак между Бромом Сантисом, старшим сыном Арко, и Омой Диссейн, младшей дочерью Иомина. Бром должен был стать частью семьи Диссейн и гласом рабочих. Ланори неплохо потрудилась в качестве переговорщика, и, хотя решение предложила не она, компромисс удовлетворял все заинтересованные стороны, значит, устраивало и дже’дайи-следопыта.

Устраивало до тех пор, пока не исчезла Ома Диссейн.

Каждая из сторон винила другую в исчезновении дочери Иомина. Работы на приисках компании Диссейнов были остановлены. Страсти накалялись с каждым днём, и на горизонте замаячил закономерный итог конфликта, а именно – открытая межклассовая война. Ланори и Хоук были направлены тайтонским Советом дже’дайи для предотвращения насилия и с целью поиска девушки.

Зазвенел комлинк Ланори. Следопыт спустила с кресла свои длинные ноги, отвернувшись от присутствовавших на переговорах крикунов.

– Пожалуйста, скажи мне, что ты нашёл девушку.

Возможно, я нашёл её, – ответил Хоук. – Я отправился в космопорт проверить, кто прибыл или убыл в тот период, когда случилось похищение. Обнаружил судно с Чикагу, зарегистрированное на барона Волноса Рё.

– На твоего брата.

– Моего брата, короля преступного мира. Ланори представила, как кривятся от отвращения губы Хоука. – На двух других лунах Обри тоже развернулась добыча полезных ископаемых, и вот там-то у Волноса своя доля. Но на прииски Диссейнов он всё никак не мог пробиться. Оставался один выход – увеличить прибыль путём уменьшения прибыли конкурентов. Такое объяснение устроит?

– Наверное. Может ли Ома всё ещё быть живой?

– Тела не нашли, так что вполне вероятно. Если они намереваются убить её, то подождут момента, когда обе стороны вцепятся друг другу в горло.

– Что скоро и произойдёт.

– Ты должна удерживать их подальше от точки кипения. Думаю, что засёк место, где держат Ому, но не раскрывай никому карт, пока не узнаю наверняка. Я дам тебе знать, когда найду. А ты пока сделай так, чтобы руководство компанией и рабочие не убили друг друга.

– Ага. А себе, значит, оставил самое лёгкое.

– Пусть Сила пребудет с тобой.

Ланори обернулась к круглому деревянному столу; её серые глаза прищурились. Обе стороны были уже на пределе. Вот-вот развернётся насилие. Но опытная Ланори придерживалась теории, согласно которой лучший способ пресечь насилие иногда состоял в том, чтобы начать первой.

Правая ладонь сжала пулевик на бедре. Девушка нечасто носила его – не нуждалась почти никогда, – но что-то подсказало сегодня взять это оружие. А доверяла следопыт своим инстинктам всегда.

Одним плавным движением она вскинула пулевик над головой, и выпустила три очереди в потолок. Спорившие замерли, и все глаза уставились на рыжеволосую девушку с Тайтона. Для большинства разумных обитателей Колонизированных миров дже’дайи казались таинственными существами: отправлялись туда, куда бы ни пожелали, вмешивались во что хотели, а вдогонку заявляли, будто их направляла Великая Сила. Дже’дайи обладали странными способностями, их и уважали, и боялись. Прямо сейчас боялись Ланори.

Отлично. Она завладела их вниманием.

С пулевиком в руке следопыт откинулась на спинку кресла, положив оружие на стол перед собой так, чтобы ствол смотрел на притихших делегатов. Её голос звучал тихо:

– В последний раз роль посредника я исполняла в переговорах на планете Ска-Гора. Прежде, чем переговоры достигли завершения, загорелись леса, а одна из сторон была уничтожена.

Она склонилась вперёд:

– Я так надеялась, что эти переговоры пройдут легче.

На самом деле, смерти и объятые пламенем леса Ска-Гора преследовали Ланори во снах. Но участникам переговоров Зириста знать об этом было необязательно.

– Вероятно, мы должны начать заново, – предложила она вполголоса.

И они «начали», на сей раз тихо, мельком бросая нервные взгляды в её сторону.

 

* * *

 

Уверенный в том, что его никто не заметил, Хоук подобрался вплотную к стене пятиэтажного здания и посмотрел наверх. Один из охранников находился прямо над ним, а второй наверняка патрулировал на другой стороне крыши. Было жизненно важно, чтобы он заставил замолчать обоих до того, как те смогут поднять тревогу – в расчёте на ещё живую Ому Диссейн.

Следопыт бесшумно вынул меч из ножен, держа рукоять правой рукой, одновременно позволяя себе сойти с точки равновесия и шагнуть на Тёмную сторону. Хоук превосходно ориентировался во Тьме; однажды он слишком глубоко погрузился в неё, что привело следопыта на Боган, луну Тайтона, куда в таких случаях направлял Совет дже’дайи, и там узникам предстояли уединённые размышления и медитации – до тех пор, пока не обретали равновесие в Силе. Однако прямо сейчас Хоуку следовало целенаправленно использовать агрессию, то есть задействовать Тёмную сторону. Он отдался ей со привычным удовольствием, присел, а затем прыгнул ввысь, позволяя Великой Силе нести себя. Хоук возник на краю крыши, прямо перед крайне удивлённым охранником-тви’леком, и без колебаний ударил мечом по шее противника. Тот умер тихо.

Второй охранник почуял что-то неладное и стал поворачиваться. Хоук сделал жест рукой и при помощи Силы притянул негодяя через всю крышу. Стражник выдавил из себя лишь слабый вздох за миг до того, как был пронзён мечом следопыта. Их взгляды встретились, и Хоук узнал гангстера. Дион Аарлаа – один из личных охранников брата. В глазах Аарлаа также мелькнуло узнавание, а затем взгляд охранника остекленел, и жизнь покинула Диона. Хоук почувствовал его смерть в Силе, и та его часть, которую составляла Тёмная сторона, получила огромное удовольствие.

Следопыт позволил мёртвому телу соскользнуть с меча и сделал глубокий вдох, возвращаясь к равновесию. Тёмная сторона своим манящей тягой предлагала Хоуку остаться, как это случилось когда-то. Соблазнительно, но в то же время опасно.

Посреди крыши Хоук нашёл лестницу, ведущую вниз, внутрь здания, и осторожно спустился по ней. Двумя этажами ниже по обе стороны от лестничного колодца располагались две большие комнаты, двери которых в спешке эвакуации были оставлены настежь распахнутыми. На первый взгляд, помещения были похожи на общежития для холостых рабочих: койки перевёрнуты, а пол усеивал мусор.

Прижавшись к лестничной стенке, Хоук заглянул в дверной проём и обнаружил Ому. Связанная девушка с кляпом во рту лежала на койке у стены напротив двери. Огромный и мрачный тви’лек стоял на страже с пулевиком наизготовку, но смотрел он в дальний конец комнаты.

Сфокусировав свои чувства с помощью Силы, дже’дайи уловил ещё двоих гангстеров-тви’леков, которые находились в другом углу помещения. Услышанное не внушало оптимизма.

– …думал, к этому времени всё закончится!

– У тебя есть другие дела?

– Кроме как сидеть возле готового извергнуться вулкана? Конечно!

– Вся проблема в дже’дайи на «стрелке». Хотя она там ненадолго. О ней позаботится наш приятель. Затем мы кончим девку, оставим её труп лежать там, где его можно будет найти, и дело сделано.

Хоук не мог выйти на связь с Ланори и предупредить напарницу – слишком большой риск. Лучшее, что он мог сделать – довести здесь свои дела до конца и надеяться, что коллега-следопыт сама справится со своей угрозой. Однако стоит ему просто шагнуть, как два охранника на другом конце комнаты увидят непрошеного гостя, и ближайший к Оме гангстер, несомненно, убьёт пленницу. Хоуку требовался отвлекающий манёвр.

Такую возможность предоставил вулкан. Опережая график, извержение началось с громового взрыва, который извергнул в воздух столб пемзы, пылавшего пепла и расплавленной лавы.

На миг все замерли, и тогда Хоук Рё сделал свой ход. Держа меч в правой руке, а длинный нож в левой, он ворвался в комнату. Нож полетел в стоявшего рядом с Омой охранника; следопыт при помощи Силы направил клинок прямо в шею тви’лека. Падая, гангстер инстинктивно нажал на спусковой крючок пулевика, однако выстрел ушёл в никуда и всё же был слышен сквозь рёв вулкана.

Хоук развернулся к двум оставшимся стражам и кинулся к ним, когда они оглянулись на звук выстрела и заметили следопыта. У гангстеров оставалось всего одно мгновение, чтобы среагировать. Несколько лишних шагов для Хоука.

Мгновение, пока они вскидывали пулевики. Ещё несколько шагов. Они нацелили своё оружие. Кувырком Хоук поднырнул под траектории выстрелов и, оттолкнувшись ногой, ушёл вперёд и вверх. Оказавшись между охранниками, дже’дайи резко ударил ногой в запрокинутое лицо того, что стоял справа. Кости и хрящи носа хрустнули, а тви’лек упал навзничь. Дже’дайи завершил манёвр, приземлившись на ноги, и с разворота вонзил меч в грудь лежащему – быстрое и чистое убийство. Напарник умерщвлённого продолжал стрелять, но каждая пуля попадала туда, где дже’дайи уже не было. С сидячего положения Хоук сделал жест рукой и нанёс удар Силы, который выбросил последнего гангстера спиной через окно. Крики тви’лека утонули в рёве вулкана.

Хоук предпочитал не убивать, когда представлялась такая возможность, но сейчас у него не было ни времени, ни иного выбора. И всё же, тёмная часть его ликовала, и он изо всех сил пытался вернуть себя к равновесию.

Хоук присел рядом с Омой.

– Я дже’дайи-следопыт Хоук Рё. Меня послали сюда, чтобы спасти тебя. Постарайся успокоиться.

Подняв девушку, Хоук взвалил её на плечо и бросился обратно на крышу. Раскалённые вулканические обломки дождём накрыли город, деревянные постройки начинали гореть. Хоук всё же попытался предупредить Ланори, но вулкан заглушал сигнал комлинка.

Сквозь пепел было сложно что-либо разглядеть, и следопыт покрепче подхватил Ому. Призвав Силу ещё раз, он перепрыгнул на ближайшую крышу, бегом пересёк её, затем достиг следующего здания. Хоук с трудом мог дышать и прыгал вслепую, но если Великая Сила поможет им обоим покинуть опасное место, то ещё оставалась надежда.

Как надежда и на то, что к этому времени не убьют Ланори.

 

* * *

 

Следопыт Брок в очередной раз откинулась на спинку кресла. Переговоры по-прежнему ни к чему не привели, но, по крайне мере, все, наконец, стали вести себя цивилизованно. Слуга принёс бокал вейсамондского красного вина – то самое, которое девушке пришлось по вкусу на Ска-Гора. Ланори поднесла бокал к губам – и замерла. Она знала, какой букет должен быть у вина, но в аромате этого чувствовалась лёгкая горечь.

Ланори повернула голову, чтобы взглянуть на слугу, принёсшего напиток. Слугой оказался маленький нервный человек возраста Иомина Диссейна. От него пришла волна страха – горькая, как и запах вина. Слуга повернулся, готовясь сбежать. Ланори, срабатывая на опережения, схватила мужчину с помощью Силы, подняла в воздух и швырнула на круглый стол. Сунув кубок ему в лицо, Ланори прошептала:

– Мне кажется, вино не самого высшего качества. Пожалуйста. Попробуй.

Глаза мужчины расширились, а сам он бессвязно залепетал. Ланори прорычала:

– Пей, коротышка, или я заставлю тебя выпить.

Она не обладала такой способностью, но многие считали, будто все таинственные дже’дайи могли подавить и поработить разум. Иногда этот страх, эти суеверия служили на пользу дже’дайи почти так же, как Сила.

Слуга, очевидно, верил этим сказкам.

– Нет! Оно отравлено! – выдавил он.

Ланори сложила руки на груди, устремив взгляд на своего потенциального убийцу.

– Господин Диссейн, в ваши ряды затесался предатель. Похитителям нужен был кто-то внутри, чтобы добраться до вашей дочери. Предатель – вот этот человек.

Иомин Диссэйн потрясённо глянул на своего слугу.

– Бетоло? Все эти годы ты был доверенным лакеем, почти членом семьи… почему?

– Вот именно что лакеем, – тихо произнёс Бетоло. – За все годы я ни разу не почувствовал себя членом семьи. Хотел бы возыметь что-то своё, прежде чем умру. Шанс покинуть этот жалкий булыжник.

Голос Диссейна задрожал от ярости:

– Где моя дочь?

– Если повезёт… мертва. Мой господин.

Комлинк Ланори зазвенел.

– Если повезёт, мой господин, это не так, – возразила она, ответив на вызов. – Хоук?

– Ланори, кто-то собирается…

– Да, знаю. Уже попытался и потерпел неудачу. Ома Диссейн с тобой?

– Со мной, – ответил Рё, – но у нас появилась другая проблема.

 

* * *

 

– Как это ты «отказываешься выйти замуж за Брома Сантиса»?!

Иомин, уже успокоившийся было после освобождения дочери, пришёл в ярость.

Ома Диссейн стояла рядом с Хоуком Рё и делегатами посреди пещерного острова. Девушка, как и следопыт, была покрыта пеплом, что придавал и без того бледной коже Омы совсем белый оттенок, ту же участь постигло и волосы. Свободная от оков, она стояла, бросая свирепые и дерзкие взгляды на отца.

Подбородок Омы выдался вперёд:

– Заявляю, что не желаю выходить за него! Никто не спросил меня, хочу ли я замуж! Не хочу и не буду!

– У тебя есть долг перед семьёй!

– У меня есть долг перед собой! Я не знаю этого Брома, я не люблю его и не пойду за него замуж, чтобы разрешить какой-то спор!

Эти слова породили начало очередного раунда споров между отцом и дочерью, к которому подключились и Сантисы.

– Быстро же всё пошло насмарку, – проворчал Хоук.

– Вообще-то, мои симпатии на стороне девушки. Она не должна быть предметом торга в переговорах, – прошептала Ланори в ответ.

– Если она не смягчит позицию, переговоры, скорее всего, провалятся, и всё, что мы сделали, будет зря.

– Есть другое решение, – сказала Ланори. – Но сначала мне нужно их внимание.

Она трижды выстрелила из пулевика в воздух. И добилась того же результата, как и тогда, за столом.

Довольная произведённым эффектом, Ланори заговорила.

– В некоторых мирах звёздной системы спорящие стороны используют практику, называемую «помещением детей в другие семьи». Я предлагаю вам испробовать такую. Ома станет воспитанницей семьи Сантисов, а Бром будет на тех же правах в семье Диссейнов. Оба будут считаться полноценными членами семей, в которые были «помещены». Шесть месяцев они будут проводить в одной семье и шесть месяцев – в другой. Рабочие получат право голоса в лице Брома, а Ома узнает из первых рук о жизни рабочих.

– Я думаю, это очень разумное решение, – добавил Хоук, также весьма удовлетворённый новым компромиссом.

Но выражения лиц двух дже’дайи определённо внушали мысль, что все стороны примут сделку. Ому явно устроило новое решение, по крайней мере, ей не придётся выходить замуж.

 

* * *

 

Когда были улажены последние детали, а Хоук привёл себя в порядок, оба дже’дайи встретились на космодроме, чтобы распрощаться с Зиристом и – друг с другом.

– Совет вызвал меня обратно на Тайтон для какого-то особого задания, – призналась Ланори. – Прошло уже четыре года с тех пор, как я не была там, и вот, время пришло.

– А я отправляюсь на Врата фурий, – ответил Хоук. Значит, к самой дальней планете системы. Огромные корабли поколений стартовали от этого маленького мира, ища путь сквозь лабиринт Галактического Ядра, чтобы найти обратную дорогу к другим секторам галактики. На орбите Врат фурий вращалась космическая станция Колонизированных миров.

– Мне нравится смотреть на звёзды и размышлять, – сказал он.

Лёгкая тень скользнула по лицу Ланори.

– Мой брат часто смотрел на звёзды и интересовался, есть ли пути назад, к остальной галактике. Он никогда не был по-настоящему счастлив на Тайтоне.

Сказав это, девушка на миг замолчала. Затем встряхнулась и произнесла:

– Было приятно работать с тобой, следопыт Рё. С нетерпением жду шанса повторить сотрудничество.

Хоук кивнул:

– Как и я, следопыт Брок. Пусть пребудет с тобой Сила.

Ланори улыбнулась:

– И с тобой, – ответила она.

Затем дже’дайи направились к ожидавшим их кораблям и устремились в небеса, испещрённые звёздами.

 


Заря джедаев



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.173.209 (0.036 с.)