ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ. ПРИХОТЬ РАН-ДАНА.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ. ПРИХОТЬ РАН-ДАНА.



 

Дже’дайи должны задавать себе пределы. Есть места, куда нам не следует идти, вещи, что запрещено совершать, возможности, к которым нельзя стремиться. У Великой Силы – невероятная мощь, но истинное преимущество дже’дайи – в знании, когда стоит использовать Силу, а когда – нет.

Мастер Шелл Мар, «Жизнь в равновесии». 7541 год по прибытию То Йоров.

 

Она гонится за ним по всему Талссу – в одиночку, без оружия, без припасов и без соответствующей экипировки – по тем следам, которые только может отыскать, делая всё возможное, чтобы ощутить его присутствие и его направление. Проходит целых три дня, прежде чем вычерчивается его примерный маршрут.

Ланори понимает: ей не следует просто бежать. С самого начала было необходимо дождаться Дам-Поул, странница даже успевает испугаться, что мастер припомнит ученице это иное решение. И всё же подозревать в убийстве Скотта Юна её точно не будут. А даже если и так, у неё ещё есть время, чтобы исправить положение.

Ланори делает всё от неё зависящее, чтобы избежать потери своего брата. Это словно не по-настоящему, как в кошмаре. Далиен – убийца! Момент, который навсегда изменил её жизнь, заставил окончательно повзрослеть.

Талсс – дикая, малозаселённая земля; чем дальше на юг, тем чужероднее становится местность. Неспроста у него есть второе название, Тёмный континент, и только теперь Ланори понимает, – почему. Спустившись с холмов, она попадает на просторную, даже безграничную равнину, на которой не растёт ничего выше талии человека. На мгновение такой феномен вызывает у странницы интерес, но следующие полдня движения по низменности проходят в борьбе со стихией. Первый же порыв ветра выбивает Ланори из колеи, в то время как самые мощные на её памяти воздушные потоки принуждают сгибаться в три погибели у ближайших небольших валунов. Редкий бурьян, что постоянно оставляет царапины и порезы на ладонях и голенях, вот-вот доведёт её до исступленной ненависти. Припадая лицом к земле, вжимаясь в поверхность посреди хлещущей всё тело высокой травы-осоки, Ланори ощущает, как из свежих ран течёт кровь. Она уже с трудом дышит.

Ланори пытается «измельчить» себя настолько, насколько возможно, за секунды найти самое надёжное укрытие в виде камня, и всё это в страхе за Дала, также движущегося сквозь шторм.

Она тянется к Далу Великой Силой. Он – где-то впереди, его разум пребывает в смятении. Такое ощущение не покидает Ланори с самого Энил Кеша, но она не знает, является ли такое состояние брата уловкой, результатом притворства. Дал тоже неплохо изучил хитрости сестры, и потому поймёт, как именно она попытается настигнуть беглеца. Возможно, вот в чём кроется наиболее существенный его козырь.

Перед самыми сумерками ветра начинают ослабевать, и тогда Ланори вскакивает и спешит дальше. Хочется пить, есть, а ещё становится холодно. Луговая осока покрывается сверкающим инеем, и теперь равнина будто усыпана драгоценными камнями – по всем направлениям, куда ни глянь, низина переливалась сиянием. Красиво… особенно, если пробираться через море такого природного серебра.

Ради меня, Дал, остановись, – эту мысль она прокладывает перед собой так далеко, насколько способна. Неизвестно, доносится ли до цели импульс.

Странница приходит к выводу, что место его назначения – Старый город. Вот где жили настоящие тайтонцы, – так говаривал братишка. О поселении или о его жителях имелось столь мало информации, что Ланори не могла тогда поспорить, в то время как Дал в романтическом духе описывал потрёпанные руины, пирамиды, а также неисследованные бездны городских пещер и каналов. Некоторые утверждают, что Старый город построили гри, они же и проживали там десятки тысячелетий. Другие развивают теорию лишь о заселении города народом гри, в то время как истинные архитекторы и строители навсегда затеряны в тумане истории. Тайна. Секреты прошлого, к которым стремится Дал.

Старый город размещён в южных землях Талсса, в глухом труднодоступном районе под названием Красная пустыня, куда захаживают лишь исследователи, да желавшие оставить цивилизацию путники. Под землёй там якобы обитают кровоязвы, что выбираются на поверхность и крадутся по ночам. Наполовину они, как ходит молва, – растения, наполовину – звери, при этом невосприимчивы к способностям дже’дайи, а ещё питаются тёплой кровью. Едва вспомнив все слухи, Ланори чувствует страх и дрожит.

Так что Дал намерен делать по приходу туда? Она не может понять. Возможно, не осознаёт и он сам, и здесь кроется мизерный шанс на успех, на возвращение брата.

Но он убийца.

Ланори пытается отогнать пришедшую мысль. И будет стоять до последнего, когда найдёт его, а потом решит, что тогда делать.

Разрываемая противоречиями, Ланори покидает равнину с острой травой и гонится за братом среди первых блуждающих дюн Красной пустыни.

На заре следующего дня Ланори просыпается в ознобе.

Во снах она падает вниз, в пучину тьмы под Красной пустыней. Старый город давит со всех сторон своей загадочной историей, своими несметными историями. Странница бродит по запутанному лабиринту пещер, каждая из которых освещается подрагивающим пламенем, чей источник горит где-то вне поля зрения. Стены и потолки красиво расписаны пиктограммами времён гри, и, хотя она уверена, что символы воплощают собой давно забытые истории, воспринимать их как данность она не может. Даже если бы кто-то выложил истину прямо у её ног, она никогда не вникнет в прошедшие здесь события.

И вот тогда-то являются кровоязвы: бесшумные, смертоносные, похожие на летучих мышей создания размером с её голову, чьи сочившиеся жидкостью зубастые пасти украшены цепкими щупальцами. В схватку с ними вступать не стоит – на победу никакой надежды. Но кровоязвы сами окружают Ланори в закрытых помещениях, поочерёдно бросаясь на непрошеного гостя и отщипывая по кусочку от её лица, от шеи, от размахивающих рук. Боли не ощущается, но кровь течёт рекой. Она вскрикивает, умоляя помочь.

Умоляя брата, который наблюдает за происходящим из тени.

Ланори принимает сидячее положение, уставившись на широкое, усыпанное звёздами небо. Сон окончательно покидает её, как и положено, вместе с кровоязвами, которые, как признаёт Ланори, оказались в точности такими же, какими она всегда их представляла по слухам и рассказам. Причём, рисунков и голограмм с их изображением она, конечно, не видела. Важнее другое. Во сне они всё те же чудища, но настоящий монстр – это тот, кто наблюдал.

От такого открытия кровь застыла в жилах. Всё то время, пока Ланори разводит огонь, ищет что-то съестное, а заодно и питьевое, отрабатывая тем самым приобретённые ещё в Бодхи навыки выживания, мысль о Дале-монстре не исчезает. Сон выливается в реальность. Возможно, лишь во снах она могла разглядеть истину.

Ночлег продляется весьма недолго, после чего Ланори спешит вновь напасть на след Дала. Стараясь воспроизвести карты Красной пустыни – в сочетании с легендами о ней – Ланори производит расчёты и приходит к выводу, что Старый город, вероятнее всего, лежит в восьмидесяти километрах к югу. И хотя визуально след Дала уже утрачен, в конечной точке его маршрута Ланори теперь окончательно убеждена.

Будучи всегда в форме, Ланори выступает в самую глубь Красной пустыни, пробегая среди крупных дюн. Путь занимает десять часов, лишь затем странница делает остановку, чтобы поискать воды на участках с редкими растениями. Она переворачивает камни, поедает найденных жуков и муравьёв, но в какой-то момент её охватывает испуг – обнаруживаются свежие туши пустынников. Их жёсткое мясо насыщено жиром, и приходится есть его сырым.

Красная пустыня прекрасна и устрашающа, бесплодна и спокойна; место, которое вдохновило бы поэтов и безумцев. Ланори делает всё возможное, чтобы не терять концентрации и не пропустить угрозу извне. Здесь легко заблудиться, а то и потерять себя. Восприятие крепнет по мере того, как в каждом выгоревшем на солнце камне, в каждой песчинке всё отчётливее проявляется Сила.

На закате горизонт являет руины. У основания пологого склона покоится полуразрушенная стена, превратившаяся в груду обломков, наполовину погребённых под барханами и зыбучими песками. Всё же заметно, что данное образование не природного происхождения. Пришедший же оттуда холодный поток убеждает Ланори в том, что до цели ей осталось совсем чуть-чуть.

Ланори карабкается по склону, и уже на вершине различает следы. Приостановившись, она оглядывает местность, но в поле её зрения Дала не видно. Она опускается на корточки и кладёт руку на поверхность, зарывая пальцы в песок и закрывая глаза. Однако почва обжигает ладонь, здешние, всегда находящиеся в движении пески пропитаны бесконечной историей, чей размах поражает воображение Ланори.

– Дал, мы не должны здесь быть.

Это первые слова, произнесённые вслух за те три дня с тех пор, как Ланори оставила Энил Кеш. Ответа нет.

Перейдя холм, Ланори ступает на землю, освещённую последними лучами солнца. На западном горизонте, примерно через тысячу метров, светило погружается в руины, будто возвращаясь домой, к растянутым на большое расстояние останкам Старого города.

В отчаянном стремлении всё исправить Ланори выдвигается в ту сторону.

И, едва её накрывает тень самой внушительной пирамиды Старого города, как ближайшие кровоязвы дают о себе знать.

 

* * *

 

Пока «Миротворец», минуя Мальтерру и приближаясь к Солнечному пятну, преследовал по пятам Дала и его «звездочётов», Тре Сана вёл себя тише воды ниже травы и вообще был сама сдержанность по сравнению со своим обычным поведением. Однако Ланори не ставила под сомнение его молчаливость. Ужасная трагедия, свидетелями которой они стали, приобрела сокрушительные масштабы. И хотя благодаря прошлому Тре вряд ли мог считаться хорошим парнем, сейчас он наверняка не притворялся.

«Маячок», казалось, работал исправно, и, основываясь на его данных, Ланори трижды провела возможный курс корабля Дала. Каждый раз проецируемая линия выводила к одной и той же точке – к Солнечному пятну. Кажется, она понимала, что там потребовалось заговорщикам. Удивительное устройство, сконструированное учёными Глуби, требовало подзарядки, и с этой целью Далу придётся посетить маленькую планету. На Солнечном пятне развернулся комплекс глубоких шахт, работа в которых проходила с чрезвычайным риском для жизни, но и платили за такое немало. Уникальные природные ископаемые, добываемые там, шли в производство топлива или оружия. Кристаллы и вовсе переполнялись мощью Великой Силы. Быть может, при правильном подходе и с нужной техникой, планета подарит и малую толику тёмной энергии.

У «звездочётов» имелась фора длиной в восемь миллионов километров. Ланори вначале попыталась проложить курс по прямой к Солнечному пятну, но затем пришла к выводу, что следовать строго за Далом будет быстрее. Она вывела «Миротворец» на пик скорости, зная, что внесённые в корабль модификации сделали его одним из самых быстрых судов в системе. Тем не менее, Дал пока оставался вне досягаемости, двигаясь примерно с той же поспешностью, скользя по космосу и выходя на орбиту планеты, что ближе всех вращалась вокруг Тайтоса, звезды системы.

Определившись с маршрутом, Ланори установила по дальней связи контакт с Дам-Поул. Потребовалось время для подтверждения сигнала, после чего зазвучало оповещение входящего вызова.

– Ланори, – Дам-Поул заговорила ещё до того, как поверх белого изображения на плоском экране проявилось лицо мастера-дже’дайи. Дам-Поул знала об этой визуальной задержке.

– Не верю, что он пошёл на такое, – начала следопыт, – лишь затем, чтобы скрыть следы. Затем, чтобы все считали его мёртвым.

– Возможно, здесь кроется нечто большее, – ответила мастер-дже’дайи. Она выглядела уставшей и потрёпанной, и Ланори могла только представить, как проходили последние собрания Совета дже’дайи. Дипломатический скандал на Ноксе и готовая вот-вот взорваться там бомба, которую всеми силами необходимо обезвредить… но всё это было выше Ланори. Ей следует остаться сосредоточенной на собственном задании.

– Насколько большее? – спросила Ланори.

– Чтобы устройство появилось на свет, он должен был поделиться определёнными знаниями с учёными Глуби. Их убийство обеспечило изобретению уникальность, незаменимость.

– Но уничтожение всей станции «Зеленолесье», целиком? – осмелилась возразить Ланори. – Чудовищно.

– Погибли не все, – сказала Дам-Поул. – Часть транспортников ускользнула до финального удара.

– Сколько потеряно? – выдала Ланори, снизив голос.

– Так много, что цифры не имеют значения. – Мастер тяжело вздохнула, но затем преобразилась. – Так. Каковы твои успехи?

– Дал и «звездочёты» на пути к Солнечному пятну, чтобы, как я считаю, взвести устройство. Выявила след, иду по нему, но отстаю на часы.

– Сможешь догнать корабль и уничтожить на расстоянии?

«А заодно и убить брата?» – подумала Ланори, но вслух сказала другое.

– Нет, мастер. Тот, кто вкладывает средства в его безумие, купил ему особый корабль. Не могу прочесть сигнатуру, но не удивлюсь, если владельцем числится дже’дайи.

– Украден?

– Смогу рассказать больше в ближайшее время.

– Пятно и Мальтерра вскоре пройдут по орбитам рядом друг с другом. – Дам-Поул нахмурилась. – Ты знаешь, что происходит в точке максимального сближения. Магнитные помехи, космические бури. Любое передвижение будет невозможно.

– Значит, он всё и планировал с учётом сближения, – констатировала Ланори, – рассчитал всё, до мельчайшей детали. Я должна взять его на Солнечном пятне.

– Тогда сделай всё, что придётся, Ланори.

– Конечно.

– Всё, что придётся.

На мгновение повисла пауза. Эти мгновения Ланори использовала, чтобы воспроизвести в памяти то прикосновение к разуму Дала в Глуби, то его всепоглощающее безумие.

– Будь сильной, Ланори. Я знаю, ты сможешь. Но груз ответственности тяжёл, а цена ошибки может вырасти до немыслимой. Поэтому – будь сильной. Опыт, приобретённый в подобных трагедиях, превращает умелого дже’дайи в великого. Да придёт с тобой Сила.

Ланори кивнула и прервала связь. Некоторое время она оставалась в рубке, думая о разном, охваченная печалью и страхом. А вскоре – и удивлением, когда ей стало легче с появлением Тре.

Её спутник-тви’лек уселся на кресло рядом. В последний раз, когда они тут находились, из Тре так и сыпалась беспечность пополам с бахвальством. Теперь защитная маска была снята. Рубку заполнило тяжёлое молчание, но никто не отваживался нарушить его. Вместо этого Ланори осуществила проверку систем корабля и в очередной раз взглянула на сканер, одновременно не забывая о том, кто находился рядом.

Миновал длинный промежуток времени с сеанса связи Дам-Поул, прежде, чем Тре, наконец, заговорил.

– Мне плохо.

– Как и мне, – отозвалась следопыт. – Во что бы не превратился Дал, я не могу поверить в…

– Да нет, я имею в виду…

Тре неожиданно затих, а затем его стошнило прямо под ноги. Стальной Холг зашёлся в тревоге, заполонив рубку треском. Ланори поднялась с места и осмотрела разразившееся безобразие. Системы обслуживания «Миротворца» заработали с повышенной нагрузкой, но даже так воздушные фильтры не сразу справились с образовавшейся вонью.

– Здорово, – только и сказала Ланори.

– И-извини. – Тяжело дышащий и изливающийся потом Тре вытер рот.

– Нокс, – поняла Ланори. – Мы вдохнули слишком много его воздуха.

– Ты тоже?

– Я хорошо себя чувствую.

«Так ли это?» – подумала девушка. Дже’дайи проанализировала собственное состояние и не нашла ничего беспокоящего, кроме, разумеется, смешанных чувств по поводу Дала. И всё же полёт до Солнечного пятна займёт двое суток. Если тви’лека одолел недуг, она, по крайней мере, могла бы пустить в ход целительные навыки, полученные в Махара Кеше. Ну а если же Тре умрёт, придётся воспользоваться шлюзом.

Сама она не имела права сейчас заболеть. Ланори лишь надеялась, что состояние Тре стало результатом долгого пребывания в ядовитой атмосфере Нокса, а не чего-то более коварного, что он мог подхватить. И если появится угроза заражения, ей, скорее всего, надлежит принять меры.

Она отвернулась от Тре, чтобы вновь обозреть экраны рубки. «Маячок», размещённый на Далиене, всё ещё передавал сигнал на разделявшие его с «Миротворцем» восемь миллионов километров. Риск сейчас был неуместен.

Но вместе с этим Ланори знала, что никогда бы не выбросила в шлюз ещё живого Тре.

– Иди на кровать, отдохни, – сказала Ланори. – Я приберусь. И выпей-ка водички.

Тре не стал спорить и, встав, прошёл мимо следопыта, чтобы улечься в койку. Заснул он практически незамедлительно.

Ланори посмотрела под ноги, на то, что оставил после себя Тре и что распространилось уже по всему полу.

– Хотелось бы, чтобы ты заимел пару рук, – сказала она Стальному Холгу. Дроид издал в ответ звук, который походил на смешок.

В течение следующих двух дней Тре не сделалось хуже, но не стало и лучше. Ел он немного, всё больше налегал на воду и практически не покидал кровати Ланори. Озноб тви’лека не прекращался, а тревожные сны сопровождались бессвязным бормотанием.

Ланори же провела большую часть путешествия в кресле рубки, отслеживая судно Дала и прерываясь лишь на непродолжительную дремоту. Её собственные сны были расплывчатыми, но с оттенком неприятия. Несколько раз она просыпалась с ощущением, будто нечто рядом машет крылышками, бьёт шипастыми щупальцами, жаждет поживиться её кровью…

И в одном из своих снов Ланори наблюдала, как нечто пожирает всю звёздную систему, начиная с Тайтона и заканчивая каждой планетой и каждым её спутником, а также самой звездой Тайтос. Миллиарды существ, их мечтаний и судеб, практически в мгновение ока погружаются в бездну.

Когда они, наконец, достигли Солнечного пятна, Ланори вывела на компьютерах информацию о планете, чтобы освежить воспоминания. Она знала: Пятно считалось ещё более неприветливым и суровым, чем Нокс. Насколько именно – дали представление изученные сведения из базы данных.

Солнечное пятно являлось первой планетой от Тайтоса, не приближаясь к светилу более чем на сорок восемь миллионов километров. И хотя поверхность мира обладала достаточной плотностью, большую её территорию непрерывно сотрясал хаос, а именно землетрясения и вулканы, изо дня в день видоизменявшие ландшафт. В районах обоих полюсов раскинулись наиболее крупные поселения – разбросанные по местности шахтёрские городки. Во всей системе не сыскать было жилой среды агрессивнее, правда, и за работу в подобных условиях шахтёры получали гигантские суммы. Большинство тех, кто прибывал сюда, держалось сезон-другой, прежде чем покинуть Пятно и пообещать себе никогда на планету не возвращаться. Каждый десятый, прилетавший на Пятно в поисках удачи, и вовсе погибал. Голодная до чужих страданий и смертей планета-карлик хотя и продолжала даровать многое, но также и забирала в ответ столько, сколько могла.

Любопытно, что Солнечное пятно вращалось вокруг звезды в направлении, противоположном орбитам других планет системы. Существовала теория, согласно которой Пятно представляло собой одинокий планетоид, в далёком прошлом захваченный притяжением Тайтоса. Это породило различные кривотолки, приведшие впоследствии к посещению далёкого мира, состоявшемуся три тысячелетия назад. Исследовательские экспедиции ставили перед собой цель отыскать хоть какие-то следы возможной цивилизации. Однако за все годы никто не нашёл ни руин, ни других признаков проживания, иными словами, никаких доказательств разумной жизни. Солнечное пятно так и осталось мёртвым миром, раскалённым добела булыжником, который для прочих планет системы раскрыл свой потенциал в качестве источника ресурсов.

Даже на тёмной стороне Пятна отчётливо наблюдалось буйство стихии. Разветвлённая сеть частых вулканов, магматических рек и озёр излучала в атмосферу крупные – размером с континент – облака из вредных газов, фильтровавших свет, благодаря чему с орбиты виднелось марево притягательного розоватого оттенка.

– Значит, южный полюс, – произнесла вслух Ланори. К этому моменту корабль Дала значительно замедлил ход, облетая Пятно вокруг оси его вращения, входя в атмосферу и приближаясь к южному полюсу с тёмной стороны планеты. Схожий курс провела и Ланори, введя его в компьютер «Миротворца».

Существовала вероятность, что произведённый по «звездочётам» выстрел окажется удачным и заставит их транспортник обрушиться на поверхность. Мощность модифицированных лазерных пушек «Миротворца» могла поспорить лишь с их точностью, да и четыре неуправляемые ракеты били до восьми сотен тысяч километров. Однако в случае запуска Дал будет предупреждён об угрозе с тыла, не говоря уже о присутствии дже’дайи.

Да, вот почему она не откроет огонь. Эффект внезапности. Убедив себя в этом, Ланори предприняла последние приготовления для спуска на поверхность.

Тре следил за её манипуляциями.

– Хотел бы я пойти с тобой, – сказал он уже в десятый раз.

– Нет, не хотел бы, – возразила Ланори.

– Верно. И не хочу. То и дело по твоей прихоти мы оказываемся просто-таки в "славных" местах.

– И это говорит тви’лек, который спустил меня на самое «Дно».

Пока Ланори готовилась к вылазке, Тре продолжал наблюдать за дже’дайи. Девушка сменила одежду, а также утраченный меч, вместо которого вооружилась запасным клинком, что хранился в отсеке под койкой. С этим мечом она тренировалась до тех пор, пока мастер Тем Мэдог не выковал тот самый, ныне утерянный. Взвесив клинок, сделав им несколько выпадов, Ланори настроилась на новое оружие. Вместе с этим пришло ощущение удивительного покоя.

– А тебе идёт, – заметил Тре.

– Так и должно быть.

Ножны, покрытые кожей рептилий с луны Обри, приняли в себя старый меч хозяйки. Затем из потайного отсека были извлечены два бластера и размещены на поясе следопыта. Завидев это, Тре поднял брови. Ланори пожала плечами.

Раздавшийся в рубке звук оповестил о начале спуска к поверхности. В то время как корабль вошёл в атмосферу, а его грави-модули прекратили работать, желудок Ланори привычно сделал кульбит. Она инстинктивно покосилась на Тре – не стошнило ли его вновь. Но нет, тви’лек держал себя в руках.

Жестом она указала на ремень, напоминая, что необходимо пристегнуться, а затем присела рядом, на край кровати.

– Ты что, не будешь сама сажать корабль? – спросил Тре.

– Буду. Когда окажемся у поверхности. Но вот что, Тре… – она сжала плечо своего пассажира. – Я доверяю тебе свой «Миротворец». Свой корабль. Здесь мой дом, с которым тебе надлежит хорошо обращаться.

– Присмотрю за твоим добром, – сказал Тре.

– Это – обязанность Стального Холга. Вести оборону сможет и сам корабль. А ты… просто ничего не трогай. Ничего!

– Положись на меня. – Тре улыбнулся. В его глазах водянистого цвета светилась слабость, кожа приобрела бледный оттенок, а лекку с явным трудом пришли в движение.

– Придётся, – отозвалась Ланори.

Разрезая яростную атмосферу Пятна, «Миротворец» зашёлся в пляске, словно выражая протест. На приборной панели замигали предупредительные огоньки, а экраны затемнели, в то время как корпус судна охватил жар.

Ланори забралась в кресло пилота, взяв управление. Уже в который раз проверив сканер, следопыт вывела карту местности на другой экран, после чего задействовала базу данных из бортового компьютера корабля, чтобы загрузить информацию о нужном районе планеты.

Дал и его «звездочёты» совершили посадку в небольшом шахтёрском поселении с приметным названием «Прихоть Ран-Дана». Согласно записям, шахты вели в глубокие недра поверхности, и добывались там такие ресурсы, как петоний и марионий. Оба элемента использовались как в транспортной отрасли – а именно для разгона двигателей – так и в сфере оружейной промышленности. Катакомбы «Прихоти» готовились разменять вторую сотню лет своего существования, но поселение мало чем выделялось на фоне других горнодобывающих городков Солнечного пятна. Так… тридцать лет назад случилась трагедия, унёсшая жизни ста шахтёров… восемнадцать лет назад вспыхнул бунт среди работников, вылившийся в насилие и в беспорядки, в результате чего шахтёры и их семьи покинули планету. Торговые сделки с партнёрами как минимум на трёх мирах системы, включая Тайтон, и связанные с ними грузоперевозки. Если «Прихоть Ран-Дана» – тот самый источник тёмной материи, то, получается, никто не знал об этом.

Никто, кроме Дала.

На миг Ланори кольнул страх того, что брат обнаружил «маячок» и для отвода глаз посадил корабль в другом месте. Сам же он мог уже быть на пути к Тайтону. Возможно, у Дала имеется нужный заряд тёмной энергии, только и ждущий внедрения в устройство. А вдруг Дал уже под Старым городом, исследует подземный мир так глубоко, как ещё никто не забредал, и готовится активировать гиперврата? И теперь… в любой момент…

– Даже если он там, – пробормотала девушка. Она засомневалась. Само существование гиперврат оставалось неясным, призрачным. Но вне зависимости от правдивости древних легенд, гнетущая угроза всё ещё вынуждала действовать.

– Дал, – окончательно поняла дже’дайи, наблюдая за тем, как красная метка на экране стала синей: скорость корабля «звездочётов» упала до нуля. Значит, он всё же приземлился. Ланори направила снижающийся «Миротворец» к югу – туда, где в зиявшем на поверхности разломе доживала свой век «Прихоть Ран-Дана». Однако следопыту требовалось прикрытие.

А вдогонку – ещё и план.

Времени, тем не менее, оставалось в обрез. Мальтерра и Пятно готовились достигнуть точки максимального сближения. Дал по-прежнему на шаг впереди.

Что ж, если не отставать, то ситуацию ещё можно исправить.

 

* * *

 

Ланори присела за валуном, осматривая рудник и окружавшие его здания. Следопыт задалась вопросом, как кто-то может там проживать. Надземный копер шахты располагался у самой подошвы отвесного глинистого склона и представлял собой хрупкое металлическое сооружение с двумя устремившимися ввысь гигантскими подъёмными кранами. Низкие окрестные здания были возведены из камня и соединены цепями, протянутыми на уровне человеческого роста, возможно, для передвижений между строениями в условиях плохой видимости – в часы, когда районом овладевают ужасные штормы. Окон следопыт не разглядела. Зато у стен Ланори насчитала три тяжелобронированных наземных танка, и ещё обломки нескольких валялись повсюду, медленно пожираемые бесплодной почвой.

Неподалёку, всё там же в долине, разместились три посадочные зоны, предназначенные для самых разных судов, способных прорвать атмосферу Пятна. На одной из площадок возвышался корабль Дала – едва различив конструкцию, Ланори поняла, наконец, почему не смогла перегнать «звездочётов». Судно принадлежало к типу «Умертвляющих» – видавшие виды многоцелевые истребители, последний раз участвовавшие разве что в войне Тиранки. На левом крыле виднелась широкая полоса: выжженный участок, на скорую руку залатанный и выкрашенный под цвет корпуса. Средних размеров корабль, братец куда более известного «Смертоносного», разве что только последний уступал «Умертвляющему» по грузоподъёмности. Принадлежавший «звездочётам» корабль был способен перевозить как бомбы с оборудованием, так и пассажиров. Истребители такого типа считались редкими, поскольку многие из них нашли свою гибель в ходе войны с Тиранкой, а другую часть обезвредили дже’дайи уже после войны, и лишь единицы пережили конфликт, попав в руки различным наёмникам, во владение военачальникам Чикагу, а то и перейдя к отдалённым криминальным поселениям на лунах Маура. Судя по скорости того экземпляра, которым обзавёлся Дал, имелась вероятность модификаций.

Из своего укрытия она провела очередную рекогносцировку местности, и только потом совершила марш-бросок к «Умертвляющему», время от времени припадая к земле. Следопыт не покидала тени, зная, что Дал обязательно оставил рядом с кораблём кого-то из «звездочётов». Так и есть: ощупав ментальное пространство, дже’дайи ощутила два разума, не затронутых тревогой, но распалённых до одержимости – желанная цель «звездочётов» была уже близка. Интересно, а Дал знает, что побочным эффектом одержимости является снижение бдительности?

Ситуация требовала более радикального подхода, нежели дипломатия. И хотя для двух охранников Ланори предпочла бы нелетальный исход, существовала малейшая вероятность, что эти двое каким-то образом придут в себя, когда она спустится в шахту. Дже’дайи не могла так рисковать. Перед тем, как наброситься на «звездочётов», Ланори воззвала к Силе в поисках утешения за свои действия. Отчаянные времена – отчаянные меры, мелькнула мысль.

А сколько смертей случилось на Ноксе, сколько погибло в агонии?

Женщина-иктотчи, находившаяся у не остывших двигателей, так и не поняла, что произошло, когда взметнувшийся меч Ланори отделил ей от плеч голову, украшенную длинными рогами – отличительный признак расы погибшей. Стрелой следопыт промчалась по трапу внутрь «Умертвляющего», где второй «звездочёт» в комичном движении наклонил голову в сторону постороннего шума – к звуку разрубания плоти сталью.

– Не надо… – только и успел он сказать, прежде чем клинок пронзил ему сердце. На палубу свалилось мёртвое тело.

Она осмотрела трюм: пустой, безлюдный… если не считать мертвецов. Скользнув по трапу в сторону шахты, Ланори ощутила в лёгких жар окрестного воздуха. Да, следовало бы надеть защитный костюм или хотя бы дыхательный аппарат, но тогда она потеряла бы в подвижности, также как затруднилось бы и восприятие. К тому же, вскоре она уже будет под землёй.

У шахтного полуразрушенного сооружения Ланори остановилась, присела и посмотрела сквозь трещины внутрь. Никаких движений там не наблюдалось, да и чутьё дже’дайи помалкивало.

Где-то далеко раздался взрыв, застигнув врасплох Ланори и заставив привычно поднять меч. В километре к северу, судя по осветившемуся небу, проснулся вулкан и принялся вовсю плеваться огнём. Ввысь устремились облака дыма и пепла, из которых хаотично проступали молнии. Вслед за ними последовали вулканические бомбы, и земля содрогнулась, будто от ужаса перед неизбежным.

Обнаруженные на участке добычи подъёмники вели вниз, в шахту. У обоих двери были открыты, но отсутствовала лишь одна кабина – кто-то уже спустился. И если Ланори воспользуется другим подъёмником, тогда «звездочёты» в шахте узнают о появлении нового гостя.

Дже’дайи заглянула во тьму, куда сошла кабина со «звездочётами». Предстоял долгий путь.

Вложив меч в ножны, Ланори порылась в кармашках пояса, откуда выудила три мотка короткого и тонкого, но крепкого троса. Расправив два, обвязала себе запястья, а конец третьего импровизированного каната крепко сжала в ладони. Не задумываясь над собственным безрассудством, следопыт прыгнула к одному из тугих кабелей подъёмника. Схватившись за него свободным концом троса, девушка подтянула себя в полёте и крепко ухватилась за кабель ногами. От столкновения кабель зашёлся дрожью; по шахте пронеслось эхо.

Начиная снижение, Ланори надеялась, что проходившие испытание на прочность ботинки не дадут кабелю добраться до её кожи. Боль, однако, уже ощущалась.

Следопыт ускорилась, юркнув во тьму. Исследовав пространство под собой при помощи Силы, Ланори не нашла препятствий в вертикальном шахтном стволе, за исключением опоясывавших стены металлических стоек, которые сменивали друг друга через равные промежутки.

Дно приближалось быстрее, чем ожидала Ланори, и потому пришлось сжать кабель ногами и затянуть его своей верёвкой. Всё же она слегка ошиблась и ударилась об кабину подъёмника, что выбило из неё дух, не говоря о шуме, который могли услышать все, кто находился поблизости. Тем не менее, не последовало никакой тревоги, никакой реакции. Отдышавшись, Ланори опустилась между стеной шахты и кабиной.

При виде горнодобывающего туннеля ей сразу же вспомнились катакомбы под центральной башней Нокса. Редкие мерцающие огоньки вдоль узкого коридора, ведущие в двух направлениях, грубо выполненные стены и потолок… Хотя одно отличие имелось: повисший здесь жар. Он исходил откуда-то снизу, опаляя и без того потрёпанные ботинки. А вот слева, казалось, что-то наполняет коридор заметным свечением.

Что-то двигалось по коридору прямо к ней. Как и происходило в таких ситуациях, Ланори выставила перед собой меч, но он не помог: то был поток горячего воздуха, отбросивший Ланори на землю. Перевернувшись набок, следопыт попыталась перевести дух, но грозный подземный ветер не дал ей этого сделать. Обжигающий порыв – несомненно, результат резкого перепада температуры – затронул и одежду, и кожу. Ланори плотно закрыла глаза.

Солнечное пятно силилось испечь её живьём.

Огненная буря, рыча, пронеслась по коридору, а затем исчезла, и следопыт облегчённо вздохнула.

От неё исходил пот.

Открыв глаза, Ланори попыталась встать, но тут её прямо в голову поразил тяжёлый камень. Собрав все свои способности в Силе, чтобы отклонить травму, однако было уже поздно.

После краткой вспышки боли всё вокруг потемнело.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.112.123 (0.024 с.)