ТОП 10:

Грузия в XVI—XVII вв. Феодальная раздробленность



Разоренная монголами Чингисхана и тюрко-татарами Тимура в XIII—XIV вв., Грузия в конце XV в. распалась на ряд самостоятельных государств. Это определялось многими причинами — редкой растянутостью (примерно на полтора тысячелетия, со II в. до XVII в.) феодального периода в истории страны, замедленностью формирования «нормальных» феодальных отношений вследствие постоянной борьбы с внешними врагами и периодическими завоеваниями всей Грузии или ее частей иранцами, византийцами, арабами, турками-сельджуками, кипчаками, монголами, тюрко-татарами, не говоря о постоянных набегах (особенно на плодородные долины рек и мирные селения на равнинах) воинственных горцев Северного Кавказа.

Большое значение имела и незавершенность этногенеза грузинского народа. Хотя в целом он уже сформировался в VI— X вв. и обрел тогда единство общенародного языка, территории, культуры и многих характерных черт быта, к XV в., да и значительно позже, сохранялись особенности тех или иных групп и вариантов общегрузинского этноса. Картлийцы, кахетинцы, имеретины, мегрелы, аджарцы, гурийцы, лазы (чаны), ингилойцы, пшавы, сваны, хевсуры, кизикцы, тушины, мтиулы, Мохевцы, рачинцы, Лечхумцы имели свою специфику культуры, быта, диалекта (а мегрелы и сваны — особых языков) и образа жизни даже в XIX в. и начале XX в. Естественно, в XV—XVI вв. эти отличия были в условиях феодальной раздробленности еще глубже и заметнее, иногда воспринимались как серьезные и чуть ли непреодолимые. Тем более, что горный рельеф местности способствовал консервации местных особенностей, таких как жилые и оборонительные башни, сельскохозяйственные орудия архаических форм, типичный для той или иной местности вид одежды (или ее

вариант), пережитки общинно-племенных патриархальных отношений и соответствующих обычаев (например, кровной мести, власти отца над детьми и т. п.).

Помимо этого история Грузии сложилась таким образом, что среди грузин постоянно жили и представители других народов — армян, албанов (впоследствии — азербайджанцев), абхазов, кипчаков, выходцев с Северного Кавказа, особенно осетинов. До XIV в., когда грузины стали употреблять современное слово «Сакартвело» для обозначения своей страны, Грузия была многоэтничной страной, в которой грузины являлись лишь одним из этносов, а армяне и различные мусульманские народы играли не менее весомую роль. Позднее в Грузии также сохранилось множество этносов. При этом совместное существование не всегда было бесконфликтным. В частности, абхазские князья еще до вхождения Абхазии в состав Грузии претендовали на западногрузинские земли и даже превратили Кутаиси в свою столицу. Расцвет политического могущества Грузии в XI—XIII вв., когда в нее входило множество народов Кавказа (а также части Ирана и Малой Азии), породил сложный административный аппарат и связанную с ним иерархию феодалов и чиновников, что само по себе также способствовало укреплению позиций феодальной элиты в грузинском средневековом обществе. Тогда же достигла высокого расцвета грузинская феодальная культура — философия, историография, зодчество, монументальная живопись, чеканка по металлу, миниатюра, керамика, прочие виды искусства и литература. Эта культура воспринималась в последующие века истории Грузии, разоренной и поруганной захватчиками, как «золотой век» грузинской духовности, время славы и благоденствия Грузии. Достаточно вспомнить относящуюся к той эпохе великую поэму Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре».

Но, проповедуя феодальные добродетели (честь, доблесть и т. п.), феодальная культура одновременно несла и соответствующие политические ценности и представления, формировавшие типично феодальную политическую культуру. Восприятию и укоренению этой культуры в грузинском обществе способствовала как повседневная жизнь с ее непрекращавшимися войнами, мятежами, завоеваниями, междоусобицами, набегами и конфликтами, так и влияние монастырей, бывших подлинными культурно-просветительскими

центрами средневековой Грузии. Авторитет их был велик как в самой Грузии, где особенно известны были Гелатская и Икал-тойская академии при соответствующих монастырях, так и за ее пределами — в монастырях на горе Афон (в Греции), на Черной горе (в Сирии), в Палестине и Болгарии. Эти монастыри часто посещались не только монахами, но и паломниками из разных концов Грузии.

Феодальному распаду страны способствовало оформление к XV в. системы полунезависимых Сатавадо (сеньорий), властители которых (дидебули тавади) стали на деле самостоятельными правителями и судьями в своих владениях. Поэтому когда во второй половине XV в. возникли грузинские царства Картли со столицей в Тбилиси, Кахети с центром в Телави, Имерети со столицей в Кутаиси и княжество Самцхе — Саа-табаго (на юге Грузии), власть их государей была ограниченной, ибо Сатавадо практически были автономны, особенно во внутренних вопросах. Естественно, в условиях постоянной угрозы и нажима со стороны Ирана и Османской империи процесс дальнейшей феодализации продолжался. И он фактически сводил на нет успехи грузин в борьбе с захватчиками, такие как Гарисскую битву с войсками Сефевидов в 1558 г. или освобождение крепости Гори во время антиосманского восстания 1598—1599 гг. в Картли.

Закавказье в целом и Грузия в особенности представляли огромный интерес для Ирана и Османской империи, которые в XVI—XVII вв. (да и позднее) почти непрерывно воевали друг с другом за Кавказ. Процветавшие здесь земледелие, виноградарство, садоводство и скотоводство предоставляли неограниченные в то время ресурсы продовольствия и различных материалов. Земли Грузии были выгодно расположены стратегически, а горный рельеф местности позволял при военных действиях использовать естественные рубежи для обороны. Торгово-ремесленные центры Грузии славились за ее пределами, а умелые земледельцы и искусные ремесленники, когда их захватывали и османы, и иранцы, высоко ценились на рабовладельческих рынках Востока. Поэтому все закавказские феодалы (и, тем более, совершавшие набеги на Грузию северокавказцы) занимались работорговлей, иногда продавая при этом и собственных крепостных (включая ремесленников, часть которых и в городах оставалась феодально зависимой).

Все ремесленные центры Грузии, прежде всего Тбилиси, стояли на древних путях транзитной торговли. Поэтому они в первую очередь страдали от бесконечных попыток захватить их. Тем более, что и османы, и персы, захватив любой город, не надеялись его удержать надолго и обычно разоряли. Все это негативно сказывалось на экономике и развитии страны.

Эристави (князья) Самцхе — Саатабаго были уже с XIII в. мтаварами (властителями) всего юга тогдашней Грузии, включавшего до 15 областей. С XIV в. они носили титул «ата-баг» (т. е. ата бек, «отец — князь» по-тюркски), откуда и название их государства. Но просуществовало это княжество недолго. Уже в начале XVI в. оно попало в вассальную зависимость от османов, которые в 20-е годы XVII в. ликвидировали остатки его самостоятельности, полностью включив в свою империю. Примерно тогда же Абхазия, входившая вместе с Мегрелией и Гурией в состав княжества Сабедиано, стала самостоятельной, но вскоре тоже была захвачена османами. Уже в войне 1578—1590 гг. с иранскими Сефевидами османы захватили Сухум и все черноморское побережье Кавказа, временно оккупировав даже Картли, Азербайджан и Восточную Армению. Впрочем, реорганизовавший армию Сефевидов шах Аббас I в 1603—1607 гг. сумел вернуть все эти земли под власть Ирана.

Походы шаха в Картли и Кахети принесли страшные разорения этим царствам. Только в Кахети персы убили до 100 тыс. человек, а 200 тыс. угнали в плен. Сефевиды вообще стремились по возможности истребить в Грузии христианское население, поделить ее на ханства и расселить на ее территории кочевые (преимущественно тюркские) племена, создававшие проблемы в северном Иране. Но этому воспротивился возглавивший патриотов Грузии царский азнаури (дворянин) Георгий Саакадзе,с 1608г. ставший Моурави (управляющим) Тбилиси, весьма влиятельным при дворе. Незаурядный политик и талантливый полководец, Саакадзе был прозван «Великим Моурави»за свои способности, проявленные в труднейшей борьбе с феодалами различных ориентации и внешними врагами Грузии. Он пытался сплотить различные части Грузии и искал союзников в этой борьбе для противостояния и Ирану, и Османской империи, рвавшим Кавказ друг у друга (в 1615 г. началась очередная ирано-османская война,

длившаяся до 1639 г.). Несмотря на родство с царской семьей, Саакадзе в 1612 г. вынужден был эмигрировать в Иран вследствие придворных интриг и заговора феодалов против него. Но в 1620 г. шах Аббас I назначил его векилом (буквально — «заместителем», в данном случае — опекуном) малолетнего царя Картли Симона И.

Став фактическим правителем страны, Саакадзе, тем не менее, быстро убедился в невозможности осуществить свои планы. Шахские войска, стоявшие в Картли и Кахети, стремились полностью подчинить грузинское население, безжалостно истребляя его при малейшем сопротивлении. Тогда Саакадзе встал во главе антииранского восстания картлий-цев и кахетинцев в 1623 г. Под его знаменами объединились до 20 тыс. грузинских воинов. Потерпев поражение в июле 1625 г., Саакадзе и его сторонники развернули изнурительную для захватчиков партизанскую войну. В конце концов иранцы вынуждены были восстановить в Картли царскую власть и признали с 1625 г. царем Картли и Кахети (где он правил с 1606 г.) Теймураза I. Однако теперь уже Саакадзе, ранее сам пытавшийся использовать иранцев в своих целях, восстал против царя. Разбитый в Базалетской битве 1628 г. Саакадзе бежал в Турцию, где через год был убит. Характерно, что борьба Саакадзе в Грузии происходила почти одновременно с развернувшимися в Закавказье освободительными движениями крестьянских повстанцев 1616—1625 гг., которые возглавляли Кёр-оглу в Азербайджане и Мехлу-вардапет в Армении.

Что касается Теймураза I, то в 1632 г. он перестал быть царем Картли, оставшись лишь правителем Кахети (до 1648 г.). Он не раз направлял посольства в Россию с просьбой о помощи—в 1615 г., 1618 г., 1624 г., 1635 г., 1649 г. В 1658 г. он лично приехал в Москву, но, ничего не добившись, отошел в 1661 г. от политической жизни и постригся в монахи. Вскоре, однако, его вызвали в Иран (как и многих его предшественников, в частности Луарсаба I в Картли) и, после отказа принять ислам, бросили в тюрьму, где он и умер в 1663 г. Как и многие другие видные грузины того времени, мало чего добившись на поприще политики, Теймураз остался в памяти народа как талантливый поэт и человек мученического подвига за судьбу своего народа.

Следует сказать и о первых попытках России помочь в то время христианам Грузии. Вскоре после договора 1557 г.

с Кабардой и строительства Терской крепости на Сунже был направлен через Дарьяльское ущелье русский военный отряд в помощь кахетинскому царю Левану. В дальнейшем России удалось с помощью кабардинцев и царя Кахети Александра, принявшего в 1587 г. русское подданство, вытеснить османов из Дагестана и Восточной Грузии, используя поддержку северокавказских ханов прикаспийских областей, в целом ориентировавшихся на Иран. Однако начавшееся «смутное время» на Руси в начале XVII в. ослабило позиции Москвы в регионе. Тем не менее, в течение первой половины XVII в. в Москве побывало несколько посольств из Кахети, причем первое из них — в 1618 г. — одновременно представляло также Имере-ти, Мегрелии) и Гурию. Приезжали в Москву и послы Картли. Ответные русские посольства прежде всего определяли пути в Грузию через горные перевалы, знакомились с экономикой и политической жизнью различных грузинских царств. В 1639 г. царь Кахети Теймураз подтвердил присягу о вступлении в русское подданство, а в 1651 г. это подданство принял имеретинский царь Александр. Однако фактически в Грузии продолжали тогда господствовать персы и османы, так как допетровская Россия, оказывая грузинам дипломатическую и материальную помощь, еще не была в состоянии вести с Ираном и Османской империей полномасштабную войну. В конце XVII в. в Москве, в районе села Воскресенского (ныне Пресня), было образовано поселение грузин, которые принимали участие в налаживании дипломатических, торговых и культурных связей Грузии с Россией. Ныне Большая и Малая Грузинская улицы напоминают о «грузинских слободах» давнего времени. Им были предоставлены налоговые льготы и некоторое самоуправление, что позволило развернуть и соответствующую культурную деятельность. Царь Име-рети (в 1661—1698 гг.) и Кахети (в 1664—1675 гг.) Арчил II (1647—1713) с 1669 г. жил в Москве и основал в селе Все-хсвятском первую грузинскую типографию. Здесь им были написаны сборник стихов «Арчилиани» и историческая поэма «Спор Теймураза с Руставели». В дальнейшем в грузинской колонии в Москве жили и многие другие видные политические и культурные деятели Грузии. Колония за полтора века своего существования сыграла значительную роль в расширении и укреплении государственных, экономических и духовных связей Грузии с Россией.

Раздробленная Грузия, подвергаемая ударам захватчиков, никак не могла собраться с силами и сбросить иноземное иго. Выход к морю был блокирован османами, которые, владея Абхазией и контролируя Имерети, одновременно проводили интенсивную, после окончательного захвата Самцхе — Саа-табаго к началу XVII в., политику отуречивания и исламиза-ции Аджарии и Лазики. Восток Грузии непрерывно страдал от гнета Ирана, против которого в 1659 г. восстало население Кахети. И на западе, и на востоке своей угнетенной родины грузины страдали от продажи в рабство, практиковавшейся персами и османами в равной мере, от непомерных поборов и грабежей, от принудительной поставки наемников в войска захватчиков. Цари Имерети еще по договору 1555 г. между персами и османами были совершенно официально обязаны во всем подчиняться султанам Константинополя, платить им дань деньгами, натурой и поставками невольников.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.229.89 (0.006 с.)