Перед великим умом я склоняю голову, перед сердцем великим - колени.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Перед великим умом я склоняю голову, перед сердцем великим - колени.



Гете

Полная история сестринского дела охватывает тысячелетия. Не случайно сестринское дело иногда называют самым древним искус­ством и самой юной профессией. В ходе развития цивилизации о больных и страждущих всегда заботились тем или иным образом. Документ древнеегипетской культуры "Семь заповедей истинного милосердия" гласит: "Накорми голодного, дай воды жаждущему, одень голодранца, приюти больного, захорони мертвого".

На развитии гуманитарной мысли отразилось влияние религий. Если индуизм проповедовал индивидуальный поиск своей судьбы, то буддизм явился с миссией сострадания, защиты слабых, с призы­вом к взаимопомощи. Особенно много для ухода за больным сдела­ло христианство, ибо в основе христианской идеи - внимание и справедливость к личности, жалость к человеку. Эти чувства всегда были присущи людям. В течение веков изменилось лишь понятие о том, кто наши ближние. Сначала под ближними понимались родст­венники, соседи, друзья, земляки, люди одного с тобой вероиспове­дания и национальности, но чем цивилизованнее становится мировое сообщество, тем ближе мы подходим к принципу родства, вы­двинутому христианством: ближний всякий, кто создан по образу и Подобию Божию. Если Клеопатра, чтобы удовлетворить свое любо­пытство, приказывала убивать и вскрывать беременных рабынь че­рез разные промежутки времени после зачатия, то учение Христа подчеркивало непреходящую ценность каждого отдельно взятого Человека, вне зависимости от его положения на социальной лестнице. Христиане верили, что спасение в загробной жизни будет зави­сеть от доброго отношения друг к другу в этой жизни, отсюда вни­мание и забота о болящих.

В одном древнем патерике (сборнике изречений святых и повествований об их подвигах) рассказывается, как некий послушник спросил старца: - Авва, один брат шесть дней ничего не ест и только на седьмой принимает немного пищи, а другой ухаживает за больными. Чей подвиг выше? Старец ответил:

- Если тот брат, который строго постится, за ноздри себя повесит, все равно не сравнится с тем, который ухаживает за больными. Слово "милосердие" еще совсем недавно так редко употребля­лось у нас, что его вполне можно было бы отмечать в словарях как Устаревшее. Между тем этим словом обозначалось важнейшее качество души. Милосердие было отличительным свойством русского народа. Все знали, что это слово означает любовь, исходящую от  милующего сердца. Милосердие - высшая, бескорыстная форма любви, свободная от эгоистических устремлений и не нуждающаяся во внешних мотивациях.

Исторически сложилось так, что если врачами чаще являлись мужчины, то выхаживанием больных занимались главным образом женщины. Это объяснимо. Для многих мужчин, как и для Онегина:

"О! Боже мой, какая скука

С больным сидеть и день и ночь,

Не отходя ни шагу прочь!

Полуживого забавлять,

Ему подушки поправлять,

Печально подносить лекарство".

У женщины, в силу ее душевной организации, эта "скука" мо­жет превратиться в единственную радость и цель жизни.

Византийско-татарское влияние наложило свою печать на судьбы русских женщин: оно не дало им возможности посвятить себя какой бы то ни было гражданской деятельности; "одному муж­чине исключительно принадлежали интересы общественные". Боль­шинству женщин приходилось выбирать: терем или монастырь.

Но все же у женщин-затворниц не могло быть убито и заглу­шено то, что составляет основную черту женственности - человеко­любие и сострадание. Помощь ближнему являлась той отдушиной, которая помогала существовать в затхлой и мертвящей атмосфере теремной жизни.

Мирские женщины осуществляли уход за домочадцами: помо­гали при рождении, растили детей, ухаживали за больным членом семьи, оказывали первую помощь при бытовых травмах и ранениях, утешали и ободряли умирающих. Так постепенно сложился фольк­лорный образ "сестра-мать".

Среди женщин Московской Руси была глубоко развита частная благотворительность, она составляла "главное, коренное, неизмен­ное дело всей ее жизни", освященное самим Домостроем, этим жи­тейским кодексом домостроевской Руси, поучавшим: "Церковни­ков, и нищих, и скорбных, и больных, и убогих призывай в дом свой и по силе накорми, и напои, и обогрей, и помоги...".

Свято исполняли женщины это поучение, в особенности москов­ские царицы. Одно из первых упоминаний о стационарном лечебном учреждении на Руси относится к середине X века, когда княгиня Ольга образовала больницу, где уход за больными был поручен женщинам.

Много делали для больных монастыри. Монахи часто пригла­шались для ухода за больными на дому, а в тяжелых случаях боль­ных отправляли в монастырские больницы. Так сложился второй фольклорный образ: «сестра - божий работник».

Еще до татарского нашествия в летописи упоминаются боль­ницы в Киеве, Переславле Южном, Смоленске, Вышгороде, Черни, Новгороде, Пскове, на Волыни, в Галицкой Руси и другие. Больничные здания размещались за монастырскими стенами, к ним примыкали портомойни, бани, огороды, кладбища. Труд "служеб­ников больничных" был очень тяжелым. Богатые были обязаны за­ботиться о безбедном существовании больниц, неимущие больные за дни, проведенные в больнице, отрабатывали на пашне, на про­мыслах, в извозе. Таким образом, они воздавали богу за исцеление хищением и трудом".

Сестры-монахини ухаживали за больными бескорыстно, так ПК считалось, что взимание платы за уход отнимает священный Характер работы сестры милосердия. Очень характерна надпись над «содом в монастырскую больничную палату: "Все, чтобы угодить тебе, Господи, ничего - чтобы удовлетворить себя". Даже настоя­тельницы монастырей ежедневно посещали палаты, чтобы "иметь счастье послужить больным". При этом монахини совершенно сознательно рисковали жизнью, так как нищета в то время шла бок о бок с инфекционными болезнями: это было время повальных эпи­демий, уносивших сотни тысяч жизней.

В 1545 году на стоглавом соборе было сказано: "Да повелит благочестивый царь всех прокажённых и престарелых описать по сем городам отдельно от здоровых строев... да в каждом городе устроить богадельни мужские и женские, где прокажённых, преста­релых и неимущих, куда голову подклонить, устроив в богадельнях пищею и одеждою... да приставить к ним здоровых строев и баб стряпчих, сколько пригоже будет».

Определённое распространение женский труд по уходу за больными и ранеными в лазаретах получил при Петре I, хотя женщины чаще использовались в госпиталях только на вспомогательных ролях. «Генеральный о гошпиталях регламент» предписывал: «Работниц иметь в госпиталях для мытья полов и всего белья по болезням. Для надзирания над бельём и работницами иметь во вся­ком госпитале по одной надзирательнице... из старых вдов или до­брых замужних жён, которые... держат работниц в крепком при­зрении, чтобы ни единая из них не могла сходства иметь и разгова­ривать с молодыми холостыми лекарями и учениками, також и с больными или с надзирателями и накрепко смотреть, чтобы окромя помянутых, другие женщины (какого бы звания ни были) в госпи­таль не входили»... Попытки привлечения женщин к уходу в госпи­талях были сделаны в 1727 году, когда медицинская канцелярия ввела в штаты госпиталей должности для женщин. Его осуществля­ли так называемые "бабы-сидельницы", выполнявшие функции са­нитарок. Однако широкого распространения женский труд по уходу за ранеными не получил и в период царствования Екатерины I был отменён.

Таким образом, до конца XVIII века специально обученных сестер для ухода за больными не было. Поэтому можно считать, что сестринское дело оформилось в России в 1813 году, когда появи­лась служба "сердобольных вдов". В 1814 году по распоряжению императрицы Марии Федоровны из Петербургского "вдовьего до­ма" на добровольных началах были приглашены и направлены в больницы женщины для "прямого назначения ходить и смотреть за больными". Сердобольные вдовы в отличие от "баб-сидельниц" уже должны были осваивать и некоторые медицинские приемы для ока­зания помощи. В 1818 году в Москве был создан Институт сердо­больных вдов, а при больницах стали организовывать специальные курсы сиделок. С этого времени начинается специальная подготовка женского медицинского персонала. В 1822 году вышло в свет 1-е ру­ководство на русском языке по уходу за больными - учебник Оппеля.

В 1828 году руководство благотворительными учреждениями приняла на себя великая княгиня Елена Павловна. Она расширила сеть благотворительных учреждений и способствовала развитию сестринских общин. Первая община сестер милосердия возникла в 1844 году в Петербурге. Она существовала на средства благотвори­тельных организаций. По уставу общины - впоследствии она стала называться Свято-Троицкой - в нее принимались девушки и вдовы от 20 до 40 лет. Они были обязаны дежурить у постели больного на дому или в больнице сутками через 4-5 дней, помогать врачу на приеме. Первый год был испытательным, через год сестры давали присягу и становились полноправными членами общины.

О том, насколько напряженно работали сестры милосердия, свидетельствует такой факт из очерка 20-летней деятельности сестричества: несмотря на то, что число их не превышало 23-х, ими бы­ло оказано попечение и уход 103758 больным, при этом часто одна сестра приходилась на 70-80 больных. Через 10 лет такого труда сестра имела право на пожизненную пенсию. Для того, чтобы понять дальнейшие пути развития сестринско­го дела в России, следует сделать небольшое отступление и сказать несколько слов о влиянии и взглядах английской сестры милосер­дия Флоренс Найтингейл (1820-1910 г.).

Родилась Флоренс Найтингейл во Флоренции, в аристократи­ческой английской семье. Она получила блестящее образование, была сведуща в философии, иностранных языках и других свободных искусствах. Флоренс много путешествовала, изучала организацию госпиталей и существовавшие в них порядки. В то время про­фессия медсестры была неуважаема в обществе. Сестрами в госпиталях становились представительницы низших слоев общества, плохо образованные и нередко занимающиеся противозаконной криминальной деятельностью. Врачи считали медсестер девушками для приготовления пищи и наведения порядка (Третий фольклор­ный образ: "Медсестра - служанка врача и больного"). Ухаживая за больными в своей семье Флоренс все больше убеждалась в необхо­димости специального образования для организации и исполнения ухода за больными.

Вся дальнейшая жизнь этой замечательной женщины была посвящена развитию сестринского дела.

Флоренс Найтингейл явилась создателем научной системы: Ухода за больными и ранеными. В своих знаменитых "Записках об уходе" Флоренс обобщила и систематизировала все накопленные до нее знания и опыт сестер милосердия, "вся вековая тина осела на Дно и сверху мы видим прозрачное зеркало кристаллически-чистой воды, из которой можно черпать без всякого труда". Уход за боль­ными - наука и одновременно искусство, требующее специальной подготовки. Дело сестры милосердия, считала мисс Найтингейл, спасать не только физически, но и духовно. Состояние больного можно улучшить, воздействуя на его окружение. Медсестры стали проявлять инициативу и стараться активно повлиять на ход болез­ни, обеспечивая свежий воздух, здоровое питание, чистоту тела, досуг, а так же широкое образование населения по вопросам здоро­вья и болезни.

Флоренс утверждала, что сестринское дело - это не только уход за больным, но и оказание помощи людям в налаживании нормаль­ного образа жизни. "Следить надо за здоровыми, чтобы они не ста­ли больными", - писала мисс Найтингейл. Но для этого необходимы научные знания. Например, до того, как люди узнали о бактериях и микробах, одну кровать использовали для нескольких больных без смены белья, "от дурной язвы перейдут к перевязыванию чистой, не умывая рук", - с возмущением писала Флоренс Найтингейл. Боль­ница порождала столько же болезней, сколько и лечила. Приобре­тенными там болезнями были и пневмония, и сепсис, и лихорадка... Мисс Найтингейл определила причины этого явления: неправиль­ное расположение помещений, скученность больных, недостаток вентиляции, света. Она искала и пути их устранения, чертила пла­ны, подбирала гигиенические материалы для стен и полов. Такой взгляд требовал и новых медсестер - интеллигентных, образован­ных, мыслящих, ответственных.

День 24 июня 1860 года стал знаменательной датой в истории Англии. В этот день в больнице Сен-Томас была открыта школа сестер милосердия под руководством Флоренс Найтингейл. Из ты­сячи претенденток были приняты только 15 девушек. Мисс Най­тингейл разработала для этой школы детальный план обучения, распорядок дня для слушательниц и правила их поведения. Следуя ее заветам, выпускницы школы разъезжались в разные уголки мира и становились директорами медицинских школ.

Но всемирную неувядаемую известность мисс Найтингейл приобрела во время Крымской компании (1854-1856 г.). Ознако­мившись с печальным положением полутора тысяч больных и ра­неных воинов в военных госпиталях, она с тридцатью "дамами вы­сокой души" отправилась сначала в Скутари, затем в Балаклаву и ввела столь превосходные порядки в деле ведения раненых, что существовавшая до нее ужасающая смертность с 50-ти процентов уменьшилась до 2-х, за счет внедрения принципов гигиены и пита­ния. Именно в период Крымской войны Флоренс Найтингейл ста­новится известной под именем "Леди с лампой". Часто вечерами она обходила раненых солдат, заботясь о них, и у нее в руках была лампа. Лонгфелло обессмертил имя Флоренс в своей поэме "Святая Филомена Какое облегчение, - писал один из солдат домой, - приносит даже то, что она просто пройдет мимо. Заговорит с кем-то, кому-то кивнет или улыбнется. Но, понимаете, она могла бы и не делать этого, ведь лежат нас здесь сотни. Нам было достаточно яростно поцеловать упавшую рядом ее тень, и мы могли откинуться да подушки вполне удовлетворенные".

Благодарные соотечественники собрали в ее честь капитал в 50000 фунтов стерлингов, которые Флоренс Найтингейл использо­вала для обучения медсестер.

 Идеи и практическая деятельность мисс Найтингейл помогли поднять престиж работы медсестры, оформиться сестринскому делу в качестве самостоятельной профессии. В 1919 году Лига Международного Красного Креста учредила медаль имени Флоренс Найтингейл, как высший знак сестринского отличия, присуждаемый 1 раз в два года в день ее рождения - 12 мая (международный День медсестры) - только "за исключительные заслуги в сестрин­ском деле, вызывающие восхищение всего человечества".

По примеру Флоренс Найтингейл и почти одновременно с её инициативой помощи раненым в России великая княгиня Елена Павловна основала в 1854 году Крестовоздвиженскую общину сес­тер милосердия - первый союз русских женщин, объединившихся ДЛЯ ухода за пострадавшими на полях сражений. Руководство Крестовоздвиженской общиной взял на себя великий русский хирург Н.И.  Пирогов.

В гибельные месяцы Севастопольской обороны крестовоздвиженские сестры в платьях, напоминавших монашеское одеяние, находились в самом пекле войны и приносили, если не исцеление, то душевное успокоение тысячам раненых солдат и офицеров.

Л.Толстой так писал об этом времени в "Севастопольских рас­сказах: "Говор разнообразных стонов, вздохов, хрипений, прерываемый иногда пронзительным криком, носился по всей комнате. Сестры со спокойными лицами и с выражением не того пустого женского болезненно-слезного сострадания, а деятельного практи­ческого участия, то там, то сям, шагая через раненых, с лекарством, с водой, с бинтом, с корпией, мелькали между окровавленными шинелями и рубахами".

Ему вторит Н.И. Пирогов: "Сестры день и ночь непременно бывают в госпиталях, помогают в операциях и при перевязках, раз­дают больным чай и вино и наблюдают за служителями и смотри­телями и даже за врачами. Присутствие женщины, опрятно одетой, с участием помогающей, оживляет плачевную юдоль страданий и бедствий. Трудно решить, чему более удивляться - хладнокровию ли этих сестер или их самоотвержению. Велика и высока была их обязанность: им поручались и последние желания, и последний вздох умирающих за отечество!"

Всего на театре военных действия работало 160 сестер, 17 из них погибли.

Помимо сестер милосердия Крестовоздвиженской общины по­мощь раненым оказывали жены, сестры и дочери севастопольцев. Среди них легендарная Даша Севастопольская. Сведения о Дарье сохранились в воспоминаниях Н.И. Пирогова, врачей-современ­ников, участников Крымской компании. Один из современников пишет: "Когда наши войска, потеряв сражение 8 сентября, возвра­щались после продолжительной и упорной битвы обратно к Сева­стополю изнуренными, обессиленными физически и морально, с множеством раненых и изувеченных, истекающих кровью, Дарья, которая, оставшись сиротой, зарабатывала стиркой белья и вместе с прачками следовала со своей повозкой за войсками, обратилась в сестру милосердия и принялась безвозмездно помогать страдаль­цам. К счастью нашелся в ее повозке и уксус, и какое7то тряпье, которое употребила она для перевязки ран... Проходившие мимо нее команды с ранеными являлись к ней как на перевязочный пункт за помощью. Таким образом, повозка Дарьи была первым по приходе неприятеля в Крым перевязочным пунктом, а сама она первой сестрой милосердия. Такой человеколюбивый поступок простой девушки на другой же день разнесся по всему Севастополю.

Николай I пожаловал Дарью золотой медалью на Владимирской ленте с надписью "За усердие" и 500 рублей серебром.

После окончания Крымской кампании Крестовоздвиженская община была сохранена и в мирное время сестры продолжали свою работу в госпиталях. По ее примеру появились новые общины сес­тер милосердия в Одессе, Харькове, Тбилиси и многих других го­родах. С этого времени сестры стали проявлять инициативу, стараясь активно участвовать в лечении, обеспечивая пациенту питание, доброту, свежий воздух и безопасность. Врачи начали доверять сёстрам выполнение целого ряда медицинских, в том числе врачебных процедур.

Деятельность Н.И. Пирогова и руководимых им сестер Крестовоздвиженской общины, а также пример Флоренс Найтингейл и ее отряда английских сестер милосердия произвели огромное впечатление на швейцарца, обыкновенного торговца, Анри Дюнана, у которого возникла мысль об организации международной частной добровольной помощи пострадавшим на войне, без различия их званий и национальности. В 1859 году Дюнан совершил поездку в Италию. В это время там шла   война: соединенная франко-итальянская армия выступила против австрийцев. Путешественник свидетелем ужасающей бойни - 40 тысяч раненых, умирающих в муках посреди поля боя, почти без медицинской помощи. Это произвело на Дюнана такое впечатление, что он бросил торговые дела и сам решил посвятить свою жизнь страдающему человечеству. Впечатлениями об увиденном он поделился в книге "Воспоминания ««Сольферино» (1862 г.). Дюнан приходит к выводу о необходимо­сти создания международного союза защиты раненых и больных на войне; Так возникла организация, для которой в честь Дюнана был установлен опознавательный знак, похожий на флаг его Роди­ны. Государственный флаг Швейцарии - белый крест на красном поле; Эмблемой общества помощи раненым стал красный крест на белом полотнище. И само общество стало называться международный Красный Крест. По предложению Красного Креста разные государства заключили между собой Женевскую Конвенцию, запрещающую применять оружие против раненых. В соответствии с условиями Конвенции больные и раненые солдаты должны получать помощь без различия, к какому лагерю они относятся, а медицинский персонал, его оборудование и учреждения - пользоваться правом неприкосновенности. Они обозначаются отличительной эмблемой - красный крест на белом фоне, а для стран с мусульманской религи­ей - красный полумесяц на белом фоне. Последующие конвенции разработали правила ведения войны на суше и на море.

Россия присоединилась к Женевской Конвенции в 1867 году, тогда же на базе Крестовоздвиженской общины было создано об­щество попечения о раненых и больных воинах. Это общество в 1876 году было переименовано в Российское общество Красного Креста (РОКК), основной задачей которого являлась благотвори­тельная деятельность и подготовка сестер милосердия. Но если во время войны обучение сестер милосердия проводилось на базе краткосрочных медицинских курсов, то в мирный период в основу подготовки сестер милосердия была положена форма подготовки, выработанная Крестовоздвиженской общиной. К 1892 году насчи­тывалось уже 109 общин сестер милосердия, которые работали в военных госпиталях, городских лечебницах и лечебницах Красного Креста, они направлялись на работу в местности, пораженные эпи­демиями и стихийными бедствиями.

Кроме общин Красного Креста обучение сестер милосердия велось при монастырях и на курсах при больницах.

Профессия сестер милосердия была уважаема в обществе, тре­бовала особых душевных качеств, человеколюбия и даже самоотре­чения. Сестры милосердия работали в госпиталях во время русско-турецкой (1877-1878 г.г.), русско-японской (1904-1905 г.г.), Первой мировой (1914-1918 г.г.) войн. К 1877 году Россия имела 300 ди­пломированных сестер.

Героиней русско-турецкой войны стала сестра милосердия Юлия Вревская. Баронесса, дочь генерала, она считала "самопо­жертвование за благо других" своим долгом.

Сологуб В.А. писал: "Я всю жизнь не встречал такой плени­тельной женщины. Пленительной не только своею наружностью, но и своею женственностью, грацией, бесконечной приветливостью и бесконечной добротой... Никогда эта женщина не сказала ни о ком дурного и у себя не позволяла никому злословить, а, напротив, все­гда и в каждом старалась выдвинуть его хорошие стороны". С на­чалом русско-турецкой войны Ю. Вревская едет на фронт. "На 400 человек, - пишет она - нас 5 сестер, ранения все очень тяжелые... Я весь день в больнице". Юлия Вревская заразилась тифом в госпи­тальном бараке и скончалась 24 января 1878 года.

И.Тургенев посвятил ее памяти стихотворение в прозе "Памяти Ю.П. Вревской".

 "На грязи, на вонючей сырой соломе, под навесом ветхого сарая, на ркррую руку превращенного в походный военный госпиталь в разоренной болгарской деревушке - с лишком две недели умирала она от тифа. Она была в беспамятстве - и ни один врач даже не взглянул на нее; больные солдаты, за которыми она ухаживала, пока еще могла держаться на ногах, поочередно поднимались со своих зараженных логовищ, чтобы к ее запекшимся губам несколько капель воды в черепке разбитого горшка.

Она была молода, красива; высший свет ее знал; об ней осведомлялись даже сановники. Дамы завидовали ей, мужчины за ней волочились... два-три человека тайно и глубоко любили ее. Жизнь ей улыбалась; но бывают улыбки хуже слез.

 Нежное кроткое сердце... и такая сила, такая жажда жертвы! Помогать нуждающимся в помощи... Она не ведала другого счастья... не ведала - и не изведала. Всякое другое счастье прошло мимо. Но она с этим давно помирилась и вся, пылая огнем неугасимой веры, отдалась на служение ближним.

Какие заветные клады схоронила она там, в глубине души, в самом ее тайнике, никто не знал никогда - а теперь, конечно, не узнает.

Да и к чему? Жертва принесена... дело сделано.

Но горестно думать, что никто не сказал спасиба даже ее трупу - хоть Она сама и стыдилась и чуждалась всякого спасиба.

Пусть же не оскорбится ее милая тень этим поздним цветком, которыйя осмеливаюсь возложить на ее могилу!"

Среди блистательных имен русских сестер милосердия видное занимает Екатерина Михайловна Бакунина. Истинная аристократка, глубоко верующая, Екатерина Михайловна была призвана на высокий пост настоятельницы Крестовоздвиженской общины. Об этом времени она оставила изумительные "Воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины, 1854-1860 " "Итак, сбудется мое сердечное желание чуть ли не с самого: я буду сестрой милосердия!" - так начинаются ее заметки.

В 1860 году Екатерина Михайловна отказалась от своего поста и уехала в родовое имение в Тверской губернии, где она устроила лечебницу для больных крестьян, аптеку с бесплатной раздачей лекарств, ею самой приготовленных.

В годы русско-турецкой войны Екатерина Михайловна возгла­вила отряд сестер милосердия, отправляющийся на Кавказ. Простой сиделкой выхаживала она всех, нуждающихся в заботе и милосер­дии. По окончании войны Екатерина Бакунина была удостоена двух медалей.

В начале нашего столетия руководство благотворительными учреждениями возглавила великая княгиня Елизавета Федоровна. В 1909 году была открыта Марфо-Мариинская обитель для помощи воинам-манчжурцам. Философ Федоров об этом времени говорил: "Москва все богатеет мыслию и добротой". К 1911 году Марфо-Мариинская обитель становится центром милосердия в Москве: организуются бесплатные обеды, лечебницы, визиты сестер мило­сердия на дом к больным. В 1914 году обитель была превращена в госпиталь. Сюда привозили раненых с фронтов Первой мировой войны.

Деятельность Марфо-Мариинской обители продолжалась и по­сле революции 1917 года вплоть до ареста царской семьи. Судьба Елизаветы Федоровны трагична: в 1918 году в Алапаевске ее сбро­сили в шахту и забросали гранатами. Елизавета Федоровна была канонизирована русской православной церковью.

К 1917 году в России насчитывалось 109 сестринских общин, всего 10 тысяч сестер милосердия.

В 1917 году в Москве состоялся 1-й Всероссийский съезд сес­тер милосердия, на котором было учреждено Всероссийское обще­ство сестер милосердия.

Однако после революции общины сестер милосердия были ли­квидированы, само слово «милосердие» объявлено «поповским», вместо него появились термины «красные санитарки», «красные сестры», «помврача», «замврача» и наконец «медицинская сестра».

Первые медицинские школы появились в нашей стране в 1920 году по инициативе Н.А. Семашко. Из программ сестринской под­готовки был удалён религиозный компонент (до революции он со­ставлял 300 часов). Сестринское дело было значительно идеологизировано. В 1927 году издано Положение о медицинских сестрах, в котором определены обязанности медицинских сестер по уходу за больными.

Яркая страница истории сестринского дела написана в 30-40 годы. Это объясняется периодом подготовки к войне и военным условиям. В 1934-1938 годах подготовлено 9 тысяч медицинских сестер, насчитывалось 967 медицинских и санитарских школ и от­делений.

В Великую отечественную войну только в армии находилось 200 тысяч врачей и 500 тысяч средних медицинских работников. Впервые в мире в Красной Армии на линию огня была выведена женщина-санинструктор, в обязанности которой входили вынос раненых и оказание им неотложной помощи.

Смертность среди санинструкторов рот была самой высокой, Иногда из боев выходило только 30% личного состава. 24 санинструктора удостоены звания Героя Советского Союза, из них 10 - посмертно. Поэт Михаил Светлов писал о них, о погибших:

"На носилках длинных под навесом 

Умирали русские принцессы.

Рядом в государственной печали

Тихо пулеметчики стояли".

Об этом времени прекрасную книгу "Моя судьба" написала $.Ф. Савченко, фронтовая медсестра, одна из первых в нашей стра­не награжденная медалью Флоренс Найтингейл. Лидия Филиппов­на вспоминает:

"Что такое на новом месте развернуть медсанбат? Это значит спилить 30-40 деревьев, которые и вдвоем не обхватить. А все это делали девушки, которые до войны не держали в руках ни пилы, ни топора. Надо поставить палатки, утеплить их, оборудовать, добыть воды. Развернуть все операци­онные, подготовить инструменты. В сутки нам приходилось принимать по 400-500 раненых. Операционные сестры и врачи, когда дивизия вела на­ступление, не выходили из операционной по 5-6 суток, ели наспех, о нормальном сне и речи не было. Знали бы вы, как делались эти операции! Свет в палатку подавался в лучшем случае от видавшего виды движка, но чаще это были фонарь "летучая мышь" или лучина. А ведь делали сложнейшие операции: при ранении в живот, в грудную клетку, ампутации конечностей т.д. Во время бомбежек Лия Бенциановна просила медсестер наклоняться ниже к раненому. Для чего? Да для того, чтобы закрыть его тело от слу­чайных осколков, которые нередко влетали в операционную. Какую же надо иметь силу воли! Мне хочется привести такие слова:

"Белые халаты,

Вы не виноваты,

Что не все солдаты

Выжили в тот раз.

Помнят ветераны

Все бои, все раны, Руки, что умели

Жизнь бойцам сберечь".

В результате такой героической самоотверженной работы 80% больных и раненых вернулись в строй.

Нелегок труд медсестры был и в мирное время, особенно в ус­ловиях послевоенной разрухи, когда резко увеличилось число больных, увечных и бездомных. По мере улучшения уровня жизни были увеличены сроки обучения медицинских сестер, введены но­вые профили, упорядочена сеть медицинских училищ.

В 1987 году в Туле прошел 1-й съезд медицинских сестер Рос­сии. С 1991 года начинается подготовка сестринского персонала не только в медицинских училищах по 2-3-годичной программе, но и в колледжах по 4-х годичной программе обучения. В этом же году открываются факультеты высшего сестринского образования. В настоящее время в медицинских вузах страны существует уже 19 факультетов ВСО.

В августе 1993 года в подмосковном поселке Голицыне был проведен Российско-американский семинар по реформе сестрин­ского образования и практики под девизом "Новые медсестры - но­вой России!"

Основные направления реформы сестринского дела в Россий­ской Федерации таковы:

• создание философии сестринского дела в РФ;

• создание нормативно-правовой базы сестринского дела;

• внедрение понятия "сестринский процесс" в сестринское об­разование и в сестринскую практику;

«создание многоуровневой системы подготовки медицинских сестёр»

• создание Ассоциации российских медицинских сестёр. В 1994 году была образована Ассоциация медсестер России (президент Валентина Саркисова). Кроме того, существуют регио­нальные медсестринские ассоциации.

Первоочередные задачи Ассоциации: 

· повышение образовательного уровня медсестры; 

· защита интересов медсестер при рассмотрении законов, правительственных программ и национальной политики и здравоохранения;

· создание единого информационного поля по проблемам сестринского дела;

· поощрение научных изысканий в сестринском деле;

· создание этического кодекса медсестер России;

· сотрудничество с международными сестринскими   организациями;

· сбор и хранение документов и материалов, внесших и продолжающих вносить вклад в историческое и культурное развитие сестринского дела;

· участие в установлении и поддержании стандартов профес­сиональной деятельности медсестры;

· содействие престижу профессии.

В 1995 году впервые в истории российского сестринского дела Перфильевой была защищена докторская диссертация в области Сестринского дела.

В 1995 году вышел в свет первый номер журнала "Сестринское дело", предоставляющий всем сестрам страны информацию о том, что сегодня происходит в отечественном сестринском деле. В настоящее время в стране работает 1695000 медицинских ра­ботников  со средним образованием, в том числе 827400 медицин­ских сестер. Медсестры составляют примерно третью часть всех работников любого лечебно-профилактического учреждения и играют важную роль в лечебном процессе, в значительной степени определяя конечный результат - здоровье пациента. Обеспечение  российских медсестер с другими международными группами является важным условием успеха реформы сестринского дела в нашей стране.

Среди наиболее авторитетных международных организаций сле­дует назвать Всемирную организацию здравоохранения, Всемирную медицинскую ассоциацию, Международную больничную федерацию, Лигу Красного Креста, Международный Комитет Красного Креста, ЮНЕСКО, Агентство международного развития и другие.

На звание старейшей международной ассоциации и одновре­менно самой крупной международной организации в мире претен­дует Международный Совет медицинских сестер (ICN), официаль­но признанный в 1899 году. В настоящее время ICN является феде­рацией национальных ассоциаций медицинских сестер 39-ти стран. Руководящим органом является Совет национальных представите­лей, заседающий 1 раз в 2 года для разработки политики ICN. Те­кущую деятельность исполняет штат штаб-квартиры в Женеве (Kul de Vermont, 37). Шесть раз в год штаб-квартира издает на англий­ском языке "Международный обзор медсестринского дела", при­знанный официальным органом ICN.

Задачи Международного Совета медсестер:

· содействие сестринскому образованию   и сестринской практике;

· совершенствование профессиональных стандартов;

· развитие национальных ассоциаций;

· улучшение социального статуса медицинской сестры.

ВОЗ - Всемирная организация здравоохранения - специализиро­ванное учреждение ООН, основная функция которого состоит в реше­нии международных проблем здравоохранения и охраны здоровья на­селения. С помощью этой организации, созданной в 1948 году, работ­ники здравоохранения более 180 стран обмениваются знаниями и опы­том для того, чтобы сделать возможным достижение всеми жителями Земли такого уровня здоровья, который позволит им вести жизнь, пол­ноценную в социальном и экономическом отношении.

При ВОЗ существует европейское региональное бюро по сест­ринскому делу. ВОЗ оказывает помощь практически во всех облас­тях сестринского дела: образование медсестры, социальное и эко­номическое благополучие медсестры, спонсорская помощь и содей­ствие международным сестринским программам.

 

 

ЗАДАНИЯ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ ЗНАНИЙ

ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Охарактеризуйте 3 фольклорных образа: "сестра-мать" "сестра-божий работник" "сестра-служанка врача и больного"

2. Охарактеризуйте вклад Флоренс Найтингейл в развитие се­стринского дела.

3.Охарактеризуйте влияние христианства, войн, движения за равноправие женщин на развитие сестринского дела.

4.Охарактеризуйте заслуги выдающихся личностей в области Отечественного сестринского дела.

5. Охарактеризуйте современную систему сестринского образования в России.

ТЕМЫ РЕФЕРАТОВ

1. Сестринское дело в памятниках литературы и искусства.

2. Некоторые аспекты международного сотрудничества в об­ласти сестринского дела.

3. Сестринские периодические издания.

 

Приложение I

ПРЕВОСХОДНЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ И ЗАМЕЧАНИЯ ФЛОРЕНС НАЙТИНГЕЙЛ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ МНОГИХ БОЛЬНЫХ И ОБ ОТНОШЕНИИ К ЭТОМУ СЕСТЕР МИЛОСЕРДИЯ.

 "Искусство ухода за больными можно, конечно, в известной степени изучать из книг; но из них невозможно почерпнуть искус­ства думать обо всем необходимом, так как "необходимое" бывает различно в каждом отдельном случае".

"Сознание ответственности, все равно в больших или малых делах, ясно только немногим мужчинам, а равно и немногим жен­щинам. В чрезвычайных, равно как в малых повседневных несча­стиях, довольно часто можно свести первоначальную причину к тому, что кто-нибудь не исполнил своей обязанности или по край­ней мере не знаком с ответственностью своего положения".

"Разумеется, ответственность состоит не в том только, чтобы самому исполнять все должным образом, но также и в заботливо­сти, чтобы все другие поступали точно также, и чтобы никто тому не препятствовал по незнанию или умыслу".

"На больного никакой шум и никакая суматоха не действует так сильно, как вызванные без всякой надобности. Они возбуждают в нем в высшей степени напряженное чувство ожидания чего-то неизвестного".



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.180.223 (0.026 с.)