Социальные науки как теоретический ресурс психодиагностики



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Социальные науки как теоретический ресурс психодиагностики



На протяжении всего ХХ века психологическая диагностика формировалась на основе естественно-научных и гуманистических парадигм. Психодиагностика исторически и методологически связана с различными науками о человеке. Поскольку объект социальных наук в целом совпадает, психодиагностика активно воспринимает знание, которое накапливают смежные с ней науки. Достижения различных наук о человеке оказывают влияние и на психодиагностику. Благодаря влиянию их успехов совершенствуется теоретический и категориальный аппарат науки, трансформируются представления о личности и социальном поведении, появляются новые диагностические концепции. Охарактеризуем важные для развития современной психодиагностики философские, социологические и лингвистические концепции.

В социальной философии последних десятилетий сложилось новое направление – социальный конструктивизм. Его влияние на социальную психологию и психологию личности повлекло за собой изменение представлений о личности и социальном поведении, что закономерно выразилось в появлении новых конструктов и методик измерения.

Основная идея социального конструктивизма в том, что социальная часть реальности фиксируется общественным мнением, социальными нормами и правилами поведения. Представления, на основе которых человек строит свою жизнь обусловлены законами, традициями и культурой. Категории, в которых человек воспринимает окружающий его мир, регулирует свое поведение, оценивает себя также заложены социально. Любое понятие, суждение опосредуется социальным, историческим и культурным взаимодействием.

Представление о личности отличается от традиционного, психологического представления, в котором личность является структурой (например, психоаналитическая модель личности) или совокупностью устойчивых черт (гуманистическая модели).

Конструктивистский взгляд предполагает, что личность это, во-первых неустойчивое и ситуативно-зависимое представление, во-вторых, оно базируется на мнении окружающих о поведении субъекта, и в-третьих, что субъект стремится изменить представление о собственной личности, влияя на мнение окружающих. Поэтому свойства личности нестабильны – их создает социальное окружение, его требования и нормы. Субъект проявляет себя по разному в социальных группах поскольку это диктуют занимаемые им роли, ожидания окружающих людей. Безуспешно спрашивать у субъекта каким он является: дружелюбным, подозрительным или волевым.

Даваемые им ответы будут нацелены на соблюдение социальной желательности или получение одобрения окружающих. Кроме того, субъект в разных социальных условиях проявляет себя иногда противоположным способом. Зная, что социального контроля над его поведением нет, субъект может вести себя нагло и дерзко. Получив информацию о своем поведении субъект может пережить чувство вины или наоборот, воодушевления. В целом, представление субъекта о своих свойствах не является стабильным, поэтому, психологическая диагностика должна опираться на более весомые и надежные источники психологической информации, чем самоотчеты, опросники и пр.

Аналогичные изменения претерпевает устойчивый конструкт – социальное поведение индивида и группы. С конструктивистских позиций, регуляция поведения не зависит от традиционных для социальной психологии источников – субъекта, группы или ситуации. Поведение в конструктивизме объясняется конвергенцией явлений из трех областей:

1) представлений субъекта,

2) норм социальной структуры, в которой субъект представлен;

3)  ситуации, в которой поведение осуществляется.

Представляя их в сопряженном виде, социальный конструктивизм отрицает прямое (линейное) влияние на поведение каждой из этих областей в отдельности. Хотя, традиционно, каждая из этих областей в отдельности является объектом изучения в социальной психологии или психологии личности. Так, в бихевиоризме представления субъекта объясняются через опыт, которым он овладел сам, преодолевая подобные ситуации, научился либо наблюдал за поведением других. Нормы и правила поведения в ситуации, декларируемые социальной структурой (например, группой) изучаются в социальной психологии с социально-интерактивных позиций.

Однако, конструктивистский взгляд их объединяет в единое целое. В результате, внутренние свойства субъекта не рассматриваются как детерминанты поведения. Обесцениваются представления об инстинктах, глубинных потребностях, разрабатываемые в психодинамических теориях поведения. Снижается роль влияния группы на поведение своего участника, берется под сомнение нейтральность ситуации, в которой действует субъект. Поэтому для измерения или предсказания поведения субъекта необходимы новые источники информации, объединяющих несколько традиционных конструктов в единое целое.

В целом, становление социального конструктивизма изменяет устоявшееся в психологии представление о личности и поведении, ставит вопрос о влиянии биологических или социальных факторов на их становление и развитие. Предлагаемая конструктивизмом альтернативная точка зрения совершенствует психодиагностический взгляд на конструкты: добавляет новые измерения и точки отсчета, меняет «систему координат». Конструктивизм предоставляет новые ресурсы для совершенствования теории и методологии психологического измерения.

Современные социологические теории, как и философские концепции, содержат новые идеи, обогащающие психодиагностические концепции. В структуре социологии различаются:

1. Обращенные к социальным структурам, законам развития общества, институтов власти и мнения (макротеории);

2. Социальным представлениям, культуре, нормам социальных отношений, взаимодействиям групп (мезотеории);

3. Социальному поведению субъекта, представлениям и отношениям субъекта с социальным миром (микротеории). 

Ясно, что к предмету психологической диагностики наиболее приближенны микросоциологические теории. Среди них, современным и прогрессивным направлением выступает «микросоциология повседневности» (И. Гофман, А. Шюц, П. Штомка и др.). Ее идеи наиболее приближены к психологическим концепциям личности и поведения, поэтому ее ресурсы могут дополнить традиционные для психодиагностики представления.

Повседневность становится предметом систематических социологических исследований в конце 70х годов ХХ века. Социологи осознали, что жизнь взрослого или ребенка может быть описана рутиной ежедневных действий. С пробуждения и до засыпания субъект следует традиционному, повторяющемуся и действительно необходимому шаблону. В него входят не только гигиенические или витальные процедуры – умывание или прием пищи. Приветствия и прощания, выяснения отношений и примирения­ – все они носят ритуальный, а потому частично неосознаваемый характер.

Повседневность характеризует непрерывность, воспроизводимость действий, слов, поступков и решений. Повседневность может быть заданной внешне – например, распорядком работы транспорта, ритмом и условиями деятельности, а может проистекать от субъекта: привычного для него времени отхода ко сну и пробуждения, предпочтений в еде или взаимодействии с окружающими. Изучение повседневности имеет психологическую ценность по нескольким причинам:

во-первых, уточняет модель поведения. Повседневность закрепляет действия субъекта, стабилизирует процесс перевода цели в результат. Руководствуясь принципом повседневности, легко понять, является ли поведение случайным или наоборот, рутинным, выяснить как соотносятся между собой рутинные и экстремальные действия. Производительность и эффективность труда легко объяснима повседневностью, подобные методы измерения применялись еще в начале 20х годов ХХ века. Но нарушения процессов восприятия, оценки и переработки информации, принятия решений, совершаемые в течении дня, перенос рабочих стратегий на решение личных вопросов становится новым предметом изучения.

во-вторых, раскрывает отношения между различными проявлениями личности. Изучая практики повседневного поведения, можно понять какими чертами личности обладает субъект генетически а какие предписаны ему деятельностью или социальным взаимодействием.

К примеру, общительность является профессионально-значимым качеством для представителей социальных профессии. Между тем, субъект может не быть предрасположен к общительности с точки зрения индивидуальных способностей, темперамента или характера. Тогда, в ритме рабочего дня такого человека появляются периоды, в которых он восполняет недостающие ресурсы общительности: отдыхает либо переключается на другой вид деятельности. Выход за пределы повседневности может стать дезадаптирующим фактором для субъекта, чьи психологические возможности недостаточны и компенсируются рутинными стратегиями приспособления.

в-третьих, анализ повседневности точно представляет взаимодействие субъекта с социальным окружением. Ключевым методом изучения взаимодействия в социологии выступает наблюдение за отношениями субъекта с окружающими людьми. Например, описание поведения водителя маршрутки во время рейса показывает, как напряжение от вождения трансформируется в отношение к пассажирам, как распределяется внимание между оплатой проезда и контролем над дорожной ситуацией. Более широкие возможности открываются для изучения динамики внутри социальной группы. Отношения между ее участниками могут быть описаны в рутинных взаимодействиях, что позволит отличать формальные, ролевые модели поведения от неформальных, межличностных.

в-четвертых, анализ повседневности позволяет изучить стратегии ее преодоления субъектом. В этом контексте повседневность понимается как монотония, а усилия субъекта оцениваются как пути ее преодоления. Например, типичная пятидневная рабочая неделя, предполагает, что субъект выполняет хорошо известные и однообразные трудовые функции. Каким образом он проводит выходные дни? Компенсирует ли он рутину повседневности рутиной отдыха – привычными заботами, увлечениями, либо старается провести выходные ярко и нестандартно? Какую роль в этом играет социальное окружение – семья, друзья, коллеги? 

В целом, оценка поведения субъекта, его отношения к окружающим и взаимодействия с ними позволит описать нормативные и ненормативные, так называемые альтернативные модели социального поведения. Последние не всегда становятся предметом психологического изучения. В традиционной диагностике личности подобный контекст отсутствует, хотя и подразумевается. Подвергаясь диагностике, субъект стремится показать одну сторону своей личности, характера или поведения и скрыть, замаскировать другую. Применение принципа рутинности / экстремальности углубит психологическое исследование личности, придаст выводам психолога большую прогностичность.

 Конечно, процедуры использования ресурса повседневности к настоящему времени не в полной мере разработаны ни в психодиагностике, ни в социологии. Ключевым методом исследования повседневности выступает качественный, а не количественный анализ, а предпочтительной процедурой выступает визуальное наблюдение или фотографирование. Считается, что рутинные действия должны быть зафиксированы не в субъективном представлении, а в максимальном запечатлении субъекта и окружающих его предметов, символов, повседневных действий и ритуалов взаимодействия. Думается, что в психологической диагностике повседневность социального поведения личности вскоре подвергнется всестороннему экспериментальному исследованию.

Лингвистические концепции являются третьим ресурсом, определяющим потенциал современной психологической диагностики. Предметом лингвистики является изучение представлений о языке, его воздействии на сознание и поведение субъекта. Лингвистические категории связаны не только с процедурами психодиагностики, такими как опрос или анкетирование но и психодиагностическими конструктами.

Традиционно, речевые характеристики и способности к коммуникации применяются при оценке вербального и социального интеллекта, словесно-логических механизмов мышления. В частности, объем слов, которым может распоряжаться субъект, указывает на вербальный интеллект, гибкость социального взаимодействия, способность объяснять свои переживания и оказывать влияние на окружающих.

Но современная лингвистика накапливает новые представления о потенциале языка в развитии личности, регуляции социального поведения. С середины 60-х годов ХХ века оно приобрело название «социальная лингвистика».

В основе социальной лингвистики лежит широкое представление о роли языка. Считается, что в языке зафиксирована система представлений субъекта о себе и окружающем мире. Соответственно, освоение речи нельзя рассматривать как расширение коммуникативных функций. Ведь овладевая речью, субъект приобретает систему понятий и категорий, формирующих его мышление. Таким образом, теории мышления представляют речь основным средством, благодаря которому субъект развивает и совершенствует свое мышление.

Кроме того, речь раскрывает субъекта окружающим, представляет его уникальность в социальном взаимодействии. Ведь субъект выражает свои потребности, используя символические средства речи, соответственно, собеседники понимают причины, проникают в смысл сказанного. Понятийная система субъекта, помогает трансформировать и структурировать опыт переживаний и ощущений. В речи он конкретизируется, не только обретая форму четких представлений, но обосновывается логически. Потребности, эмоции и представления субъекта, благодаря его речи передаются окружающим, создавая в их сознании образ субъекта.

Наконец, речь позволяет идентифицировать субъекта. С современной точки лингвистической точки зрения это можно сделать не только благодаря фонетическим характеристикам (тональности, громкости, скорости), но и лексико-семантическим – грамматике, синтаксису, типичной организации предложений. Известно, что собеседники часто не разделяют субъекта и его речь. Например, распознают присутствие собеседника в интернет-чате или смс сообщениям по характерным речевым оборотам, стилистике написания. Представление о языке и речи связывается не только с передачей информации или мышлением, но социальным восприятием и идентификацией. Таким образом, через призму лингвистики личность может быть представлена как уникальный по степени организации и содержанию информации текст.  

Социальная лингвистика сейчас – динамично развивающаяся область языкознания, изучающая закономерности и функции языка в поведении общества и индивида[20]. Ее предметом выступают коммуникативные, регулятивные и воздействующие практики применения языка, формы существования языка и его воплощения в общении, культуре и религии. Одним из центральных понятий, применяемых для объяснения влияния языка на сознание и поведение субъекта выступает дискурс.

Дискурс (фр. discours, англ. discourse, нем. diskurs от лат. discursus – беседа, разговор, речь, процесс языковой деятельности) ­- это совокупность слов, смыслов, представлений применимых в социальной коммуникации на определенную тему. Данное понятие не имеет однозначного определения в науке – выделяются несколько подходов к его определению.

Для психологической диагностики важны такие представления о дискурсе, как «логически структурированном тексте» и «группе высказываний, связанных между собой по смыслу». В описании дискурса учеными выделяется множество формальных и содержательных характеристик – однако.

Тематика – важная формальная характеристика дискурса. Поскольку коммуникативные ситуации многочисленны, в каждой из них потенциально может быть определен дискурс. Так, выделяется дискурс родителей, детей друзей и врагов, спортсменов и музыкантов и пр.

Стабильность дискурса характеризует постоянство его тематики, коммуникативных ситуаций, субъектов общения и языковых средств. Наиболее интересны устойчивые и продолжительные дискурсы, предполагающие применение языковых средств, вплоть до создания новых понятий. Например, профессиональный дискурс характеризует то, как взаимодействуют представители профессии – учителя, врачи, полицейские. Уникальные понятия в дискурсе «выдают» принадлежность субъекта к определенной социальной группе – национальности, религии, профессии, культуре и пр.

Прагматика – важная составляющая дискурса. Прагматический потенциал показывает степень готовности участников к действию. Другими словами, дискурс включает в себя модели поведения, которые говорящий «встраивает» посредством языка в представление о предмете. Благодаря дискурсу собеседники не только обмениваются знанием о предмете обсуждения, но и договариваются о взаимодействии, устанавливают отношения лидерства и подчинения. Об этом можно судить по организации речи, содержании высказываний, специальной терминологии, позволяющей аудитории понять, что перед ними лидер.

Интенциональность дискурса раскрывает способность собеседников изменять поведение друг друга. Поскольку следствием речи является не только передача информации, но и воздействие на собеседника, в психологическом исследовании дискурса важно определить средства, которыми оно осуществляется. Для этого в коммуникации участников выделяются единицы взаимодействия – речевые акты.

 Речевой акт определяется как одиночное или множественное высказывание, совершаемых одним говорящим с учетом другого. 

Коммуникативная сущность речевого акта предполагает диалогичный или полилогичный характер. Соответственно, для каждого собеседника определяются две роли: говорящего (иначе – субъекта речевого акта) и слушающего (объекта речевого акта). Поскольку функционал ролей различен, то исследование субъекта должно выявлять:

1) явные и скрытые цели высказывания, которые он преследует. Ими может быть сообщение информации или мнения, а также: вопрос, просьба, приказ, обещание, совет, приветствие, извинение, жалоба и т. п.;

2) применяемую тактику речи, стабильные виды и формы речевого поведения;

3) используемые правила коммуникации:
а) сообщать усваиваемый объем информации (максима количества),
б) передавать истинную информацию или собственные суждения и оценки по ее поводу (максима качества),
в) поддерживать относимость своей речи к теме общения (максима отношения),
г) продуцировать свою речь ясной, недвусмысленной и последовательной (максимы манеры речи);

4) установки субъекта (распознавать истинное значения высказывания: образы и метафоры, косвенные смыслы и т. п.);

5) оценивать референции, соотнося язык субъекта с предметами действи­тель­но­сти, на предмет разъяснения целей говорящего;

6) анализировать прагматические пресуппозиции (оценивать объем представлений, информи­ро­ван­но­сти субъекта, его интересов и взглядов, психологического состояния, характера и способ­но­сти понимания);

7) отношение говорящего к тому, что он сообщает (с позиции содержания высказывания, его ложности, присутствия других субъектов, акцентированности высказывания на определенных смыслах).

В настоящее время исследования дискурса и речевых актов приобретают все большую популярность в различных сферах социальных отношений. С прагматических позиций, коммуникативный процесс является средством для оказания информационно-психологического воздействия. Оценивая данные показатели анализа речевых актов, ясно, что их применение в психологической диагностике расширит представление о субъекте, его потребностях и мотивах, отношении к собеседнику, актуальном психологическом состоянии.

Подводя итоги, отметим, что современная социальная философия, социология и лингвистика конструируют новые представления о субъекте, социальном поведении и взаимодействии. Вовлечение этих идей в теорию и методологию психологической диагностики может способствовать ее развитию.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.36 (0.011 с.)