Ми  эпохальными  потеплениями;  поэтому,  в  данное время, условия  жизни  для  человека – в  южных  регионах  были 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Ми  эпохальными  потеплениями;  поэтому,  в  данное время, условия  жизни  для  человека – в  южных  регионах  были



более  мягкие;  и  поэтому,  южные  регионы  Земли,  демографически  были  в  большей  мере  заселены человеком.

   Первые люди-кроманьонцы  европеоидной расы,  первоначально  ~ 40 тыс. лет назад  населяли  области  Северо-Восточной

Африки;  откуда, они затем расселились и по всей Юго-Западной Азии и в Южной Европе; а в частности через Кавказ, ~ 30 тыс.

лет до н. э., кроманьонцы-европеоиды, заселили и Приазовье, которые, и стали пра-предками всех арийских народов.

  Ниже, реконструкция кроманьонцев-европеоидов Крыма (живших  ~ 30 тыс. лет  до н. э.).

   Особенно  сильное  похолодание  на нашей  планете  произошло 24 – 20 тысяч лет назад, – наступающие  с севера  ледники,

в данное время  достигали  даже  области  современного  Днепропетровска,  и  приближались  к Волгограду.  И  чтобы  выжить

в столь суровых холодных условиях,  кроманьонцы-европеоиды Русской равнины,  строили уже весьма сложные жилые строе-

ния. В частности, на Дону поселения данного времени – «Костёнки», учёные-археологи описывают следующим образом:

   «Древесный каркас этого жилища, во всяком случае в своём основании, на значительную высоту плотно обкладывался кос-

тями мамонта  и  присыпался землёй. (...)  люди  при сооружении  своих жилищ,  использовали  свойства костей  противостоять

гниению,  использовали  с большим искусством  эти,  в общем-то  достаточно  бесформенные  «кирпичи»  для  своих  построек.

Лишь в очень редких случаях  такой своеобразный материал  приходилось  подвергать  предварительной  обработке (...) Кости

устанавливались плотной стеной,  состоящей из отдельных звеньев  или секций  кольцевого нагромождения»  (Палеолит СССР.

М., 1984, с. 192).

   «... I слой стоянки Костёнки 1.   В 30-е годы  П. П. Ефименко здесь были вскрыты остатки большого наземного жилища, дли-

ной 31 м, шириной до 8 м.  Система его отопления была достаточно сложной.  По оси длины внутри жилища, не имеющего чёт-

ких границ  по своим  длинным сторонам,  более  или менее  чёткими  парами,  но в одном ряду  размещалось  восемь  крупных

очажных ям,  диаметром 1 – 1,20 м,  глубиной до 0,40 м.  Заполнение  очагов  состояло  из  массы  золы  и  жжёных  костей. (...)

Около очагов наблюдались небольшие, но довольно глубокие приочажные ямки – земляные печи.

   Таким образом, эти огромные скопления золы и костного угля,  нагревшиеся каждый раз при отоплении жилища, аккумули-

ровали тепло, а затем подобно голландским печам из кирпичей отдавали его во внутреннее пространство жилища. (...)

   Следует полагать, что открытые очаги, как и пекарные ямки, служили и для приготовления пищи,  и для освещения жилища.

Столь высокое освоение различных  свойств  огня  не исключает возможности  применения лучины  для освещения жилищ, так

как внутри жилищ  совершались многие виды домашне-хозяйственной деятельности,  требовавшие света.  Скопления осколков

расщепленного кремня  и  мельчайших его чешуек  около  очагов  внутри  многих  позднепалеолитических жилищ  дают яркие

свидетельства изготовления каменных орудий внутри жилищ при свете огня» (Там же, с. 193).

   «...сооружения...   достаточно прочных и тёплых жилищ,  позволивших человеку средней поры позднего палеолита освоить

перигляциальную зону  и  достигнуть значительных успехов в развитии хозяйства и культуры.  В этой связи выдающийся инте-

рес представляют  наблюдения И. Г. Пидопличко, специально касающиеся отопления и освещения межиричских палеолитиче-

ских «яранг» (по определению данного исследователя). Во всех трёх межиричских палеолитических жилищах им было найде-

но в общей сложности  8 светильников  из бедренных головок мамонта со следами слабой и сильной обожжённости (Пидопли-

чко, 1976). Проведённые эксперименты подтвердили применение жира животных для освещения и отопления. Нам представля-

ется вероятным использование фитилей для такого типа жировых светильников.  Интересно, что  во втором поселении первого

слоя Костёнок 1 были также найдены остатки светильников из костей мамонта...» (Там же, с. 191).

   «...это  огромные, сложные по планировки сооружения, представляющие единый целесообразно спланированный комплекс

с жилыми ямами и ямами кладовыми по краям...» (Там же, с. 193).

   «...эти прочные и долговременные жилища служили при постоянном уходе за ними по несколько лет» (Там же, с. 194).

  «Строительное дело позднепалеолитического времени,  свидетельства которого сохранились до наших дней с такими суще-

ственными подробностями,  являлось очень важной отраслью домашне-хозяйственной деятельности, зародившейся и вызрева-

вшей  в лоне последней,  дальнейшем  своём  развитии  вместе  с возникновением  общественного  разделения труда  на основе

этого огромного и столь древнего опыта человечества развилось строительство укреплённых поселений-городищ и градостро-

ительное дело» (Там же, с. 196 – 197).

   «Население вело оседлый образ жизни и обеспечивало себя запасами жизненных средств на зиму» (Там же, с. 190).

    «На больших поселениях  костёновско-авдеевского типа,  судя по останкам обитания,  кипела  многообразная домашне-хо-

зяйственная деятельность,  по изготовлению охотничьего оружия,  других каменных орудий,  предметов украшения и произве-

дений искусства.  Главную же  повседневную заботу  обитателей этого  сложного плана поселений  составляли  приготовление

животной и растительной пищи, шитьё одежды и текущий ремонт прочных постоянных жилищ, заготовка топлива и охотничье-

собирательская деятельность как главные способы добывания пищи» (Там же, с. 193 – 194).

 

   В эпоху палеолита,  у человека уже зарождается  и примитивное  религиозное мировоззрение.  Надо отметить,  что у живот-

ных нет религии.  Религиозное мировоззрение,  первоначально примитивное, появляется лишь у существа уже имеющее созна-

ние,  в частности у человека.  И в той степени,  в какой  развито его сознание и пробуждены его высшие чувства – в той степени

совершенства и его религия. Естественно, религиозность человека, эпохи палеолита – была примитивна.

   Но что следует отметить,  что  роскошен был погребальный обряд,  и у наших столь далёких предков;  и он (обряд), как мне

кажется,  не уступает  и современному христианскому похоронению,  и  в частности  православному.  Погребальный  обряд  на

Русской равнине,  во времена палеолита,  учёные-археологи  описывают следующим образом:

   «Дно могилы посыпалось огнём-углем, сохранившимся в виде отдельных угольков и даже сажистых прослоек.  На них мес-

тами заметно какое-то вещество  вроде извести,  и уже по белому слою могилы густо посыпалось ярко-красной охрой, слой ко-

торой на дне могилы достигал местами нескольких сантиметров.

   После этого  в могилу укладывались умершие  в праздничной церемониальной,  богато украшенной одежде и многочислен-

ный погребальный инвентарь – орудия труда и произведения искусства,  изображения животных  и другие эмблемы – выполне-

нные преимущественно  из бивня мамонта,  а также  из рога и кремня.  После  этого  снова производилась засыпка всей могилы

красной охрой.     В могиле 1  установлено,  что следующим актом  была укладка верхней одежды – плаща,  после чего – новая

посыпка охрой.

   Наконец, засыпь могилы перемежается ещё несколькими прослойками чистой охры.  Есть основания полагать, что засыпан-

ные могилы  на поверхности  отмечались пятнами  ярко-красной охры;   но эти  горизонты слоя,  в противоположность  нижней

части могил, сильно разрушены солифлюкцией.

   Могила 1  была вырата на глубину 60 – 65 см,  прорезав около 10 – 15 см  почвенно-культурного слоя  и 48 – 50 см. подсти-

лающей  жёлтой супеси.  Могила  имела форму  не вполне правильного,  сильно вытянутого овала,  имевшего близ дна могилы

размеры 2,05 × 0,70 м.

   На дне могилы  лежал  хорошей  сохранности  скелет мужчины 55 – 65 лет  (по определению Г. Ф. Дебеца),  в вытянутом на

спине положении,  обе руки согнуты в локтях,  с кистями на лобке;  скелет ориентирован  головой  на северо-восток.   На груди

у него  найдена сверлёная подвеска  из небольшой  каменной гальки;  на обеих руках более 20 браслетов  из тонких пластинок,

выструганных из бивня мамонта,  иногда с отверстиями на концах;  на дне могилы – кремневый нож,  скребло и отщеп,  а также

обломок  костяного черепка  со спиральным резным орнаментом;  от черепа  до стоп  на скелете располагались  до 3500 бус из

бивней мамонтов тех же типов, что и бусы из культурного слоя стоянки. Они были, без сомнения, нашиты на одежду; их распо-

ложение на скелете  позволяет реконструировать  костюм как глухую (без переднего разреза) одежду,  состоящую из кожаной

(замшевой)  или меховой рубашки  типа малицы,  надевавшейся через голову,  кожаных же  длинных штанов  и  сшитой с ними

кожаной обуви  типа мокасинов,  также расшитой бусами.  Головной убор  также был расшит  тройным рядом бус с песцовыми

клыками на затылке;  это была скорее шапка, а не капюшон.  На руках наряду с пластинчатыми браслетами много браслетов из

нанизанных бус. На ногах такие же перевязки под коленями и над щиколотками.  Поперёк груди – тройная лента бус; подобное

же украшение  обозначено  на более поздних  палеолитических статуэтках  и изображениях  из Костёнок на Дону;  видимо, это

глубоко традиционная особенность костюма.   Кроме этой нательной одежды,  носились ещё короткие плащи,  расшитые более

крупными бусами. (...)

   Могила 2 была  вырыта в 3 м  от первой, выше по склону и имела почти точно ту же ориентировку. Поверхность, на которой

она была вырыта,  не фиксируется точно, поэтому и определение глубины могилы в 0,74 м в известной мере условно.  Длина её

3,05 м, ширина 0,70 м.

   На дне могилы лежали два скелета подростков,  тесно прижатые друг к другу головами,  как на известной статуэтки из Гага-

рина.  Северный скелет,  лежавший головой на юго – юго-запад, принадлежал девочке 7 – 8 лет;  южный скелет, ориентирован-

ный на северо – северо-восток – мальчику 12 – 13 лет.  Погребения сопровождались  огромным количеством изделий из бивня

и несколькими кремневыми предметами, найденными только в погребении мальчика.

   Захоронение  обоих  подростков  произведено  одновременно.  Об этом свидетельствуют  положенные  в могилу  два копья,

длина которых значительно превышает рост каждого из погребённых.  Предметы эти являются, пожалуй, самой поразительной

новостью, подаренной науке этой могилой.  Они представляют собой очень длинные веретенообразные стержни, сделанные из

расщеплённых  и выпрямленных бивней мамонта,  с тонкими,  острейшими концами.  Устанавливается  удивительная  для  того

времени техника расщепления трёхметровых бивней,  их выпрямления,  видимо,  после длительного вымачивания и распарива-

ния над огнём и выстругивания длинных, прямых и твёрдых копий из столь прочного и тяжёлого материала. Длина копья маль-

чика 2,42 м,  копья девочки – 1,66 м.  С таким копьём умелый сильный охотник мог смело идти на крупного зверя.  Кроме того,

с девочкой  было положено  восемь дротиков  из того же материала  и два кинжала длиной 42 см,  а с мальчиком  три таких же

дротика и один кинжал. Концы некоторых копий и дротиков были оснащены кремневыми чешуйками.

   У правого виска девочки  находился тонкий прорезной диск из бивня,  надетый на конец дротика.  У правого же виска маль-

чика – такой же, сохранивший вертикальное положение диск,  вероятно, надетый в своё время на остриё несохранившегося де-

ревянного копья.  Можно предполагать, что к прорезям этих красивых и хрупких украшений на копьях прикреплялись цветные

ремешки или, скажем, пушистые хвосты песцов, и эти дротики служили своего рода парадными эмблемами или имели какое-то

особое церемониальное значение.

   На ручках  обоих погребённых  были надеты пластинчатые и бусяные браслеты – такие же, как в могиле 1, на пальцах обна-

ружены перстни из того же материала,  найдена костяная игла.  На груди и животе девочки  лежали  большой прорезной диск и

два стержня  округлого сечения  с расширенными плоскими концами  и сквозными отверстиями на них,  в одном случае с бога-

тым точечным орнаментом;  видимо, это своего рода застёжки для пояса.  Под подбородком каждого скелета – большая закол-

ка в виде стержня, служившие, по-видимому, для застегивания краёв верхней накидки – плаща.

   Слева  от  ног девочки – два  крупных  «жезла»,  или  «выпрямителя»,  из  рогов  северного  оленя  с  круглыми отверстиями

на конце.

   Особенностью  захоронения мальчика  являются два кремневых ножа,  один из которых  был  зажат  в правой руке,  а также

следы культа животных:  на груди – плоская скульптура лошади,  похожая на найденную ранее в культурном слое, но крупнее;

под левым плечом – крупная скульптура мамонта,  у рта и пояса – два крупных когтя пещерного льва, сзади к одежде прикреп-

лена имитация хвоста из нанизанных бус своеобразной плоской квадратной формы.

   Расшивка одежды бусами  в могиле 2 ещё богаче,  чем в могиле 1.  В могиле 2 собрано до 7500 бус.  Их расположение под-

тверждает реконструкцию одежды,  сделанную по данным  из могилы 1,  но дополняет её рядом деталей.  Так, расшивка шапки

мальчика богаче;  у девочки  реконструируется скорее не шапка, а капюшон, или капор, и налобная повязка.  У мальчика те же,

что у мужчины,  семь рядов бус,  пересекающих грудь на малице,  но, кроме того, пояс, густо расшитый песцовыми клыками. У

девочки  малица в верхней части и у пояса была расшита бусами сплошь,  плотными горизонтальными рядами.  В обоих погре-

бениях  расположение  бус  в нижней части ног  даёт основание говорить  об обуви  в виде  меховых (?) сапог  типа  пимов  или

унтов.

   В могиле 2 у самой поверхности, как и в могиле 1 обнаружены остатки верхнего погребения, лежавшего на 65 см. выше дна

могилы,  но не на древней поверхности,  а в самом начале подстилающей светло-жёлтой супеси,  в чётких очертаниях могилы»

(Палеолит СССР. М., 1984, с. 233 – 234).

    Восстанавливаемые археологами  детали погребального обряда  и изобразительное искусство палеолита на Русской равни-

не, свидетельствуют о том:  что у людей живших во времена позднего палеолита на Русской равнине, – уже была  примитивная

религиозно-мифологическая культура, НЕ уступающая библейскому иудаизму и христианству.

  Ниже, реконструкция головы мужчины из стоянки Костёнки 2.

 

   В  эпоху  мезолита,  произошло  заметное  потепление  планеты.

   «Приблизительно 13,5 – 13 тысяч лет назад  началось позднеледниковое потепление. (...)  Наиболее интенсивными потепле-

ниями были фазы: бёллинг (13,2 – 12,3 тысяч лет назад) и аллерёд (11,9 – 10,3 тысяч лет назад). (...)

   Климатические изменения,  происшедшие в начале голоцена,  привели к перестройке растительного покрова, в первую оче-

редь исчезновению холодных перигляциальных степей  и  широкому распространению лесных формаций.  Изменения растите-

льности непосредственно отразились на развитии животного мира.  При переходе к голоцену  вымерло  не менее  десяти  пред-

ставителей мамонтового фаунистического комплекса. Некоторые виды животных вымерли на юге, но размножились на севере,

в зонах тайги и тундры. (...)  В тоже время  в бореальной зоне  значительно увеличились  популяции лося, утиных, тетеревиных,

рыб и морского зверя (Верещагин, 1971). (...)

   Начиная с 8,2 тысяч лет назад  повсеместно  в умеренной зоне Северного полушария устанавливаются условия климатичес-

кого оптимума, сохраняющиеся вплоть до 5 – 4,5 тысяч лет назад. В это время в высоких широтах средние летние температуры

превышали современные на 1,5 – 2 °С (Mörner, 1980), а в центральных районах Русской равнины – не менее чем на 2,0 – 2,5 °С

(Авенариус и др., 1978). (...)

   Это время  соответствует  наибольшему  распространению  ареала  широколиственных  лесов  на Русской равнине.  Полоса

широколиственных лесов на западе Русской равнины достигала 1200 – 1300 км. в меридиональном направлении. Широколист-

венные формации в составе  широколиственно-хвойноподтаёжных лесов распространялись на 500 – 600 км к северу от их сов-

ременного положения. (...)

   Палинологические данные,  полученные  для  степной  и  лесостепной  зон  Украины  (Артюшенко, 1970;   Артюшенко и др.,

1980),  свидетельствуют о том, что на протяжении атлантического периода (приблизительно между 8,2 и 6 тысячами лет назад)

происходило значительное  продвижение  широколиственных лесов  в южном направлении.  Настоящие степи ограничивались

узкой полосой побережья Чёрного моря» (Мезолит СССР. М., 1989, с. 11 – 12).

 

   «Окончание ледникового периода  и постепенное отступление материковых льдов  привело к освобождению огромных тер-

риторий Севера,  где сначала шли процессы рельефообразования,  затем распространились тундры,  потом их сменили  лесные

ландшафты.  Уже в пребореальное время,  в конце IX – VIII тысячелетий до н. э.,  почти повсюду должны были сложиться усло-

вия,  пригодные для существования человека.  Однако памятники,  которые можно было бы уверенно датировать пребореалом,

здесь пока не известны.   Только в бореальное время  человек начал освоение  самых отдалённых  северных территорий,  о чём

говорит  открытие  отдельных  стоянок  этого периода.   Мезолит  Севера  исследован  крайне  неравномерно.  Наиболее  полно

известны памятники в Восточном Прионежье» (Мезолит СССР. М., 1989, с. 32).

   По сравнению  с более тёплыми  южными регионами Евразии  (не знавших суровых зимних морозов),  регионы лесов и сте-

пей  Центральной Европы  и  России  в эпоху мезолита  были заселены людьми  ещё значительно в меньшей степени.  В лесной

зоне Центральной Европы и России, в эпоху мезолита чаще всего жили небольшими семьями по 5 – 10 человек; крупные посе-

ления  родовых общин  по 30 – 40 человек,  встречаются крайне редко.  «Большинство  мезолитических поселений  временные,

чаще всего это сезонные стоянки...» (Мезолит СССР. М., 1989, с. 5).

   Религиозно-мифологическое мировоззрение  людей  живущих во времена мезолита,  как  и  в конце палеолита,  ограничива-

лось тотемизмом и анимизмом.

   «В области материальной культуры  мезолит выделяется прежде всего высочайшим развитием техники отделения ножевид-

ных пластин,  включая  получение  микропластинок.  В это же время  получает  наибольшее  в каменном веке  распространение

изготовление орудий  на ножевидных пластинах.  Широко  употребляется  производство  различных  микролитов,  в том  числе

орудий  геометрических  форм – сегментов, трапеций, треугольников, прямоугольников, параллелограммов.  Развивается  мик-

рорезцовая техника, применявшаяся для изготовления микролитов. Широко распространяется изготовление рубящих орудий –

топоров, тёсел, долот,  макролитических специализированных орудий – мотыг и кайл.  В ряде мезолитических культур появля-

ется техника шлифовки каменных орудий, а также техника сверления и пиления.

   Более  разнообразной  по сравнению с палеолитом  становится  костяная  индустрия.  В стоянках  мезолитического времени

встречаются  разнообразные костяные и роговые гарпуны,  наконечники стрел и копий,  кинжалы, ножи, топоры и тёсла, муфты

для них и т. д. Ряд форм этих орудий был изобретён только в мезолите. (...)

   Основой экономики, как и в позднепалеолитическое время, остаётся охота (в этом есть несомненная преемственность с пре-

дшествующим временем).  Однако  её характер  резко меняется,  прежде всего потому,  что меняется  по сравнению  с поздним

палеолитом способ адаптации человека к изменившейся природной среде. Лук, изобретённый ещё в позднем палеолите, утвер-

ждается  в качестве основного охотничьего вооружения.  Разнообразны формы вкладышевого охотничьего вооружения,  почти

неизвестные в позднем палеолите. (...)  Загонная охота, столь распространённая в палеолите, сохраняется, вероятно, только как

её эпизодическая форма.  Возникают новые,  специфические формы охоты,  как, например,  специальная охота на птицу в позд-

нем мезолите.  Такое развитие различных форм охотничьего хозяйства незнакомо палеолитическому человеку. Оно предпола-

гает  расцвет  присваивающего  хозяйства,  что,  в свою очередь,  привело ... к созданию  предпосылок  получения избыточного

продукта, характерного для неолита, уже на этом уровне развития экономики.

   Именно  в мезолите  целенаправленным,  а  не эпизодическим  становится  рыболовство,  что подтверждается изобретением

лодок, сетей, верш и т. д.» (Мезолит СССР. М., 1989, с. 5).

 

 

  Б. КОРОТКО О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ РАС И, О ДОЧЕРНЕ-ПОДСИСТЕМНЫХ РАСАХ ЕВРОПЕОИДОВ

 

  Согласно  современной Науки:  ПРА-предки  всего  человечества,  произошли  2 миллиона лет назад  от обезьяно-подобных

австралопитеков,  первоначально обитавших в Африке,  откуда  их  потомки – в последующие тысячелетия начали расселяться

по всей планете.

  Современный же человеческий био-вид (homo sapiens),  объёмом и устройством своего головного мозга и, другими своими

основными анатомическими особенностями, сформировался ~ 45 тыс. лет назад в Северо-Восточной Африке.

  А расселяясь из Северо-Восточной Африки  в последующие тысячелетия, данные потомки популяций homo sapiens, образо-

вали в своих регионах ТРИ основные человеческие расы:  1) Монголо-китайская  раса  ~ 45 – 40 тысяч лет назад оформивша-

яся  в Юго-Восточной Азии,    характеризуясь  гаплогруппами N и O    (по  современной  классификации   ДНК  человечества);

от монголоидов,  переселившихся ~ 25 – 20 тыс. лет назад  через Берингийский перешеек,  произошла  и  американоидная раса.

2) Негроидная  раса ~ 45 – 40 тысяч лет назад  первоначально оформившаяся в Восточно-Экваториальной Африке, характери-

зуясь гаплогруппой А;  а также,  независимо от негров Африки,  негроидная раса ~ 40 тысяч лет назад  оформилась  в  Южной

Индии, характеризуясь гаплогруппой L. 3) Кроманьонско-европеоидная раса – первоначально, ~ 40 тысяч лет назад, населя-

ющая Северо-Восточную Африку, характеризуясь гаплогруппой E.

  

  В свою очередь, кроманьонцы-европеоиды,  гаплогруппы E,  ~ с  38-ого  тысячелетия  до  н. э.  расселяясь  из  Северо-





Последнее изменение этой страницы: 2019-12-14; просмотров: 65; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.153.100.128 (0.01 с.)