ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 221 - Дао всех растений мира



Зёленый(Прим. пер. Уточню, у китайцев не менее сложные отношения с синим и зелёным, чем у японцев, потому луч может быть и синим, но зелёный мне нравится больше) луч света взмыл в небеса, заставив их скручиваться, даже вся кровавая ци вокруг пришла в движение в этот момент, сотрясая всю Секту Кровавой Реки.

Великая старейшина Среднего Пика, что сидела в медитации, в этот миг резко распахнула глаза, полные удивления. Стоило ей выйти из своей пещеры бессмертного, как она сразу увидела этот яркий зелёный свет, бьющий из того места, где находился Остаток Стены Священной Пилюли.

- Е Цзан, что-то ощутил там… - сокровенные чувства Сун Цзюньван пришли в движение, она немедленно направилась туда, впрочем, не одна она, со всех трёх остальных пиков уже протянулись многочисленные радужные лучи, стремительно приближаясь к месту размещения Остатка Стены Священной Пилюли.

Даже на Пике Предка в этот момент многие ощутили колебания в духовной силе, идущие от Остатка Стены Священной Пилюли, увидели там Бай Сяочаня, увидели понимание в его глазах, увидели его отстранённый взгляд, это его завороженное выражение лица – всё это указывало, что Бай Сяочань смог ощутить знания сокрытые в стене пилюли.

- Каждые несколько сотен лет появляются люди, что могут успешно ощутить знания сокрытые там, но ни разу ещё стена пилюль не светилась из-за этого столь ярким зелёным светом!

- Я припоминаю, что в одной древней книге было упомянуто, что восемь тысяч лет назад когда сверхчеловек Сюэ добился прорыва благодаря этой стене пилюли, люди тоже узрели ослепительный зелёный свет… Возможно это знак истинного понимания?!

- Этот Е Цзан… у него неожиданно оказался такой талант в дао медицины!

- Если он всерьёз займётся очищением лекарственных средств и добьётся успеха, возможно, годы спустя, в нашей Секте Кровавой Реки вновь появится выдающийся мастер медицины!

Не только великие старейшины обратили внимание на Бай Сяочаня, в этот момент, с Пика Предка на него внезапно, подобно молнии, обратились ещё два взгляда.

Один принадлежал Уцзи Цзы, другой… Патриарху семьи Сун!

Во взглядах этих двоих мелькнуло нечто странное, что-то неуловимо изменилось в выражениях их лиц, они долгое время внимательно наблюдали за происходящим. Видя, что вокруг Бай Сяочаня уже собирается толпа, патриарх семьи Сун внезапно заговорил.

- Сун Цзюньван, этот защитник Е Цзан, чтобы никто не смел мешать ему, любого нарушителя немедленно уничтожить!

Ледяной холод в голосе патриарха из семьи Сун пробирал до костей, стоило ему прозвучать, громогласно разошедшись во всех направлениях, как культиваторы вокруг Бай Сяочаня тут же замерли в страхе и тревоге, тёмные мысли, что успели возникнуть в сознании многих, тут же развеялись.

Сун Цзюньван глубоко вдохнула, почтительно поклонившись в сторону Пика Предков, и, сделав несколько, шагов быстро подошла к Бай Сяочаню, после чего села, скрестив ноги, рядом, защищая его.

Ещё с несколько культиваторов со Среднего Пика, принадлежащие к семье Сун последовали примеру Сун Цзюньван, приблизившись и сели рядом, холодными угрожающими взглядами смотря на стоящих вокруг культиваторов.

После поступка Сун Цзюньван и предупреждения патриарха, окружающие культиваторы, какие бы мысли их не посещали, окинули эту сцену взглядами несколько раз и вскоре разошлись один за другим, всё успокоилось.

Е Цзан продолжал пытаться постичь тайны Остатка Стены Священной Пилюли, так прошёл месяц, многие приходили сюда каждый день, но лишь для того, что их встретил пылающий взгляд Сун Цзюньван, что мог из любого вытрясти душу, Бай Сяочань же всё также видел перед собой лишь стену пилюли.

«Е Цзан… У него есть Обращённая Кровь Предка, его техника Таинства Небес потрясает, а теперь оказывается ещё и столь потрясающий талант в дао медицины, в Секте Кровавой Реки было немало тех, кто изучал эту стену пилюли, но даже если кто-то достигал успеха, это никогда не вызывало такой реакции! Этот Бай Сяочань, смог бы он так же постичь дао медицины благодаря этой стене?» – Сун Цзюньван посмотрела на Бай Сяояаня, глубокие эмоции в её глазах сверкнули ещё ярче, всё чаще и чаще она обнаруживала, что не пожжет до конца понять Е Цзана.

На первый взгляд он был прост, его буквально можно было видеть насквозь, но если задуматься, внезапно обнаруживалось, что все её знания и понимание ничего не стоят.

«Такой человек, почему он был никому не известен на стадии конденсации ци? Он тщательно готовился к своему появлению?» - Сун Цзюньван снова посмотрела на Бай Сяочаня, в глазах её мелькнуло сомнение, это яркое чувство, что она просто не может постичь его, всё сильнее разгоралось в ней.

Время шло, прошёл месяц, Бай Сяочань до сих пор был всецело поглощён процессом, в его глазах отражался лишь этот смутный образ таинственного мастера медицины, и используемый им процесс очищения лекарств.

Он раз за разом наблюдал за этим, пристально всматриваясь, постепенно размытая тень на стене, стала человеком, а в процессе очищения, техниках и методиках всё яснее проявлялись мельчайшие детали.

Вообще говоря, используемое дао медицины было тем же самым, просто методы очищения трав зависели от человека, разные люди - разные пути, используемые знания были теми же.

И всё же Бай Сяочань был потрясён, наблюдая за этим очищением пилюль, начиная понимать, что даже используя те же самые знания, можно добиться скажем того, чтобы добиться от трав именно тех свойств, что нужны в данный момент.

Постепенно перед ним словно чуть приоткрывалась дверь ведущая в новый мир, дыхание было учащённым, неосознанно он поднял руки, пытаясь повторять увиденное благодаря Остатку Стены Священной Пилюли.

По мере этих повторяющих движений, тело самого Бай Сяочаня охватил слабый зелёный свет, и тут же свет стены устремился к нему, они теперь были словно неразрывно связаны.

Разум Бай Сяочаня словно взорвался, в этот же миг бесчисленные знания о дао медицины нескончаемым потоком хлынули прямо в его разум.

Это заставило разумы людей с Пика Предков вновь потрясённо вздрогнуть, тщательно всматриваясь в происходящее, благодаря своей силе, они смогли увидеть подсказку.

- Это же… наследие предков!

- Не удивительно, что Секта Реки Пилюль безостановочно делает нам предложения, чтобы выменять обратно эту стену, не думая о цене. Если бы в прошлом сверхчеловек Сюэ перед смертью не приказал строго-настрого, чтобы стену эту никогда не смели возвращать Секте Реки Пилюль, боюсь, мы уже давно продали бы её.

- Значит в этой стене… Содержится наследие со знаниями дао медицины Секты Реки Пилюль… Насколько я помню, в Секте Реки Пилюль, должна быть вторая половина этого остатка стены? - несколько патриархов Секты Кровавой Реки возбуждённо переглянулись.

И вот это наследие сейчас вливалось в разум Бай Сяочаня, заставляя разрываться его от боли, его трясло, глаза пылали, он издал низкий рёв, пытаясь выдержать эту мощь.

У него и мысли не было сдаться и бросить эту затею, поскольку те знания дао медицины, что он видел, уже заставляли его с ума сходить.

«Алхимическая печь неба и земли, дао всех растений мира, трансформация души в растение, создание пилюли хорошей удачи!»

Разум Бай Сяочаня бушевал, словно море в бурю, в этот момент он вдруг вспомнил, что Фан Лин, которого он когда-то собственноручно убил, также использовал Алхимическую печь неба и земли, очевидно… Она также была наследием от другого куска этой стены! (Прим. пер. Должен заметить, что тут вместо имени Фан Лин(方林) используется Фан Му(方木), хоть иероглифы и похожи, но они всё же разные. Однако я не припомню, чтобы Бай Сяочань убивал другого именного культиватора из Секты Реки Пилюль, так что по идее речь именно о Фан Лине, да и техника это тоже его. Но всё равно как-то странно. Я явно чего-то не понимаю. Если это всё-таки какой-нибудь брат-близнец Фан Лина, которого я хоть убей не помню, искренне извиняюсь.)

Между тем, вспоминая смерть Фан Лина, лицо юноши как-то странно исказилось, это искажение внутренних сил, это же была попытка переместить душу в растение!

Тогда Бай Сяочань просто подумал, что это немного странно, но не придал особого значения, разве что обеспокоился слегка в глубине души, но теперь… Он наконец понял, что противник демонстрировал… Трансформацию Души в Растение!(Прим. пер. Опять же этот момент не совсем ясен. Так что можете пока не воспринимать эти пару абзацев как данность. Я лично такого не помню.)

Однако наследием, полученным Бай Сяочанем, стало… Дао Всех Растений Мира!

Алхимическая печь неба и земли, Дао всех растений мира, Трансформация души в растение – эти три божественных техники были основополагающими путями, что поддерживали силу Секты Реки Пилюль!

Однако в результате похищения Сектой Кровавой Реки этой половины Остатка Стены Священной Пилюли в далёком прошлом, Секта Реки Пилюль утратила знания о Дао Всех Трав Мира, возможно это и было одной из причин постепенного ослабления секты в будущем.

«Берутся любые из растений мира, смешиваются, их свойства изменяются в процессе, усиливаются, оставляя лишь нужные… Это дао медицины невероятно!» - Бай Сяочань учащённо дышал, он и сам такого не ожидал, собираясь лишь устроить небольшое представление для секты, однако он и в самом деле смог постичь сокрытое в этой стене наследие.

И пока он с трудом выдерживал мощь этого потока знаний, зелёный свет, исходящий от Остатка Стены Священной Пилюли становился всё слабее и слабее, однако сияние, охватившее самого Бай Сяочаня, напротив, становилось всё сильней и сильней. И вот, спустя ещё несколько дней, когда свет исходящий от стены окончательно померк, Бай Сяочань внезапно распахнул глаза, исходящее от него ослепительное зелёное сияние затмевало небеса, внезапно в нём стали мелькать образы бесчисленных растений, непрерывно сливаясь и превращаясь в нечто совершенно иное.

Это феномен в небе заставил всех учеников Секты Кровавой Реки застыть в изумлении. И вновь имя Е Цзана гремело по всей секте, и вновь слава о его новых достижениях достигла других сект, снова весь мир культиваторов нижнего течения Восточной реки на все лады повторял это имя.

- Е Цзан… - Сун Цзюньван встала, она с беспокойством посмотрела на Бай Сяочаня, он выглядел крайне измождённым, практически кожа да кости, однако в глазах его горел удивительный свет.

- Я должен идти очищать лекарства! – Бай Сяочань лишь кивнул Сун Цзюньван, явно не собираясь говорить больше, он хотел как можно быстрее усвоить все эти переполняющие его разум знания, на практике использовать этот метод переработки лекарств, чтобы навсегда высечь в своём сознании образы всех этих удивительных растений и методик. Он тут же взлетел, направившись в сторону Среднего Пика. Его провожало множество взглядов, в том числе и взгляды патриархов с Пика Предка, полные ожиданий.

Вернувшись в свою пещеру бессмертного, Бай Сяочань закрылся там, при нём было не так много растений, однако он не колеблясь решил использовать их все, открыв свою алхимическую печь. Однако он не собирался заниматься их очисткой, он хотел создать пилюлю переработки растений.

В процессе он изменял свойства своих трав, пытаясь освоить как можно больше, постоянно сверяясь с техникой наследия отпечатавшейся в его разуме, результаты были огромны, он забывал есть и спать, однако патриарх семьи Сун всеми силами поддерживал его, снабжая огромным количеством бесплатных растений и трав, и камнями кровавого пламени для поддержания огня в печи, посылая новые партии одну за другой.

На это шли чуть ли не все ресурсы секты, всё для того, чтобы Бай Сяочань как можно быстрее постиг это наследие древнего мастера, из этих трав многие были настоящей редкостью, и продавались по заоблачным ценам, но сейчас в ход шли даже они.

Их без колебаний отдавали Бай Сяочаню.

Даже начали посылать за травами молодёжь, отчего о Бай Сяочане заговорили с ещё большим уважением.

- Патриарх хочет, чтобы этот ученик во что бы то ни стало достиг статуса мастера, это только первая партия, нужны ещё травы, продолжайте присылать их!

В результате этих своевременных поставок, у Бай Сяочаня в процессе исследований наследия не возникло ни малейшей заминки, глаза его пылали всё ярче, его дао медицины стремительно развивалось, продвигаясь вперёд семимильными шагами.

Раскрыв ту книгу о медицине из Секты Духовной Реки, которую прежде он никак не мог понять, Бай Сяочань с удовольствием обнаружил, что теперь первая её часть стала ему неожиданно понятна!

Пусть даже пока это была лишь часть, после освоения Дао всех растений мира, глаза его вспыхнули ярким светом.

«Думаю теперь я наконец-то смогу очистить… медицинские пилюли четвёртого уровня, возможно даже пятого!»

Именно умение очищать лекарства четвёртого ранга было переломным моментом, если постичь его, вы уже были не просто учеником медицины, а становились… Мастером медицины!

 

Глава 222 - Я собираюсь очищать лекарства!

- Я собираюсь очищать лекарства! – Бай Сяочань поднял взгляд, в глазах его горела решимость, благодаря знаниям полученным от Остатка Стены Священной Пилюли, сведениям из медицинской книги Ханмэн(Прим. пер. Честно говоря, пока мне лично сложно точно сказать, какой смысл у этого названия. Морозная Секта? Бедный Дом? Врата Простуды? Семья Хан? Так что пусть будет так, так загадочнее.), помогли наконец Бай Сяочаню сделать прорыв за грань третьего уровня, и теперь его переполняли ожидания и желание попытаться очистить лекарства четвёртого уровня!

Нужно сказать, вся духовная медицина четвёртого уровня вызывает пристальное внимание со стороны всего мира культиваторов нижнего течения Восточной Реки, являясь невероятной ценностью, в ней нуждается любой культиватор заложения основ, и её основным символом, а также знаковым моментом является… Пилюля заложения основ!

Пилюля заложения основ, духовное лекарственное средство четвёртого уровня, создать её невероятно сложно. Только то, кто преуспеет в этом может считаться мастером медицины!

Мастеров медицины слишком мало, хотя у Секты Кровавой Реки в прошлом были такие мастера, сейчас нет ни одного… То же касалось и Секты Мистической Реки. Даже для Секты Реки Пилюль, не сказать, что они были обычным делом, по легендам в Секте Реки Пилюль был великий старейшина невероятно близкий к статусу великого мастера медицины.

Так что, за исключением Секты Реки Пилюль, мастер медицины был только… В Секте Духовной Реки, и был это… Ли Цинхоу!

И вот сейчас, Бай Сяочань находился на вершине третьего уровня, собираясь бросить вызов четвёртому. Его теоретических познаний было достаточно, чтобы совершить этот прорыв. Глубоко вдохнув, он протянул правую руку, раскрывая сумку с травами, которые секта в эти дни посылала ему одну за другой. Тщательно осмотрев травы, Бай Сяочань снова с силой втянул воздух, даже несколько перепроверок не помогли окончательно успокоить его разум.

- Это же Корень драконьего духа? Чтобы созреть ему нужно больше 700 лет… А это лист великого демона? Больше 400 лет… Плод тайны небес, цветок пути бессмертного… - Бай Сяочань вдохновлялся всё больше, среди растений, что прислали ему за эти дни, каждое было ценнее предыдущего, а редкость их не знала равных, одного взгляда на эти травы было достаточно, чтобы понять, какое большое значение придаёт секта Бай Сяочаню, это превосходило все ожидания Бай Сяочаня.

Он не мог отделать от мысли, что Секта Кровавой Реки относится к нему даже слишком хорошо… Ему постоянно приходилось себе напоминать, что он член Секты Духовной реки…

Бай Сяочань совсем запутался, тут взгляд его упал на две другие сумки-хранилища, также недавно присланные ему, которые он ещё не проверял.

В одной была алхимическая печь, в другой уникальные для Секты Кровавой Реки камни кровавого пламени!

Эти камни кровавого пламени были похожи на огненные кристаллы из Секты духовной реки, но куда мощнее, пламя этих камней давало немалые преимущества при очищении лекарств, можно сказать они являлись неотъемлемой частью уникальной для Секты Кровавой Реки переработки лекарственных препаратов. Внимательно изучив их Бай Сяочань обнаружил, что эти камни кровавого пламени на самом деле дают трёхцветное пламя.

Он был немного опечален, получить источник четырёхцветного пламени было бы просто прекрасно, однако даже получив этот источник трёхцветного пламени, Бай Сяочань был крайне доволен, планируя после переработки и очистки, тайно припрятать часть для себя.

Что до Четырёхлистной травы, хотя её хватало в его сумке-хранилище, он не решался использовать Черепаший котёл в Секте Кровавой Реки, опасаясь непредвиденных случайностей.

В этот момент он решил внимательнее осмотреть сумку с алхимической печью, когда он открыл сумку, взгляд его буквально остекленел, хоть он и так уже был немало шокирован, увидев здесь столько ценных растений, но увидев содержимое сумки, он был потрясён ещё больше.

«Это… Да сколько же тут алхимических печей?» - от шока в голове Бай Сяочаня всё гудело, алхимических печей в этой сумке-хранилище неожиданно оказалось больше сотни, больших и маленьких, самых разных по форме, явно старинных, повидавших немало лет, и новеньких и блестящих, их было так много, что в глазах Бай Сяочаня всё помутилось.

Он также увидел не менее десятка печей, что могли считаться настоящим магическим сокровищем, от них даже исходил слабый лекарственный запах, очевидно прежде их часто использовал настоящий мастер медицины.

- Это боевые трофеи? – Бай Сяочань протёр глаза, внимательно всматриваясь, на многих печах был один и тот же знак, и знак этот… Изображал треножник(Прим. пер. Конкретно в данном случае это такой металлический котёл на трёх ножках, «Дин» по-китайски. Использовался для всяких специфических церемоний. Ну, спустя несколько тысяч лет, когда просто варить в них уху и рис людям надоело. Буддисты и сейчас в своих храмах в них благовония втыкают.), символ Секты Реки Пилюль.

Очевидно все эти алхимические печи были трофеями, которые за все эти годы Секта Кровавой Реки отбирала у членов Секты Реки Пилюль…

В той же сумке-хранилище, отдельно от печей также находились нефритовые таблички. Изучив несколько Бай Сяочань снова был потрясён, и ему понадобилось куда больше времени, чтобы прийти в себя, эти таблички были ещё ценнее.

В них содержались записи, описывающие бесчисленные рецепты! Начиная первым и заканчивая пятым уровнем, они охватывали практически всё…

Бай Сяочань взволнованно вздохнул, глаза вспыхнули решительным светом, у него было множество трав и растений, было множество алхимических печей, множество рецептов. При виде таких богатств, он, не в силах удержаться, в радостном предвкушении потёр руки, тут же вытащил одну из алхимических печей, наполнил её камнем кровавого пламени, и направил поток духовной энергии заставив камень тут же вспыхнуть кроваво-красным пламенем.

- Очищение лекарств, очищение лекарств! – Бай Сяочань был сильно возбуждён, он решил начать не с пилюли заложения основ, а выбрал другой рецепт, носивший имя Пилюля Закалки Духа и Кристаллизации, тщательно всё изучив он приступил к очищению.

Время шло, мгновенно пролетело пол месяца, Бай Сяочань закрылся у себя, волосы его разлохматились, он с головой ушёл в очищение лекарств. Неудачи следовали одна за другой, но каждый раз он извлекал из этого урок и раз за разом повторял попытки, сознание его кипело от множества новых идей, и с каждой новой мыслью он пускался в пляс, громко смеясь.

Этот смех доносящийся из пещеры бессмертного, бросал в дрожь кровавые деревья, даже у культиваторов, случайно проходивших мимо, слышавших это, сердца тревожно сжимались. Однако многие лишь насмехались над этим.

- Ощутив что-то там в стене пилюль, думаете, он и правда сможет освоить духовную медицину?

- Хмпф, я слышал, чуть ли не все ресурсы лекарственных растений секты были направлены Е Цзану, он так сам выроет себе яму, если не сможет ничего достичь. Даже если он просто освоит духовную медицину на обычном уровне, ему явно не посчастливится.

- Какое-то там очищение лекарств, с чего вдруг секта придаёт ему такое большое значение?!

Большая часть культиваторов Среднего Пика относилась к Бай Сяочаню весьма враждебно, обычно они не посмели бы открыто выступать против него, но время шло и подобных разговоров становилось всё больше.

Однако как Сун Цзюньван, так и великие старейшины остальных трёх пиков, и даже некоторые великие старейшины с Пика Предка – все возлагали на Бай Сяочаня большие надежды. Патриарх семьи Сун также время от времени поглядывал на Средний Пик.

Быстро прошло десять дней, культиваторы Среднего Пика, видя , что Бай Сяочань до сих пор не показывается из своей пещеры, тайно насмехались над ним, слухи становились всё насыщеннее. Главной причиной этого была зависть к Бай Сяочаню. Зависть к его отношениям с великой старейшиной, зависть к тому, что секта вечно прикрывает его, зависть к тому, что его вот так запросто снабжают всеми этими редкими травами.

Однако сама по себе сила Бай Сяочаня была велика, с этой его Обращённой Кровью Предка и всем прочим… Он явно превосходил всех этих защитников с их обычным заложением основ, заставляя даже старейшин с заложением основ земного пульса чувствовать угрозу. Даже некоторые обладатели позднего заложения основ чувствовали её.

Прошло ещё три дня…

Очищение медицинских средств Бай Сяочаня в общей сложности заняло месяц, в своей пещере бессмертного он буквально сходил с ума, глаза его горели творческим безумием, когда он ходил взад и вперёд вокруг алхимической печи. Он занимался не только очисткой, но и пытался добиться новых, необходимых ему свойств от трав и растений, согласно полученному наследию. И даже после очередной неудачи, он ясно видел путь к успеху, раз за разом повторяя процесс. И вот наконец…

- В этот раз я должен добиться успеха! – Бай Сяочань облизнул губы, голос его звучал хрипло, он упрямо смотрел на алхимическую печь.

Так прошло несколько часов, и вот печь с силой содрогнулась, испуская сильный лекарственный аромат, Бай Сяочань с возбуждением заглянул внутрь, но очень быстро его волнение сменилось паникой.

- Это… Что там происходит?! – Бай Сяочань, распахнув глаза, пристально наблюдал за формированием пилюли, как вдруг от печи хлынула волна жара, словно процесс в печи стал нестабильным и камень кровавого пламени уже не мог поддерживать стабильную температуру. Острое чувство приближающейся критической ситуации пронзило разум Бай Сяочаня.

С острым пронзительным звоном алхимическая печь яростно затряслась, появились небольшие трещины, кроваво-красное пламя начало вырывать сквозь них, похоже алхимическая печь готова была взорваться в любой момент.

И эта ошеломляющая мощь, что разрывала печь изнутри была поистине безумной…

- Печь сейчас взорвётся! – у Бай Сячоаня перехватило дыхание, по спине пробежали мурашки, мощь, образующуюся при создании пилюль четвёртого уровня, нельзя было сравнить ни с третьим, ни со вторым уровнями.

Если уж мощь взрыва печи при очищении лекарств третьего уровня могла быть невероятно ошеломляющей, теперь грозила взорваться печь с лекарством четвёртого уровня. От предчувствия грядущих масштабов и мощи этой катастрофы, зрачки Бай Сяочаня сузились, он чувствовал, что сила это будет сравнима с мощью самоуничтожения культиватора уровня заложения основ.

Однако времени на раздумья уже почти не оставалось, Бай Сяочань, крича, использовал все свои силы, чтобы схватить печь, выбежать из пещеры бессмертного, чувствуя, как бурлит около сердца эта чудовищная мощь, готовая вот-вот вырваться наружу, и, размахнувшись изо всех сил, яростно запустить алхимическую печь как можно выше в небо.

- Осторожно! – в момент броска Бай Сяочань издал страшный рёв, что разнёсся по всему Среднему Пику, тут же алхимическая печь в воздухе взорвалась с поистине чудовищным грохотом, словно неожиданно ударил божественный гром, ударная волна сметала всё на своём пути.

В момент взрыва, неудавшийся чёрный лекарственный состав также разлетелся повсюду, во всех направлениях. Что было ещё более ужасающим, осколки печи, покрытые этой чёрной массой, яростно пылали, разукрасив всё небо прекрасными цветами всепоглощающего беспощадного пламени…

Это заставило проснуться в шоке множество учеников Среднего пика, побледнев, они поспешно выбегали наружу.

- Что это?!

- Что тут случилось?!

- Нападение Секты Духовной Реки?

Все эти культиваторы были напуганы, увидев небо охваченное пламенем, прямо на них словно падал метеоритный дождь, огненные осколки разлетались во всех направлениях, с грохотом врезаясь в Средний Пик при падении.

Грохот бесчисленных столкновений слился в непрестанный гул, всюду, где падали осколки печи, тут же разгоралось пламя, загорелись даже некоторые культиваторы, с пылающими волосами они теперь с отчаянными воплями носились вокруг.

Весь Средний Пик мгновенно погрузился в хаос, Сун Цзюньван тоже была шокирована происходящим, тут же прибыв на место, оторопело глядя, как многие из районом Среднего Пика превращаются в море пламени, пахло гарью. Присмотревшись, она выяснила, что эти таинственные пылающие осколки на самом деле куски алхимической печи, невольно у неё перехватило дыхание.

- Это последствия очищения лекарств? Может ли очищение лекарств… быть настолько ужасающим? – она просто не могла в такое поверить, по её мнению очищение лекарств это спокойное и мирное занятие, даже если что-то идёт не так, это не превращается в катастрофу и стихийное бедствие.

Если бы здесь были ученики Секты Духовной Реки, подобное показалось бы им до боли знакомым, узнав правду, они бы, несомненно, с сочувствием взглянули бы на учеников Секты Кровавой Реки… не желая пугать их тем, что подсказывало им сердце.

«Если старший дядя Бай снова взялся за очищение лекарств, то ваши неприятности… Только начинаются.»

 

Глава 223 - Алхимические печи везде!

Бай Сяочань был крайне встревожен, при виде столь неожиданных последствий взрыва печи, сердце его наполнилось мраком…

«Сейчас, если бы я хоть немного промедлил, эта алхимическая печь взорвалась бы прямо в пещере. А с такой мощью взрыва всё явно не ограничилось бы лишь её разрушением, даже если бы я в процессе не расстался со своей несчастной жизнью, последствия были бы очень печальными, ну очень печальными.» - Бай Сяочань схватился за голову, с извиняющимся видом посмотрел на охваченных яростью и огнём людей вдали, поспешил укрепить магическую защиту пещеры бессмертного и скрылся внутри.

Готовясь к приёму гостей, Бай Сяочань ждал целый день, пока с удивлением не обнаружил, что никто не показывается, он выждал ещё, но никто так и не пришёл.

- Довольно странно… Ну хорошо, раз проблем не возникло, вернёмся к очищению, почему алхимическая печь взорвалась? – Бай Сяочань покачал головой и снова уселся, скрестив ноги, в своей пещере бессмертного, подперев подбородок и глубоко задумавшись.

Хотя он сам не понимал, почему же никто не пришёл, но Бай Сяочань стал широко известен как Демон Е, обретя зловещую славу. Не то чтобы все эти пострадавшие люди не хотели нанести ему визит, но вспоминая огромный меч крови Бай Сяочаня, то, как безжалостно он тогда убил многих культиваторов, они могли лишь терпеть, сжав зубы.

Ещё одной причиной было то, что хотя взрыв алхимической печи выглядел крайне внушительно и устрашающе, погрузив всё вокруг в море пламени, действительно серьёзно пострадали лишь немногие.

Три дня спустя Бай Сяочань поднялся, решительно хлопнув себя по бёдрам.

«Прежде, при очищении пилюль третьего уровня, печи тоже порой взрывались, но на этот раз причина в другом. Получается в тот момент, когда формируется пилюля четвёртого уровня, она поглощает окружающую ци, что и вызывает эту нестабильность! Дело тут точно не в камне кровавого пламени, потому что волна разрушения шла изнутри!» - Бай Сяочань учащённо дышал, волосы торчали во все стороны, в глазах сверкнул свет понимания, по взмаху его рукава появилась новая печь, чтобы продолжать очищение.

На этот раз ему потребовалось не так много времени, всего один день, и вот он уже вновь пристально наблюдал за формированием нового духовного лекарства, следя за малейшими изменениями, готовый ко всему. Внезапно, в считанные мгновения, на поверхности печи вновь появились трещины, буря неконтролируемой силы рвалась изнутри, стараясь вырваться наружу, и в этот раз эта мощь была ещё более ошеломляющей, чем прежде.

У Бай Сяочаня перехватило дыхание, он поспешил подхватить печь и, стремительно выскочив из пещеры бессмертного, швырнул её в воздух, на этот раз у него даже не хватило времени, чтобы предупреждающе крикнуть…

Раздался оглушительный грохот, превзошедший даже небесный гром, он мигом разнёсся по всему Среднему Пику, печь взорвалась, разлетевшись десятками осколков, на этот раз пылающих фиолетовым пламенем, что с грохотом начали врезаться в землю.

Свист и грохот бесчисленных осколков печи слились с бесчисленными злыми криками.

- Опять начинается, Е Цзан, что ты творишь?!

- Е Цзан, если ты собирался прикончить меня своими лекарствами, лучше выходи и сам брось мне вызов!

- Что за чудовищное средство он там вообще очищает?!

Криков и воплей становилось всё больше, уже больше десятка культиваторов были охвачены злостью и гневом. Однако они могли лишь переглянуться и сжать зубы, не смея связываться с Бай Сяочанем.

Бай Сяочань в своей пещере бессмертного был встревожен и напуган, он выжидал долгое время, но с удивлением обнаружил, что снова никто не собирается приходить к нему с претензиями, тронутый, он посмотрел наружу.

«Я благодарен, что вы понимаете ситуацию, и потому не стали злиться и требовать от меня ответа, обещаю, можете быть уверены… это будет последний раз», - глубоко вздохнув, Бай Сяочань подумал, что всё-таки здесь очень хорошие люди, после чего вернулся к очищению лекарств.

Три дня спустя…

- Проклятье, опять! – с безумным видом Бай Сяочань схватил алхимическую печь и свирепо метнул её в воздух.

Бабах!

Пять дней спустя… Семь дней спустя… Десять дней спустя…

- Ну как так?! – Бай Сячоань уже с ума сходил, в очередной раз выкидывая алхимическую печь.

Бабах!

С ума все эти десять дней сходил и весь Средний Пик, постоянно, с завидной регулярностью, в небе взрывались алхимические печи, каждый раз разлетаясь бесчисленными пылающими осколками, напоминая метеоритный дождь, в итоге на Среднем Пике почти не осталось мест, не задетых пламенем.

Выгорели все эти, лишь недавно отстроенные пещеры бессмертного, то и дело по всему Среднему Пику раздавались отчаянные крики и вопли очередного несчастного, попавшего в этот огненный ад, весь Средний пик превратился в бесплодную выжженную пустошь.

Шэнь Суаньцзы ещё повезло, его пещеру накрыло пылающими осколками, когда он ненадолго вышел.

Жажда убийства, кипевшая в сердцах всех этих несчастных культиваторов заложения основ, достигла уже чудовищных масштабов.

Выгорели даже многие прилегающие регионы, хотя дела там обстояли всё же получше. В итоге среди пострадавших оказались и некоторые культиваторы среднего заложения основ и даже позднего – по сути весь Средний Пик вот-вот готов был поднять настоящий бунт.

- Е Цзан, он заслуживает смерти за всё это!

- Убить Е Цзана, клянусь, он не человек!

- Проклятье, если так и дальше пойдёт он запросто уничтожит весь наш пик, такими темпами он тут не лекарства очистит, а пустит в переработку всех нас!

Особенное возмущение вызвал последний раз. Большая алхимическая печь неожиданно не взорвалась в воздухе, а рухнула вниз, угодив в один из кровавых водопадов. Тот самый водопад, где медитировал Сун Цюэ. Взрыв был ужасающим. Пылающая кровавая вода разлетелась во все стороны, напоминая настоящий огненный кровавый дождь. Следом оттуда с дикими воплями выскочил сам Сун Цюэ, всё его тело было охвачено пламенем, его брови и волосы пылали особенно ярко.

- Е Цзан!!! – издал Сун Цюэ душераздирающий рёв, с трудом сбив пламя, он тут же на полной скорости направился прямиком к пещере бессмертного Бай Сяочаня, в тот же время к нему присоединилось множество других культиваторов, яростный крик Сун Цюэ и этот пылающий кровавый ливень стали для них последней каплей, переполнившей чашу терпения.

- Убить Е Цзана!

- Если Е Цзан не умрёт, рано или поздно нас всех прикончат его эксперименты!

- Сначала похищение кровавой ци, потом погоня за тем кроликом, а теперь ещё и эти взрывающиеся алхимические печи, Е Цзан, да ты сам как катастрофа!

- Я просто обязан прикончить тебя, когда похищал кровавую ци, ты разрушил мою пещеру бессмертного, когда ты гонялся за кроликом, ты разрушил мою пещеру бессметного, и вот сейчас - она опять разрушена!

Никогда ещё Средний Пик не объединялся в столь единодушном порыве, тут были все – культиваторы раннего, среднего и даже позднего заложения основ. Практически 90% культиваторов пика собралось вместе, они жаждали выплеснуть наконец весь свой гнев и жажду убийства, направляясь прямиком к пещере бессмертного Бай Сяочаня, собираясь все вместе избавиться от него, выпустить свою ярость, разнести тут всё вместе с его пещерой.

В таком случае, даже если секта будет против, они вряд ли станут из-за одного трупа сурово наказывать целый пик подающих надежды культиваторов.

Бай Сяочань тоже заметил надвигающуюся угрозу, по спине пробежали мурашки, даже с его текущим средним уровнем заложения основ, он мог бы справиться со многими, но явно не со всеми. Тут было слишком много культиваторов заложения основ, многие владели земным пульсом и, помимо культиваторов начальной стадии заложения основ, хватало и культиваторов средней и даже поздней стадии. Причём злоба и жажда убийства прямо-таки кипели в них.

И эту пугающую картину не смягчало даже то, что у многих не хватало бровей и волос. Особенно возглавлявший толпу Сун Цюэ, на его голой блестящей голове не осталось ни единого волоска. От этой толпы разъярённых лысых культиваторов исходил несмолкаемый яростный рёв.

- Послушайте, дайте мне сначала сказать! – Бай Сяочань побледнел от страха, по спине мурашки бегали уже целыми табунами, в страхе и тревоге, он невольно отступил, готовясь немедленно бежать.

Тут же поднялся вой и грохот, люди всей толпой бросились на него, их сила стремительно набирала мощь, от них исходила зловещая, полная неконтролируемой ярости аура. Бай Сяочань почувствовал себя хрупкой лодочкой посреди океана, которую вот-вот захлестнёт бушующее море.

В этот момент с Пика Предков вдруг донеслось холодное хмыканье. Этот звук подействовал как ведро ледяной воды на кипящий от ярости разум толпы, заставив всех этих многочисленных культиваторов, готовящихся убить Бай Сяочаня, ошеломлённо вздрогнуть.

Разом утихомирить разъярённую толпу, такой силой мог обладать лишь патриарх или великий старейшина, этот звук, не важно, от кого он исходил, заставил сердца людей сжаться в страхе.

Между тем, из воздуха возникла великая старейшина Сун Цзюньван, оказавшись прямо перед Бай Сяочанем, люди, при виде этого, хоть они и остыли немного, сразу нахмурились.

- Достаточно, Е Цзан сделал это не специально, подобные инциденты при очищении лекарств неизбежны! – услышав её слова, окружающие их культиваторы ответили молчанием, хотя они с трепетом и страхом относились к великой старейшине, всё же это были суровые и упрямые люди, их разум и сердце просто отказывались принять это, в глазах их по-прежнему пылали ярость и жажда убийства.

- Также таково мнение патриарха! – продолжила говорить Сун Цзюньван, глаза её сверкнули убийственным холодом.

Стоявшие напротив культиваторы заложения основ, услышав эти слова, почувствовали, как сердца их наполняются обидой и горечью, невольно вздыхая про себя. Даже Сун Цюэ оставалось лишь проглотить свою обиду, сжать зубы и уйти, чувствуя, как ненависть к Бай Сяочаню разгорается ещё сильнее в его сердце.





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.252.156 (0.029 с.)