Глава 224 - А это будет считаться предательством?




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 224 - А это будет считаться предательством?



Время шло, за последние десять дней алхимические печи взрывались ещё два раза, однако пока Бай Сяочань не нашёл никакой другой возможности предотвращать взрывы, кроме как снижать количество препарата, он беспомощно чувствовал, что эти печи просто слишком слабы для таких процессов.

После снижения концентрации, он начал использовать свою новую технику дао всех трав мира, хотя по началу процесс был нестабилен, постепенно он стабилизировался и вот наконец Бай Сяочань добился успеха и смог очистить средство четвёртого уровня, Пилюлю Закалки Души и Кристаллизации.

Хотя у него получилось всего пять пилюль, и качество их было довольно низким, исходящая от них аура превосходила любые средства духовной медицины, что он очищал прежде, он прямо чувствовал, что когда он держит их в руке, его духовная ци вибрирует, отзываясь.

Словно у этих пилюль была своя духовная сила…

Это были первые созданные им пилюли четвёртого уровня, Бай Сяочань долго и внимательно изучал их, глубоко дыша, в глазах его всё сильнее разгоралось воодушевление. И всё же, хотя он был вполне уверен, что этих пилюль будет достаточно, чтобы удовлетворить запросы великих старейшин, возможно для патриарха они окажутся менее впечатляющими.

- Пока у меня есть возможность повысить качество пилюль, мне нужно продолжать, так, чтобы даже патриарх семьи Сун, только увидев их, был искренне убеждён в моём таланте! – Бай Сяочань задрал подбородок, до глубины души гордясь своими успехами, и  продолжил работу, оттачивая своё мастерство.

Он хотел полностью постичь создание лекарственных средств четвёртого уровня, добиться максимально возможного успеха, так же, как это происходило во время работы с пилюлями третьего уровня, он не обращал внимания на то, что происходило снаружи, полностью погрузившись в развитие своего дао медицины. На этот раз он решил испытать другой вариант рецепта, добившись более мощной духовной ауры, снова приступив к очищению.

И вот, несколько дней спустя, когда от лекарств уже ясно чувствовался совсем другой аромат, Бай Сяочань, сверкнув глазами, решительно сложил пальцами печать, дверцы печи распахнулись и оттуда хлынул зелёный(Прим. пер. Или синий, как уже говорил, у китайцев с этим всё сложно) дым, рассеиваясь.

- Хм? – Бай Сяочань не обратил внимания на этот дым, но вскоре его глаза сверкнули, когда он с удивлением обнаружил, что в печи… на самом деле нет никаких духовных лекарств!

- Как так? – Бай Сяочань был очень удивлён, он внимательно всё изучал некоторое время, но не нашёл и следа духовных лекарств, даже отходов процесса не было, словно всё содержимое печи вдруг растворилось прямо в воздухе.

Тут Бай Сяочань вспомнил о зелёном дыме, нахмурившись, он занялся очищением ещё раз, и внимательно изучив весь процесс, нашёл причину.

- Всё превратилось в этот зелёный дым? – видя как от печи поднимается этот зелёный дым, быстро рассеиваясь и исчезая, он попытался как-то поймать этот дым, но безрезультатно.

- Интересно, получается у каждого из медицинских средств четвёртого уровня есть свои уникальные свойства, - Бай Сяочань не собирался унывать, наоборот, его интерес только возрос.

В течение всего следующего месяца он экспериментировал со множеством различных методов, пустив в расход больше десятка печей, раз за разом терпя неудачу в попытках не дать зелёному дыму просто рассеяться.

И пока Бай Сяочань с головой ушёл в исследования и попытки усилить этот слабо узнаваемый духовный аромат, культиваторы Среднего Пика, ещё не отошедшие от кошмара взрывающихся в любое время дня и ночи алхимических печей, столкнулись с новым кошмаром.

Первым диарею подхватил Шэнь Суаньцзы, ночью, где-то десять дней назад он оттачивал своё мастерство вычисления людей, как вдруг изменился в лице, сильно удивлённый реакцией собственного организма, после чего он буквально побагровел и поспешно направился прочь. Той ночью Шэнь Суаньцзы порой всерьёз начинал думать, что ему конец. На следующее утро он был выжат досуха и смертельно бледен.

«Что происходит, уже десять лет, как я соблюдаю строгий пост, откуда же этот понос?» - Шэнь Суаньцзы, держась за живот, попытался было снова вернуться к тренировке, но тут вновь услышал этот противный булькающий звук в животе…

После этого культиваторы, в основном те, кто любил медитировать снаружи своей пещеры бессмертного, поглощая мощную энергию Среднего Пика, в самое непредсказуемое время, вдруг один за другим начинали меняться в лице, охваченные неконтролируемыми приступами поноса…

Если обычно диарея быстро проходит, то тут это продолжалось уже несколько дней, в самых тяжёлых случаях заставляя ходить в туалет по сотне раз в день… Даже те, кто легко отделался делали это раз по десять.

Весь Средний Пик сходил с ума, они и представить не могли, что за токсин такой может навредить культиваторам уровня заложения основ, и довести их до полной прострации.

- Кто-то отравил нас!

- Проклятье, в таком случае, это может быть Е Цзан!

Эпидемия диареи, словно острое инфекционное заболевание, быстро распространялась по Среднему Пику и прилегающим регионам, словно гору накрыл невидимый ядовитый туман, от которого не мог защититься ни один культиватор, независимо от его силы. Вскоре на всём Среднем Пике почти невозможно было уже встретить ни единого человека. Как бы люди ни сходили от всего этого с ума, у них попросту уже не было сил.

Эпидемия диареи явно не собиралась стихать, напротив, становилась всё более серьёзной… Сун Цюэ смотрел в пространство пустым взглядом, он выглядел вялым и безжизненным, он уже практически не вылезал из туалета, и не думая о тренировках, чувствуя себя обычным беспомощным смертным.

- Как же это случилось… Наверняка это всё Е Цзан с его очищением лекарств, он наверняка что-то там такое создал, что вызвало всё это!

Людей, которые догадались о причинах происходящего становилось всё больше, вот только никто из них не мог в таком состоянии даже просто отправиться к Бай Сяочаню, с таким поносом у них и пещеру бессмертного не получится надолго покинуть…

Постепенно Средний Пик превратился в пустые безжизненные земли, где все сидели в своих пещерах и… Даже Великая Старейшина пика, Сун Цзюньван вынуждена была покинуть свой Средний Пик, опасаясь последствий этого нового этапа очищения лекарств Бай Сяочаня.

- Этот парень, он… Как может его очищение лекарств быть настолько ужасающим?! – Сун Цзюньван, вздохнув, бросила сочувствующий взгляд на пик страдающих учеников.

Эта история разошлась по всем трём остальным пикам, заставив многих из их учеников, посчитавших всё это лишь шуткой и явным преувеличением, отправиться на Средний Пик, чтобы самим всё выяснить… Все они тут же менялись в лице и полностью отгораживались от мира в уединенном месте.

В итоге ученики Среднего Пика начали постепенно расползаться, понимая, что они должны срочно покинуть пик, не смея даже подумать, что будет, если они останутся здесь, хоть немного дольше. Однако их отравление было таким глубоким, что, даже покинув Средний Пик, им ещё долго не удавалось прийти в норму. Теперь они смотрели на пещеру Бай Сяочаня с её большим ужасом, если это возможно, они скорее предпочли бы взрывающиеся алхимические печи…

- Этот Е Цзан слишком безжалостен, наверняка это его месть за всё!

- Проклятье, это уже не демон ночи, это демон чумы!

- Демон Чумы Е Цзан!

С течением времени, с трудом вынеся всю эту боль, культиваторы заложения основ, уже не смели открыто ненавидеть Бай Сяочаня, подавляющим большинством голосов решив    ни в коем случае не провоцировать Е Цзана.

Они думали, что Е Цзан слишком страшен с этой его силой неразличимых убийственных пилюль, что могут свалить с ног любого.

Помимо прочего, многие культиваторы перестали относиться к дао медицины с таким пренебрежением, начав тратить время на его изучение… Даже на Пике Предка обратили внимание на это дело.

Однако сам Бай Сяочань ни о чём из этого не подозревал, благодаря тому, что сила и крепость его тела и организма многократно превосходили обычные, с его техникой бессмертия, сам он не пострадал, с головой уйдя в очищение лекарств. И вот, спустя ещё месяц, он наконец преуспел в том, чтобы не дать лекарству развеяться зелёным дымом и успешно заставить его осесть в алхимической печи, превратившись в вещество со слабо узнаваемым ароматом.

Но только очистив ещё несколько видов духовных лекарств четвёртого уровня и подняв их качество до 70%, полностью потратив все свои ресурсы медицинских растений, Бай Сяочань решил остановиться. Взяв пилюли он, взволнованно вздохнув, вышел из своей пещеры.

Снаружи всё было залито прекрасным солнечным светом, однако Бай Сяочаню показалось, что вокруг как-то слишком тихо, он широким взглядом окинул Средний Пик, убеждаясь, что вокруг царит полная тишина и не видно ни единого человека.

Бай Сяочань несколько удивился, но вскоре успокоился, с удовольствием вспомнив, что завершил наконец своё очищение лекарств и кажется на пик это никак не повлияло. Однако, по мере того, как он продолжал прогуливаться по пику, на него начал накатывать страх.

- Почему так тихо? – Бай Сяочань, чувствуя неладное, быстро спустился с горы, ни встретив по пути ни единого человека, даже пещеры бессмертного были совершенно пусты.

- Где люди? – Бай Сяочань моргнул, начиная нервничать.

Он поспешил пройти дальше, стоило ему покинуть гору, и он сразу увидел вдалеке одного из культиваторов Среднего Пика, которого поддерживало под руки двое учеников внутренней секты. Стоило ему увидеть Бай Сяочаня и тот затрясся всем телом, с ужасом глядя на него.

- Ты… Закончил? – Его дыхание участилось, когда он указал на Бай Сяочаня.

- А? Закончил, - Бай Сяочань был несколько ошарашен такой странной реакцией.

Стоило ему произнести эти слова, и на лице измождённого культиватора отразилась неимоверная радость, он тут же развернулся в сторону территории внутренней секты, издав громкий крик.

- Выходите, вы можете возвращаться в свои пещеры бессмертного, Демон Чумы… Наконец закончил очищать свои лекарства!

Стоило этому крику разнестись вокруг, как отовсюду с территории внутренней секты ему ответил многоголосый крик облегчения. Вскоре один за другим из пещер, при поддержке учеников внутренней секты, начали появляться измождённые культиваторы с измученными взглядами, в которых читалась такая же неописуемая радость.

- Правда? Демон Чумы закончил очищать лекарства?

- Небеса не оставили нас!

Наконец-то я смогу вернуться на Средний Пик…

Сун Цюэ также был в этой ликующей толпе, ноги его отчаянно дрожали, однако он продолжал упрямо сверлить Бай Сяочаня взглядом, он отличается от остальных, его не запугать так просто, жажда крови в этом взгляде была ужасающей.

Бай Сяочань растерянно почесал голову, терзаемый смутной виной, наблюдая как измученные культиваторы, поддерживаемые под руки учениками внутренней секты, с явным страхом обходят его по широкой дуге, один за другим устремляясь к Среднему Пику.

Не успела бы догореть и палочка благовоний(Прим. пер. Уточню, это устоявшееся выражение, обозначающее кратковременность событий, как наше в мгновение ока, только чуть подольше), а все эти сотни людей уже покинули это место. Тут Бай Сяочань, моргнув, увидел летящую издалека Сун Цзюньван, что вскоре опустилась перед ним, глядя наполненным сложными эмоциями взглядом.

- Старшая сестра Сун… - осторожно заговорил бай Сяочань.

- Закончил? Отдай пилюли мне, я передам их патриарху, - Сун Цзюньван заставила себя улыбнуться.

Бай Сяочань поспешно достал пять пилюль четвёртого уровня из своей сумки-хранилища, естественно это была лишь часть того, что он создал, он не собирался отдавать им всё.

Взяв пилюли, Сун Цзюньван тщательно их изучила, потом одарила Бай Сяочаня глубоким взглядом, улыбнувшись уже более искренно, после чего сказала Бай Сяованю ждать здесь и, превратившись в длинный радужный луч, взмыла к Среднему Пику.

Бай Сяочань был несколько встревожен, он уже знал, какие порядки действуют в Секте Кровавой Реки, и хотя у него была большая уверенность в успехе, на этот раз судьями будут выступать самые влиятельные люди секты, так что это дело было крайне важным, потому ему было немного не по себе.

Спустя промежуток времени едва достаточный, чтобы сгорела палочка благовоний, Сун Цзюньван вернулась, и на этот раз в её взгляде, обращенном на Бай Сяочаня мелькнуло нечто ещё более странное, после чего она бросила ему некий знак, после чего внезапно нежно коснулась его подбородка, мягко произнеся:

- Патриарх велел передать тебе, что отныне, покуда ты не предашь секту, ты можешь свободно пользоваться статусом, равноценным прямому наследнику семьи Сун!

Бай Сяочань сразу воодушевился, подумав, что теперь может позволить себе ненадолго сорваться с цепи, и, окинув взглядом великую старейшину перед собой, внезапно также протянул руку, в свою очередь нежно коснувшись её подбородка.

- А это будет считаться предательством? – он одарил Сун Цзюньван откровенной улыбкой, от которой та буквально застыла, она так давно занимала свою влиятельную позицию, что никто никогда не смел так откровенно заигрывать с ней, лицо её сразу залилось румянцем, однако в глазах также мелькнул ледяной холод.

- Кажется, я должна преподать тебе пару уроков насчёт уважения к великим старейшинам!

 

Глава 225 - Е Цзан, идём домой со мной!

С этим знаком, что даровал ему патриарх, Бай Сяочань действительно мог свободно творить всё, что захочет.

Даже если он начнёт убивать, ему ничего не будет!

Вот только с Сун Цзюньван это было бесполезно. Пусть даже Бай Сяочань достиг среднего заложения основ, Сун Цзюньван уже была на пороге прорыва к ядру бессмертия, более того… Сун Цзюньван даже не стала применять силу, она остановила Бай Сяочаня одним пристальным зловещим взглядом и ушла.

За следующие несколько дней, благодаря успеху Е Цзана в очищении лекарств, более того, очищении лекарств четвёртого уровня, его слава распространилась на всю секту, практически не осталось великих старейшин, которые не знали бы о Бай Сяочане.

Даже кровавый большой палец, что отгородился от всего мира на долгие годы ради тренировки, слышал имя Е Цзана, то же касалось и всех восьми патриархов.

Особенно патриарх семьи Сун, он придавал Бай Сяочаню большое значение, в стиле патриарха он решил этот вопрос разом от имени всего их рода, и надо сказать в Секте Кровавой Реки семья Сун была подобна колоссу, их влияние глубоко укоренилось по всей секте.

Между тем, новости о достижениях Е Цзана в очищении лекарств по многочисленным тайным каналам дошли практически до каждого из кланов культиваторов за пределами Секты Кровавой Реки, даже в Секте Духовной Реки узнали об этом. Многие, особенно Хоу Юньфэй и другие, были ошарашены, сразу вспомнив о Бай Сяочане… Вот только это казалось настолько невероятным, что они сразу отмели эти мысли.

Постоянные новые слухи о Е Цзане, заставили другие секты вновь переоценить статус Е Цзана в Секте Кровавой Реки, многие уже даже ставили его на один уровень с Сун Цюэ.

Хотя в самой Секте Кровавой Реки всё было не совсем так, в глазах многих Сун Цюэ… явно уступал Е Цзану. Е Цзан обладал не только силой и мощью, его методы ужасали, он был жесток и беспощаден, даже его очищение лекарств было поистине демоническим, всё это впечатляло людей куда больше.

Особенно рассказы об этой чудовищной эпидемии поноса, заразившей целый горный пик, они заставляли сердца людей сжиматься в ужасе, страх перед Бай Сяочанем рос день ото дня.

Его прозвище быстро сменилось с Демона Е на Демона Чумы, что способен насылать невидимые проклятия и убивать, не нанося ран. Одна мысль об этом внушала настоящий ужас.

Бай Сяочань также вовсю наслаждался подобным отношением людей в Секте Кровавой Реки на свой собственный манер. Практически все культиваторы Среднего Пика, тщательно всё обдумав, решили ни за что больше не связываться с ним.

Никто не хотел больше провоцировать его, хоть и осталось несколько упрямцев, они уже не могли поднять большие волнения.

Что касается учеников внутренней секты, в их глазах, Бай Сяочань был чем-то вроде древнего огромного хищного зверя, у них поджилки тряслись, когда они обсуждали Бай Сяочаня, человека, что одним своим присутствием смог запугать целый пик.

Сам Бай Сяочань последнее время пропал из поля зрения… Сун Цзюньван, пользуясь своим статусом великой старейшины пика отдала ряд приказов, например, чтобы Бай Сячоань очистил Средний Пик и восстановил все разрушенные им пещеры бессмертного, и ещё несколько подобных. В итоге Бай Сяочань в данный момент с горестным выражением восстанавливал Средний Пик.

- Чтобы я занимался таким грязным ручным трудом… - вздыхая время от времени, Бай Сяочань убирал Средний Пик.

Получив приказ от Сун Цзюньван, неожиданно заставивший его восстанавливать Средний Пик, все эти дни он занимался уборкой и ремонтом.

- Издеваются тут над человеком, почему она может лапать меня, а я не могу её даже коснуться?! – Бай Сяочань был возмущён, считая, что с его статусом, разбирать завалы и убирать мусор это пустая трата сил и времени

Тут издалека показался длинный радужный луч, покружив над горой, он нашёл место, где находился Бай Сяочань и направился прямиком к нему.

Присмотревшись, Бай Сяочань разглядел в этом луче великого старейшину Пика Трупов.

- Брат Е Цзан, - великий старейшина Пика Трупов улыбнулся, внезапно появившись прямо перед Бай Сяочанем, при виде метлы в его руках, глаза его сверкнули.

- Наказали? Этот старик слышал, что ты решился заигрывать с Сун Цзюньван! – хоть старик и был великим старейшиной Пика Трупов, он знал, что Е Цзан действительно силён, он даже привлёк внимание патриарха, а значит его ждёт безграничное будущее, он один из лучших представителей своего поколения, потому, в глубине души, он уже воспринимал Е Цзана как равного.

- Она первая стала заигрывать со мной! – упрямо задрав подбородок, недовольно заявил Бай Сяочань.

- Брат Е Цзан, позволь рассказать тебе, кто такая Сун Цзюньван, её прозвали кровавым скорпионом, за последние годы, из всех тех, кто осмелился спровоцировать её, никто ещё хорошо не кончил… В прошлом, когда она ещё была на уровне конденсации ци, я своими глазами видел, как парню, что хотел соблазнить её, отрезали… - великий старейшина, оглядевшись по сторонам, тихим шёпотом закончил фразу.

- Отрезали? – У Бай Сяочаня перехватило дыхание, он невольно опустил взгляд, посмотрев вниз широко распахнутыми глазами.

- А ты знаешь, что кровавое дитя Пика Малого Болота Сы Тухао, несколько лет назад также имел планы на Сун Цзюньван и в итоге чуть не умер, едва избежав той же судьбы!

- Отрезать у дитя крови?! – Бай Сяочань почувствовал, как по спине табунами бегут мурашки.

Он знал, что статус дитя крови в Секте Кровавой Реки крайне высок, лишь немногим уступая главе секты, а в кое чём и превосходя! Глава секты не может отдавать прямые приказы культиваторам пика, тогда как дитя крови может!

Всё потому, что дитя крови достигнув уровня ядра бессмертия становится кровавым большим пальцем, из которых, наряду с патриархами, и состоит глубочайшее ядро мощи всей секты!

Потому перед дитя крови преклонялись, их боялись, по ним сходили с ума, каждый ученик мечтал однажды добиться этого статуса.

Бай Сяочань со страхом и тревогой смотрел вниз, затем поспешил отвести взгляд, снова посмотрев на великого старейшину Пика Трупов.

- Вы пытаетесь напугать меня?

- Брат Е Цзан, как я могу пытаться напугать тебя, это всем известный факт! Ты же знаешь, наша дружба началась ещё когда ты был учеником внутренней секты, хотя пришёл я по более важному делу, видишь ли… Этот старик уже обсудил этот вопрос с главой секты, потому я хочу снова пригласить тебя на мой Пик Трупов и заняться очищением лекарств там. Ты же сам видишь, здесь тебе не будет спокойной жизни, придётся вечно выполнять приказы этой женщины, - великий старейшина Пика Трупов приветливо улыбнулся, - Можешь быть уверен, все твои запросы будут удовлетворены, ты получишь любые ресурсы, что понадобятся тебе для очищения лекарств, мы уже многое подготовили, более того, когда процесс пойдёт, мы не забудем отблагодарить тебя! Дитя Крови моего Пика Трупов, просил передать, что пока ты будешь обеспечивать нас очищенными медицинскими препаратами, благодарность наша не будет знать границ. В качестве первого дара мы прямо сейчас готовы передать тебе зелёный труп, который ты когда-то лично вырастил!

Великий старейшина Пика Трупов, раскрыл свою сумку-хранилище и достал оттуда табличку, что позволяла контролировать зеленоволосый труп.

Бай Сяочань бросил взгляд на табличку, хоть этот знак и позволял его владельцу отдавать зеленоволосому трупу приказы, при желании он мог в любое время перехватить контроль, одной силой мысли.

И всё же предложение заняться очищением лекарств на Пике Трупов позволяло ему избежать наказания от Сун Цзюньван, и потому было довольно заманчивым, однако он не стал соглашаться сразу, несколько колеблясь.

- Вы вероятно знаете, что моё очищение лекарств, многих может разозлить… - произнёс Бай Сяочань.

- Кого волнует их злость? Этот старик лично расправится с каждым недовольным. Брат Е Цзан, ты можешь смело создавать свои лекарства, до тех пор, пока ты будешь снабжать нас пилюлями четвёртого уровня, всё остальное не важно! – поспешил уверить его великий старейшина Пика Трупов.

Бай Сяочань кашлянул, планируя и дальше изображать нерешительность, набивая себе цену, как вдруг холодное хмыканье разнеслось вокруг.

- Е Цзан, ты ещё не закончил с уборкой!

- А тебе, старик, явно не сидится на своём Пике Трупов, каждый раз, заявляясь на мой Средний Пик, ты пытаешься провернуть это! – раздавшийся голос Сун Цзюньван, заставил Бай Сяочаня и великого старейшину Пика Трупов поспешно перейти к делу.

- Я согласен! Когда отправляемся?

- Прямо сейчас! – великий старейшина Пика Трупов был крайне доволен, улыбаясь, он активировал свои силы и, подхватив Бай Сяочаня, превратился в длинный радужный луч, устремившийся к Пику Трупов.

- Е Цзан, куда это ты собрался?! – проводила их взглядом Сун Цзюньван, сердце её было объято яростным пламенем, она тут же взлетела следом, преградив путь великому старейшине Пика Трупов.

В этот момент с Пика Трупов вылетела чья-то кровавая тень, превратившись в мужчину средних лет, у него были кроваво-красные волосы, кроваво-красные одежды, даже кожа была кроваво-красной, в глазах сияла сила мощного заложенияоснов, явно не уступающего даже великим старейшинам, он в свою очередь преградил путь сунн Цзюньван.

- Цзюньван, младший брат Е Цзан потряс всю секту, даже патриарх ценит его, однако ты заставила делать его столь унизительные вещи, это само по себе неправильно. Но теперь, когда младший брат Е Цзан согласился очищать лекарства для моего Пика Трупов, ты можешь успокоиться, я не допущу, чтобы к нему относились столь же несправедливо! – кроваво-красный мужчина повёл рукой и весь Пик Трупаов содрогнулся, отвечая на призыв его силы, порождая невероятное давление, что разошлось во всех направлениях.

- Фенъя, даже если ты дитя крови Пика Трупов, ты не имеешь права вмешиваться в дела моего Среднего Пика! – в глазах Сун Цзюньван сверкнула жажда убийства.

Получается этот кроваво-красный человек был дитя крови Пика Трупов!

- Я не настолько беспомощен как Сы Тухао, сегодня ты не пройдёшь! – Фенъя сделал ещё один шаг вперёд, не давая пройти, великий старейшина Пика Трупов сразу воспользовался этим и, подхватив Бай Сяочаня вскоре оказался на Пике Трупов.

- Е Цзан, идём домой со мной! – от Сун Цзюньван хлынула мощная аура, когда она издали закричала это вслед Бай Сяочаню.

- Не пойду, говори что хочешь, я не вернусь! – Бай Сяочань, видя, что Сун Цзюньван остановлена, понимая, что он в безопасности, упрямо прокричал это в ответ, мотая головой.

- Ты вернёшься! – Сун Цзюньван топнула ногой, в глазах пылала ярость.

- Не вернусь! – упрямо отозвался Бай Сяочань, качая головой.

- Ну хорошо, Е Цзан, если ты сегодня не вернёшься, можешь вообще не возвращаться, даже не думай потом возвращаться! – зло крикнула Сун Цзюньван и улетела обратно на Средний Пик.

- И не вернусь! – Бай Сяочань, зло фыркнув, развернулся и направился вглубь территории Пика Трупов.

Всё это время великий старейшина Пика Трупов смотрел на эту сцену между ссорящимися Бай Сяочанем и Сун Цзюньван с какой-то неловкостью.

- Эти двое… - великий старейшина Пика Трупов замялся, у него начали проскальзывать определённые мысли...

На Пике Трупов многие слышали ссору этой парочки, особенно ошарашен был дитя крови Пика Трупов, растерянно моргнув, он подумал, что этот их обмен фразами уж очень сильно кое-что напоминает.

Впрочем, не он один подумал об этом, все культиваторы, что слышали это, не могли отделаться от мысли, что это слишком похоже на типичную ссору женатой пары, когда муж, разозлившись, уходит из дома, а жена кричит ему вслед…

Сегодня была седьмая ночь седьмого лунного месяца… И каждый мечтал услышать от своей второй половинки «Дорогой, идём домой со мной…»(Прим. пер. В эту ночь в Китае проходит традиционный фестиваль. Если не вдаваться совсем уж в подробности, то своего рода аналог Дня Святого Валентина)

 





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.215.185.97 (0.028 с.)