Отличия социологии от других наук об обществе



Какие бывают общественные науки?

Юриспруденция, Экономика, Психология, Филология, Лингвистика, Риторика, Социология, История, Политология, Педагогика, Культурология, География (физическая география и социально-экономическая география), Антропология.

3. Основные отличия социологии от естественных наук.

Естественные науки – физика, химия, биология, география, геология.

 

4. Типы знания: мифология, идеология, здравый смысл, наука.

Социология как наука.

Знание – форма существования и систематизации результатов познавательной деятельности человека.

Классификация знаний, которыми овладевает человек, основанная на определении источников их «добывания», т.е. получения. Так, различают знания научные, т.е. добытые посредством научных методов познания, и бытовые, добытые в практическом опыте личной и общественной жизни. Есть знания эзотерические, т.е. сокровенные, сокрытые, получаемые «внутренними» средствами тайновидения, тайночувствования, и знания аксиоматичные, т.е. очевидные, не требующие ни иллюстраций, ни доказательства. Различают точные знания, к каковым относятся естественно-математические, и духовные знания, т.е. знания о духовно-нравственных основах бытия. Типология знаний проводится и по их ценностной направленности, которой придерживается сам человек. Потому у каждого конкретного человека знания могут быть энциклопедическими или узкопрофессиональными, гуманистическими или натуралистическими, прагматическими или отвлеченными.

Идеоло́гия (греч. ιδεολογία, от греч. ιδεα — прообраз, идея; и λογος — слово, разум, учение) — совокупность системно упорядоченных взглядов, выражающая интересы различных социальных классов и других социальных групп, на основе которой осознаются и оцениваются отношения людей и их общностей к социальной действительности в целом и друг к другу и либо санкционируются установленные формы господства и власти (консервативные идеологии), либо обосновывается необходимость их преобразования и преодоления (радикальные и революционные идеологии)[1].

Мифоло́гия (греч. μυθολογία от μῦθος — предание, сказание и λόγος — слово, рассказ, учение) — может означать как древний фольклор и народные сказания (мифы, эпосы, сказкии т. п.), так и изучение этого материала в рамках научных дисциплин, например,сравнительная мифология[1][2].

Каждый человек имеет свой собственный образ окружающей действительности и общества, в котором он существует. Этот образ включает в себя представления о личности, свободе, равенстве и справедливости по отношению к другим людям, о семье, организации деятельности и других атрибутах его жизни. В отличие от таких наук, как физика, химия или биология, социология оперирует понятиями, которые понятны и ясны и постоянно употребляются в повседневной жизни. Отягощенные ошибочными мнениями, предрассудками, ложными стереотипами, люди во многих случаях превратно толкуют содержание социальных явлений. В связи с этим важно отделить обыденное знание, часто ошибочное и неполное, от научного знания. Для этого дадим краткие характеристики различных методов и источников получения знания об окружающей нас физической и социальной действительности.

Интуиция. Известный древнеримский врач, физиолог и анатом Гален, живший во II в. нашей эры, разработал схему строения человеческого тела, точно показав места, где оно может быть вскрыто без летального исхода. Как он мог определить уязвимые места человеческого организма? Конечно, он исходил из знания человеческой анатомии, полученного в результате наблюдений. Но, как считают современные ученые, этого было недостаточно. Многое основывалось на интуиции, которой Гален весьма доверял. Именно интуиция подсказала ему зоны, вмешательство в которые извне могло оказаться фатальным для человека.

Ученые, общественные и политические деятели, полководцы часто основывают свои действия на интуиции, которая может привести к благоприятным для них последствиям, оправдать их предположения, но может оказаться и ошибочной, вызвать долговременные заблуждения и тяжелые последствия.

Говоря об интуитивном способе получения знания, мы будем исходить из того, что интуиция - это вспышка проницательности (истинной или ложной), источник появления которой невозможно точно идентифицировать или объяснить. Интуиция служит основой для многих очень важных гипотез, которые могут быть проверены другими методами. Опыт развития науки показывает, что интуиция является непременным компонентом научного знания и ее основная ценность состоит в нахождении и формулировании гипотез научной теории, которые после проверки могут стать определяющими моментами научного открытия.

Вместе с тем интуиция не может считаться удовлетворительным источником знаний об окружающей действительности, формулирования глубоких выводов. Действительно, вспышек проницательности недостаточно для определения сущности окружающих нас явлений физического и социального мира. Справедливости ради надо сказать, что в некоторых случаях интуиция, основываясь на неотчетливой информации и обрывочных, незаконченных экспериментах, может привести к замечательным, гениальным выводам и даже к построению научных теорий. Но как такое интуитивное знание может быть проверено и верифицировано? Часто это просто невозможно сделать. Например, древнегреческий философ Анаксимандр пришел на основе интуиции к построению теории эволюции. Это произошло в VI в. до н.э., но только в XIX в. нашей эры появились возможности проверить и подтвердить ее. В большинстве случаев интуитивное знание не может быть проверено в момент появления интуитивной догадки. Что же касается изучения отношений между людьми, поведения индивидов и социальных групп, социальных движений и процессов, то в этом случае интуитивное знание чаще всего вообще не может быть проверено или такая возможность предоставляется только тогда, когда ситуация в обществе уже изменилась.

Опора на научные авторитеты. Две тысячи лет назад Гален знал об анатомии человека больше, чем любой из смертных, и до сих пор физиологи и анатомы почитают его как авторитет в этой области знания. Евклид установил, что две параллельные прямые никогда не пересекаются, и многие поколения школьников и студентов должны были без сомнения доверять этой аксиоме, ибо в противном случае их считали не знающими азбучные истины. Многие века научная творческая мысль Европы подавлялась авторитетом Аристотеля, и таких примеров можно привести великое множество. Да и сейчас обычны ситуации, когда все убеждены, что авторитет в каком-то вопросе безусловно прав, а идеи, не соответствующие его суждению, неправильны, что он является руководителем в окружающем нас мире и указывает путь исследователям.

Опасность злоупотребления авторитетом в науке существует, но мы не можем обойтись без авторитетного мнения. Это обусловливается тем, что все накопленное нами знание слишком объемно и расплывчато, а потому трудно для усвоения и практического использования. Не-обходимы ориентиры и основные положения, точки отсчета, от которых можно было бы оттолкнуться. Мы примем на веру то, что собрано и обработано в отдельных областях знания специалистами, считая их авторитетами. Но авторитетными признаются лишь сведения, полученные учеными и специалистами в тех областях, в которых они компетентны; люди, как правило, не признают авторитетов, судящих обо всем и вообще.

Обычно различают несколько видов авторитета в области получения, освоения и использования знания. Сакральный авторитет, или авторитет веры, покоится на незыблемом убеждении в том, что определенные традиции или документы (например, Библия, Коран, Веды и др.) являются сверхъестественными объектами и, значит, все знания, вся информация, содержащиеся в них, должны считаться абсолютно истинными и не могут подвергаться сомнению. К сакральному авторитету относят также веру в то, что некоторые группы или категории людей, а также социальные институты действительно обладают сверхъестественными знаниями и средствами воздействия на людей (церковь, врачи, знахари, святые, экстрасенсы и др.). В отличие от сакрального светский авторитет появляется в результате веры не в сверхъестественные озарения и способности, а в человеческие возможности, в силу познания и человеческий опыт. Светский авторитет разделяют на светский научный авторитет, который основан на эмпирическом исследовании, на данных, полученных на основе опытов, и светский гуманистический авторитет, который основан на вере в то, что определенная замечательная или великая личность действительно обладает выдающейся проницательностью в понимании явлений окружающего нас мира или в области человеческого поведения.

Область, в которой обществом, социальным слоем или социальной группой признается тот или иной авторитет, обычно очень узка и ограничена жесткими рамками. Люди, некомпетентные в данной области знания, должны полагаться на другие авторитеты. - специалистов, профессионалов. Это единственная возможность не быть смешным в глазах окружающих. Каждый в зависимости от уровня своего развития и социального окружения по-своему решает проблему выбора наиболее значимых авторитетов в различных областях человеческого знания.

Однако получение истинного научного знания основано на непременном условии, что нет научных авторитетов, которым принадлежало бы последнее слово в достижении истины по какому-либо вопросу. Ученый должен уважать научные авторитеты, но вместе с тем он создает и выдвигает новые научно обоснованные предположения и проверяет авторитетные выводы. Авторитет не должен препятствовать будущим исследователям, а, наоборот, может и должен стать трамплином к новым исследованиям. Научное знание расширяется, безжалостно отвергая "окончательные" решения, постоянно подвергая сомнению теории и выводы признанных авторитетов.

Традиция. Одним из самых убедительных источников получения и передачи знания является традиция, так как именно в ней аккумулируется мудрость веков. Но значит ли это, что тех, кто пренебрегает традиционными представлениями и выводами, можно считать либо психически неполноценными, либо глупцами, что если традиция хорошо зарекомендовала себя в прошлом, то ее основные положения следует принять в неизменном виде? Отвечая на этот вопрос, следует учитывать, что традиция сохраняет как совокупную мудрость, так и совокупную глупость, накопленную прошлыми поколениями. Ее можно представить себе в виде чердака общества, в который втиснуты все виды полезных образцов и все виды заблуждений, бесполезных и отживших реликтов. Великое дело научного познания состоит в том, чтобы помочь избежать повторения ошибок предков. Что же касается социологии, то одной из ее задач можно считать выделение из этих традиций настоящего, истинного и отметание всего устаревшего, являющегося преградой на пути исследования общества.

Общественный здравый смысл. В течение тысячелетий люди верили в то, что земля плоская, что камень и железо - абсолютно твердые тела, что истинный характер человека можно узнать по выражению его лица, что Солнце меньше Земли и т.д. Сегодня мы знаем, что многие из таких утверждений, основанных на здравом смысле, на общественном мнении, не являются истинными. В том случае, когда мы не знаем, откуда берутся и на чем основываются те или иные идеи или утверждения, мы объясняем их здравым смыслом. Дав такое объяснение своим идеям, мы обычно полагаем, что их не нужно проверять, и убеждаем себя в том, что идея или утверждение истинно, так как является само собой разумеющимся. Это убеждение может объединять людей в коллективном самообмане, предполагающем, что все эти идеи и утверждения всегда могут быть проверены, что в любой момент может быть доказана их истинность. Термин "общественный здравый смысл" придает значимость и важность различным понятиям (взглядам, мнениям), не имеющим систематизированных доказательств истинности, на которые можно было бы ссылаться. Общественный здравый смысл и традиция самым тесным образом связаны между собой, так как за множественными и разнообразными утверждениями общественного здравого смысла стоит определенный прошлый опыт, какие-то традиционные представления. Различие между традициями и общественным здравым смыслом можно увидеть прежде всего в том, что традиционным истинам доверяют в течение некоторого длительного промежутка времени, тогда как утверждения, сделанные на основе общественного здравого смысла, - это признаваемые некритические и обычно недолговечные выводы относительно различных сторон окружающей нас действительности, в которые может верить и которым может следовать весьма ограниченный круг людей.

Часто положения и утверждения, выдвигаемые общественным здравым смыслом, возникают из коллективных догадок, предчувствий, случайностей, ошибок. Именно использование общественным здравым смыслом прошлого опыта позволяет в некоторых случаях приходить к полезным и верным догадкам и выводам. Например, утверждение о том, что "в случае столкновения людей мягкий ответ снимает раздражение и напряженность", является ценным практическим наблюдением за событиями, происходящими в процессе повседневного взаимодействия людей. Однако наблюдения, основанные на общественном здравом смысле, во многих случаях приводят к ошибочным заключениям.

Здравый смысл может определяться как народной мудростью, так и заблуждениями, отделить которые друг от друга - задача науки. Социологам чаще, чем представителям других наук, приходится бороться с заблуждениями общественного здравого смысла, поскольку с предметом социологических исследований люди сталкиваются практически ежедневно и имеют по этому поводу достаточно устойчивые суждения. Поэтому социологи, представляя результаты своих научных разработок, должны уметь связать научное знание с ценным повседневным опытом, накопленным людьми в ходе их социальной деятельности.

Социология и “здравый смысл”

Социология дает нам возможность получить знания о нас самих, об обществах, в которых мы живем, и о других обществах, отделенных от нас в пространстве и во времени. Социологические исследования, с одной стороны,разрушают, а с другой, дополняют нашиоснованные на здравом смысле представления о нас самих и о других людях. Обратимся к следующему списку утверждений:
1. Романтическая любовь — это естественная часть жизненного опыта человека, поэтому она распространена во всех обществах и тесно связана с браком.
2. Продолжительность жизни людей зависит от их биологической предрасположенности и не может быть сильно связана с социальными различиями.
3. В прежние времена семья была стабильна, но сегодня количество распавшихся семей стремительно растет.
(29стр) 4. Во всех обществах всегда есть несчастные или подавленные люди, поэтому уровень самоубийств, по-видимому, будет одним и тем же повсюду.
5. Большинство людей во всем мире ценит материальное благополучие и будет добиваться преуспевания, если есть такая возможность.
6. Войны велись на протяжении всей истории человечества. Мы и теперь стоим перед угрозой ядерной войны, и это объясняется тем фактом, что человеку присущи агрессивные инстинкты, которые всегда найдут себе выход.
7. Распространение компьютеров и автоматизация промышленного производства значительно сократят продолжительность рабочего дня большей части населения.
Каждое из этих утверждений либо неверно, либо сомнительно, и понять, почему это так, помогут нам вопросы, которые постоянно задают — и на которые стараются ответить — социологи в своих работах. (Эти вопросы будут детально проанализированы в последующих главах.)
1. Как мы видели, идея брака, основанного на романтической любви, исключительно нова, ее не было ни в ранних западных обществах, ни в других культурах. В большей части обществ романтическая любовь совершенно неизвестна и сейчас.
2. Продолжительность жизни людей зависит от социальных влияний, потому что образ жизни действует как “фильтр” для биологических факторов, вызывающих болезни, дряхлость и смерть. Как правило, бедные менее здоровы, чем богатые, потому что они хуже питаются, их существование связано с физическими перегрузками, они имеют доступ к худшему медицинскому обслуживанию.
3. Если мы обратимся к началу ХГХ века, то увидим, что количество детей, живущих в семьях с одним биологическим родителем, было, вероятно, выше, чем сегодня, поскольку люди часто умирали молодыми, особенно женщины при родах. Сейчас основные причины распада семей — это разводы и раздельное проживание супругов, но в целом относительное количество разрушенных семей не сильно различается.
4. Число самоубийств в разных обществах различно. Даже в западных странах уровни самоубийства значительно различаются. Скажем, число самоубийств в Соединенном королевстве в четыре раза выше, чем в Испании, но составляет только треть от уровня Венгрии. Число самоубийств резко возросло в течение основного периода индустриализации западных обществ, в XIX и началеXX века.
5. Ценность, которую многие придают материальному благополучию и преуспеванию, — в значительной степени недавнее достижение. Это связано с ростом “индивидуализма” на Западе — мы придаем большое значение индивидуальным достижениям. Во многих других культурах индивиды, как правило, ставят благо общины выше собственных желаний и склонностей. Материальное благополучие часто оценивается не очень высоко по сравнению с другими ценностями, например, религиозными.
6. Люди не имеют не только агрессивных инстинктов, но и инстинктов вообще, если “инстинкт” понимать как фиксированный генетически предопределенный образец поведения. Более того, на протяжении большей части истории человечества, когда люди жили небольшими племенными группами, войн в современной (30стр) их форме не существовало. Хотя некоторые такие группы и были агрессивными, но многие нет. Тогда еще не существовало армий, а стычки, если они случались, сводились лишь к небольшому числу жертв. Сегодняшняя угроза ядерной войны связана с “индустриализацией войны”, что составляет важный аспект индустриализации в целом.
7. Это предположение значительно отличается от предыдущих тем, что оно относится к будущему. Существуют значительные основания быть осторожными в отношении данной идеи. Полностью автоматизированные производства остаются редкостью, а рабочие места, исчезнувшие вследствие автоматизации, могут быть заменены новыми, возникающими где-то еще. У нас не может быть полной уверенности. Одна из задач социологии — дать максимально полный обзор фактов, относящихся к этим случаям.

Разумеется, социологические исследования не всегда противоречат здравому смыслу. Здравый смысл зачастую служит источником понимания в процессе изучения социального поведения. Следует, однако, подчеркнуть, что социолог должен быть готов задать вопрос о любом из наших убеждений (не важно, насколько оберегаемом нами): Так ли это на самом деле? Действуя подобным образом, социология способствует пониманию того, что есть “здравый смысл”. Многое из того, что мы относим к здравому смыслу, т. е. к тому, что известно всем, — например, то, что число разводов увеличилось в период после второй мировой войны, — основано на работах социологов и других ученых-обществоведов. Для того чтобы из года в год представлять материалы по вопросам брака и развода, необходимо проводить огромное количество регулярных исследований. То же самое относится и ко множеству остальных областей нашего “основывающегося на здравом смысле” знания.

 

Научное знание. Лишь в последние два с половиной столетия научный метод становится общепризнанным способом получения ответов на вопросы, возникающие при взаимодействии людей с окружающей действительностью. Что касается изучения социального мира, то в этой области наука стала авторитетным источником знаний сравнительно недавно (около 100 лет тому назад), и в столь короткий промежуток времени человечество получило о социальном мире больше знаний, чем за предыдущие 10 тыс. лет. Эффективное получение нового надежного знания связано прежде всего с использованием научных методов. Что же делает научные методы столь продуктивными? Чем они отличаются от других способов познания окружающего мира, от других способов постижения истины?

Основной отличительный признак научного познания состоит в том, что оно основано на доказательствах, которые могут быть проверены. Под доказательствами в этом случае мы будем понимать конкретные результаты фактических наблюдений, которые другие наблюдатели имеют возможность видеть, взвешивать, измерять, подсчитывать или проверять на точность. В настоящее время знание, основанное на доказательствах, стало привычным для членов обществ, и многие в какой-то степени осведомлены в отношении научных методов. Но еще несколько столетий назад средневековые схоласты могли вести длительные споры о том, сколько зубов у лошади, не беря на себя труд заглянуть ей в рот и посчитать зубы.

С тех пор как знание людей связывается с фактически проверяемыми доказательствами, наука имеет дело лишь с вопросами, по которым эти доказательства могут быть приведены. Такие вопросы, как, есть ли Бог, как предсказать судьбу или что делает предметы прекрасными, не входят в область научного знания, поскольку факты, относящиеся к ним, невозможно взвесить, оценить и проверить. Эти вопросы могут быть необыкновенно важными для людей, но научный метод не имеет инструментов для их решения. Ученые могут изучить причины веры человека в Бога, в судьбу, в прекрасное или во что-нибудь другое, либо определить личностные или социальные последствия той или иной веры, но это ничего не дает для определения истинности или ошибочности самих верований. Таким образом, наука не может дать ответы на все важные для человечества вопросы, многие из них находятся вне ее компетенция. Научный метод является наиболее эффективным источником реального, действительного знания о поведении людей и окружающей их действительности, но наука не может ответить на вопросы о сверхприродных явлениях или основополагающих принципах эстетики. Ответы на эти вопросы находят в метафизике или религии.

Каждый научный вывод служит наилучшей интерпретацией всех доступных в данный момент доказательств, но новые доказательства могут появиться на следующий же день, и, казалось бы, всесторонне и тщательно доказанный научный вывод в мгновение окажется несостоятельным. Постоянная критика и опровержение ранее доказанного -явление в науке обычное и даже обязательное: основополагающее свойство научного знания состоит в том, что все выводы и гипотезы, полученные с помощью научного метода, могут подвергаться критике и быть опровергнутыми. Это ведет к тому, что процесс научного познания бесконечен и не может быть абсолютной истины. Все научные истины основаны на опытных данных, соответствующих определенному этапу развития человеческой мысли. Поэтому они постоянно пересматриваются в свете новых доказательств, новых опытных данных. Некоторые научные выводы (например, о том, что Земля является сфероидом, что врожденные способности проявляются только в определенном культурном окружении) базируются на таком мощном фундаменте доказательств, что ученые сомневаются в возможности опровергнуть их новыми доказательствами.

Как и многие другие науки, социология развивалась в двух основных направлениях: фундаментальном и прикладном. Первое направление включает в себя проблемы социально-философского осмысления наиболее общих вопросов развития и функционирования общества и места в нем человеческой личности, гносеологические проблемные вопросы социологии, проблемы построения структур социальных ассоциаций, построения математических моделей социальных общностей и процессов, разработку методов изучения социальных процессов и явлений и т.д. На фундаментальном уровне осуществляются взаимосвязи социологии с другими науками и областями научного знания: философией, историей, культурологией, политологией, антропологией, психологией, экономикой, космогонией и др. Концепции, выдвигаемые социологией на фундаментальном уровне, отличаются высокой степенью абстракции; при этом, как правило, не выделяются для изучения такие конкретные социальные единицы, как социальная группа или социальный процесс. Такой уровень социологического знания принято называть общесоциологическим, а теории, возникающие на этом уровне, - общесоциологическими. Фундаментальные социологические теории возникли из социальной философии и психологии; они основывались на наблюдениях, умозаключениях и обобщениях различных сторон общественной жизни, которые давали сведения о единых для всех социальных структур законах поведения людей.

Вместе с тем очевидно, что социология как наука должна основываться на точных, конкретных данных об отдельных социальных фактах, составляющих процесс изменения и структуру общества. Эти данные собираются исследователями с помощью набора методов эмпирических исследований (опросов, наблюдений, изучения документов, экспериментов). Что касается эмпирического уровня, то в социологии это сбор многочисленных фактов, сведений, мнений членов социальных групп, личностных данных, их последующая обработка, а также обобщение и формулирование первичных выводов относительно конкретных явлений социальной жизни. Сюда относятся теоретические обобщения, полученные методом индукции (умозаключения от частных, единичных случаев к общим выводам). Общесоциологические теории и эмпирические исследования должны быть неразрывно связаны между собой, так как теоретизирование, не подкрепленное знанием конкретных фактов социальной действительности, становится бессодержательным, нежизненным. В то же время эмпирические исследования, не связанные общетеоретическими выводами, не могут объяснить природу большинства социальных явлений.

По мере возрастания требований к практическому решению социальных проблем современного общества возникла настоятельная необходимость в изучении и объяснении социальных явлений, происходящих в отдельных областях жизнедеятельности людей, в отдельных социальных общностях и социальных институтах. Резко возросший уровень эмпирических исследований требовал универсального теоретического аппарата для объяснения результатов теоретических изысканий. Однако фундаментальные исследования в социологии не могли приспособить свой теоретический аппарат для изучения таких разных социальных феноменов, как семья, государство, отклоняющееся поведение и т.д., в силу значительных различий в природе этих объектов исследования. В свою очередь фундаментальная наука испытывала значительный дефицит в эмпирической информации, так как эмпирические исследования, как правило, проводились в узкопрактических, утилитарных целях и трудно было связать их в единую систему. В результате произошел разрыв между фундаментальной социологией и эмпирическими исследованиями. В практической деятельности это отразилось, с одной стороны, на создании спекулятивных, не основанных на достаточно широкой эмпирической базе теоретических построений, а с другой - в появлении таких направлений получения знания, как позитивизм и эмпиризм, отрицающих необходимость общесоциологических, фундаментальных теорий.

Противостояние фундаментальных и эмпирических исследований в значительной степени тормозило развитие социологии, мешало кооперации ученых и объединению их усилий. Выход из этого положения был найден в результате формирования еще одного уровня социологического знания - теорий среднего уровня. Этот научный термин был введен в практическую деятельность исследователей американским социологом Робертом Мертоном (186). Как видно из рис. 2, теории среднего уровня занимают некоторое промежуточное положение между фундаментальными теориями и эмпирическим обобщением первичной социологической информации.

По мнению Р. Мертона, теории среднего уровня - это "теории, находящиеся в промежуточном пространстве между частными, но тоже необходимыми рабочими гипотезами, во множестве возникающими в ходе повседневных исследований, и всеохватывающими систематическими попытками создать единую теорию, которая будет объяснять все наблюдаемые типы социального поведения, социальных организаций и социальных изменений" (186, с. 39). Такие теории призваны обобщать и структурировать эмпирические данные в пределах отдельных областей социологического знания, таких, как изучение семьи, отклоняющегося поведения, конфликта и т.д. Используя в целом идеи и терминологию, заимствованную из фундаментальных социологических теорий, теории среднего уровня тем не менее формируют систему специфических понятий и определений, используемых только в данной области социологических исследований.

Теории среднего уровня, таким образом, относительно самостоятельны и вместе с тем тесно связаны как с эмпирическими исследованиями (которые поставляют необходимый "сырой" материал для их создания и развития), так и с общесоциологическими теоретическими построениями, которые дают возможность использовать наиболее общие теоретические разработки, модели и методы исследований. Это промежуточное положение теорий среднего уровня позволяет им сыграть роль мостика между "высокой" теорией и эмпирическими данными в результате исследования конкретных явлений и процессов.

Социологи полагают, что выделение теорий среднего уровня создает целый ряд неоспоримых удобств и преимуществ, главные из которых:

· возможность создания прочной и удобной теоретической основы для исследований конкретных областей человеческой деятельности и отдельных составляющих социальных структур без использования громоздкого и излишне абстрактного понятийного аппарата фундаментальных теорий;

· осуществление тесного взаимодействия с реальной жизнью людей, которая всегда находится в поле зрения теорий среднего уровня, отражающих практические проблемы жизни общества;

· демонстрирование возможностей и убедительности социологических исследований в глазах менеджеров, ученых и специалистов несоциологических областей знания (186, с. 40)

Появление и развитие теорий среднего уровня были с удовлетворением встречены социологами. В настоящее время эти теории прочно вошли в научную практику. Одновременно они породили достаточно узкую специализацию социологов, например появление социологов, которые работают только в области социологии семьи или социологии образования, собирают эмпирические данные, обобщают их и делают теоретические выводы и модели только в пределах этих областей социологического знания. Вместе с тем с введением в научную практику теорий среднего уровня повысилась эффективность деятельности социологов, занимающихся фундаментальными исследованиями, так как они стали получать богатые теоретические разработки в отдельных областях социологии и обобщать их, не обращаясь постоянно прямо к эмпирическим данным.

Все теории среднего уровня можно условно можно разделить на три группы: теории социальных институтов (изучающие сложные социальные зависимости и отношения), теории социальных общностей (рассматривающие структурные единицы общества - от малой группы до социального класса) и теории специализированных социальных процессов (изучающие социальные изменения и процессы). В каждой из выделенных нами групп содержится большое число теорий среднего уровня, которое увеличивается по мере углубления и развития изучения общества, по мере развития социологии как науки. Социологи, занимающиеся узкими областями исследования, разрабатывают специфический понятийный аппарат, проводят эмпирические исследования по своей группе проблем, обобщают полученные данные, делают теоретические обобщения и, наконец, соединяют эти обобщения в теорию в пределах своей узкой области. В результате этой деятельности социологи, занимающиеся теориями среднего уровня, находятся в тесном контакте с социологами, занимающимися фундаментальными исследованиями, поставляя ценные теоретические материалы, которые можно рассматривать как составную часть фундаментальных разработок.

Однако, в настоящее время использование данных теорий среднего уровня для развития общесоциологических теорий связано с определенными трудностями, так как социологи, занимающиеся исследованием разных сторон жизни общества, используют различные научные подходы к изучению стоящих перед ними проблем (одни используют концепции, относящиеся к области теории конфликтов, другие - к области социального обмена, и т.д.). Это говорит о том, что фундаментальная социология еще не решила своих проблем и не выработала единого, синтезированного подхода к изучению общества.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь - 54.198.58.62