Кодификация византийского права.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Кодификация византийского права.



При напряженной законодательной деятельности первых христианских императоров число изданных ими законов, которые в противоположность к jus — праву классических юристов — назывались leges, сильно возросло. Феодосий II признал необходимым привести это законодательство в известность, для чего он издал в 438 году свой кодекс («Codex Theodosianus»[1]), в котором в систематическом порядке собраны были все без изъятия законы, начиная с Константина Великого [2]. С изданием Феодосиева кодекса прекращается единство источников права для обеих частей Римской империи, Западной и Восточной. Юстиниан в 529 г. издал кодекс, до нас не дошедший. Вслед за тем Юстиниан, предпринимает кодификационную работу, обнимающую как право классических юристов (jus), так и законодательство императоров. Вся эта кодификационная работа получила в XII стол. общее название — Corpus juris civilis и распадается на три части: Институции Юстиниана (Institutiones), Дигесты или Пандекты (Digesta seu Pandektae) и собственно Кодекс (Codex). Первые две, обнародованные в 533 года, обнимают собой jus, то есть римское право в его чистом виде, и потому относятся к истории римского, а не византийского права. К последнему почти целиком относится кодекс, заключающий в себе 4600 конституций с 117 до 534 года, то есть со времен императора Адриана до первых годов царствования Юстиниана, и в отличие от первого Юстинианова кодекса названный Codex repetitae praelectionis. Он был составлен комиссией из пяти лиц под председательством Трибониана, которой было поручено устранить из законодательства повторения и противоречия, все лишнее и устарелое.

За время от 535 до 565 года Юстиниан издал целый ряд новых узаконений, новелл, в числе около 168, преимущественно церковного содержания и на греческом языке, который окончательно становится законодательным языком Византийской империи. Новеллы эти образовали содержание нескольких частных сборников, которыми продолжали пользоваться до самого падения Византии. Новейшие издания принадлежат Zachariä von Lingenthal, «Novell ae Justiniani» [3]. Новеллы всех остальных византийских императоров изданы в хронологическом порядке Zachariä в его сборнике «Jus Graeco-Romanum» [4].

Юстиниан преобразовал преподавание права и саму науку права стремился замкнуть в точно указанные пределы, запретив под страхом наказания писать какие бы то ни было комментарии к изданному им своду. Дозволены были только буквальные переводы на греческий язык указатели параллельных мест, извлечения из законов, а также сокращенное изложение всех Дигест или всего Кодекса. Такое изложение позже называлось σύντομος или έπιτομή; оно соответствует summa или summaria глоссаторов. Но уже при жизни Юстиниана юристы нарушили его запрет и начали писать комментарии. Зародилась довольно обширная юридическая литература, которая, однако, не выходила за пределы экзегезы и толкования Юстиниановых книг и никаких элементов творчества в себе не носила. Из авторов этого рода трудов более известны Феофил, Фалелей и Иоанн Схоластик (с 565 г. патриарх Константинопольский, † 578). Более всего замечательны Парафразы Юстиниановых Институций Феофила, который был одним из составителей Институций. Парафразы эти пользовались на Востоке громкой славой и даже вытеснили оригинал.[5]. Главным образом труды юристов VI в. обращались на обработку Кодекса; наиболее полная и замечательная принадлежит Фалелею. Появились и монографии по отдельным вопросам права (Μονόβιβλα). Таково сочинение неизвестного автора — «Αί ροπαί» (мгновенья), время составления которого относят к периоду от Юстиниана до Гераклия (565—641). Это — довольно полное собрание правил, в которых говорится о влиянии на правоотношения известных промежутков времени (от одного момента до столетия). Сочинение это издано Цахариэ с латинским переводом: «Αί ροπαί, oder die Schrift über die Zeitabschnitte» [6]. Другая замечательная монография, тоже неизвестного автора — Μονόβιβλος περί έαντιοφανειών, то есть книга о противоречиях, — представляет собой свод друг другу противоречащих мест в Дигестах и делает попытку к разрешению таких противоречий. Эту монографию относят к царствованию Гераклия (610—641).

В VI в. начинают появляться и сборники церковных канонов. Первый из них, до нас дошедший, принадлежит Иоанну Схоластику и обнимает собой каноны десяти соборов (четырех вселенских и шести поместных), а также правила апостольские и св. Василия Великого. Около того же времени составляются первые сборники императорских законов по делам церковным. Отдельно составленные сборники канонов и законов вскоре слились воедино, и таким образом возникли номоканоны, которых в первом периоде было два: номоканон в пятьдесят титулов и номоканон в XIV титулов. Второй из них отличается большей удовлетворительностью системы и большим разнообразием и богатством содержания (особенно в отношении положений гражданского права) и потому предпочтительно употреблялся в практике, хотя и номоканон в 50 титулов также пользовался почетом. Номоканон в XIV титулов обыкновенно называется номоканоном Фотия (константинопольского патриарха во второй половине IX стол.), которому он приписывался. Цахариэ отрицает прикосновенность Фотия к составлению этого номоканона, относящегося, по его мнению, ко временам Гераклия.

Второй период истории византийского права (717—867) обнимает правление Исаврийской династии. Важнейшим памятником этого времени является Эклога (то есть выборка, Έκλογή τών νόμών…), носящая следующее заглавие: «Выборка законов вкратце, учиненная Львом и Константином, мудрыми и благочестивыми царями, из Институций, Дигест, Кодекса и Новелл Великого Юстиниана, с исправлением в смысле большего человеколюбия»… Под императором Львом и Константином должно разуметь Льва Исавра и соправителя его Константина Копронима, а время издания относят к 739—741 г. Хотя в заглавии Эклоги указаны источники ее, но на самом деле это совершенно самостоятельное законодательство, в котором многое не только не согласовалось с Юстиниановым правом, но и прямо ему противоречило. В замечательном предисловии [7] проявляется стремление законодателей сделать юстицию безденежной и равно доступной для всех. Вскоре появились частные обработки Эклоги — краткая, названная Цахариэ частной Эклогой (Ecloga privata), и распространенная (Ecloga privata aucta). Последняя издана Цахариэ в его «Jus Graeco-Romanum» [8]; им же издана и официальная Эклога, в «Collectio librorum juris graeco-romani ineditorum» [9].

К Эклоге примыкают и столь же самобытным характером отличаются и другие законодательные труды императоров: Устав земледельческий [10] и Устав воинский (Νόμος στρατιωτικός). Замечательнейшим из них является земледельческий устав, представляющий собой нечто вроде сельского полицейского уложения. Главным образом занимается он разного рода кражами: леса, полевых и садовых плодов и т. под.; проступками и недосмотрами пастухов, повреждениями животных и от животных вроде потравы и так далее. Некоторые положения его проливают совершенно неожиданный свет на положение земледельческого класса в Византии VIII века; исследователи видят в них проявление славянских элементов.

Третий период в истории византийского права (867—1453) открывается воцарением Македонской династии, которая порывает всякую связь с идеями императоров-иконоборцев и наряду с другими их творениями осуждает и их законодательство, как «извращение добрых законоположений», то есть Юстинианова права. К восстановлению Юстинианова права и были направлены все усилия Василия Македонянина и Льва Мудрого. Император Василий задался целью отменить все устаревшие и неприменимые законы, а те части Юстинианова права, которые могли сохранять свою силу на будущее время, издать в очищенном и упорядоченном виде и, наконец издать краткое юридическое руководство или учебник, из которого приступающие к изучению права могли бы почерпать начальные его основания. Прежде всего осуществлена была последняя задача: между 870—878 г. Василием Македонянином и его сыновьями-соправителями Константином и Львом обнародован был Прохирон [11]. Назначение Прохирона было служить учебным руководством, но он несомненно был облечен и силой закона. Затем около 884 г. обнародована была не дошедшая до нас «Ревизия древних законов» (Ανακάθαρσις τών παλαιών νομων), то есть свод всего того, что осталось в силе от Юстинианова права. В видах приспособления Прохирона к Ревизии между 884—886 гг. императором Василием и его сыновьями-соправителями Львом и Александром издано было это руководство в новой пересмотренной редакции, под именем Эпанагоги (Έπαναγωγή, то есть воспроизведение,[12]).

Преемник Василия, Лев Мудрый, или Философ, в первые годы своего царствования (888—889) обнародовал очищенный свод Юстинианова права, который с X века получил наименование Базилик (τά βασιλικά, подразумевается νόμιμα — царские законы). Каждый титул Базилик начинается отрывком из сочинений римских юристов, помещенных в Дигестах; затем следуют извлечения из Кодекса, Институций и Новелл Юстиниановых, которыми дополняются или подтверждаются выдержки из Дигест. При этом редакторы «Базилик» пользовались преимущественно компиляцией неизвестного юриста, писавшего при Юстине II и прозванного Анонимом, а также Прохироном, из которого заимствовали многие положения уголовного права. Новеллы византийских императоров от Юстиниана до Василия в Базилики не вошли. Большинство дошедших до нас рукописей Базилик снабжено схолиями (глоссами). Сам текст Базилик рукописи эти содержит не целиком. 36 книг дошли до нас вполне, семь — с пропусками, а из 17 остальных книг сохранились только отрывки.[13] Не потеряли своего значения, однако, и многие положения из законодательства второго периода. Так, 17-й титул Эклоги, то есть уголовное уложение иконоборцев, целиком перешел в 39-й титул Прохирона, а отсюда в 60-ю книгу Базилик, которые признают и морской устав иконоборцев (53-я книга). Юристы продолжали пользоваться Эклогой и старались приноровить ее к новым кодификациям.

Прохирон, Эпанагога и Базилики являются последними кодификационными работами в Византийской империи; законодательная деятельность последующих императоров выразилась лишь в издании новелл, между которыми с X века начинают различать хрисовулы (χρυσόβουλλον), то есть грамоты с золотыми печатями. Некоторые из этих хрисовул содержат в себе положения общего права, светского и церковного, но главным образом это — грамоты, предоставляющие привилегии отдельным лицам и учреждениям. В Латинской империи, основанной крестоносцами по завоевании Византии, действовали Иерусалимские Ассизы, переведенные на греческий язык (см. Ассизы).

О преподавании права в этом периоде нет точных данных. Известно, что при императорах-иконоборцах все школы были закрыты, что XI и в особенности XII век были эпохой возрождения византийской образованности; относительно того же времени имеются указания, свидетельствующие о правильном преподавании права. Недавно только открыта новелла Константина Мономаха, из которой видно, что в 1045 г. этот император восстановил школу правоведения в Константинополе. Что касается довольно богатой юридической литературы того периода, то при изучении ее должно различать время до XII века, когда наряду с Базиликами юристы пользовались еще Юстиниановыми книгами, и от XII века, когда последние окончательно были вытеснены Базиликами, в свою очередь уступившими место разного рода сокращениям и извлечениям. Более замечательные произведения первой эпохи: Έπιτομή τών νόμων — сокращение законов в 50 титулах, составленное неизвестным автором в 920 г.; Сокращение Базилик (Synopsis Basilicorum или Synopsis major), неизвестного автора, относящееся к тому же времени; составленный в половине XI стол. сборник (Πεϊρα) мнений и решений знаменитого правоведа Евстафия, патриция римского, деятельность которого относится к 975—1025 гг . (сборник этот дает наглядную картину судебной практики того времени и содержит в себе много ценных данных об административном строе Византии, податях и т. п.); Руководство к изучению законов (πόνιμα или πόνιμα νομικόν), составленное во второй половине XI в., исключительно по Базиликам, Михаилом Атталиатом [14]. Ко второй эпохе относится Synopsis minor, неизвестного автора, времен никейского императора Иоанна III Дуки (1222—1255). Труд этот пользовался громкой славой, как об этом свидетельствуют большие заимствования из него в Шестикнижии Гарменопула и перевод его в XVI стол. на народный язык Феодосием Цигомалом; он издан Цахариэ в «Jus Graeco-Romanum» (т. II). Последним значительным памятником византийского правоведения, особенно замечательным по широкому распространению, выпавшему на его долю, является Шестикнижие Константина Гарменопула (см. это сл.), озаглавленное «Πρόχειρον τών νόμων», то есть ручная книга законов. Главным назначением этого труда, составленного незадолго до 1345 г., было дополнить Прохирон Василия, Константина и Льва. О системе и научном достоинстве Шестикнижия см. Бессарабские местные законы.[15]

Важнейшим источником церковного права этого периода являются новеллы императоров. В 883 г. номоканон в XIV титулов пополнен был канонами позднейших соборов. За этой дополнительной переработкой, которая обыкновенно приписывается константинопольскому патриарху Фотию, последовала переработка 1090 г., принадлежащая Феодору Весту. Наряду с этими номоканонами появляются другие, номоканоны эпитимийные (покаянные), или канонарии, существенная черта которых состоит в том, что долгосрочное публичное церковное покаяние, регулированное канонами соборов и отцов церкви, заменяется здесь краткосрочным непубличным покаянием, усиленным разными делами благочестия, как воздержание от вина, мяса, поклоны и т. п. Все эти номоканоны могут быть подразделены на 4 редакции; третья из них по времени принадлежит Никону Черногорцу (см. это сл.), четвертая — Матвею Властарю. В рассматриваемом периоде особое распространение получают еще так наз. синопсисы канонов, то есть сборники, в которых каноны изложены не в полном тексте, а в извлечении. Сокращение, сделанное Гарменопулом, составляет одно из приложений к его Шестикнижию. Другой подобный сборник составлен в 1335 г. иеромонахом Матвеем Властарем (см. это имя), под заглавием: «Алфавитная синтагма всех предметов, содержащихся в священных и божественных канонах». Сочинение Властаря скоро приобрело значение авторитета и до конца XVII в. служило главной настольной книгой для духовенства, судей и вообще юристов греко-славянского Востока.[16]. В XI и XII в. древние каноны во многих случаях были уже непонятны в подлинном древнегреческом тексте; много было в них и внутренних противоречий. Обнаружилась потребность в комментировании источников церковного права. Наиболее громкую славу приобрели три канониста XII века: Иоанн Зонара, Алексей Аристин и Феодор Вальсамон. Иоанн Зонара, автор хроники от сотворения мира до смерти императора Иоанна Комнена, составил в первой половине XII века комментарий к канонам, сообщая довольно подробные исторические сведения о соборах и порядке древнецерковной жизни, сопоставляя комментируемое правило с другими, касающимися того же предмета, ссылаясь на императорские законы и пользуясь для своих целей книгами Св. Писания и творениями отцов церкви. Алексей Аристин, бывший великим экономом константинопольской церкви в правление Мануила Комнена (1143—1180), составил комментарий к одному из так называемых синопсисов канонов. Главной его задачей было установить ясный и правильный смысл канонов; лишь изредка он делал разные исторические заметки, относящиеся к истории соборов, древнецерковного устройства и древних ересей. Замечательнейшим из канонистов-комментаторов был Вальсамон (см. соотв. статью), пользовавшийся чрезвычайным авторитетом. Толкования всех трех комментаторов напечатаны в «Σύνταγμα» Раллиса и Потлиса.

Покорив Византию, турки предоставили грекам ведаться по своим делам (гражданским) в своих судах; во главе этой юрисдикции поставлен был константинопольский патриарх. Судебная практика, наряду с обычаями, руководствовалась Synopsis Basilicorum, но в особенности Шестикнижием Гарменопула, о тогдашнем значении которого см. Бессарабские законы. В Греческом королевстве действ. Шестикнижие Гарменопула, наряду с торговым кодексом Наполеона и уголовным уложением 1833 г.; за Базиликами признается вспомогательное значение в случае неполноты или неясности Шестикнижия. Что касается церковного права, то большое распространение получил номоканон, составленный в 1562 г. Мануилом Малаксой. В 1800 г. в Лейпциге, по распоряжению константинопольского патриарха, состоялось официальное издание свода канонического права греческой церкви под именем Пидалион, то есть Кормчая книга. Пидалион действует и в автокефальной элладской церкви.[17].

Образование государства Салических франков. Государственный строй.

Салические франки или западные франки -- ветвь франков, жившая с 420 г. самостоятельно в Токсандрии и позже в Турнэ. Вождь Фарамонд -- фигура, возможно, фиктивная -- перешёл со своими подданными Рейн в западном направлении, укрепился там и отделился таким образом от рейнских франков. Фарамонд считается основателем династии Меровингов, возвратившейся в 509 в свои прежние земли и покорившей их.

Салические франки, во главе со своим вождем Хлодвигом (481-- 511 гг.), в результате победоносных войн в Галлии, иногда в проти-воборстве, иногда в союзе с Римом, создают обширное королевство, простиравшееся к 510 году от среднего течения Рейна до Пирене-ев. Хлодвиг же, утвердившись как представитель римского импе-ратора, становится властителем земель, повелителем единого, уже не племенного, а территориального королевства. Он приобретает право диктовать собственные законы, взимать налоги с местного населения и пр. Также он аннексировал различные мелкие государства и победил франкийских конкурентов.

В 486г. государство салических франков начало называться Суассонское королевство.

Развитие феодального государства у франков можно разделить на два этапа:

1) VI-VII вв. - период монархии Меровингов;

2) VIII в. - первая половина IX в. - период монархии Каролингов.

Возникновение государства у франков связано с именем одного из военных вождей - Хлодвига из рода Меровингов. Под его предводительством на рубеже V-VI вв. франками была завоевана основная часть Галлии. Образование нового государства сопровождалось развитием в недрах франкского общества феодализма, становлением новых отношений собственности и формированием классов (феодалов и крепостных крестьян). Всеобщая история государства и права / под ред. Батыра К.И. - М., 1993.С. 345.

Государство франков по своей форме было раннефеодальной монархией. Оно возникло в переходном от общинного к феодально-му строю, которое миновало в своем развитии стадию рабовладения. Это общество характеризуется многоукладностью (сочетанием рабовладельческих, родоплеменных, общинных, феодальных отношений), незавершенностью процесса создания основных классов феодального общества. В силу этого раннефеодальное государство несет на себе значительный отпечаток старой общинной организации, учреждений племенной демократии.

Хлодвиг стал первым королем франков, утвердившись в положении единоличного правителя. Дальновидным политическим шагом было принятие Хлодвигом и его дружиной христианства, что обеспечило ему поддержку галло-римской знати и католической церкви. Однако король в это время - прежде всего военный предводитель, военачальник, “хранитель мира” в королевстве. Королевские должностные лица - графы и сацебароны - выполняли в основном полицейские и фискальные функции. Продолжают существование соседская община (марка), а также органы общинного самоуправления - сотенные собрания, тунгины (их председатели, старосты) и рахинбурги (знатоки права).

В политическом отношении Франкское королевство при Меровингах (VI-VIIвв.) не было единым государством. Сыновья Хлодвига после его смерти начали междоусобную войну, которая продолжалась с небольшими перерывами более ста лет. Но именно в этот период произошло формирование новых социально-классовых отношений. С целью привлечения франкской знати короли практиковали широкую раздачу земли.

По мере того, как уменьшался земельный фонд королей, росло могущество крупных землевладельцев. Весь VII в. прошел под знаком ослабления королевской власти. В конечном счете короли были почти полностью отстранены от управления страной. Наступает так называемый период “ленивых королей”. Фактическим главой государства становится майордом - высшее должностное лицо в королевстве. К VIII в. этот пост стал наследственным достоянием рода Пипинидов.

В первой половине VIII в. майордом из этого рода Карл Мартелл провел ряд реформ, имевших важнейшие последствия для структуры франкского общества. Земли и жившие на них крестьяне стали передаваться не в полную собственность, а в условное пожизненное держание - бенефиций. Держатель бенефиция должен был нести службу, главным образом военную, в пользу лица, вручившего землю. Объем службы определялся размерами бенефиция. Отказ от службы лишал права на бенефиции. Таким образом, было создано хорошо вооруженное конное войско, укрепившее позиции центральной власти. Постепенно помимо главы государства бенефиции стали раздавать и крупные феодалы.

Это постепенно и привело к закабалению франкского крестьянства. Раздача франкскими королями земли усилила могущество знатных фамилий и ослабила позиций королевской власти. Последние по существу управляли государством, занимая пост майордома. На рубеже VII - VIII вв. эта должность делается наследственным достоянием знатного и богатого рода Каролингов, положившего начало новой династии. Рубеж, разделяющий эти периоды, характеризуется не только сменой пра-вящих династий. Он стал началом нового этапа глубокой социально-экономической и политической перестройки франкского общества, в ходе которой постепенно складывалось собственно феодальное государство в форме сеньориальной монархии.

В процессах становления и развития государственного аппарата франков можно выявить три главных направления. Первое направление, особенно характерное для на-чального этапа (V--VII вв.), проявилось в перерождении органов племенной демократии франков в органы новой, публичной власти, в собственно государственные органы. Второе -- определялось развитием органов вотчинного управления, третье -- было связано с постепенным превращением государственной власти франкских монархов в "частную" власть государей-сеньоров с формированием сеньориальной монархии, что выявилось в полной мере на завершающем этапе развития франкского общества (VIII--IX вв.).

Завоевание Галлии послужило мощным импульсом создания нового государственного аппарата у франков, ибо оно потребовало организации управления завоеванных областей, их защиты. Хлодвиг был первым франкским королем, утвердившим свое исключительное положение единоличного правителя. Из простого военачальника он превращается в монарха, добиваясь этого положения всеми средствами: вероломством, хитростью, уничтожением сородичей, других племенных вождей.

Власть франкских королей стала передаваться по наследству. В VI--VII вв. под прямым воздействием позднеримских порядков законодательные полномочия королей усиливаются, а в капитуля-риях не без влияния церкви уже говорится о священном характере королевской власти, о неограниченности ее законодательных полномочий. Показательно, что там же появляется понятие измены королю, относимой к тяжким преступлениям. История государства и права зарубежных стран / под ред. Жукова О.А., Крашенинниковой Н.А. - М., 1996. С. 120.

Уже первые франкские короли обладают значительной властью. Они созывают народное собрание, ополчение и командуют им во время войны, издают общеобязательные распоряжения, чинят высший суд в государстве, собирают налоги. Неисполнение королевского повеления каралось крупным штрафом или членовредительством вплоть до смертной казни.

Постепенно были ликвидированы местные формы самоуправления - традиционные собрания деревень. Страна была разбита на округа во главе с королевским чиновником (графом). Он осуществлял административную, судебную и военную власть во вверенном округе.

Центральное управление: майордом - первый сановник; маршал - руководитель королевской конницы (нередко командовал всем войском), пфальцграф - возглавлял королевский суд, референдарий - руководитель канцелярии, тезаурарий - "хранитель сокровищ" (государственный казначей) и т.д.

Королевские чиновники награждались имениями, располагали частью собираемых судебных пошлин. Со временем имения перешли в феодальную собственность их владельцев, а название должности - в почетный наследственный титул.

С середины VII в., в эпоху так называемых ленивых королей, знать уже непосредственно берет бразды правления в свои руки, отстраняя короля. Сначала это делается за счет все большего усиления роли и значения должности майордома, а затем путем прямого смещения короля. Ярким примером этому может служить сама смена королевской династии у франков. Еще в VII в. своим могуществом, земельным богатством стал выделяться род майордомов Пипинидов. Усиление центральной власти привело к провозглашению в 751 г. сына Карла Мартелла, Пипина, королем франков. При его сыне Карле(768-814 гг.), прозванном Великим, франкское королевство достигает своего расцвета.

В 809 г. Карл Великий коронуется в Риме в качестве императора. Эволюция государственного строя в этот период шла двумя направлениями: укрепление королевской власти и ликвидация местного самоуправления.

В начале IX века, после смерти Карла Великого, франкская монархия прекращает свое существование и распадается на ряд самостоятельных государств (Францию, Германию и Италию).



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.214.19 (0.015 с.)