ТОП 10:

Боевые действия в июне-декабре 1941 года



Обзор действий финской истрбительной авиации в 1941-1944 гг.

 

Предисловие

 

Тема боевых действий финской авиации в Континентальной войне против СССР (июнь 1941 – сентябрь 1944 года) в нашей печати почти не освещается. В мемуарах советских летчиков встречи с финскими самолётами редки, а их описание мало информативно. Чаще всего указывается, что финны были жестокими противниками, но войну они всё равно проиграли. До последнего времени так было принято считать и никаких особых подвижек не наблюдалось. Зато на Западе успехи финских истребителей оцениваются едва ли не лучше Luftwaffe. Достаточно сказать, что в список лучших асов вошли А.И.Юуутилайнен с 94 победами и Х.Винд с 72 победами – показатели для немцев среднестатистические, но учитывая небольшую протяженность фронта и невысокую активность в зимний период, финские пилоты вошли в число лучших асов всех времен.
Сделать подробный анализ боёв 1941-1944 годов весьма проблематично по одной простой причине — отсутствие полных данных о потерях и боевых повреждения финских и советских самолётов. В нашей печати по этой теме сведений исключительно мало, за исключением советского наступления в Карелии летом 1944 года. С другой стороны, источники с финской стороны анализировать очень трудно, так как большая их часть написана на финском языке (что, в общем-то, вполне логично). Впрочем, не всё так плохо.

В 2003 году издательство АСТ выпустило книгу Михаила Зефирова "Асы Второй Мировой Войны. Союзники Люфтваффе. Латвия. Эстония. Финляндия". Мной этот автор очень уважаем, тем более, что материал был подобран ранее не публиковавшийся на русском языке. Казалось бы, работа проведена на “отлично”, если бы не некоторые нюансы. В своей книге тему советско-финской войны 1939-1940 гг. Зефиров раскрыл достаточно полно и беспристрастно, но как только дело коснулось Продолжительной войны, можно подумать, что эту главу писал совсем другой автор. Наибольшее внимание почему-то уделяется 24-й авиационной эскадрильи ВВС Финляндии (LeLv24), летавшей на "брюстерах", хотя пилоты LeLv32 и LeLv26 добились не менее значительных, с финской точки зрения, достижений. Почему же так однобоко?
Обратимся к источникам — в библиографии по финской теме указано всего два больших издания на английском языке, два на русском и пять журнальных статей, откуда "перекочевали" целые отрывки текста без каких-либо изменений. Вроде бы негусто, но другие доступные издания в открытом поиске найти сложно. Так вот, в монографии "Lentolaivue 24" финских авторов К.Стенмана и К.Кескинена очень подробно рассказывается о боевой работе этой эскадрильи с отдельными "вкраплениями" действий других подразделений. Оттуда данные переносили тоже с небольшими изменениями, причем связи с другими источниками практически не проводилось. Остальным эскадрильям пришлось довольствоваться короткими описаниями воздушных боёв и смены аэродромов базирования.
Несколько иначе отражены события тех лет в монографии “Финские асы против "Сталинских соколов" из серии “Война в воздухе” под номером 21. Здесь приводится более адекватная оценка боевой работы финских лётчиков, но основная масса данных снова взята из "Lentolaivue 24".
Ещё одна книга вышла в 2008 году и называется “25 июня. Глупость или агрессия?”. Автором этого исследования является Марк Солонин, написавший более 30 книг на военную тему. Что же, имя вроде как авторитетное, но факты и рассуждения, приведенные в книге, мягко говоря, местами сильно удивляют. Более подробно о них будет рассказано ниже.
Таким образом, сейчас есть возможность более полно восстановить хронику воздушных сражений над Карелией и Ленинградом в 1941-1944 гг. Первый вариант статьи, часть которой была опубликована на сайте NNM в начале сентября 2011 года, существенно отличается от излагаемого ниже материала. По сути, более 60% статьи было написано заново на основе сравнения данных из различных печатных изданий и интернет-источников.

Общий смысл сводится к следующему – действия финской истребительной авиации действительно оказались более эффективными, чем советской. Несмотря на явное завышение побед и откровенные приписки пилоты ВВС Финляндии сбили больше самолётов противника, чем потеряли своих. В противном случае, если сложить все сбитые “фиаты” и “фоккеры” заявленные советской стороной, к 1943 году Финляндия просто осталась бы без истребителей.
Успехи финнов объясняются по меньшей мере двумя факторами – неумелым использованием авиационных соединений ВВС РККА (в первую очередь это касалось бомбардировщиков и штурмовиков) и более низкой подготовкой большинства советских лётчиков-истребителей, воевавших в Карелии. Не для кого не секрет, что летом-осенью 1941 года практиковались налёты групп бомбардировщиков без истребительного прикрытия, что приводило к необоснованным потерям не только в самолётах, но и в наиболее подготовленных экипажах. Уповать на то, что техника была старая, а лётчики неподготовленными к войне не стоит – такая же ситуация наблюдалась, для примера, во Франции в мае-июне 1940 года - тогда англо-французская бомбардировочная авиация, при схожих обстоятельствах, понесла просто катастрофические потери, а некоторые британские дивизионы перестали существовать. Другое дело, что в ноябре 1941 года северные участки фронта стабилизировались и крупные операции проводились только на юге Карелии и под Ленинградом. Это позволило думать, что на второстепенный Карельский фронт можно отправлять молодых лётчиков, не имевших никакого боевого опыта – дескать финны слабее немцев, а значит как “учебный материал” они более пригодны. Это заблуждение дорого обошлось советским ИАП. В первую очередь пострадали не “старожилы”, летавшие на “ишаках” и “чайках”, а полки недавно получившие британские “ураганы” (Hawker “Hurricane” Mk.I и Mk.II) и “томагавки” (Curtiss P-40B “Tomahawk”). Недостаточная освоенность техники, неграмотность её использования и откровенные ошибки командования ВВС РККА привели к быстрому сокращению числа этих истребителей, причем не только в боевых условиях. О подробностях боевого применения истребителей с обеих сторон и будет наш рассказ.

 

Начало положено

Взгляд с другой стороны

Потери и асы

Про скелеты в шкафу

Самолёты наши и не наши

Обзор действий финской истрбительной авиации в 1941-1944 гг.

 

Предисловие

 

Тема боевых действий финской авиации в Континентальной войне против СССР (июнь 1941 – сентябрь 1944 года) в нашей печати почти не освещается. В мемуарах советских летчиков встречи с финскими самолётами редки, а их описание мало информативно. Чаще всего указывается, что финны были жестокими противниками, но войну они всё равно проиграли. До последнего времени так было принято считать и никаких особых подвижек не наблюдалось. Зато на Западе успехи финских истребителей оцениваются едва ли не лучше Luftwaffe. Достаточно сказать, что в список лучших асов вошли А.И.Юуутилайнен с 94 победами и Х.Винд с 72 победами – показатели для немцев среднестатистические, но учитывая небольшую протяженность фронта и невысокую активность в зимний период, финские пилоты вошли в число лучших асов всех времен.
Сделать подробный анализ боёв 1941-1944 годов весьма проблематично по одной простой причине — отсутствие полных данных о потерях и боевых повреждения финских и советских самолётов. В нашей печати по этой теме сведений исключительно мало, за исключением советского наступления в Карелии летом 1944 года. С другой стороны, источники с финской стороны анализировать очень трудно, так как большая их часть написана на финском языке (что, в общем-то, вполне логично). Впрочем, не всё так плохо.

В 2003 году издательство АСТ выпустило книгу Михаила Зефирова "Асы Второй Мировой Войны. Союзники Люфтваффе. Латвия. Эстония. Финляндия". Мной этот автор очень уважаем, тем более, что материал был подобран ранее не публиковавшийся на русском языке. Казалось бы, работа проведена на “отлично”, если бы не некоторые нюансы. В своей книге тему советско-финской войны 1939-1940 гг. Зефиров раскрыл достаточно полно и беспристрастно, но как только дело коснулось Продолжительной войны, можно подумать, что эту главу писал совсем другой автор. Наибольшее внимание почему-то уделяется 24-й авиационной эскадрильи ВВС Финляндии (LeLv24), летавшей на "брюстерах", хотя пилоты LeLv32 и LeLv26 добились не менее значительных, с финской точки зрения, достижений. Почему же так однобоко?
Обратимся к источникам — в библиографии по финской теме указано всего два больших издания на английском языке, два на русском и пять журнальных статей, откуда "перекочевали" целые отрывки текста без каких-либо изменений. Вроде бы негусто, но другие доступные издания в открытом поиске найти сложно. Так вот, в монографии "Lentolaivue 24" финских авторов К.Стенмана и К.Кескинена очень подробно рассказывается о боевой работе этой эскадрильи с отдельными "вкраплениями" действий других подразделений. Оттуда данные переносили тоже с небольшими изменениями, причем связи с другими источниками практически не проводилось. Остальным эскадрильям пришлось довольствоваться короткими описаниями воздушных боёв и смены аэродромов базирования.
Несколько иначе отражены события тех лет в монографии “Финские асы против "Сталинских соколов" из серии “Война в воздухе” под номером 21. Здесь приводится более адекватная оценка боевой работы финских лётчиков, но основная масса данных снова взята из "Lentolaivue 24".
Ещё одна книга вышла в 2008 году и называется “25 июня. Глупость или агрессия?”. Автором этого исследования является Марк Солонин, написавший более 30 книг на военную тему. Что же, имя вроде как авторитетное, но факты и рассуждения, приведенные в книге, мягко говоря, местами сильно удивляют. Более подробно о них будет рассказано ниже.
Таким образом, сейчас есть возможность более полно восстановить хронику воздушных сражений над Карелией и Ленинградом в 1941-1944 гг. Первый вариант статьи, часть которой была опубликована на сайте NNM в начале сентября 2011 года, существенно отличается от излагаемого ниже материала. По сути, более 60% статьи было написано заново на основе сравнения данных из различных печатных изданий и интернет-источников.

Общий смысл сводится к следующему – действия финской истребительной авиации действительно оказались более эффективными, чем советской. Несмотря на явное завышение побед и откровенные приписки пилоты ВВС Финляндии сбили больше самолётов противника, чем потеряли своих. В противном случае, если сложить все сбитые “фиаты” и “фоккеры” заявленные советской стороной, к 1943 году Финляндия просто осталась бы без истребителей.
Успехи финнов объясняются по меньшей мере двумя факторами – неумелым использованием авиационных соединений ВВС РККА (в первую очередь это касалось бомбардировщиков и штурмовиков) и более низкой подготовкой большинства советских лётчиков-истребителей, воевавших в Карелии. Не для кого не секрет, что летом-осенью 1941 года практиковались налёты групп бомбардировщиков без истребительного прикрытия, что приводило к необоснованным потерям не только в самолётах, но и в наиболее подготовленных экипажах. Уповать на то, что техника была старая, а лётчики неподготовленными к войне не стоит – такая же ситуация наблюдалась, для примера, во Франции в мае-июне 1940 года - тогда англо-французская бомбардировочная авиация, при схожих обстоятельствах, понесла просто катастрофические потери, а некоторые британские дивизионы перестали существовать. Другое дело, что в ноябре 1941 года северные участки фронта стабилизировались и крупные операции проводились только на юге Карелии и под Ленинградом. Это позволило думать, что на второстепенный Карельский фронт можно отправлять молодых лётчиков, не имевших никакого боевого опыта – дескать финны слабее немцев, а значит как “учебный материал” они более пригодны. Это заблуждение дорого обошлось советским ИАП. В первую очередь пострадали не “старожилы”, летавшие на “ишаках” и “чайках”, а полки недавно получившие британские “ураганы” (Hawker “Hurricane” Mk.I и Mk.II) и “томагавки” (Curtiss P-40B “Tomahawk”). Недостаточная освоенность техники, неграмотность её использования и откровенные ошибки командования ВВС РККА привели к быстрому сокращению числа этих истребителей, причем не только в боевых условиях. О подробностях боевого применения истребителей с обеих сторон и будет наш рассказ.

 

Начало положено

Боевые действия в июне-декабре 1941 года

 

Финляндия вступила в войну 25-го июня 1941 года под предлогом возврата территорий, потерянных в марте 1940 года и “установления исторической справедливости”. Правда, портить отношения с западными союзниками тоже не хотелось и в официальных документах финская сторона придерживалась формулировки “совместно воюющая”, хотя жители оккупированных советских территория особо не почувствовали разницы между немцами и финнами.
По мнению М.Солонина финнов втянул в войну “кровавый сталинизм”, преследовавшей своей целью уничтожить Финляндию как независимое государство любой ценой. Определенная доля правды в этом есть и чтобы понять сложившуюся к 1941 году обстановку нужно заглянуть ещё на 25 лет назад.

Первая мировая война, проходившая для Российской Империи с переменным успехом, к ноябрю 1916 года привела к активному “политическому брожению” в войсках и росту антиправительственных настроений, в том числе на почве национализма. Финский парламент формально оставался лояльным царю, но после февральской революции всё активнее стали раздаваться требования о большем суверенитете страны. Автономия в составе Империи финнов уже не устраивала – им требовалась полная независимость и в декабре 1917 года они её получили. Казалось бы, чего же хотеть более? И вот тут в Финляндии остро встал вопрос классовой борьбы, который к маю 1918 года завершился полным разгромом финской Красной Армии. Прекрасно понимая, что Россия не готова к сопротивлению, столь любимый на Западе будущий маршал (а тогда регент) Густав Маннергейм, не без поддержки правительства, заручился помощью немцев, против которых воевал до этого три года. Почему немцы, а не Антанта? В то время союзники России сами испытывали кризис на Западном фронте, разрешить который удалось только летом 1918 года и то, при помощи Америки. Финны присоединились к тем, кто сильнее, и пользуясь этим начали “освободительный поход” к Петрограду и в Карелию. Сдерживать финское наступление большевики могли с большим трудом и, когда над Петроградом нависла угроза захвата, немцы сами попросили финнов остановиться на достигнутых рубежах – в противном случае захват российской столицы мог привести к резкому росту антигерманских настроений и временному объединений сил Красной и Белой армии. Вот этого немцами было совсем не нужно.
Но вот пришел ноябрь 1918 года и Финляндия, быстро сориентировавшись, бросилась в объятия Антанты. Англичане и французы приняли финнов очень радушно, продав и частично подарив много различного вооружения, а также полностью простив им короткую любовь с Германией. Накопив силы финское правительство решило довести дело до конца, но в середине 1919 года, когда было начато новое наступление, Петроград был уже не доступен. Оставалась Карелия, которой занялись вплотную. К великому разочарованию финнов боевые действия складывались далеко не так удачно, и в 1922 году был заключен очередной “вечный мир”, после которого начались массированные работы на “Линии Маннергейма”.
Зачем это нужно было делать, я полагаю, читатели догадаются сами. Отмечу только, что Сталин и Ленин действительно не думали ничего прощать ни финнам, ни полякам, ни румынам, которые в буквальном смысле вонзили нож в спину неокрепшей Советской России. Вот только тема расплаты за подобное мародерство рассматривается в современной историографии весьма однобоко. И вот почему.
Возьмем для примера другого "соседа" - Польшу, которая в 1919 году развязала войну по собственной инициативе и “откусила” солидный кусок территории не только от Белорусии и Украины, но и от Литвы. Это не говоря про земли Восточной Германии, отошедших полякам по воле Антанты. Как известно, Красная Армии не смогла довести войну до победного конца и в 1921 году был подписан крайне унизительный мирный договор с Польшей. Помимо этого, в плен попало около 45.000 красноармейцев, из которых в лагерях и тюрьмах погибло более 70% только в первые три межвоенных года. Об этом никто не предпочитает вспоминать мотивируя данный факт “ужасами войны”. Зато тема 5000 польских офицеров, расстрелянных в 1940 году под Катынью, рассматривается как безусловное зверство сталинизма. То, что это была крайняя жестокость по отношению строевым офицерам, абсолютно ясно и Сталина не оправдывает. Но если быть честными, то давайте будем честными до конца. На что надеялись поляки в 1939 году? На помощь Запада, как этот было 20 лет назад? Или на то, что русские, которых они стремились перебить как можно больше, будут к ним очень милосердны?
С Финляндией история вышла примерно такая же. Оставлять границу в 30 км от Ленинграда было крайне неразумно. В тоже время в Москве прекрасно отдавали себе отчет в том, что финны ни за какие коврижки не уступят территорию на Карельском перешейке. Финское правительство тоже не питало особых иллюзий относительно будущего. Более того, касательно соседства с СССР планы были далеко не миролюбивыми. В правительстве было озвучено мнение, что Ленинград вообще должен быть уничтожен, поскольку этот город является угрозой для финских границ. Таким образом, война становилась неизбежной и пакт Молотова-Риббентропа только ускорил этот процесс.
Особенностью Зимней войны были не только специфические условия, в которых предстояло воевать обоим армиям, но и политическая ситуация. Финляндию признали жертвой агрессии почти все члены Лиги Наций, что позволило организовать ей военную поддержку. С танками и бронемашинами не получилось, зато финнам передали несколько сотен единиц артиллерии и самолётов. Не остались в стороне страны бывшей Антанты, вообразившие, что новая интервенция позволит кардинально переломить ход боёв и склонить СССР к миру (или вообще вывести его из войны). Осуществить этот полуфантастический план союзники не смогли, а в июне 1940 года они и сами оказались в западне, которую устроила им Германия.
И всё-таки, западная помощь пришлась Финляндии очень кстати. Всего финское правительство купило 147 самолётов и ещё 82 (прямо говоря, это был настоящий хлам) передали в качестве безвозмездной помощи. Какими типами истребителей располагали ВВС Финляндии на июнь 1941 года будет рассказано в отдельной главе. Отмечу только, что большое разнообразие в самолётном парке являлось скорее минусом, чем плюсом, поскольку снабженцам и ремонтникам приходилось постоянно выкручиваться, чтобы поддерживать весь финский “интернационал” в боеготовом состоянии. Особенно это касалось итальянских FIAT G.50, и без того не отличавшихся высокой надежностью силовой установки.

Согласно широко распространенной сейчас версии вступление Финляндии в войну было спровоцировано бомбардировками финских аэродромов советской авиацией 25-30 июня 1941 года. Налёты были предприняты в связи с тем, что на аэродромах базировались немецкие бомбардировщики, вылетавшие на бомбардировку объектов на советской территории. Немецкая сторона эти сведения опровергнуть не пытается, но по мнению М.Солонина дело обстояло совсем не так, как мы это привыкли видеть.
Часто утверждается, что Финляндия вообще не готовилась к боевым действиям против СССР. Был вроде как только чисто оборонительный план и всё. К сожалению, это далеко не так. Идея вернуть утраченные территории никогда не оставляла готовы финских политиков и руководства Генштаба. Разумеется, что советская сторона сама эти земли не вернула бы, а значит новая война неизбежна, только теперь за спиной у финнов был намного более мощный союзник в лице Германии.
Для “жертвы агрессии” Финляндия вела себя несколько странно. Если проведение полной мобилизации к 19 июня 1941 года можно было оправдать подготовкой к отражению “советской угрозы” (хотя нападение на Финляндию не планировалось вообще), то захват 21-го июня демилитаризованных Аландских островов финскими войсками выглядит совсем не миролюбиво. То, что воевать с финнами всё-равно придется советское руководство хорошо понимало, но старалось не форсировать события. На этом фоне использование финских аэродромов немецкой авиацией сыграло роль красной тряпки, которой машут перед быком. Основная проблема была в том, что этой самой тряпкой махали весьма энергично (а быка раздражает именно действие, а её цвет) – то есть, самолёты Luftwaffe активно совершали разведывательные вылеты над территорией СССР. Сами по себе дальние разведчики “безобидны”, поскольку в их задачу не входит нанесение ущерба противнику – ущерб будут наносить бомбардировщики, которые воспользуются полученными разведданными. Всего на финских аэродромах базировалось всего 12 истребителей Bf.109F и 6 разведчиков Do.215, которым было бы трудно совершать “массированные налёты” на Ленинград. Выходит, бомбардировка финской территории была актом агрессии и снова во всем виноват СССР. В книге Марка Солонина "25 июня. Глупость или агрессия" развивается именно эта мысль и вот тут позволю себе не согласиться с данной теорией. Использование территории соседнего государства для размещения на нем своей авиации так или иначе приводило советское командование ко вполне определенным мыслям.

В соответствии с планом, для участия в налётах на финские аэродромы выделили 375 бомбардировщиков и 165 истребителей, но фактически 25-го июня в воздух смогло подняться около 300 самолётов. Видимо, предвоенный план бомбардировок финской территории всё же существовал, поскольку советские СБ действовали по вполне определенным целям в глубине Финляндии. В этой связи было совершенно не важно, взлетают с аэродромов разведчики или бомбардировщики – враг укрывается за спиной “нейтрала” и терпеть это было нельзя. А вот по мнению Солонина полёты “доронье” над Ленинградом стали причиной “неспровоцированного нападения”. В результате приказ о бомбардировках был отдан даже несмотря на возможные негативные последствия по вступлении Финляндии в войну. Более подробно о результатах и последствиях авиаударов по финской территории можно прочитать в статье “Советские бомбардировки Финляндии в июне 1941 года” из журнала “Авиация и время” №2 за 2005 год.
Позиция наших будущих союзников тоже была далеко не однозначной. Ещё в 1940 году президент США Рузвельт однозначно намекнул, что в случае войны СССР и Германии он окажет помощь той стране, которая станет жертвой нападения. В случае с Финляндией американский госсекретарь К.Халл поздравил финнов с успешным продвижением к старым границам. То есть, США одобряли действия союзника Германии, параллельно являясь основным союзником Великобритании. Вот такие политические интриги и двойные стандарты… Впрочем, вернемся к авиации.

При описании боёв 1941-1943 гг. автор книги "Асы Второй Мировой Войны. Союзники Люфтваффе. Латвия. Эстония. Финляндия" зачем-то полностью доверился западным авторам, в результате чего на страницы попало очень много описаний с формулировкой "согласно финским данным". Сведений с советской стороны очень немного, хотя в той же монографии "Lentolaivue 24" присутствуют названия различных ШАП, ИАП и СБАП. Разумеется, в бою трудновато определить принадлежность советского самолёта к какому-либо определенному соединению и, как правило, это можно было сделать в следующих случаях:

— имея абсолютно точные сведения о камуфляже и обозначениях советских самолётов – как правило, в 1941-1942 гг. “ишаки”, “чайки” и другие истребители несли стандартный камуфляж, различаясь только формой пятен и особенностями нанесения бортовых номеров. Весьма смутно представляется, что финны знали наизусть все советские самолёты;
— получение агентурных данных – в предвоенные годы финская и немецкая агентура работала очень хорошо, так что с данными о дислокации советской авиации проблем не было. Совсем иначе сложилась ситуация в военный период, когда поток информации шедший через линию фронта заметно уменьшился и до личных побед финских пилотов никому не было дела;
— данные радиоперехвата – один из самых эффективных методов, однако финны вряд ли могли прослушивать все радиочастоты, на которых работали советские станции;
— данные с постов ВНОС, от наземных войск и от пленных – тоже весьма эффективно, но целостной картины они дать не могли физически.

Помимо этого, возникало множество спорных моментов, к примеру, когда посты ВНОС падение самолёта не фиксировали, зато после допроса пленных уничтожение самолёта подтверждалось. Или другой пример – летчики одного звена, совершавшего боевой вылет, не видели воздушного боя, однако пост ВНОС подтвердил факт наличия стрельбы и “посыпавшихся с неба обломков” – такой случай был с финским асом Туоминеном.

Первый бой в ходе Продолжительной войны состоялся 25-го июня около 07:00, когда два В-239 перехватили соединение из 27 бомбардировщиков СБ, летевших на высоте 1500 метров в районе г.Хейнола, и сбили 5 самолётов. В течении суток пилоты LeLv24 добились ещё 5 побед, полностью подтвержденных советской стороной. Было потеряно три СБ из 2-го СБАП, шесть из 201-го СБАП и один из 202-го СБАП.
Пилоты старых “фоккеров” из LLv32 заявили о двух сбитых СБ из состава 2-й САД, а пилоты “фиатов” заявили о 13 уничтоженных бомбардировщиках в двух боях, причем в последнем они претендовали сразу на 10 побед. Советская сторона подтвердила потерю 9 самолётов из 72-го СБАП. В конце дня одиночный MS-406 сбил над Йоэнсу ещё один СБ, принадлежавший 10-му СБАП.
Итого, за 25 июня СБАПы потеряли не менее 20 самолётов. Подробно описывать, почему финны безнаказанно расстреляли два десятка советских СБ, я полагаю, не стоит. Как в “старые добрые времена” бомбардировщики летели одними и теми же маршрутами туда-назад без истребительного прикрытия. При таких условиях заставить противника жестоко расплатиться за самонадеянность было бы делом чести для истребителей любой страны и финны в очередной раз наказали ВВС РККА.
День 26-го июня принес одну победу, также подтвержденную советской стороной. Во время первого боя над поселком Корно два финских И-153, поднявшиеся на перехват группы из 18 СБ, совместными усилиями сбили один бомбардировщик. Советские самолёты направлялись бомбить аэродром Турку. Утверждается, что взлетное поле стало непригодно для дальнейших полётов.
Следующие три дня, с 27 по 30 июня, финские истребители неоднократно поднимались для обнаружения советских бомбардировщиков над Финским заливом, но ни разу перехватить их не удалось. Лишь 29 июня два “брюстера” совместными усилиями завалили две летающие лодки МБР-2, а в районе аэродрома Утти другая пара сбила разведывательный Пе-2. Примечательно, что победителем во второй схватке стал тот самый Й.Сарванто, на счету которого было шесть побед над ДБ-3 в одном бою. Кроме того, финны впервые повстречались с Пе-2. Вероятно, в тот же период имели место несколько других боёв. По советским данным с 25 июня по 1 июля бомбардировщики выполнили около 1000 вылетов атаковав 39 аэродромов. Финская сторона заявила о 34 сбитых самолётах, что по большей части нашло подтверждение в советских сводках.

Далее счет побед финских лётчиков-истребителей стал возрастать весьма стремительно. В ходе перехвата 12 СБ из состава 72-го СБАП, пытавшихся днем 4-го июля атаковать аэродром Йоэнсу, старшина О.Туоминен на “фиате” доложил об уничтожении трех бомбардировщиков и повреждении ещё одного. Поисковая партия обнаружила обломки четырех самолётов, так что в этом случае финский пилот оказался более честным, чем его однополчане. После боя Туоминену предложили встретиться с летчиком одного из сбитых СБ и тот согласился. Из допроса пленного финны пришли к выводу, что он был уверен в атаке сразу трех истребителей. Впрочем, дальше рассказ напоминает откровенный бред:

"…Некоторое время ушло на то, чтобы убедить пленного капитана в том, что на самом деле только один истребитель атаковал группу и сбил всех четырех СБ.
- Этот пилот известный Сарванто? - спросил пленник. Когда ему сказали, кто был финский пилот, советский лётчик пожал руку Туоминена и сказал торжественно.
- Позвольте вас поздравить за ваш подвиг. - и потом добавил.
- Позвольте поздравить финские ВВС за таких пилотов, как Сарванто, которых боятся экипажи советских бомбардировщиков"

 

Впрочем, настоящий праздник начался спустя всего несколько дней. Ниже приведены лишь наиболее крупные воздушные бои, в которых участвовало 10 и более самолётов.

8 июля – пилоты LeLv24 заявили об уничтожении двух бомбардировщиков и шести истребителей;
9 июня – после 05:00 группа из 12 “брюстеров” перехватила 15 И-153 и в течении десяти минут “сбила” 8 советских самолётов, повредив ещё 4. Какому полку принадлежали “чайки” и проводился ли поиск их обломков – не указывается;
31 июля – день наступления финских войск. Пилоты из LeLv24 заявили об уничтожении над Выборгом шести И-16 в одном бою. Поскольку обломки якобы сбитых “ишаков” упали на советской территории все победы были засчитаны без проверки;
5 августа - тройка "фиатов" с ведущим О.Туоминеном перехватила четыре И-15бис. Финны заявили о трех победах в воздушном бою, а четвертый "бис" они попытались посадить на свой аэродром. Эта попытка закончилась уничтожением четвертого советского самолёта, пилот которого не пожелал находиться в финских "клещах". После предоставления рапортов командование полка записало на счет Туоминена только одну победу, хотя сам он претендовал на две;
12 августа – шесть “брюстеров” под командованием капитана Кархунена атаковали группу примерно из 20(!) И-153, штурмовавших финские войска над Карельским перешейком. В ходе 30-минутного боя было заявлено о 9 победах;
13 августа – четыре “фиата” прикрывавшие самолёт-корректировщик вступили в бой с девятью И-153 из 195-го и 197-го ИАП. Согласно финским данным в ходе 5-минутного боя были сбиты все 9 “чаек”;
3 сентября – звено “фиатов” в ходе патрулирования перехватило три И-153 из 65-го ШАП и два И-16 из 155-го ИАП. Финны заявили об уничтожении всех пяти самолётов. В тот же день “отличились” пилоты 3/LLv32 летавшие на Н-75А. Согласно финским данным семь “хоков” над старой советско-финской границей сбили семь “чаек” из 5-й САД;
9 сентября – настало время заявить о себе пилотам “моранов”. В воздушном бою над рекой Свирь звено MS.406 буквально “растерзало” 15 советских истребителей (9 И-153 и 6 И-16 из 155-го ИАП). По донесениям было сбито 6 самолётов, после чего “мораны” встретились с двумя бомбардировщиками шедших в сопровождении трех “чаек” и сбили ещё два самолёта;
17 сентября 1941 года стал, несомненно, одним из самых удачливых дней для LeLv24 - утром три эскадрильи (со 2-й по 4-ю) не только перебазировались на новые аэродромы, но и успели одержать впечатляющую победу над советскими истребителями. По донесениям финских пилотов из группы капитана Совелиуса, в составе восьми В-239, восточнее Петрозаводска ими была перехвачена группа из 14 МиГ-3. Откуда взялась стольбольшая группа МиГов остаётся только догадываться, поскольку больше двух эскадрилий поднимали в воздух только при массированном налёте бомбардировщиков, а их в тот день в данном районе не было. Не растерявшись, без всякого стеснения, финны записали себе аж семь сбитых МиГ-3. Учитывая дислокацию советских ИАПов можно сделать вывод, что это могли быть МиГи из состава 7-го или 159-го полка, однако ни один из них столькатастрофических потерь никогда не имел, иначе советским пилотам просто не на чем было воевать ещё и против немцев.Кроме того, поиском обломков финны себя снова не озаботили, а командование LeLv24 запрашивать полное побед подтверждение не стало.
23 сентября – восемь “брюстеров” под командованием всё того же Кархунена сначала расправилось с тремя И-153 над Олонецким перешейком, а потом сбили 5 из 6 И-16 принадлежавших 155-му ИАП. Таким образом, только финны за неполные две недели боёв претендовали минимум на десяток сбитых истребителей этого полка, хотя советская сторона признало потерю не более 5;
26 сентября – снова отличились подопечные Кархунена. Сначала они записали себе шесть И-16, а затем вступили в бой с группой из восьми истребителей (три И-16, три И-15бис и два И-153 из 65-го ШАП). После внезапной атаки было сбито три советских самолёта;
7 октября – шесть “брюстеров” над г.Кондопога встретились с 15 И-153 и И-16, сбив пять из них без собственных потерь;
15 октября – шесть “брюстеров” сбили группу из трёх СБ принадлежавших 72-му СБАП. Участвовавший в этом бою капитан Луукканен в описании боя указал, что все три бомбардировщика были оснащены лыжами(!);
17 декабря – этот день был отмечен последним крупным боем: четыре “брюстера” во главе с Кархуненом померились силами с девятью И-153 из 65-го ШАП и “Hurricane” из 152-го ИАП. Финны записали себе пять побед, хотя достоверно подтверждена только потеря одного самолёта.

 

Это лишь некоторые из примеров воздушных боёв, приведенных в монографии о LeLv24 и в книге М.Зефирова. Надо отметить, что несмотря на явное завышение числа побед финны имели явный качественный перевес в лётной подготовке и счет в воздушных боях 1941 года был в их пользу. Помимо групповых боёв, сбивалось достаточно много одиночных самолётов: У-2, ЛаГГ-3, МиГ-3, Р-5, Р-10, МБР-2 и другие. В общей сложности было заявлено об уничтожении 307 советских самолётов при потере всего 11 своих истребителей (про бомбардировщики речь пойдет отдельно). Больше всего “настреляли” пилоты LeLv24, на долю которых пришлось 133 победы. Это не считая потерь от огня зенитной артиллерии и небоевых потерь.

 

Взгляд с другой стороны







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.48.40 (0.012 с.)