ТОП 10:

Советские истребительные авиаполки на северном направлении 1941-1944 гг.



 

Из приведенных рапортов финских пилотов сейчас может сложиться мнение, что с противником им повезло. Советские бомбардировщики летали одними и теми же маршрутами, подготовка лётчиков-истребителей была слабой, а их самолёта устаревшими и т.д. По большей части это правда. Вот только на “устаревших” И-16 и И-153 наши пилоты в 1941 году добились большего числа побед, чем на Як-1, ЛаГГ-3 и МиГ-3. Финские данные это полностью опровергают, хотя реальных оснований для таких оценок у них практически нет и подтверждения о падении сбитого самолёта (как и поиск его обломков) получали они далеко не всегда. Как правило, от финского пилота достаточно было предоставить описание проведенного им боя и подтверждение других лётчиков. Так кто же был на самом деле противником финнов?

Летом 1941 года, в течении 24-25 июня, была создана так называемая истребительная группа ПВО Ленинграда под командованием полковника С.П.Данилова. В её состав вошли 9 авиационных полков из которых четыре были полностью укомплектованы (19-й, 26-й, 44-й и 157-й ИАП), а остальные пять имели не полный состав (7-й, 153-й, 154-й, 156-й и 159-й ИАП). Всего авиагруппа располагала 218 И-16, 48 И-153 и 116 МиГ-3, но примерно 10-15% от этого количества находились в ремонте или в нелётном состоянии.
Простой подсчет показывает, что в общей сложности ВВС РККА имели на Ленинградском фронте численный перевес перед финнами. Однако, не будем забывать, что основными целями советских истребителей были бомбардировщики Luftwaffe, беспощадно бомбившие Ленинград и близлежащие города. Разнообразие целей тут было невелико (средние бомбардировщики Не-111Н и Do-17, пикировщики Ju-87B\R и Ju-88A, разведчики Hs-126 и истребители Bf.109E\F), но ожесточенность боёв в июле-сентябре намного превосходила активность финской авиации над Карельским перешейком.
Действия 5-й САД, описываемые М.Зефировым, могут показаться неудачными, если не учитывать распределение сил для борьбы с самолётами 1-го воздушного флота Luftwaffe. Перед войной в его состав входили 8 бомбардировочных групп (II, III/KG1, I, II, III/KG76, I, II, III/KG77) и 4 истребительные (I, II, III/JG54, II/JG53). Ударную силу составляли 240 Ju-88 и 164 Bf.109F. Знаменитые “штуки” на северном направлении тогда отсутствовали, но очень скоро под Ленинград прибыли и они.
Теперь ознакомимся с истребительными авиаполками, принимавшими участие в боях 1941-1944 гг., более детально.

Немало внимания авторы монографии о LeLv24 уделили встречам с лётчиками из 71-го ИАП ВВС КБФ. Кто бы сомневался, что воздушные бои, описанные в данном издании, могли завершаться только в пользу финнов? Однако советские данные существенным образом отличаются от рапортов финских пилотов, претендовавших на значительное количество сбитых истребителей 71-го полка. Рассмотрим, как менялся количественный и качественный состав 71-го ИАП на протяжении 1941-1943 гг. и насколько успешно оценивались его боевые действия.
В войну полк вступил с 70 боевыми и 6 учебно-связными самолётами и базировался на аэродромах Лагсберг (56 И-153) и Юлемисте (3 МиГ-3, 8 Як-1, 3 И-15бис, 2 УТ-1, 1 УТ-2, 3 У-2). На этой "устаревшей" технике советские лётчики, по большей части успешно, воевали вплоть до весны 1943 года. Новые истребители использовались преимущественно для обучения личного состава, поскольку в скором времени ожидалось их массовое поступление в полк.
Война подкорректировала эти планы и 71-й ИАП вообще остался без новых самолётов. Хотя летом 1941 года совершались боевые вылеты на Як-1 их использование можно назвать ограниченным. Тем не менее, даже летая на старых “чайках” и переданных из других полков И-16 и И-15бис, советские летчики добивались хороших результатов.
Вполне естественно, что случались откровенно неудачные бои, когда не удавалось сорвать налёт бомбардировщиков или свести счет в воздушном бою в свою пользу, однако потери 71-го ИАП выглядят отнюдь не так катастрофично, как это преподносят нам западные источники.
С пополнениями было очень туго, особенно в первый год войны. Пока не совсем ясно, откуда появились И-16 тип 29, но зато известно, что в январе 1942 года восемь И-15бис 71-й полк получил от 65-го ШАП. Зачем же тогда понадобилось передавать старые "бисы" чисто истребительному соединению? А дело в том, что в отличии от немецких и финских истребительных эскадрилий советские очень часто выполняли задания по штурмовке наземных целей. Вот тут И-15бис, оснащенные бомбодержателями, были очень кстати.
Основной задачей 71-го ИАП с первых дней войны стало прикрытие Кронштадта и потому в июне и в начале июля боёв с финскими истребителями не было. Оценить результаты этих встреч очень трудно, так как обе стороны как правило заявляли о сбитых самолётах после каждого боя, но зачастую обе стороны потерь не имели. Вот как описывалось несколько таких “жарких встреч” на сайте Airaces:

 

“27 Марта 1942 года в 17:30 пятёрка И-153 (ведущий К. В. Соловьёв) в районе острова. Гогланд после второй атаки по лагерю и живой силе в момент выхода на встречном курсе были атакованы 3 "Кертиссами" и 2 FD-XXI. В прикрывающей группе было всего 2 самолёта, которые не в силах были принять на себя превосходящего противника. Неожиданное появление противника привело в замешательство лётный состав, который рассыпался и начал бой индивидуально. Он продолжался в течение 20 минут. В ходе боя Соловьёв в паре на вираже сбил FD-XXI, который упал на лёд восточнее озера Гогланд. Все И-153 после боя имели большое количество пробоин.
28 Марта 1942 года в 18:40 группа из 12 И-153 (ведущий П. И. Бискуп) из 71-го ИАП и 6 И-16 из 11-го ИАП на высоте 1000 метров при выходе из штурмовки войск на остров Гогланд были внезапно атакованы сверху сзади 15 Ме-109 и 8 FD-XXI. После первой атаки прикрывающая группа из 6 И-153 (ведущий К. В. Соловьёв) первой вступила в воздушный бой с численно превосходящими силами противника. Звено И-153 выпустило РСы, которым был сбит один FD-XXI. Бой протекал на полувертикальном вираже по кругу с оттягиванием к острову Лавансаари. В районе острова сержант В. Ф. Фёдоров, оставшись один, дрался с 8 FD-XXI. Из-за выработки горючего произвёл вынужденную посадку в районе острова, сделав при этом полный капот.
К. В. Соловьёв в паре с Лейтенантом Н. П. Кучерявым продолжали бой с 8 самолётами противника. Был подбит один FD-XXI, который вышел из боя. "Мессеры" 6 раз заходили в хвост Соловьёву, и всё время Кучерявый выбивал их оттуда. Пара Ме-109, набрав высоту, бросилась на Кучерявого, но тут уже успел Соловьев. Внезапная атака справа, и "Мессер" упал на лёд...
3 Апреля 1942 года в течение дня самолёты 71-го ИАП КБФ патрулированием в воздухе прикрывали движение войск по маршруту маяк Шепелев - остров Сейскар. Шестёрка И-153 (ведущий К. В. Соловьёв) встретили 4 финских FD-XXI. В 16:05 после лобовых атак К. В. Соловьёв и А. Г. Батурин совместно на вираже сбили один самолёт, который упал в 11 км восточнее острова Сейскар. Остальные самолёты противника вышли из боя.”

 

Как видим, бои с финнами проходили очень успешно, однако финская сторона опровергает советские данные. Например, бой 27-го марта выглядит следующим образом – пилоты “хоков” сбили по одному И-16 и И-153. Ещё “треть” сбитой “чайки” записал на свой счет пилот истребителя с номером CU-564, а в общей сложности финны претендовали на 4 сбитых самолёта за день. Воздушное сражение 28-го марта тоже описывается финнами совсем по-другому, о чем будет рассказано далее – финская сторона заявила о 20 сбитых “ишаках” и “чайках”, в то время как советские пилоты заявили только о двух победах при потере одного И-153. Да и разница в количестве участвовавших в бою истребителей (про типы будет отдельный разговор), приведенная финнами, явно не соответствует действительно. Как говориться – думайте сами, решайте сами…
Впрочем, самой сложной задачей для 71-го ИАП была отнюдь не борьба с финскими истребителями, не часто “навещавшими” район Ленинграда из-за его сильной ПВО, а уничтожение немецких бомбардировщиков и разведчиков. Вылеты были не всегда удачными, как например 20-го сентября 1941 года, когда на перехват нескольких групп “бомберов” сначала вылетали небольшие подразделения советских истребителей, насчитывающие 3–7 машин, а для отражения второго налета противника командир 61-й бригады ВВС КБФ Герой Советского Союза подполковник И.Г.Романенко поднял в воздух все исправные самолеты 5-го и 71-го ИАПов: 3 МиГ-3,1 ЛаГГ-3, 1 Як-1,4 И-16, 10 И-153. В тот раз немцам не удалось причинить существенного вреда городу, но и ни один из нападавших не был сбит. Такие случаи повторялись ещё неоднократно, но ни в одном из них 71-й ИАП не терял более 1-2 самолётов за один вылет. По поводу количества истребителей в 71-м ИАП и их боевой работы сохранились воспоминания летчика-истребителя И.И.Цапова:

 

“28 сентября на Кронштадт враг пытался нанести массированный, «звездный удар» с трех направлений: с севера, запада и юга. Целью этих ударов было уничтожение кораблей флота. Против 40 «юнкерсов » шедших с западного направления были подняты 11 «чаек » 71 -го иan, которые возглавлял заместитель командира полка майор Б. И. Михайлов. Они встретили самолеты врага на подходе. В ходе ожесточенного воздушного боя наши летчики сбили 7 «юнкерсов». По одной победе было засчитано летчикам Губанову, Соловьеву и Батурину. На следующий день налет повторился. Вновь наши летчики отразили налет врага сбив четыре бомбардировщика. В этом бою отличились летчики Шитов и Григорий Бегун. В отражении этих налетов нам, вновь прибывшим в 71-й иап летчикам, участвовать не пришлось. Мы оказались «безлошадными », так как свои самолеты сдали, а «чаек» в новом полку на нас не хватило. Потом положение изменилось. Когда некоторые летчики выбили по ранению, самолетов в полку стало с избытком. «Звездные» налеты мне пришлось лишь наблюдать”.

 

С количеством сбитых “юнкерсов” Цапов немного погорячился, однако в целом его воспоминания достаточно точны. Обычно бой вели одна-две “четверки” истребителей. Другое дело – совершение вылетов на штурмовку, когда действительно собиралась смешанная группа из “ишаков”, “чаек’ и “мигов”. Кроме того, трое лётчиков 71-го ИАП совершили тараны самолётов противника. Так что заявления финнов о слабой подготовке советских пилотов надо воспринимать с большой долей критичности.
Теперь перейдем к официальной статистике, которую в силу различных причин (прежде всего - пропаганда), можно считать несколько завышенной. Из советских изданий известно, что весной 1942 года, когда большая часть полка перебазировалась на а.Бычье Поле, только с 25 марта по 5 апреля было заявлено о 18 сбитых немецких самолётах, из которых 11 - над островом Гогланд.
К 23 октября 1943 года счет побед 71-го ИАП достиг отметки в 143 самолёта и 5 аэростатов, не считая объектов, уничтоженных на земле. Как это ни странно, полк получил звание гвардейского только 30 мая 1943 года, когда приказом НК ВМФ №190 его переименовали в 10-й ГИАП ВМФ. Чуть ранее 71-й ИАП был перевооружен истребителями Як-7, передав оставшиеся “чайки” и “ишаки” в учебные части.

Самой настоящей “костью в горле” стал для немцев и финнов 13-й ИАП ВВС КБФ, ранее принимавший участие в Зимней войне. Три эскадрильи 13-го ИАП были оснащены истребителями И-16 тип 17, 24 и 29 (все базировались на аэродроме Керстово), а четвертая летала на И-153 и находилась на полуострове Ханко. Новой техники перед войной полк не получал вообще.
В начальный период отличились пилоты П.Бринько и А.Антоненко, нередко вылетавшие парой. Встреч с финскими самолётами было немного, но ни в одной из них полк потерь не понес. Скорее наоборот – советские пилоты не раз “давали прикурить” финнам.

3 июля - над Ханко Бринько провел бой с двумя вражескими самолётами, по итогам которого на его счет был записан "Bristol Bulldog". Учитывая, что истребители этоо типа более года назад были исключены из состава боевых эскадрилий, эта победа у финской стороны подтверждения не нашла. А теперь обратимся к другом источнику - в книге В.Ф.Голубева "Крылья крепнут в бою" можно прочитать буквально следующее:
"4 июля на рассвете перехватчики Антоненко и Бринько сидели в самолетах. Наблюдая за воздухом, покачиваясь с биноклем на вершине сосны, наблюдатель поглядывал на лесные пожары. В этот момент появились два "бристоль-бульдога". Они шли к аэродрому на малой высоте с запада. По-видимому, их задачей было определение стоянок наших самолетов.
Ведущий "бристоль-бульдог" сбросил бомбы на наши артиллерийские позиции. Только теперь наш наблюдатель заметил вражеские самолеты и дал красную ракету.
Два "ишачка" пошли на взлет прямо из-под маскировочной сетки, закрывавшей рулежную дорожку.
Они блестяще выполнили боевые развороты в разные стороны и оказались позади самолетов врага.
Такой маневр на малой скорости могли выполнить только летчики, безукоризненно владевшие своими самолетами.
Бринько дал очередь по кабине ведомого "бристоля". Самолет резко пошел вверх, перевернулся на спину и рухнул на землю западнее аэродрома. Атака Антоненко была сложнее. Опытный его противник резко развернулся вправо и на полной скорости стал уходить на свою сторону под защиту зениток. Расстояние между преследователем и преследуемым было еще велико, но Алексей все же дал длинную очередь из всех трех пулеметов. Навстречу Антоненко уже летели сотни трассирующих зенитных снарядов. Резким разворотом он вышел из зоны огня, не успев увидеть результат короткого воздушного боя...";

 

Теперь более-менее всё становиться ясно - за "бульдоги" приняли легкие бомбардировщики Fokker C.X или Fokker C.V (второй вариант менее вероятен), которые часто проводили разведку местности над Ханко и штурмовали советские войска. Впрочем, обе победы ещё нуждаются в уточнении;
16 июля – Бринько и Антонеко провели бой с “фиатами”, после которого подали заявку на одну групповую победу. По другим данным был сбит B-239. Финская сторона потерю в этот день отрицает, но советским лётчикам её все же записали;
23 июля – два И-16 и два И-153 провели бой с шестью “фоккерами”. Согласно рапортам советских пилотов было сбито пять вражеских истребителя, хотя все “финны” отделались тогда лишь повреждениями различной тяжести;
2 августа – в очередном бою Бринько записал себе единственную победу, нашедшей подтверждение с финкой стороны. В бою между звеном И-16 и шестью “фоккерами” был сбит истребитель с номером FR-126 из состава LeLv30.

В общей сложности лейтенант П.Бринько, до момента своей гибели 14-го сентября 1941 года, сделал 100 боевых вылетов. На его официальном счету 15 сбитых самолётов лично, 2 - в группе и один аэростат-корректировщик. В более развернутом виде информация имеется на сайте "Уголок неба".
Всего пилоты 13-го ИАП, оборонявшие Ханко с июня по ноябрь 1941 года, заявили 57 воздушных побед. Другая часть полка прикрывала с воздуха Кронштадт и к 18 января 1942 года общий счет этого полка, летавшего преимущественно на И-16, составил 117 сбитых самолётов. Даже с учетом завышения числа побед сам факт боевых вылетов на “ишаках” в течении полугода войны говорит о многом. В этот же день вышел приказ о преобразовании 13-го ИАП в 4-й ГИАП, при сохранении штатной матчасти. На новые Ла-5 гвардейцы пересели только весной 1943 года. На “лавочкиных” полк “успокоил пыл” сразу несколько немецких “экспертов” из JG54, среди которых были Эрих Рудорфер (всего 202 победы), Рудольф Гереке (27 побед), Хорст Адамейт (166 побед) и Гербер Броэндле (58 побед). Причем в охоте на нацистских асов отличился капитан Г.Костылев. Вот только к этому времени с финскими асами пути 4-го ГИАП пересекались редко. Вот что говориться о боях того периода в книге “В воздушных боях. Балтийское небо” (автор Лашкевич А.И.):

 

>

“В августе 1942 года 4-й ГИАП вновь перелетел на аэродром Бычье Поле, в Кронштадт. Полку поставили новую задачу: действовать по кораблям противника, а также по вражеским аэродромам, расположенным южнее и юго-западнее г. Ленинграда. В один из вылетов «чайки» (И-153), имея на борту бомбы и реактивные снаряды, должны были нанести удар по уже изготовившимся к взлету вражеским бомбардировщикам на аэродроме Гатчина. Ударную группу «чаек» прикрывали истребители И-16. Истребители, вылетев с Кронштадта, следуя на малой высоте, подошли к аэродрому Гатчина неожиданно. Бомбовый удар «чаек» пришелся как раз по приготовившимся к взлету вражеским бомбардировщикам. Вслед за бомбовым ударом последовал второй заход «эресами». За этот налет гвардейцы уничтожили более 20 самолетов врага и около 10 повредили.
Вспоминая проведенные бои, Кириллов особый упор делал на тактические приемы вражеских летчиков. Итальянские самолеты Фиат-50, «Капрони» и FD-24, которыми были вооружены финские летчики, по своим тактико-техническим данным были близки к нашим отечественным истребителям И-16. Финские летчики дрались смело и настойчиво, а равные тактико-технические данные самолетов исключали возможность свободного выхода из боя. Попытка выхода из боя, как правило, сопровождалась усилением атак другой стороны и приводила к потерям. Нужно отметить, что финские летчики были чувствительны к потерям. Например, в конце августа 1942 года в районе острова Сескар 10 наших И-16 встретили 18 «Капрони» и Фиат-50. В завязавшемся бою Кириллову на первой же минуте боя удалось сбить один Фиат-50, и тогда, несмотря на численное превосходство противника, финны сразу же вышли из боя и ушли в сторону своего берега.”

 

Под “Капрони”, насколько можно судить, советский автор имел в виду Brewster B-239, а FD-24 не что иное, как голландские Fokker D.XXI. Два похожих по описанию боя действительно имели место 16-го и 18-го августа, но по финским данным они закончились полным разгромом советской авиации. По официальной версии в период с 12 по 21 апреля 1943 года лётчиками 4-го ГИАП было уничтожено 23 вражеских самолёта: 14 "фиатов", 6 ФВ-190, один ФД-21, один Ме-109 и один Не-111. Более того, только за 11 апреля полк отчитался о 11 сбитых самолётах. Допустим, что с немецкими "фокке-вульфами" и "мессерами" вопрос практически не возникает. А как насчет финских 'фиатов"?
Если обратиться к данным с финской стороны, то за весь 1943 год был безвозвратно потерян только один G.50 с номером FA-17, пилот которого Тойво Киляйнен (Toivo Kylliainen) выпрыгнул с парашютом, а случилось это 1-го июня. Вполне возможно, что за "фиаты" принимались самолёты других типов, что бывало не так уж редко. Скажем, финским пилотам мерещились МиГ-1, "мустанги" и "спитфайры", а советские пилоты не раз докладывали об уничтожении истребителей Хе-113, "капрони" и "северский" (более подробные сведения можно узнать из статьи "Жизнь в небе и на земле ч.14", автор И.И.Цапов). Однако, в апреле 1943 года финны признали потерю только двух В-239 (номера BW-352 и BW-354). Выходит, что ни одного финского истребителя лётчики 4-го ГИАП вообще не сбили. Такой исход тоже не исключен, потому как львиная доля боёв пришлась на встречи с самолётами Luftwaffe и G.50 вполне могли принять за FW-190A. Но всё это теория, проверить которую в настоящий момент невозможно. В данном случае (как бы не было неприятно этот осознавать) ясно только одно - в апреле 1943 года 4-й ГИАП не уничтожил ни одного финского истребителя, за исключением ранее упоминавшегося ФД-21 (Fokker D.XXI), данные о котором ещё нуждаются в проверке.

 

Другой пример касается капитана Голубева, который более двух лет отлично летал на И-16 тип 29 одержав на этом типе истребителя 16 личных и групповых побед. Причем дважды его жертвами становились немецкие асы на Bf.109F, что нашло подтверждение в немецких сводках. А вот с финскими самолётами вышла неувязка. Если посмотреть на список побед Голубева (например на сайте "Красные Соколы" или "Уголок неба"), то в счет 23 лично сбитых самолётов входят шесть (по другим данным - 7 или 8) "финнов":

24 октября 1941 года - в районе Ханко-Инкоо сбит один "Bulldog". Финская сторона потери самолётов этого типа не подтверждает, что вполне правомерно. За "бульдог" был принят трофейный И-153 с номером VH-19 из 3/LeLv 6 (пилот сладший сержант Кости Коскинен), подбитый и совершивший вынужденную посадку. Иногда уточняется, что Голубев сбил сразу два финских И-153, что не является верным утверждением. Вообще этот эпизод кажется несколько странным, учитывая цитату из книги Голубева "Крылья крепнут в бою":
"...Нас особо предупредили, чтобы не перепутали наши "чайки" с финскими [финны имели в то время наши трофейные самолеты]. Сказали также, что к аэродрому вот уже две недели приходят четыре, иногда пять "спитфайров" [английские самолеты. Их поставляли Финляндии и в 1939 и в 1940 гг.], качают крыльями - вызывают на бой, но сил на Ханко пока мало...";
1 ноября 1941 года - южнее острова Коэ сбит один "Spitfire". В других источниках указывается "Hurricane", что тоже неверно. На самом деле это был Н-75А с номером CU-570 из LeLv32 (пилот капитан П.Берг погиб), но об этом эпизоде будет расскахано позже;
15 апреля 1943 года - один FIAT G.50, место и обстоятельтва этого боя неизвестны. В ряде источников эта победа вообще не фигурирует. Финская сторона уничтожение "фиата" также отрицает;
21 апреля 1943 года - два FIAT G.50, оба сбиты над островом Гогланд. Финская сторона эти потери также не подтверждает, хотя в сводках ничего не говориться о том, какие истребители получили повреждения;
20 августа 1943 года - два "Buffalo", оба сбиты серевнее маяка Шепелев, финская сторона потери не подтверждает. Но в этот же день пилоты LeLv24 заявили об одном сбитом Ла-5 в бою у маяка Толлин (всего в тот день было сьбито ещё три самолёта: два ЛаГГ-3 и один Ла-5). Не исключено, что обе стороны записали сеье не существующие победы.

Выходит, что из семи заявленных побед только две нашли подтвеждение у противника. Но даже в этом случае результат неплохой и, как говорится, не режет глаз тотальностьб разгрома противника. Ещё надо учитывать, что из 133 боёв, проведенных В.Ф.Голубевым в годы войны, лишь немногая часть была проведена с финскими истребителями. Вместе с тем, сами финны совершенно не гнушались завышением числа побед со своей стороны, что хорошо будет видно в следующих главах, посвященных боевой работе различных LeLv в 1942-1944 гг.

153-й ИАП был создан в 1939 году и прошел войну с Финляндией. После этого, в 1940 году, полк был отправлен на повышение лётной подготовки в подмосковную Кубинку и под Ленинград 153-й ИАП вернулся только перед войной. Базируясь на аэродроме Кегсгольм полк был укомплектован 66 истребителями И-153, имея полностью оснащенные 4 эскадрильи и 5 штабных самолётов. По другим данным 153-й ИАП перед войной располагал 65 (по другим данным - 61) “чайками” и 45 МиГ-3, недавно поступивших на оснащение и ещё не освоенные лётчиками. Судя по всему, в течении 1941 года “пополнение” пришло только один раз – из состава 7-го ИАП было передано 9 МиГ-3 и 2 И-16. Полагаю, что говорить о новизне этих самолётов не стоит.
Первый боевой вылет (не считая патрульных) 153-й полк сделал 25 июня, когда 15 истребителей нанесли бомбо-штурмовой удар по аэродрому Лаппеенранта. Вражеских самолётов уничтожить не удалось, пострадали только ангар и аэродромные постройки. В этом же вылете была потеряна одна "чайка" , вместе с которой погиб младший лейтенант В.И. Поздняков. Следующую неделю "чайки" 153-го ИАП также активно привлекались для бомбардировок финских аэродромов, а с июля они переключились на штурмовку наземных частей противника. Как правило, каждый истребитель нес по две 150-кг бомбы под крылом, причем удары старались наносить с пикирования.
Потери в первые месяцы войны хоть и были чувствительными, но отнюдь не огромными. Так, в ходе очередного штурмового вылета 2-го июля в районе Иматра – Париккала зенитным огнем был сбит самолет командира звена лейтенанта В.Н. Дятленко - горящий истребитель упал на подбившую его зенитку. Утром 20-го июля погиб командир 153-го полка капитан Г.П.Ларионов, когда его МиГ-3 загорелся в воздухе (возможно, пожар возник в двигателе).

Учитывая все изложенные факты как-то трудно представляется, что советские пилоты были сильно хуже финских, тем более, что летом 1941 года наши “чайки” сражались против немцев не хуже, чем новые Як-1 или МиГ-3. В качестве одного из ярких свидетельств можно привести бой 19-го июля, когда пара Bf.109F под командованием немецкого “эксперта” Вальтера Новотны под Ригой атаковало четверку наших истребителей. Внезапность сыграла на руку противнику – сразу удалось сбить два И-153, но в завязавшейся схватке лейтенант А.Ф.Авдеев сумел поджечь командирский “мессер”, но и сам тут же попал под удар его ведомого. Справедливости ради надо отметить, что для Новотны это был первый бой. Сами немцы признали потерю одного истребителя. И подобных случаев было на Северном фронте достаточно много, вот только к финским пилотам отношения они как бы не имели. Отсюда заявки финнов об уничтожении только за 23 сентября трёх “ишаков” из 153-го ИАП выглядят немного странно.
В период обороны Ленинграда 153-й ИАП сделал свыше 5000 боевых вылетов, в ходе которых было сбито 36 самолётов в воздухе и ещё 22 уничтожено на земле. Собственные боевые потери составили 37 истребителей (И-153 – 22, И-16 – 6, МиГ-3 – 9) и 24 лётчика, а небоевые - всего 8 самолётов (И-153 – 6, И-16 – 1, МиГ-3 – 1) и 4 лётчика. Таким образом, не получая подкреплений и новой техники, полк смог продолжал сражаться на протяжении 11 месяцев. В марте 1942 года 153-й ИАП был отведен на переформирование и в скором времени был оснащен американскими Р-39 'Airacobra", переданных Великобританией в рамках ленд-лиза. После этого полк, которому одному из первых освоить "кобры", более чем успешно воевал на Воронежском, Северо-Западном и 1-м Прибатийском фронтах уже в звании 28-го ГИАП, и на север уже не возвращался.

Согласно официальным данным 155-й ИАП к началу войны располагал 27 И-16 при 16 лётчиках. В состав 5-й САД этот полк не входил, но его действия в Карелии заслужили со стороны командовании фронтом высокой оценки. Достаточно сказать, что 6 декабря был издан приказ СНК СССР №349, в котором полк преобразовывался в 3-й Гвардейский ИАП. В книге Зефирова всё выглядит совсем наоборот – советские пилоты не могут оказать достойного сопротивления финнам и оказываются в роли “стреляных уток”. Полагаю, что за такие “заслуги” 155-й полк вряд ли получил бы звание гвардейского.
После получения гвардейского звания полк остался на Севере, но уже пересев на британские истребители “Hurricane” Mk.IIB. Причем, несмотря на нелестные отзывы о возможностях “ураганов”, советские лётчики воевали на них хорошо, хотя без завышения числа побед тоже не обошлось. Основной задачей 3-го ГИАП стало прикрытие штурмовиков Ил-2, частенько утюживших позиции финской пехоты и артиллерии, но и сами истребители нередко участвовали в штурмовых вылетах. К примеру, 17-го августа 1942 года шесть “ураганов” были отправлены на штурмовку небольшой “верфи” на северном берегу Ладожского озера, где финны начали строить десантные баркасы. Вблизи цели советские истребители были атакованы шестью D.XXI. Разделившись на две группы пилоты “ураганов” сбили два “фоккера” без собственных потерь. Через несколько дней, сопровождая 11 Ил-2 в том же районе, “ураганы” встретились с другими шестью другими “фоккерами” и доложили об уничтожении четырех из них, что не соответствовало действительности. До перевооружения на ЛаГГ-3 в октябре 1942 года на боевой счет 3-го ГИАП было записано 68 самолетов противника, при потере 14 машин и 11 пилотов.

К сожалению, о боевой работе 157-го ИАП подробной информации найти не удалось. Известно то, что 22 июня 1941 года поле базировался на аэродроме Левашево и располагал 38 И-16 из которых 6 находились в ремонте. Примечательно, что в начальный период войны пилоты этого полка с финнами почти не встречались. С июля 1941 года 157-й ИАП находился в составе ПВО Ленинграда, принимая участие в отражении налетов немецких бомбардировщиков. Осенью 1941 года полк был переформирован и, получив британские “Hurricane”, отправлен на Московское направление.

159-й ИАП, сформированный в октябре 1940 года и входивший в 5-ю САД, также не долго летал на “ишаках”. К началу войны полк располагал 15 И-16 и 58 МиГ-3, из которых три были неисправными. Наиболее освоенными машинами в 1941 году были по-прежнему “ишаки”, хотя и МиГи использовались очень интенсивно. К 26 июня в наличии на аэродроме Сиверская было 23 исправных и 3 неисправных МиГ-3, остальные были переданы в другие части или в ремонт. Точное количество потерянных в бою самолётов, как и судьбу уцелевших И-16, отследить пока не удалось. Тем не менее, полк из боёв не выводился и с 14-го июля его самолёты осуществляли прикрытие станций Жихарево и Войбокало, входя в состав 39-й ИАД.
В августе состоялся перевод на трехэскадрильный состав, а немного позже – на двухэскдрильный. Таким образом, осенью 1941 года количество истребителей в полку едва ли превышало 40. В этот период 159-й ИАП базировался на аэродроме Новая Ладога и действовал в районе Мга – Синявино.
По официальным данным к 20 сентября, когда 159-й ИАП отвели на переформирование в тыл, выполнили 2688 самолето-вылетов, потеряв в бою 34 истребителя, 12 летчиков и двух техников. Большая часть потерь пришлось на встречи с истребителями Luftwaffe. В то же время, в боях было сбито 46 вражеских самолётов, а также уничтожено 22 автомашины и 10 танков (учитывая вооружение МиГ-3 последнее утверждение о танках, вероятнее всего, сильно преувеличено).

Вернувшись на фронт лётчики 159-го полка некоторое время летали на ЛаГГ-3, но с декабря основной “рабочей лошадкой” стали американские Curtiss P-40 “Tomahawk”, поступившие в 1942 году в количестве 20 штук. На этих истребителях полк летал до весны 1943 года, пока не были получены отечественные Ла-5ФН. В течение 1942 года полк действовал над населёнными пунктами Кордыня, Погостье, Назия, Малукса, Кобона, Арбузово, Липки и прикрывал коммуникации на Ладожском озере.
Основным противником 159-го ИАП стала известная эскадра JG54, большей частью базировавшаяся на северных участках Восточного фронта. После того, как в июне 1943 года командование полком принял майор Петр Покрышев, на счету которого имелось 22 личные победы, результативность боевых вылетов 159-го ИАП возросла. Достаточно сказать, что в составе полка летали такие пилоты, как Владимир Серов (41 победа) и Петр Лихолетов (25 сбитых лично и 5 в группе). До конца войны общий счет побед составил 400 финских и немецких самолётов. Заметьте, что интенсивность воздушных боёв была не в пример выше, чем у финнов, при меньшей численности 159-го ИАП в период 1941-1942 гг.

195-й ИАП был оснащен И-16 различных типов и с 7-го июля был включен в состав 7-го ИАК, обеспечивавшего ПВО Ленинграда. В декабре 1941 года полк перевели в состав 92-й АД, а месяцем позже на ворожение начали поступать британские истребители “Hurricane” Mk.IIB и американские Curtiss P-40. Полностью переформирование завершилось в начале весны 1942 года, но к этому времени полк перевели на Калининский фронт.
Справедливости ради надо отметить, что северное направление считалось второстепенным и потому под Ленинград зачастую отправляли служить “зелёных” пилотов, в надежде, что на более спокойном участке фронта они наберутся опыта. Немалая их часть летала на изрядно потрепанных “ураганах” и при сопоставимых ТТХ с финскими “брюстерами” последние лучшие реализовывали свои возможности. Так что два-три сбитых советских истребителя в одном бою в 1941-1942 гг. было не такой уж редкостью.

197-й ИАП был сформирован позже всех – в июле 1941 года, и получил на вооружение И-153. Полк входил в состав 55-й САД и летал на “чайках” недолго. Уже в ноябре старые бипланы стали заменять на “Hurricane”, а после ввода отдельной эскадрильи на самолётах У-2 полк стал числиться смешанным.
Самое интересное, что в начале марта 1943 года 197-й ИАП расформировали, но к лету его сформировали заново, оснастив истребителями… И-16, И-153 и “Hurricane”. Лишь зимой 1944 года полк переучился на Як-9.

Не менее часто упоминаемый в книге М.Зефирова 65-й ШАП представляется едва ли не как самый “избиваемый”. Легкий упор делается на устарелость “бисов”, которыми был вооружен этот полк, и невысокую подготовку их пилотов. Если довериться воспоминанием финских пилотов, то получается, что советские лётчики по неосмотрительности подставляли хвосты своих самолётов под пули врага, а завидев “брюстеры” или “фиаты” обращались в бегство. А так ли это было на самом деле.
Касательно истребителей И-15бис есть такая информация. В июне 1941 года на Балтике (в составе ВВС КБФ) насчитывалось всего 38 самолётов этого типа, большей частью в изношенном, но вполне лётном состоянии. В силу устарелости все “бисы” были сведены в 65-й ШАП, подчиненный командованию ЛВО. Отмечается, что в начальный период войны И-15бис почти не использовались, поэтому их основная работа началась только после приближения немецких и финских войск к Ленинграду.
В качестве пополнения потерь в январе 1942 году восемь И-15бис передали в состав 71-го ИАП. Несмотря на невысокие скоростные характеристики “бисам” была поставлена задача прикрывать трассы на “Дороге жизни”. Похоже, что с этой задачей они справились успешно, поскольку группы, в составе которых были И-15бис, вылетали на боевые задания в марте-апреле того же года. Из боевого применения этих самолётов известен случай, когда 22-го октября пять “бисов” вступили в бой с шестью “мессерами”. Советская сторона недосчиталась двух самолётов, но и немцы лишились одного Bf.109. Так что, ШАПы и ИАПы, укомплектованные И-15бис и И-153, совсем не выглядели “мальчиками для битья”, как это пытаются представить нам финны.

 

"Остапа несло…"







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.132.114 (0.013 с.)