ТОП 10:

Оценка истребителей ВВС РККА и Финляндии



 

Как уже указывалось ранее, к июню 1941 года парк финской авиации на 80% состоял из иностранных самолётов. Лицензионное производство Fokker D.XXI уже завершили, но выпуск бомбардировщиков “Blenheim” Mk.I\Mk.IV и Fokker C.X продолжался.
После знаменитого “фоккера” финны считали самым сильным истребителем американский Brewster B-239 “Buffalo”, поставлявшийся морской авиации США под обозначением F2А-1. Сейчас об этом самолёте сложилась легенда самого неудачного истребителя. Почему? Да потому-что для базирования на авианосцах это была не самая удачная машина. Но не более того! На момент своего появления по основным параметрам В-239 уступал только немецкому Bf.109E и британскому Supermarine “Spitfire” Mk.I, но при этом, он превосходил их в горизонтальной маневренности. Относительно советских И-153 и И-16 “американец” имел преимущество только в скорости и обзоре. Все заявления финских пилотов о лучших маневренных качествах “брюстера” по сравнению с “ишаком” являются фантазией, выдаваемой за действительность. Впрочем, чтобы не быть голословным приведу ещё один отрывок из интервью с И.Юуутилайненом:

“Я приступил к полетам на Брюстере в начале апреля 1940 года, занимаясь высшим пилотажем, испытаниям в пикировании и на критических скоростях. Я был счастлив в Брюстере. Он был маневренным, мог летать 4,5 часа, имел хорошее вооружение – один 7,62 мм пулемет и три 12,7 мм пулемета – и бронированное сиденье пилота. Он был настолько лучше Фоккера, что словно был в другой категории. Если бы Брюстеры были у нас во время Зимней войны, русские не смогли бы летать над Финляндией. В тоже время это был “самолет для путешествующего джентльмена”, поскольку у него была просторная кабина и отсек в фюзеляже, как мы говорили, для игры в покер”.

 

Между тем, 12,7-мм пулеметы часто отказывали. Заменить их было особо нечем, поскольку немцы тогда не поставляли свои 13,2-мм пулеметы, а с трофейными УБС у финнов видимо что-то не сложилось. Вообще, попытка организовать серийный выпуск собственного варианта В-239 под обозначением “Humu”, сразу же выдается за несомненное преимущество “брюстера” над советскими истребителями. А так ли это на самом деле?
Давайте для начала вспомним, что в 1941-1942 гг. ни одного современного истребителя Финляндия не получила вообще! С трудом верится, что финское командование ВВС было полностью довольно своими истребителями. Немцы согласились на поставки Bf.109G-2 только весной 1943 года, когда эта модификация стала далеко не новой. Получать запчасти для “фиатов” и “хоков” стало в принципе невозможно из-за прекращения их выпуска. Французские “мораны”, несмотря на наличие пушечного вооружения, для сурового финского климата были мало пригодными, но пополнять авиапарк было необходимо и в 1941 году финны закупили партию далеко не новых MS.406 и MS.410. Износ силовых установок “моранов” оказался весьма порядочным, так что не зря в 1943 году появилась идея переоснастить их трофейными двигателями М-105П. Вот в такой ситуации, а также учитывая многочисленные “победы” финских пилотов, столь нелюбимый американцами “брюстер” действительно смотрелся лучшим. Всё относительно.
Благодаря другой монографии ("Brewster model 239") сейчас есть возможность полностью отследить судьбу каждого “брюстера”. Полностью весь список приводится не будем, коснемся лишь тех самолётов, которые были потеряны по различным причинам в период с июня 1941 по август 1944 гг.:

BW-351 – разрушился в воздухе 17 июня 1943 г.;
BW-352 – сбит зенитной артиллерией 21 апреля 1943 г.;
BW-354 – сбит в бою с истребителями 4-го ГИАП 21 апреля 1943 г.;
BW-356 – сбит в бою с истребителями 31 августа 1943 г.;
BW-358 – сбит 24 января 1942 г. (подробности отсутствуют);
BW-359 – сбит в бою с истребителями 26 февраля 1942 г.;
BW-362 – сбит 9 марта 1942 г. (подробности отсутствуют);
BW-364 – сбит в бою с истребителями 29 июля 1944 г.;
BW-365 – сбит в бою с истребителями 10 июня 1944 г.;
BW-366 – столкнулся в воздухе с советским истребителем 10 ноября 1943 г.;
BW-368 – сбит в бою с истребителями 30 июля 1944 г.;
BW-371 – разбит 22 февраля 1944 г.;
BW-372 – сбит в бою с истребителями 25 июня 1942 г.;
BW-375 – уничтожен на аэродроме во время воздушного налёта 2 июля 1944 г.;
BW-376 – сбит в бою с истребителями 30 октября 1942 г.;
BW-377 – совершил вынужденную посадку после воздушного боя 9 июня 1944 г., впоследствии восстановлен;
BW-378 – сбит в бою с истребителями 18 августа 1942 г.;
BW-380 – сбит 2 мая 1943 г. (подробности отсутствуют);
BW-381 – сбит в бою с истребителями 25 июня 1942 г.;
BW-383 – уничтожен на аэродроме во время воздушного налёта 2 июля 1944 г.;
BW-384 – 3 октября 1943 и 31 июля 1944 совершал вынужденную посадку после., дважды восстанавливался;
BW-385 – сбит советской зенитной артиллерией 3 декабря 1941 г.;
BW-387 – совершил вынужденную посадку 31 июня 1944 г., впоследствии восстановлен;
BW-388 – сбит в бою с истребителями 4 мая 1943 г.;
BW-389 – разбит 21 января 1942 г.;
BW-392 – разбит 5 июня 1943 г. в ходе испытаний по установке двигателя М-63;
BW-393 – уничтожен на аэродроме во время воздушного налёта 2 июля 1944 г.;
BW-394 – сбит в бою с истребителями 8 июня 1942 г.;

Подобная статистика несколько отличается от того, что излагается в монографии о LeLv24. Если подвести общий итог, то получится такая картина: 15 – безвозвратно потеряны в боях, 3 – уничтожены на аэродроме, 3 – разбиты в лётных происшествиях, 2 – сбиты ПВО и ещё не менее 3 самолётов восстанавливались после жестких посадок. Даже с учетом неполноты приведенных данных около 70% “брюстеров” были выведены из строя полностью или на время. Если сопоставить эти цифры с рапортами советских пилотов, то не исключено, что часть “приписанных” побед найдет своё подтверждение, поскольку самолёт упавший на своей территории финны старались эвакуировать и как можно скорее вернуть в строй. Заметьте, что за 1941 год финны отрицают потери среди В-239, хотя один самолёт был сбил зенитной артиллерией и быстро введен в строй вновь.

Вторыми по боевым заслугам стали пилоты истребителей Curtiss H-75A, претендовавшие в общей сложности на 190 побед, за которыми шли Morane-Saulnier MS.406 и FIAT G.50 со 118 и 99 победами соответственно.
Отношение финских пилотов к “хокам” было самое положительное, в то время как американцы и англичане считали их в 1941 году самолётами “второго сорта”. Опять-таки, как и в случае с В-239, дело заключалось в характере и месте их боевого применения. После получения более новых Р-40 “Kittyhawk” ВВС США принялись передавать устаревшие самолёты своим союзникам или отправляли дослуживать свой век в авиацию Национальной Гвардии. В обоих случаях подготовка пилотов оказывалась не на высоте и “хоки” несли высокие потери. Оправданием тогда служили якобы более высокие лётные качества тех же японских А6М2, хотя на деле “Зеро” имел преимущество только в скорости (не более 50 км\ч) и в бою на виражах.

Несколько особняком стоят истребители Fokker D.XXI, на счету которых 162 победы, но большая часть из них была одержана во время Зимней войны. К началу новой войны сами финны считали этот истребитель морально устаревшим, хотя на нем можно было на равных сражаться с И-16 и И-153. В июне 1941 года в составе финской авиации "фоккеры" ещё занимали первое место по количеству, но перерости в качество этот показатель не смог. Эсадрилья LeLv30 на тот момент формально располагавшей 5 "Hurricane" Mk.I и 18 Fokker D.XXI, была направлена в район полуострова Ханко, с целью блокирования действий авиации КБФ. Что из этого получилось все мы хорошо знаем - ни одного самолёт в 1941 году пилоты "фоккеров" так и не сбили. По свидетельству защитников Ханко до ноября включительно сми финны потеряли здесь 12 самолётов этого типа, что на самом деле не соответствует действительности.Финские данные утверждают обратное - на 2 июля 1941 года имелось 4 и 22 самолёта соответственно, а к 21 октября эскадрилья располагала 25 "фоккерами". Правда, количество потерянных самолётов в этой статистике не приводится.

Далее численность "фоккеров" продолжала варьироваться. В марте 1942 года в эскадрильи LeLv30 боеспособноыми считались 16 самолётов, а всего (учитывая разведчики из LeLv12 и LeLv14, а также учебвные истреьители) их насчитывалось 53 штуки. Воздушных боёв в этот период стало намного меньше,поскольку "фоккеры" больше привлекались к разведывательным полётам и штурмовкам наземных целей. По завершению войны с СССР пилоты LeLv39 отчитались о 39 победах (36 на "фоккерах") при потере 24 самолётов из которыхх только 9 были поетряны в бою: шесть D.XXI, один И-153 и два Bf.109G. Сбивались "фоккеры" при следующих обстоятельствах:

5 февраля 1942 года - групповой бой между советскими и финскими истребителями завершился потерей одного "фоккера";
20 февраля 1942 года - во время полета над Кронштадтом один "фоккер" упал на лёд по неизвестной причине, возможно произошел отказ двигателя или самолёт был поврежден зенитной артиллерией;
10 марта 1942 года - в бою с группой "ураганов" из состава 152-го ИАП было сбито два Fokker D.XXI, советская сторона потерь не имела;
8 июля 1942 года - два "фоккера" атаковала в районе острова Соммерс одиночный Ил-4 из 1-го МТАП и подбила его. Огнем бортстрелков был сбит один финский истребитель.

В дополнение к этому приведу такие сведения по "фоккерам" из других экадрилий, потерянным во время Продолжительной войны (указаны только самолёты оснащенные двигателями Bristol "Mercury"):

FR-82 - LeLv14, потерян в бою 21 июля 1941 года;
FR-89 - 2/LeLv32, поврежден при транспортировке 11 июля 1941 года, не восстанавливался;
FR-90 - 1/LeLv14, сбит в бою 28 мая 1942 года;
FR-91 - 1/LeLv12, сбит в воздушном бою 7 октября 1941 года;
FR-97 - 2/LeLv32, сбит в воздушном бою 25 июля 1941 года

Согласно финским отчетам LeLv14 в период с 17 июля 1941 по 14 августа 1942 года потеряла 8 "фоккеров" от истребителей и ПВО противника (погибло семь пилотов). Эскадрилья LeLv12 также оказалась не самой везучей - с 25 июня 1941 по 8 августа 1944 года в боях было потеряно семь самолётов, два разбиты в лётных просшествиях, погибло пять лётчиков.
Общий счет пилотов, летавших на Fokker D.XXI всех модификаций, за 1941-1944 гг. определяется в 60 2\3 побед. В то же время количество "фоккеров" продолжало уменьшаться. На 1 марта 1943 года их оставалось уже 40, но в следующем году юыда выпущена небольшая партия для учебных целец. В течении 1944 года "фоккеры" изъяли из фронтовых частей и передали в состав TLeLv35 и авиашколу. В процессе обучения было потеряно около десятка самолётов, так что к зиме 1945 года финна располагали только 36 "фоккерами". Последним отправился на слом самолёт с номером FR-112 (на нем было одержано две победы) - это произошло 12 июня 1951 года. Боле подробно об использовании Fokker D.XXI в составе ВВС Финляндии можно прочитать в статье А.Котлобовского "Fokker D-XXI в ВВС Финляндии".

Меньше всех воевали финские Hawker “Hurricane” Mk.I, одержавшие всего 6 побед при потере одного собственного самолёта. Истребители Gloster “Gladiator” в Континентальной войне участвовали только в качестве ближних разведчиков, а Bristol “Billdog” Mk.IV были переведены в летные школы.
При анализе боевых действий ВВС Финляндии в 1939-1940 гг. и 1941-1944 гг. наблюдается интересная закономерность. Пока воздушные бои велись над территорией Финляндии практически все победы финских пилотов находили подтверждение с советской стороны, но как только финны перенесли боевые действия на территорию СССР победные реляции посыпались как из рога изобилия. В рапортах стали фигурировать целые “стада” советских самолётов, которые нещадно уничтожались, но затем появлялись вновь и так много-много раз. Зачастую проверить точное количество сбитых самолётов не удавалось, но это не сильно волновало командование ВВС Финляндии, привыкшего к безусловному превосходству своих лётчиков над большевиками.

Иногда встречаются упоминания, что на стороне финнов воевали французские Caudron CR.714C1. Даже приводятся эпизоды, когда финские “кодроны” атаковали советские самолёты и выходили из боя пикированием… Готов расстроить самых доверчивых читателей – семь таких самолётов действительно были доставлены в 1940 году, причем до Зимней войны вполне серьёзно обсуждался вопрос о постройке сразу 70 самолётов по финскому заказу. Предполагалось, что деревянная конструкция будет быстро освоена техническим персоналом, а высокие скоростные характеристики позволят хоть как-то компеировать численное преимущество истребителей ВВС РККА. В реальности всё произошло совсем иначе - после прибытия первой партии один из С.714 сразу разбили, а остальные признали непригодными к боевому использованию. Ставшие ненужными С.714 передали в учебную эскадрилью, но после очередной аварии полёты на них признали опасными и самолёты отправили на хранение, а через два года их разобрали на металлолом. В судьбе С.714 интересен другой момент. Финский кредит на постройку истребителей Франция не вернула, что позволило собрать 90 самолётов, оказавшихся ненужными ВВС. Чтобы техника не простаивала "кодроны" отдали польским пилотам из эскадрильи GC1/145 - в июне 1940 года низкая боевая ценность С.714 лишний раз подтвердилась вбоях с немецкими "мессершмиттами". Вот такой поворот судьбы.

Совсем другой разговор про французские "мораны". Заказывать их собирались одновременно с "кодронами" в количестве не менее 50 штук, но в силу понятных причин доставить удалось только 30. Оставаясь по основным ТТХ на уровне советского И-16 и немного превосходя его в скорости, "моран" оказался довольно удачной машиной. Очень кстати пришелся на нем двигатель Hispano-Suiza 12, который без проблем заменяли на советские М-105П. Только вот нерасторопности финской промышленности не позволила модернизированным MS.406 в полной мере быть задейтсвованными в боях. Как и в случае с итальянскими FIAT G.50 финские лётчики показали на "моранах" лучшую результативность, чем сами французы, хотя последние в мае-июне 1940 года дрались на них просто отчаянно.

Про советские “ишаки” (И-16), “чайки” (И-153) и истребителях Яковлева (Як-1, Як-7, Як-9) написано немало статей и монографий, так что подробно останавливаться на них не будем. Более интересной будет их применение на фтороне Финляндии.
Как известно, после Зимней войны финнам удалось ввести в строй шесть И-153. Самолёты были введены в состав эскадрильи LeLv16, основной задаей которой была разведка. Однако, пользуясь неразберихой и неточными данными разведки, в первые месяцы войны финны использовали "чайки" для штурмовки советких автоколонн и наземных позиций. Вот что вспоминал об этом В.Ф.Голубев:

"Поддерживая высадку десанта наших моряков на один из островов, летчики встретили два истребителя типа "чайка". Самолеты прошли стороной и сигнала ведущего, приказывавшего пристроиться к группе, не выполнили.
Позже мы узнали, что эти самолеты И-153, видимо, доставлены гитлеровцами с захваченных аэродромов. Пользуясь ухудшением погоды и недостатками нашей службы оповещения, эта диверсионная пара начала безнаказанно бомбить и штурмовать одиночные боевые корабли и вести разведку. В зону зениного огня они не заходили и в воздушные бои не ввязывались. Как-то в середине июля капитану Ильину позвонил генерал Кабанов и не то в шутку, не то всерьез сказала.
- Что это ваши "чайки" не знают своих кораблей? Бьют своих.
- Нет, товарищ генерал, это не наши "чайки". Мы сами стараемся изловить и сбить их, да пока не получается. Радиостанций на самолетах и на КП полка до сих пор нет. Как подскажешь летчикам, что делается вокруг, вне зоны прямой видимости? Пусть корабельные зенитчики все приближающиеся "чайки" держат под прицелом, пока не увидят опознавательные знаки. Иного выхода не вижу.
Ильин вечером собрал командиров эскадрилий и звеньев. Предложил принимать меры предосторожности на случай встречи с самолетами типа "чайка". А пока не перехватим вражескую пару, нашим "чайкам" на задания вылетать звеном не меньше трех самолетов.
Когда, вернувшись в самолетное укрытие, Антоненко рассказал об указаниях Ильина Петру Бринько, тот помолчал, потом усмехнулся:
- Так вражеская "чайка" любого из нас собьет... Очень уж все сложно...
- А ты отверни, потом развернись и повтори атаку, - ответил Алексей и подумал: "Конечно, фактор внезапности в этом случае исчезает... Но что делать?"

Второй раз финские "чайки" встретились пилотам 13-го ИАП только 24-го октбяря, о чем было рассказано ранее. Данный эпизод несколько приукрашен, хотя в целом он соответствует действительности. На момент встречи из разведывательного вылета возвращалось два И-16, а на перехват противника подняло ещё два "ишака" под командованием В.Ф.Голубева:

"...Навстречу, чуть мористее, летели две "чайки". Вражеские? Очевидно... Наша пара на аэродроме. Все же в лобовую атаку я не пошел. Сделал боевой разворот, присмотрелся - и сомнения рассеялись, на самолетах чужие опознавательные знаки. "Чайки" бой не приняли - уходили на восток под защиту своих зениток. Сближение шло медленно. Еще две-три минуты - и они в зоне своего заградительного огня с земли.
Иду точно в хвост врагу. Выпускаю два РС-82. Один разрыв - между верхней и нижней плоскостью, второй - метрах в пяти сзади, "чайка" разлетается в щепки."

На самом деле финская "чайка" была подбита. Пилот попытался вытянуть горящую машину к своему аэродрому, но скорости и высоты явно не хватило. Поврежденный И-153 пошел вынужденную посадку и врезался в сарай, но финский пилот не пострадал. Далее бой сложился для Голубева не очень удачно - вторая "чайка" зашла ему в хвост и едва ни сбила. После этого встреч с финскими И-153 лётчиками из 13-го ИАП не отмечалось.

Теперь расскажем о более скромных тружениках, которыми являлись МиГ-3 и “Hurricane”.

В современных опусах на тему начального периода войны МиГи выдаются за “сырые” и “ненужные” самолёты из-за их большой высотности. Дескать, раз максимальную скорость истребитель развивает только на высотах более 5 км, то на “нижних ярусах” его ТТХ никуда не годятся. Отнюдь. Серийные образцы МиГ-3 действительно разгонялись до 640 км\ч на высоте порядка 7000 метров, но в то же время скорость у земли составила 470 км\ч – больше чем у Bf.109E и немногим ниже чем у Bf.109F (а “франков” летом 1941 года на Восточном фронте было не так уж много). Советский истребитель мог вести маневренный бой с “мессером” при любых условиях, проигрывая ему только в вертикальном маневре. Более того, именно МиГ-3 оказались самыми освоенными из самолётов новых типов, в отличии от Як-1 или ЛаГГ-3, и как перехватчики они применялись весьма эффективно. Достаточно вспомнить действия 7-го ИАП, участвовавшем в обороне Ленинграда.

Кстати о ЛаГГ-3. Истребитель, конечно, далеко не самый идеальный, но по части лётных данных он был не хуже финских “брюстеров” и “фиатов”, порядочно обгоняя их в скорости (550-570 км\ч против 480-490 км\ч). Однако ЛаГГ-3 почему-то к “самолётам новых типов с которыми было трудно воевать”, не относят. Полагаю, что появись, скажем, Ла-5 или Як-9 летом 1941 года, их постигла бы та же оценка.
Между тем, лётчики морской авиации, на вооружении которых находились ЛаГГи, старались максимально использовать возможности своих машин и добивались при этом хороших результатов в боях с Luftwaffe. В качестве примера можно привести старшего лейтенанта С.И.Львова из 5-го ИАП (затем 4-й ГИАП), начавшего воевать именно на ЛаГГ-3. Большую часть из своих 7 личных побед (22 групповые) он одержал именно на этой машине и ни разу не был сбит. Другое дело, что помимо “юнкерсов” и “мессеров” на счету Львова записано три Fokker D.XXI. Один из “фоккеров” был сбит 3-го декабря 1941 года в районе Жихарево, а две другие победы были одержаны в группе 17-го августа 1942 года. С ругой стороны, финские пилоты заявляют более чем о 120 сбитых ЛаГГ-3, хотя реально такого количества самолётов этого типа в полосе действий финской авиации просто не было. Достачтоно сказать, что только пилоты LeLv24 заявили о 59 сбитых ими ЛаГГ-3, ещё два "лавочникых" записаны на LeLv26, 3 - LeLv28, 29 - LeLv32 и остальные 34 - LeLv34. Вот и кому тут больше верить? Нашим лётчикам, заявлявшим о единичных сбитых "фоккерах" (случай с пятью сбитыми "фоккерами" в одном бою является исключением, чем правилом), или финнам, которые сбивали по 3-4 "лавочкниых" за один вылет, и так несколько раз вподряд?

 

Немного подробнее остановимся на британских Hawker “Hurricane” Mk.I, так как на них воевали лётчики обеих сторон. В рамках оказания военной помощи жертве агрессии Великобритания поставила (в том числе и безвозмездно) более 30 истребитлей. В течении 1940 года финская сторона получила 12 “Hurricane” Mk.I, но при перелете один самолёт был полностью разбит. Лётчики, осваивавшие этот тип истребителя, первое время были рады любой современной техники, но со временем их отношение сильно изменилось.
Пока “Hurricane” были в пути Зимняя война подошла к концу и ни одного боевого вылета в 1940 году они так и не сделали. В сравнении с "брюстером" и "фиатом" британский истребитель оказался не в самом выгодном положении - финские пилоты отметили все те же недостатвки, что и советские год спустя: низкие разгонные качества, плохая скороподъёмность, недостаточная маневренность на вертикали и большие габаритные размеры. Всё это на общем фоне делало “Hurricane” Mk.I посредственным истребителем и в 1941 году было принято решение отправить 6 самолётов в состав LeLv32. Остальные ещё некоторое время использовались для обучения личного состава ВВС.
В ходе войны финскими трофеями стали ещё несколько “Hurricane” раличных модификаций, в том числе и восьмипулеметные Mk.II. Все самолёты достались противнику в поврежденном виде и, несмотря на невыскоие характеристики, было решено максимально использовать остатки трофейной техники. В итоге советские “Hurricane” стали источниками для появление "гибридов". Например, из фюзеляжа самолёта Z2585 и крыла Z3577 был собран один полноценный истребитель, введенный в строй под номером НС-465.
Больших успехов пилотам финских “Hurricane” добиться не удалось. Всего ими было сбило четыре И-153, один СБ и ещё "половинка" И-15бис была сбита в группе с "хоками". Собственные боевые потери составили только один самолёт - около полудня 2-го июля 1941 года HC-459 был сбит зенитным огнем над Вайниккалой (Vainikkala).

Советские пилоты тоже были далеко не в восторге от появления “Hurricane”, но выбирать в 1941-1942 гг. было особо не из чего. Разумеется, при должном уровне подготовке пилота “ураган” был грозным противником не только для “брюстеров”, но и для более скоростных “мессеров”, а её большинству лётного состава ВВС РККА очень нехватало. Собственно, именно в этом и заключалась основная проблема высоких потерь этих истребителей в 1941-1942 гг. Нередкими бывали случаи, когда пилоты “ураганов”, вместо того, чтобы вступить в бой с атаковавшими их “мессерами”, выстраивались в оборонительный круг. В целом, оценка этого самолёта, даже среди опытных советских лётчиков, была невысокой, хотя сказать, что от “ураганов” старались избавиться при первой же возможности нельзя. Этот истребитель мог с успехом использоваться в качестве ударного самолёта, благо ремонтные мастерские и заводы справлялись с оснащением этих машин ракетно-бомбовой подвеской. К этому выводу пришли уже в конце 1941 года и спустя полгода “ураганы” начали передавать на оснащение штурмовых полков, где они проявили себя с большей пользой. Примером тому может служить боевая работа знакомого нам 65-го ШАП.

Финские “мессершмитты” – это тоже отдельная история. Почему финны не заказали их раньше, так и осталось загадкой, ведь в 1942 году Германия была вполне способна поставить несколько десятков таких истребителей, пусть даже не самых последних модификаций. Тем не менее, соглашение с немецкой стороной было подписано только годом позже и до сентября 1944 года в Финляндию прибыло 162 Bf.109 вариантов G-2, G-6 и G-8. Самолёты поступали несколькими партиями и не все из них успели принять участие в боях. Так, за всё время эксплуатации, “мессеры” состояли на оснащении только четырех истребительных эскадрилий. Причем, именно на этом типе самолёта финские пилоты добились наивысших достижений, в сумме заявив об уничтожении 667 советских самолётов. По каждой эскадрильи статистика выглядит так:

HLeLv24 – с весны 1944 г., 304 победы и 14 потерянных Bf.109G-2\G-6:
HLeLv28 – с лета 1944 г., 15 побед без собственных потерь:
HLeLv30 – с лета 1944 г., 3 победы и 2 потерянных Bf.109G-2:
HLeLv34 – с марта 1943 г., 345 победы и 30 потерянных Bf.109G-6.

Такая результативность была не у всех немецких истребительных эскадр – есть чему завидовать Luftwaffe! Тот факт, что далеко не все заявленные победы нашли подтверждение с обеих сторон зарубежных исследователей нисколько не смущает.

Не сложилась судьба у единственного серийного истребителя финской постройки. Самолёт с названием “Myrsky” проектировался с 1939 года и поначалу имел неплохой потенциал – им заинтересовались шведские ВВС, рассчитывавшие на богатый опыт финнов в боевом применении истребительной авиации. Но вместо разработки новой конструкции финские инженеры решили применить конструктивные решения, опробованные ещё на Fokker D.XXI. Эффект экономии времени и средств был налицо, но в итоге “Myrsky” не смог показать требуемых характеристик и всё ограничилось постройкой 4 опытных и 19 серийных самолётов. Осенью 1944 года на них выполнили несколько боевых вылетов, после чего все боеспособные истребители свели в состав HLeLv13 и в 1947 году пустили на слом.

Надо признать, что как бы ни было больно и обидно, потери ВВС РККА в июне-сентябре 1941 года были действительно очень высокими. Вплоть до середины войны, когда немцы ещё имели превосходство в воздухе, гибли целые эскадрильи и группы по 6-9 самолётов, но боевую задачу большая часть экипажей всё же выполняла ценой собственных жизней. Особенно это касается первого года войны.
Вообще, главной задачей истребительной авиации является завоевание превосходства в воздухе. Только после этого бомбардировщикам и штурмовикам можно совершать практически безнаказанные рейды по фронтовым целям и коммуникациям, так как главное противодействие оказывают именно истребители противника. В противном случае, что было не раз доказано налётами СБ и ДБ-3, бомбардировщики будут нести огромные потери.
В этом отношении финны, сколько бы побед они не заявляли, добиться превосходство в воздухе так и не смогли. Можно конечно долго говорить о том, что финское командование преследовало ограниченные цели и довольствовалось только “освобождением” территории, перешедшей к СССР в марте 1940 года, но мягко говоря, это неправильно. Финны были далеко не глупыми людьми и прекрасно понимали, что оставлять открытым небо для советских самолётов нельзя. Иначе можно ещё раз погореть на собственной самонадеянности, что имела место в феврале-марте 1940 года. Кроме того, в случае неудачи “блицкрига” на Восточном фронте Германия ввяжется в буквальном смысле в войну на истощение, что в результате и случилось. В этой ситуации надеется на то, что “советы” оставят выпад Финляндии безнаказанным было бы просто глупо. Тут, с какой точки зрения не смотри, истребительная авиация просто была обязана “дожать” северную авиационную группировку ВВС РККА, ведь рапорты лётчиков-истребителей из LeR2 говорили об их безоговорочном превосходстве. И вот этого финны сделать так и не смогли.

В книге М.Зефирова есть ещё такой абзац.

“…Надо сказать, что финское население очень хорошо относилось к пилотам Люфтваффе, поскольку понимало, что из маленькой стране в одиночку не удастся устоять против Советского Союза…
Спустя пятьдесят лет – летом 1944 года – на аэродроме Иммола в честь немецких пилотов был установлен специальный памятный знак, при этом в церемонии его открытия принимал участие глава парламента Финляндии”

Лично я не испытываю никакого уважения к финским и немецким лётчикам только по одной причине – они воевали за нацизм. Как бы финны не прикрывались формулировкой “совместно воюющей страны” и не строили из себя жутко обиженных на большевиков представителей “истинной демократии” смысл их действий совершенно не меняется. Блокаду Ленинграда и установление своего порядка на оккупированных территориях (со всеми вытекающими отсюда последствиями) финны проводили ровно так же, как и немцы. Поэтому Юутилайнена и Туоминена, как впрочем Хартмана и Новотны, героями войны считают только на Западе и открытие памятника нацистским пилотам превращается в торжество справедливости и демократии. Это сейчас принято считать, что немецкие пилоты просто выполняли свой долг перед родиной и не разделяли взгляды Гитлера на войну. Тогда что заставляло их бомбить советские города и колонны беженцев? Или немецкие “эксперты”, сопровождая бомбардировщики, рассчитывали на то, что бомбы поразят только самых “неверных’, а дружественных товарищей не тронут? Похоже, что нет, и финны в этом отношении от немцев ничем не отличались. Впрочем, в наше время, когда из поколения фронтовиков почти никого не осталось, всё это воспринимается совсем иначе…

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.208.186.19 (0.012 с.)