ТОП 10:

В улыбке дарёного коня смущали всего две вещи: золотые зубы и перегар. (Цыганский фольклор)



 

«Да, Патрон...Так точно, Патрон... С удовольствием, Патрон... Всенепременно, Патрон...»

Эти идиотские комментарии были адресованы указаниям нашего Главного Редактора. У которого возникла не менее идиотская мысль: послать меня НА... (куда-куда?) месяц (тут я порадовался) и В... (в когда-когда?) Эпохальную Командировку (тут я призадумался). ЗАЧЕМ???

«Дабы запечатлеть Семь Чудес Света в стадии становления для будущих поколений... Хе-хе...»

 

Я кто? Папарацци третьего класса в сером плаще?! Неееееееееет!

Я — Таймкор второго ранга с именным Жёлтым Шевроном.

ЕЛИСЕЙ ВЕКША — это, шрифт побери,- имя!

Я у царя Леонида при Фермопилах интервью брал.

На открытии Панамского канала ещё ТОТ репортаж вёл.

С САМИМ, тем самым, Торквемадой пару дней на короткой ноге был.

А едрён-Патрон мне: «Запечатлеть! .л..ть...»

Шрифт меня дёрнул выпить кофе с его новой секретаршей. Хотя, кофе тут ни при чём. А вот последствия кофе очень даже при чём. Особенно без трусов. Но я подумал так: если начальник – скотина, не стоит будить в нём зверя. И согласился.

Однако, в корзину нюансы.

Когда я узнал, КТО будет спонсором командировки, то стал фиктивно седым до копчика.

 

СПОНСОР. ЧАСТНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА.

 

Его Глобально-Преподобие дон Хесус-и-Шива-и-Аматэрасу Фишер стал известен после своей речи на Двенадцатой Планетарной Унии. Вкратце поблагодарив Небесное Жюри, своих родных и близких, а также Фортуну, ниспославшую ему возможность поблагодарить вышеуказанных, дон Фишер обратился ко всем людям Земли сразу.

-Возлюбленные чада мои!- тихо произнёс он, и Небесное Жюри, до тех пор лениво и снисходительно взиравшее на потрёпанного проповедника, почуяло неладное.- Возлюбленные чада мои! Да пребудут с вами ВСЕ боги Планеты!! И да пребудут с вами, в частности:.................................»

Уже через час обалдевшая от количества имён публика (включая Жюри) плавно покачивалась под ритмически зарифмованный «Пантеон Фишера». Стоит ли сомневаться, что назавтра непризнанный лиссабонский рэпер стал Президентом Глобального Храма со всеми вытекающими из этого полномочиями.

Если дон Фишер спонсирует Эпохальную Командировку, да ещё и навязывается туристом-инкогнито, то мне наклёвывается либо суперсенсация, либоL

Впрочем, посмотрим, что скажет Его Глобально-Преподобие.

 

***

 

-Приветствую, тебя, о, возлюбленный сын мой!- начал он прямо c порога.

Видимо, в глазах у меня что-то мелькнуло, потому что Его Г-П. тут же поправился.

-Простите, сеньор Векша. Профессиональная инерция. Пять концер...кгм...проповедей на дню даже для меня серьёзная нагрузка.

Неопределённым жестом, который мог означать, как «пошли вон», так и благословение, Фишер отослал своих телохранителей «подождать» и приземлился в моё любимое кресло.

Я встал в позу Хозяина Дома:

-Могу предложить чай «бай-хоа», кенийский кофе или прохладный тоник. Бодрят,- так в Средние Века аристократам предлагался выбор между костром, топором и верёвкой. С той только разницей, что топор быстрее, а после верёвки меньше вони, чем от костра.

-Лучше виски на три пальца. Расслабляют,- иронически улыбнулся Спонсор.

«Ай, да преподобныйJ» - ахнул я про себя и разлил по три пальца синего «Вани Пешехода».

-Сеньор Векша...

-Можно просто, Елисей.

-Ottimamente! Уважаемый Елисей. Насколько я понимаю, вы не в восторге от порученной вам миссии.

-Вы умеете читать мысли, Ваше Глобально-Преподобие? Или у меня от рождения всё на лице написано?

-Я был в приёмной вашего патрона, когда вы с ним, скажем так, беседовали. Не мог отказать себе в удовольствии послушать, как строят лучшего таймкора этого полушария,- ехидство гостя было явно наигранным, а, значит, не всё так безнадёжно, как казалось вначале. - Кстати, вам совсем необязательно именовать меня по сану. Лучше по-семейному: ДОН ХЕСУС. И вам язык не ломать, и мне приятно.

Всё-таки, «ДОН» Хесус. Ой, не дают кому-то покоя лавры крёстных отцов и учителя Кастанеды. Мы сделали стаканами «чин-чин», и я взял быка за рога.

-Дон Хесус. Вы правильно уловили мои интонации в разговоре с патроном, но сильно преуменьшили мои эмоции. Я не то, чтобы не в восторге, я - в бешенстве. Технологии Семи Чудес Света входят в учебники третьего класса. Только нерадивый школьник не видел, как строился на болоте Храм Артемиды Эфесской или настраивались зеркала Александрийского Маяка. Этот репортаж тянет не на сенсацию с гонораром, а на дешёвый курсовичок таймкорфака... Это, шрифт побери,..

Пока я продолжал жестикулировать, преподобный допил свою порцию, плеснул ещё, раскурил сигару и теперь с откровенно скучающим выражением на лице глядел куда-то сквозь меня.

-.., что отказаться я не могу. Но ответьте мне, дон Хесус: вам-то какой толк от этой дешёвки? ТаймТур по Семи Чудесам может позволить себе даже домохозяйка!

Тут мы встретились взглядами, и я замер.

На губах Фишера играла улыбка библейского Змея:

-Дешёвки, говорите... Надеюсь, вас не смутит тот факт, что только ВАШ гонорар составит в этом проекте четыре миллиона?

Я чуть не проглотил виски вместе со стаканом. Говорят: деньги не пахнут. А вы когда-нибудь пробовали нюхать дорожный чемодан со свежеотпечатанными сотенными купюрами?

-Общий же бюджет,- невозмутимо продолжал визави.- Ммм... общий бюджет превысит миллиард с небольшим гаком.

«Четыре миллиона? Столько мне не платили даже за риск во время съёмок первой ипритовой атаки. Да, ладно... Хозяин - барин. Но? Миллиард? Да ещё и с гаком? Они, что: Великую Пирамиду по всем блокам снимать собрались или Сады Семирамиды поветочно и поцветочно? БРЕД!»

-Нет, не бред, уважаемый Елисей. (Оказывается, вывод я машинально произнёс вслух) Отнюдь не бред. Ваш патрон из принципа, а, скорее всего, из вредности, не сказал вам, КАКИЕ именно «Семь Чудес» я предлагаю снимать. А вот и первый звонок. Рекомендую ответить.

 

***

Звонок N1.

-Добррый вечерр, геррр Векша! Что ж это вы, Елисеюшка? Сами в Суперркорр собррались, а мне, старрику де Сен-Пьерру, там уж и делать нечего?- это был Ганс Адамович де Сен-Пьер из Прокуратуры Времени.

Дело в том, что ТаймТуры гражданские, а тем более Суперкоры профессиональные — вещи не только дорогостоящие, но и весьма чреватые. Поэтому, для охраны Прошлого от Будущего и наоборот существует Прокуратура. Где содержится мощнейший штат профессионалов - от контролёров ситуаций до инспекторов зачистки. А Ганс Адамович стоит по иерархии на втором месте после Прокуроров.

Он - Дирижёр.

 

ДИРИЖЁР. ЧАСТНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА.

 

Ганс Адамович де Сен-Пьер - человек уникальный. У него абсолютное чувство Долга, Времени и Юмора. И он эти понятия не разделяет.

«На ЭТИХ тррёх может стоять всё что угодно, если Юморр - неплоский, Врремя - индивидуально, а Долг зависит от Врремени с Юморром», - сказал он однажды. Кое-кто ему не поверил. А зря. И пожизненно.

Когда Ганс Адамович де Сен-Пьер произносит застольную речь, то грассирует на всех трёх своих прародительских языках одновременно. И тогда в резонанс могут войти не только бокалы с рюмками, но и ресторанные лабухи.

Дирижёром он стал сорок лет назад, удачно «разрулив» битву при Ватерлоо. Тогда один сердобольный чокнутый миллионер-путешественник подсыпал больному Наполеону лекарство в «бордо». И не страдал бы тогда Бонапарт насморком, и услышал бы донесения, и отдал бы нужный приказ, и... неизвестно, чем бы дело закончилось. Если бы (в то время ещё контролёр ситуаций) де Сен-Пьер не слетал за свой счёт в начало 20-го века и обратно, и не заразил гриппом Великого Корсиканца.

Ватерлоо прошло, как по нотам. Миллионер выплатил восьмизначный штраф с бессрочным невыездом во Время, а Ганс Адамович прыгнул аж через три титула, став самым молодым в истории Прокуратуры Дирижёром Времени. Надо отдать ему должное: сразу после Ватерлоо он ещё долго подсыпал Наполеону антигриппин в «бордо».

Я был очень, ОЧЕНЬ рад, что позвонил именно Ганс Адамович, потому что при извержении вулкана Кракатау именно он одолжил мне целых 34 лишних минуты на мнемосъёмку.

Долг ему я давно вернул. Времени от Спонсора хоть отбавляй. А вот, добавить немного Юмора в этот более чем странный проект не помешает.

 

Звонок N1 (продолжение).

-Я понимаю, что пожилые Диррижёрры уже не котируются!- Гремела мембрана.– Но не взять меня на девственную пиррамиду Плутона? О которрой я мечтаю со врремён перрвой поллюции!

-Ганс Адамыч,- взмолился я.- Я понятия не имею...

-Понятие - это понятие относительное, геррр Векша. Вот и лицензия на Эпохалочку у вас почему-то безлимитная. Откуда деньги у популяррненького, но бедненького мнемоканальчика? Оставим благорродную лапшу для зррителей. Завтрра в полдень я жду вас у себя в Пррокурратурре на инстрруктаж вместе с вашей командой.

-Но у меня ещё нет команды...

-Это вы так думаете,- бросил Ганс Адамович и трубку тоже бросил.

***

-Неплохое начало, правда?- осведомился дон Хесус.- То ли ещё будет, уважаемый Елисей.

-Да, я пирамиды Плутона в глаза не видел! - в ушах у меня до сих пор сидело упоминание про безлимит.

-А её никто не видел. Кроме строителей и жрецов, разумеется. Видите ли, сеньор Векша,- дон подался вперёд всем телом.- Меня не интересует античная семёрка чудес. Эти, с позволения сказать, каноны, как вы сами заметили, интересны только школьникам. Да и то не всем. Я же предлагаю вам репортаж о семи чудесных апокрифах.

-Например...- вот это меня действительно заинтересовало.

-Ну-у... например, вышеупомянутая пирамида Плутона.

-Что это?

-Об этом позже... Далее... Геоглифы плато Наска и озеро Титикака...

-Вы собираетесь тащить в Прошлое вертолёт?

-Я же сказал, что Чудеса интересуют меня пока только в стадии становления. Пока. Так что, скорее всего, будет достаточно единичного первого фрагмента. С вашей, если так можно выразиться, трактовкой. Да, и сами геоглифы с озером, как таковые, интересуют меня постольку-поскольку.

-Гонорар высок, но какой вам смысл в репортаже непонятно о чём? Да, и почему, собственно я? - резонный вопрос наконец-то был задан.

-Э-э-э... потому что смысл именно в вас, уважаемый Елисей. - Фишер откинулся на спинку кресла и забарабанил пальцами по столешнице. - В том, что вы из ничего сделаете сенсацию, не сомневается даже ваш патрон…

(Засада. Вот так раз установишь мировой рекорд, а потом всю жизнь доказывай, что ты не чемпион)

-…Меня же вы интересуете, как специалист по нестандартным и нелогичным сюжетам, если вам угодно. Кстати, ещё один звонок.

-И вы наверняка знаете от кого? - я попытался съязвить.

-Ну, если Арколола Хотеп, как оператор, вам подойдёт…- преподобный пожал плечами, а я ринулся к телефону в приёмной.

Ещё бы мне не подошла Арколола Хотеп. Лучший таймопер восточного полушария. Лауреат, боги весть, каких премий. Кавалер двух официальных и семи неофициальных орденов. Сама себе режиссёр, оператор, осветитель и монтажёр. Симпатичная чернокожая некрасотка с ногами топ-модели и бицепсами призёра по лёгкой атлетике. В ней ВСЁ нравилось ВСЕМ.

Кроме одной особенности.

 

АРКОЛОЛА ХОТЕП. ЧАСТНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА.

 

Она подавала себя. О, да! Она ПОДАВАЛА себя...

...как подают мелочь нищему в переходе — небрежно, мимоходом, не глядя в глаза.

И в этом было всё: презрение к тем, кто стоит на коленях ступенькой ниже; гордость за своё временное превосходство и косой взгляд, наблюдающий за полётом безвозвратно и бесполезно подаренной купюры.

Она подавала себя? Да. Она ПОДАВАЛА себя...

...как лощёный метрдотель подаёт на десерт пьяным бастардам горячий пирог, набитый мороженым — с ленивой надменностью проигравшего, с театральным достоинством приговорённого.

И в ЭТОМ было всё: бессильная ненависть к потным тройным затылкам и восхитительный грех тщеславия, потому что именно у ТЕБЯ на руках ледяная нежность, не тающая посреди жирного раскалённого бисквита.

Она подавала себя... Увы. Она ПОДАВАЛА себя...

...как измотанный без пяти минут чемпион на теннисном корте - с криком, устало и профессионально.

И в этом было ВСЁ... Но...

Когда удар достигал цели, то выбивал Землю из-под ног, сердце из груди, а деньги из кошелька.

Звонок N2.

-Добрый вечер, мисс Хотеп... Почту за честь, мисс Хотеп... Да, ровно в полдень, мисс Хотеп... И вам вдохновения, мисс Хотеп...

 

Более короткого телефонного разговора с дамой у меня не было ни до, ни после.

Однако, когда я вернулся в кабинет, дон Хесус, слегка порозовевший от «Пешехода», уже успел небрежно бросить на диван свою парадную полурясу и обстоятельно раскуривал вторую сигару.

-Ну, как?- у Фишера был такой вид, как будто он только что подарил мне подлинник первой афиши Гудини.

-Я не спрашиваю за сколько. Но ЧЕМ вы её купили? Ведь Арколола никогда не работает с таймкорами.

Дон Хесус потянулся, как послеобеденный кот.

-Она слишком сентиментальна. Стоило мне намекнуть, что она сможет увидеть своих пращуров по отцовской линии...

-Это где же, позвольте узнать?

-Не всё сразу, уважаемый Елисей. Мы ведь, кажется, остановились на геоглифах Наски? Так вот, следующей остановкой будет Великая Китайская Стена. Не понял... Разве я сказал что-нибудь смешное?

Поймите меня правильно. Звук, который вырвался из моей груди перед последним вопросом, был отнюдь не смехом. И даже не смешком. Это было полуржанье-полувсхрап жеребца по-над пропастью. Уж не знаю, что там задумал Президент Глобального Храма, но задумал он явно что-то порядочно глобальное.

-Да-а-алее, - протянул дон Хесус. - Московский Кремль.

-Который из? - не смог удержаться я от сарказма.

-Последний. Из красного кирпича. НО! Образца Иоанна Третьего Васильевича. В стадии…

-А он-то вам зачем?

-Терпение, уважаемый Елисей, терпение. Сейчас... Да... ровно через полминуты вам позвонит один колоритный персонаж. Будьте, пожалуйста, с ним полюбезнее. Не смотря на все его странности, он - единственный, кто сможет оказывать нам воистину неоценимые услуги в течение всего Суперкора.

Я обречённо долил себе на один палец «Вани», сделал шаг к телефону и... обернулся.

-Намекните, хотя бы. Кто он, персонаж этот: мужчина, женщина?

Фишер смачно выпустил колечко сигарного дыма и произнёс по слогам:

-СУ-ФЛЁР...

-КТО?!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Услуги вечного Суфлёра стоили беспардонно дорого, а про его хаджи во Время ходили легенды.

 

СУФЛЁР. ЧАСТНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА.

 

Первое: никто никогда не видел его лица. Точнее, верхнюю половину головы. Глаза Суфлёра, нос до крыльев и уши до мочек всегда скрывала облегающая полароидная вуаль. Можно было только догадываться о том, что он - либо чуть-чуть слеп, либо чуть-чуть лыс, либо чуть-чуть безобразен, либо... Но не более.

Второе: никто не мог сказать, сколько Суфлёру лет. Консультации по телефону он начал давать ещё во времена моего дедушки. А полные сочные алые губы в журнальных зарисовках говорили об относительно зрелом возрасте. Но не более.

Третье: никто не знал, какого он пола. Три с половиной октавы - от баса да альта - выдавали в нём недюжинные актёрские способности. Но не более.

И, главное: никто не знал, на скольких языках говорит Суфлёр.

Нет. Правильнее сказать, что никто не знал, на скольких языках он (или она? Ладно, пусть пока будет ОН)… Так вот, никто не знал, на скольких языках он НЕ говорит.

Да и, попросту, Суфлёр - Гений (вот так, с большой буквы). Его синхромнемотрон позволяет переводить мысли в осмысленную артикуляцию и читать по губам даже некие забавные диалекты не слишком давней современности.

Но в том, что Суфлёр - редкостный зануда, я убедился сразу после первой тирады:...

Звонок N3. (минуту спустя).

«...а также за то, что вы столь же пунктуальны, как и я, дражайший Таймкор. Полагаю, что незаочное наше знакомство явится для нас обоюдным удовольствием. Однако, прежде чем приступить к взаимоинтересующим обязанностям, хотелось бы прояснить некоторые пункты нашей с вами возможной несовместимости...»

Пунктов оказалось более ста. А учитывая подачу то грудным контральто, то гламурным баритоном...

Да кто же он такой, Суфлёр, пробел ему туда-сюда?

После звонка номер три, который продлился около получаса, раздался звонок номер четыре. На этот раз в дверь.

На пороге стояло нечто вызывающе рыжее, которое обратилось ко мне затылком:

-Доброй ночи, дядя дома?

-Чей дядя?- после разговора с Суфлёром у меня появилась тенденция к уточнениям.

-Мой, естественно!- затылок, скособочившись, обратился ко мне анфасом. У него оказались наглые синие глаза, гордый курносый нос и два увесистых пакета в веснушчатых ладонях.

-Диего! Тебя только за смертью посылать!- вскричал дон Хесус и тут же пробормотал,- …простите меня, Все Вместе Взятые...

Деликатно отодвинув меня в сторону, он принял поклажу от конопатого явления.

-Рекомендую, сеньор Векша: мой племянник - Диего.

-Диего Шон Сванте Парелли, синьор! («бейсболка» уселась на рога вешалки) Дядюшка, я вам не дромадер какой-нибудь, чтоб на себе четыре ужина зараз волочь. Это, кстати, вам! (в руках у меня оказались ЕЩЁ два пакета) Как манускрипты на мне хранить, так это - я пожалуйста... (кроссовки полетели в угол) А как машину казённую одолжить (куртка - туда же) - так мне фигу с оливковым маслом. Я понимаю, что всё секретно и всё такое... ванна у вас где? Спасибо... но, вот, скажу я своей матушке - вашей сестре,.. фррррр...уффф... как я тут в вашей глобальности каникулы свои провожу... кухня там? Окей... интересно, что она вам по телефону напроповедует…

Я уже ничему не удивлялся. Появление этого ужаленного апельсина вполне вписывалось в общую концепцию. Но, от греха подальше, я, всё-таки, поинтересовался:

-А почему ЧЕТЫРЕ ужина?

На кухне громыхнуло посудой.

-А завтракать вы, типа, не собираетесь? Дядюшка! Я вам тысячу раз говорил - ищите компаньонов с правильным образом питания! И, вообще, попрошу внести ингредиенты для обработки!

На кухне происходили спринтерские перемены.

Посуда находилась в полной боевой готовности.

А Диего в поварской белой бандане и фартуке с надписью «Rock in Own Juice» исследовал мой трёхкамерный холодильник с любопытством дипломированного археолога. Дон Хесус аккуратно поставил пакеты на стол и, многозначительно кивнув, направился в сторону кабинета. Последовать его примеру помешал разгневанный шёпот:

-Сто вилок мне повсеместно... Разве возможно не иметь в доме сыра «Бри» или, на худой конец,.. Вот что я вам скажу, синьор...

-СТОП! - моё терпение оказалось небезграничным. - Молодой человек, вам не кажется, что жаргон шеф-повара неуместен в столь нежном возрасте?

Синие глаза пробежались по мне с оценивающим выражением. Так, обычно, изучают говяжью полутушу перед разделкой. Я нервно сглотнул.

-Дядюшка! Вы давно знаете синьора Векшу? Целый час? Я так и понял! А МЕНЯ дядюшка знает самую мелочь: тринадцать лет, семь месяцев и шестнадцать дней.

-Оставьте его, уважаемый Елисей,- дон Хесус взял меня под локоть. - Поверьте: лучше, чем Диего, вам не приготовят ужин даже в старом московском «Эрмитаже». Пойдёмте, я вам кое-что покажу.

 

Глава вторая.

 

УЖИН С ПРЕПЯТСТВИЯМИ.

 

«Правду. Только правду. И ничего, кроме правды!» - прикалывался сказочник.

 

-Знаете, что это? - Фишер протянул мне несколько фотографий.

-Канавки на камне?- я ещё раз позволил себе сарказм.

-Это - эрозия, уважаемый Елисей. И не просто эрозия, а водная эрозия.

-И что с того...

-А теперь взгляните сюда,- Преподобный выложил последний снимок, как нужного туза при неполном «Флэш Рояле».

Сказать, что я опешил - ничего не сказать. Теперь я понял, почему Спонсор так долго ходил вокруг да около. С фотографии на меня смотрел Большой Сфинкс. Далеко не в стадии…

-Поэтому - миллиард с гаком?- тихо спросил я.

-Угу, - промычал дон Хесус.

-И для этого же Арколола Хотеп и Суфлёр?

-Угу...

-А Ганс Адамович вхож в Палату Лицензирования, - это была тупая констатация факта.

Я потёр виски и рухнул в кресло. Чтобы была понятна моя реакция, следует рассказать поподробнее и про водную эрозию, и про Большого Сфинкса, и про Палату Лицензирования Времён.

Сейчас Большого Сфинкса со всех сторон окружает пустыня Сахара. А «канавки» (до нескольких метров глубиной) оставлены в известняковом монстре проливными дождями. Представляете, КОГДА в Сахаре последний раз шли тропические ливни? То-то!

Примерно за 8-10 тысяч лет до Рождества Христова.

Если брать по максимуму: в Эру Льва, которого, собственно, и изображает (или изображал) Большой Сфинкс.

То есть, в эпоху Атлантов, если верить Платону.

Или в непонятно КОГДА, если верить Геродоту, который за сто лет до Платона Большого Сфинкса в глаза не видел.

А Палата выдаёт Лицензию Времени только по «иерихонский» 7000 г. до нашей эры.

Теперь понимаете, в какой сироп я вляпался?

Дон Хесус понимающе покашлял сигарой.

 

ТАЙМАУТ N1.

 

Плох таймкор, пренебрегающий древней, как мир, заповедью: «Не спеши, а то успеешь!» В конце концов, у нас, таймкоров, Времени, (с Большой буквы и в прямом смысле слова) даже не вагон, а целый галактический танкер. Так что... не спешить...

В юности, когда любая работа является халтурой, ты ещё можешь себе позволить мотаться по непонятным векам за счёт родительских субсидий. С подержанной мнемокамерой на башке. Отсылая редактору по сотне телепортиков на дню (не лучшего качества, зато в большом количестве). Ибо гоняешься за именем и гонораром. Но, когда профессионал побеждает в тебе любителя, а графоном выживает из души графомана, тогда начинаешь работать штучно. Разноцветно. Пирамидально. И со вкусом.

Поэтому я невежливо задумался минут на сорок, а дон Хесус всё это время ароматно дымил и решал (МОЙ, шрифт побери!) шахматный этюд, не забывая про наши стаканы.

(сорок минут спустя)

-Ну, предположим,- я, наконец, решил возобновить беседу, начав издалека.- Великая Китайская Стена. Вероятно, единственное творение человеческих рук, которое кто-то якобы воочию видел с околоземной орбиты. Это, хоть и неочевидная, но всё-таки фишка. Из этого можно выжать джус.

Фишер, покачивая в сухих пальцах чёрного слона, смотрел на доску.

-Московский Кремль - величайшее на планете сооружение из кирпича. Соглашусь: и в этом что-то есть.

Фишер сжал слона в правой руке, а левой ладонью подпёр скулу.

-Геоглифы Наски, безусловно,..- я вещал, как радио - в пустоту.-…одна из самых больших пиктограмм планеты. А пиктограммы, понятное дело, всегда актуальны. Особенно неразгаданные.

Фишер потёр щёку и приподнял брови.

-Большой Сфинкс (глоток «Вани»)... Супернеочевидная фишка! Предположительно... только предположительно (!), заметьте,- самое древнее скульптурное сооружение подобного масштаба.

Его Глобально-Преподобие поджал губы: то ли для будущей улыбки, то ли - так, в знак сомнения.

-Я, лично, не представляю, что можно выжать из глыбы известняка «в стадии становления». Равно, как и из пирамиды Плутона, которую, по вашим словам, никто не видел, «кроме строителей и жрецов, разумеется...»

Фишер прищурил глаза, как бы прицеливаясь.

-В итоге имеем, как вы изволили выразиться, АПОКРИФЫ в количестве пяти единиц. Тянущих, максимум, на звание «самый-самый», да и то в определённых временных промежутках. У меня два логичных вопроса, дон Хесус: что «чудесного» вы в этом находите, и где ещё два чуда?

Тут Фишер поставил и мягко закрутил чёрного слона на С5.

-Это ваш этюд, уважаемый Елисей? (глоток «Вани») Чудесно сложно, клянусь Всеми Вместе Взятыми! Чёрным - мат в три хода, если не ошибаюсь? Но вот... вдруг... чёрный слон отказался прикрывать пешку или брать коня... Слон уходит в позицию активного ожидания, и тогда возникает зеркальный этюд - мат белым в те же три хода. Не находите это забавным?

-Где. Ещё. Два. Чуда?- моя профессиональная гордыня взяла верх над шахматной.

-Антарктида безо льда!!!- возвестил ломкий тенор-баритон позади меня.

Я обернулся.

(Абзац! Это начинает становиться привычкой).

В двери кабинета вплывал медный антикварный поднос (навскидку? Ммм… век восемнадцатый - ОГО!), на котором в аккуратном беспорядке было разложено что-то до безумия ароматное.

-Дядюшка-а-а!- взревела задняя часть подноса.- Деловые бумаги синьора Векши – это не самая модная скатерть сезона. Мой благородный салат посреди ваших початых стаканов будет смотреться, как... Кгм... Вы можете представить себе Джоконду с зубами? Если бы моя матушка, ваша сестра...

Хорошо, что моя вторая жена была инженером-дизайнером: кнопка, палец, щелчок...

И Диего удовлетворённо, хоть и, слишком профессионально покачав головой, воздвиг поднос посреди фуршетного столика «под орех».

-...и на том спасибо. Для трёх приборов места хватит, но придётся потесниться.

-Диего. Этот поднос из коллекции бабушки?- дон Хесус напрягся, как ответственный дядя.

-Разумеется!- рыжий затылок в белой бандане удалялся на кухню.- Он прекрасно рифмуется с мейсенским фарфором прадедушки Дориана и столовым серебром тётушки Хельги.

Спустя минуту фуршетный столик начал превращаться в музейный экспонат.

-Да простит меня синьор Векша, но заключать миллионные контракты под размороженную пиццу на одноразовой посуде — по крайней мере, странно... салфетки — пожалуйста...

Дон Хесус хрустнул старомодной крахмальной белизной и заправил её за воротничок.

-Вы, дядюшка, вопросом владеете. А вот, для Хозяина этого благословенного жилища я, пожалуй, са-а-ам составлю композицию.- Руки Диего мелькали со скоростью робота-манипулятора. На моей тарелке постепенно возникал миниатюрный дубликат того, что возлежало и возвышалось на прадедушкином фарфоре и бабушкином подносе.- Вкушайте, синьор! Этот салат, клянусь моим первым омлетом,- одно из лучших чудес Света!

-«Антарктида безо льда»,- машинально повторил я.- Должно быть, она, действительно, чертовски вкусна.

«Столовое серебро тётушки Хельги» зависло над подносом. Племянник Фишера растерянно моргал. Это было единственным, что отличало его от голографического стоп-кадра.

-Что значит «вкуснА»? У меня плохо со слухом, или синьор Векша просто решил пошутить? При чём тут Антарктида?

-Вы сами объявили: «Антарктида безо льда», когда входили в кабинет с салатом...

-Я так объявил? Дядюшка, я так сказал?

-Ты это сказал, Диего,- промычал дон Хесус, перемещая на свою тарелку что-то оранжево-розовое.

-А-а-а!..- руки опять замелькали.- Так, это я ляпнул по делу, а ужин пока ещё никто не отменял.

-А-а-а!..- я постарался максимально точно воспроизвести интонацию.- Ещё... Вы, Диего, упомянули, что этот салат - одно из лучших чудес света. Поскольку мои репортажи далеки от гастрономических, хотелось бы узнать: у меня плохо со слухом или синьор Парелли просто решил пошутить?

Никогда бы не подумал, что человеческое лицо способно отобразить все оттенки красного цвета за полминуты.

Багровое грозовое небо Гнева плавно сменилось сиреневой облачностью Сомнения, которая превратилась в алые лёгкие облачка Досады, уходящие за розовый улыбчивый горизонт Понимания.

(Неплохая аналогия. Надо бы её кому-нибудь впарить)

Но в ответ я услышал совсем не то, что ожидал.

-Синьор Парелли хотел бы задать пару вопросов синьору Векше: у меня выросло ещё две головы, или моя персона умножена на выпитое виски?

Я слегка офонарел от подобной фамильярности, но Фишер глянул на меня столь значительно, что пришлось промолчать.

-Взять, хотя бы, дядюшку. Если я ему не «тыкаю», так только из ЕГО профессиональных соображений. Не приведи меня... м-м-м... как там дальше?

-Все Вместе Взятые... не затягивай формальности, Диего!- преподобный вооружился вилкой и ложкой.

-Так вот. Не приведи меня, Все Вместе Взятые, сказать ему как-нибудь прилюдно: «Дядя Шива, у тебя сегодня в пятом такте лажа на полтона, а в двенадцатом - Кетцалькоатль отсвингован поперёк». С вами же, синьор Векша, мы знакомы всего «целый час». Поэтому я пока не могу называть вас «дядя Еля». Но вы-то запросто можете сказать: «Диего! Ты - классный повар!» Или, ещё лучше: «Ты, Ди, Стажёр — что надо!» Нам ведь с вами ещё Антарктиду безо льда снимать, не так ли? Да, вы на «Оливье» налегайте! Он - правильный! Я, что, зря все прошлые каникулы в старом московском «Эрмитаже» поварёнком корячился? А вот на папулину «граппу» налегать особо не стоит. Градус вам понижать, естественно, не след, но дело есть дело,- всё это Диего выпалил со скоростью авиационного пулемёта.

Буквально, «на автомате», я выпил рюмочку запотевшей «папулиной», закусил чем-то копчёно-пернатым, потом чем-то деликатно-земноводным и взглянул на часы — была четверть третьего ночи.

-Ммм...- дядюшка откровенно смаковал.- Чадо! Ты сегодня в редком ударе. А рябчики дяди Хуана просто шедевральны.

-Щаз!- добродушно огрызнулся племянник.- От дяди Хуана! Весь «Оливье» - от паюсной икры до майонеза «номер четыреста девяносто девять» - исполнен загодя. И лично вот этими «корявками»!- нам были продемонстрированы две отнюдь не подростковые длани.- Да, вы рифмуйте, синьор Векша, рифмуйте! Телячий язычок с молодой картошечкой, пикули с дичью, раковые шейки с трюфелями. Когда нам ещё доведётся? Если, конечно, вообще, доведётся...

Он театрально вздохнул. А до меня, наконец-то, дошёл истинный смысл последних пяти минут.

-Ваше Глобально-Преподобие!- я даже слегка протрезвел.- Вы, что ж это? Предлагаете мне несовершеннолетнего тащить в Суперкор по семи эпохам? Из которых, как минимум одна находится за гранью официального допуска? Да, я лишусь лицензии ещё на таможне! Пожизненно!!!

-Отчего же, несовершеннолетнего?- Фишер щёлкнул замком проверенного временем саквояжа.- Вот. Подписанное Вторым Прокурором Времени разрешение на участие в Эпохальной Командировке. Указан Д.Ш.С. Парелли. Восемнадцати лет от роду. Студент Парижской Академии Абстрактных Наук.

Диего вкусно хрустнул корнишоном и, грассируя не хуже Ганса Адамовича, прожурчал:

-Позвольте представиться, мсье Векша! Доминик Шаррль Станислав Паррелли. Удобно всё-таки иметь двести пятьдесят шесть рродственников. N`est pa, monsieur?

-И кузен Диего, Доминик, как бы отправится в Эпохалочку. А Диего Шон Сванте Парелли как бы поедет наблюдать открытие Эйфелевой башни на парижской выставке 1889-ого года. Вуаля!- дон Хесус щёлкнул сначала пальцами, а затем замком саквояжа.

Несмотря на легкомысленность их интонаций, я интуитивно почувствовал, как сильно они напряжены. Наигранная фамильярность племянника... Демонстративная развязность дядюшки... И пристальные взгляды, которыми они обменивались, когда не смотрели на меня.

-А не усугубить ли нам «папулиной» «граппы»?- решил я разрядить атмосферу. - Под «Оливье»!

Родственники понимающе улыбнулись.

-И... Я надеюсь: ужин не ограничится только салатом?

Диего отдал честь «а-ля Фрэнсис Дрейк», разворачиваясь в сторону кухни.

-Ваше здоровье, уважаемый Елисей.

-Ваше здоровье, дон Хесус.

На этот раз мы чокнулись чеканным серебром и встретились глазами.

-Вкушайте, синьор!- громыхнуло у меня за спиной.- Суп «минестроне» будет готов ровно через 20 минут.

Фишер посмотрел на меня со значением.

 

ТАЙМАУТ N2.

 

Итак.

У меня всего 20 минут для принятия решения. Вторая заповедь Таймкора гласит: «Не влезай - не убьёт!»

Дано:

от предложения Его Г.-П. и его племянника за милю разило не только потерей лицензии, профессии и статуса, но и откровенной уголовщиной.

«Подлог Личности» - очень серьёзное преступление.

Пример:

лет двадцать назад Эмиль О`Нил фон Рикенсдорф, легендарный таймкор, решил побаловать свою внучку 14-ти лет свидетельским репортажем о Тунгусском метеорите.

Расчёт на девичью акселерацию оказался верен, и таможня Времени (хоть и с подозрительным удивлением) пропустила через профессиональный «таймгэйтс» девочку-девушку восемнадцати поддельных лет.

Сейчас «легендарный» Эмиль в неполные семьдесят пять лет подрабатывает мусорщиком (и то по старой дружбе). А внучка до сих пор пребывает в коме после контузии от дедушкиного подарка.

Но!

То была прихоть сентиментального пожилого эксцентрика. А дон Хесус-и-Шива-и-Аматэрасу Фишер таковым не казался. Да и у болтливого пацана с недетскими руками тоже были весьма невесёлые чертенята в глазах.

Решение:

(двадцать минут спустя)

-Ты, действительно, классный повар, Диего,- юное дарование с фарфоровой супницей в руках сделало ответный шутливый книксен.- Но «Стажёром Ди» ты станешь только тогда, когда вы с дядюшкой перестанете вешать мне спагетти, а расскажете об истинной цели этой аферы.

Дон Хесус поморщился. Чадо нахмурилось.

-Да-да – именно АФЕРЫ! Если ещё полчаса назад я считал этот несуразный Суперкор романтическим вояжем в духе «детей капитана Гранта», то сейчас говорю прямо и откровенно - АФЕРА. Президент Глобального Храма не станет рисковать своей карьерой и жизнями (в том числе и жизнью обожаемого племянника) только для того, чтобы взглянуть на первую сторожевую башню Великой Стены!

-Гробницу...- пробормотал преподобный.- И не первую, а третью…

-Тем более! Мне ещё звания «чёрного следопыта» не хватало!

-Дядюшка, вы ничего не забыли?- «между прочим» поморгал Диего, разливая суп (судя по аромату, миланский — с грибами и базиликом на курином бульоне).

-Ах, да!- спохватился Фишер.- Держи, пророк, да простят меня Все Вместе Взятые…

Он протянул племяннику две сотенных купюры.

-Дядя Шива. Я ведь тысячу раз говорил: спорить с итальянцем, всё равно, что ехать «зайцем» в одном купе с контролёром. Видите ли, синьор Векша: мы с дядюшкой побились на пару сотен - когда вы созреете?- уже до супа или только после десерта... Я тогда сказал: «Дядюшка! Человеку с такой «прыг-скок» фамилией хватит выдержки максимум на закуски!» Так что, совмещайте приятное с полезным. От нас - истинный расклад, а с вас наслаждение от горячего «минестроне».

Мы с доном усугубили ещё по одной «папулиной» и принялись за суп.

-Итак...- Диего заложил руки за спину и пару раз качнулся с пятки на носок.- Бьюсь об заклад...

-С итальянцем биться не буду,- усмехнулся я.

Лицо Д.Ш.С.Парелли окаменело:

-Значит, сразу к делу? Окей! Надеюсь, полуголые мужчины во время еды вас не смущают?- племянник уже скинул фартук и теперь расстёгивал рубашку.- Шутки с формальностями, синьор, были - так, аперитивчиком. Горячее будет позже. А пока - первое!

Он развернулся спиной. Количество разномастных веснушек было таким, что звёзды Млечного Пути нервно курили за дверью.

-Ты - ик!.. классный повар, Диего,- «граппа» сыграла-таки во мне свою коварную роль.- Но стриптизёр из тебя...

Договорить я не успел. Рыжий затылок ухмыльнулся всем телом и крикнул: «Але-е-е-е оп»!

Правая рука упёрлась в пол, веснушчатая спина развернулась на 180 градусов по вертикали, а левая рука накрыла пространство между лопатками. Диего стоял головой вниз, балансируя ногами.

-Перед вами карта допотопного Мира,- возвестил дон Хесус голосом усталого экскурсовода.- Всмотритесь.

И я всмотрелся. И заинтересовался. И понял.

Если принять нахально крупную родинку на левом запястье за Южный Полюс (правда, находящийся, почему-то, севернее, чем сейчас), то сочетания веснушек приобретают... Ни шрифта себе!

(Я аж присвистнул)

...приобретают формы материков и архипелагов. Но это, я полагаю, только вершина айсберга.

-Браво, уважаемый Елисей!!! Именно, вершина. А вот то, что ПОД...

-Дядюшка,- просипела «допотопная карта»,- я в этой «йоговой асане» долго стоять не намерен. Мне ещё горячее с десертом подавать.

-Хорошо, Ди. Ты - Стажёр. (Сам от себя не ожидал подобной безответственности)

-Оп-ля!- Стажёр Ди выполнил роскошное «колесо» и стал надевать рубашку.- Вы совершенно правы, синьор Векша. Чудеса - не главная цель миссии. Цель - то, что под чудесами. И не бойтесь того, что думаете вслух: сам грешен.

-Я думал вслух?

-Второй раз на моей памяти,- улыбнулся дон Хесус.

-Но первый раз на МОЕЙ памяти,- племянник отвесил вежливый полупоклон.- И я этому очень рад, потому что под горячее у нас будут «тартарары». А вот над ними придётся дума







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-21; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.243.36 (0.041 с.)