ТОП 10:

ГКЧП-91, или «Окончательное решение русского вопроса» временно откладывается



И Гейтс стал директором ЦРУ! Но только в мае 1991 года. Вплотную к августовскому ГКЧП (что неслучайно). Гейтс – специфический специалист по СССР и России. Он специалист по смерти СССР и России. В мае он заступил на пост. А в августе – подтвердил профессиональную состоятельность.

Сергей Кургинян. «Para Bellum». Завтра

Теперь я хочу вернуться к вопросу об «окончательном решении русского вопроса», который в это время начинают ставить на повестку дня «некоторые люди» в Администрации президента Буша. Горбачев должен уйти – здесь разногласий не было, потому что СССР должен был стать историей. До этого из Горбачева надо было выжать все, что можно в интересах США: членство объединенной Германии в НАТО, СТАРТ, согласие на операцию в Ираке и т.д. Потом встает вопрос о Ельцине. Он нужен и для разрушения СССР, и для сохранения «территориальной целостности» России. Если же идти до конца и дробить Россию, то Ельцина надо будет тоже убирать, предварительно использовав его, как использовали Горбачева для развала Союза. Вот в такой перспективе вопрос о ГКЧП предстает в новом свете.

Теперь предположим, что популярные в России гипотезы о втором днище ГКЧП имеют основание. Предположим, что Горбачев спровоцировал попытку переворота с помощью Крючкова. Зачем? Например, в надежде избавиться от Ельцина. Или для того, чтобы одним ударом покончить с КПСС. Но сказать, что Горбачев хотел ГКЧП и «спровоцировал» его, не означает, что кроме Горбачева никто другой не приложил к нему руку. Скорее, такие явления, как ГКЧП, рождаются в фокусе пересечения многих сил. Все они с разных сторон мастерили ГКЧП – этот черный цилиндр фокусника, но что фокусник выдернет из него они не знали. И по русскому «авось» надеялись, что выдернет их зайца.

Потом ведь переворот может задумываться как успешный, так и с целью его поражения. Все зависит от места ГКЧП в задуманной партии. Мэтлок, Буш, Бейкер предупреждали Горбачева о готовящемся перевороте, правда имен и ничего конкретного не называли. Горбачев ответил, что все под контролем и уехал в Форос. Не проявил никакого любопытства к деталям, не спросил об именах... Наверное полагал, что беспокоиться ему нечего.

Но человек полагает, а Фокусник, или Бог располагает. В данном случае, на роль Бога подходили не гекачеписты, а ЦРУ с его мощной к тому времени агентурой влияния. ГКЧП «проиграл» – и предсказуемым результатом «проигрыша» стало усиление Ельцина, ничтожество Горбачева, развал СССР и сохранение России. Но что, если бы «Бог» решил подыграть ГКЧП? На первый взгляд такое предположение кажется абсурдным. ЦРУ в заговоре со «сталинистами»?! Но не будем торопиться. Разве не абсурдно, что советский разведчик Эрнст Генри предупреждает о новой комбинированной стратегии путча и ракетно-ядерного удара и в то же время создает пятую колонну в СССР? Разве не абсурдно ведет себя Крючков с Гейтсом в кабинете Андропова? Не абсурдна ли версия бурцев.ру, что старший генерал ФСБ сидит за одним столом с генералом ГУРа Филиным, бригадным генералом Масхадова Саидовым и ваххабитом Турки, обсуждая план ГКЧП-08? Не абсурдна ли лево-право-зеленая коалиция на деньги Невзлина, где народ, озадаченно почесывая затылок, зрит Лимонова с Новодворской, Анпилова с Каспаровым? С точки зрения здравого смысла абсурдна и общая теория Троцкого о реставрации капитализма в СССР. Разве могут власть имущие сознательно уничтожать основы своей власти? А они взяли и уничтожили. К сожалению, здравый смысл, как и Ньютонова физика, полезны только в известных условиях. Слом социальной формации к ним не относится. Здесь больше подходит теория относительности и неевклидова геометрия.

Итак, я полагаю, что для «окончательного решения русского вопроса» ЦРУ должно было бы выбрать вариант победоносного ГКЧП. Когда посла США Мэтлока спросили, верит ли он, что Советский Союз был бы сохранен в случае победы ГКЧП, он категорически ответил, что нет. И пояснил

· В случае успешного переворота они (союзные республики) откололись бы еще быстрее. Видит Бог, если бы переворот продержался еще несколько дней, в стране началась бы гражданская война. Это было бы как в Югославии. Переворот не мог сохранить СССР, он мог только ускорить его распад.

Не уверен в деталях, но конечном анализе Мэтлок прав – в тех конкретных исторических условиях, как и в ситуации наступающего 2008, ГКЧП рано или поздно привел бы к гибели не только советской, но и российской государственности. У Запада были возможности запустить механизмы гражданской войны. Горбачев стал бы заложником ГКЧП, а что потом? Потом началась бы «новая холодная война», а потом? Потом через своих представителей Гейтс с Крючковым встретились бы в четвертый раз и в пятый, потому что в ГКЧП Крючков был бы единственным каналом тайной связи для переговоров с американцами. Переговоров о чем? О новой «перестройке», конечно. О сдаче. Потому что ни на что другое ГКЧП способен не был. Не «обновленный» же социализм стали бы строить крючковы, янаевы и павловы. Для такого нужны Ленины, Троцкие, Сталины, пролетариат Семнадцатого, партия большевиков... И не «нормальный капитализм». Для него нужны международные рынки, инвестиции, крепкий капиталистический класс, националистическая интеллигенция, культурные традиции и много чего еще. Ничего этого в стране не было. Нет, победа ГКЧП – стала бы могилой России. И надо сказать спасибо американцам, что в тот раз они «сыграли» ГКЧП (с помощью Крючкова?) так, чтобы «подставить» только СССР, а не закончить партию раз и навсегда. Видимо, побоялись пойти ва банк с таким ядерным арсеналом, разбросанным по всему Союзу. Но рассчитывать на «добрых американцев» в следующий раз не надо. ГКЧП-08 может иметь только один исход – окончательное решение русского вопроса.

Судя по открытой прессе, немалую роль в идеологическом обеспечении ГКЧП сыграл Кургинян. Собственно, главным источником информации об этой роли выступает он сам. В его писаниях того периода мое внимание привлекло одно место. Оно затерялось между «Эгрегорами», «возвратными методиками», армянскими анекдотами и прочими занимательными вещами. В феврале 1991, через год после последней встречи Гейтса и Крючкова и за полгода до ГКЧП, Кургинян писал: «Что касается меня, то я очень уважаю правых в варианте западного неоконсерватизма, республиканской партии США и других подобных сил и структур, отстаивающих самоидентичность государства, народа, общества. Стоящих за четкое осознание государственных интересов – в отличие от политических». 52

Это признание в любви к правящей группировке республиканцев-неоконов и их «структурам» замечательно еще и тем, что Кургинян полностью перевирает идеологию и политику предмета своей любви. Неоконсерватизм семьи Бушей и банды Чейни – это идеология «глобализации», т.е. американского империализма. Неоконсерватизм – это «новый мировой порядок», объявленный Бушем-старшим в 1990. Год спустя после того, как Кургинян заверил их в своей любви, идеологи неоконсерватизма из банды Чейни провозгласили грядущий «Пакс Американа», своего рода Третий Рейх, в документе под названием «Принципы оборонной политики», в котором формулировалась идеология и стратегия американского империализма для 21 века. Документ призывал к установлению «военного господства» США над Евразией с помощью превентивных ударов по «потенциальным соперникам» США за власть над миром. Неоконсерваторы приняли от англосаксонских элит начала 20 века имперский мессианизм, идею глобальной либеральной империи как конца истории, но сами они вышли из традиции левого антикоммунизма, западного неотроцкизма, зоологического антисоветизма, обычно неотличимого от русофобии, правого тред-юнионизма и движения за гражданские права. Чейни –выходец из рабочей семьи. Райс – мелкая негритянская буржуазия. Фейт, Перл, Вулфовиц – мелкая еврейская. Сильный еврейский элемент в неоконсерватизме составляет одно из его отличий от традиционного консерватизма большого капитала, военно-аристократического (Германия, Франция) и буржуазно-аристократического (Англия). Эти консервативные элиты в довоенную эпоху были, как правило, антисемитскими, но не антисионистскими – антисемит Милнер был автором Бальфурской декларации. В борьбе за мировое господство англосаксы надеялись заручиться поддержкой еврейской финансовой буржуазии в США. Это не противоречило их симпатиям к нацистам, которые также поддерживали сионистское движение. Но в политическом отношении еврейские финансовые элиты западной диаспоры оставались ущемленными. Дискриминация мелкой еврейской буржуазии «белой» Америкой не позволяла им создать прочную этно-политическую базу, опираясь на которую они могли бы вести разговор на равных с белым истеблишментом. Только поражение Третьего Рейха и такие явления Холодной войны, как борьба за гражданские права, появление Израиля как «стратегического союзника» США, «индустрия Холокоста» и курс на разжигание этнического национализма в СССР (начиная с меморандума Маклина), включая еврейский национализм, и многое другое – привели к полной интеграции еврейской буржуазии диаспоры в политическую жизнь стран Запада и дали им доступ в такие святыни как Белый дом, Госдепартамент, Пентагон, ЦРУ, клубные и другие закрытые классово-расовые организации белого истеблишмента. Частью реконфигурации консервативных элит было и примирение нацистских недобитков и их потомства с еврейскими элитами в общей борьбе против коммунизма и СССР под эгидой США. Можно сказать, что неоконсерватизм – это демократизированный и этнически интегрированный консерватизм старых западных элит, который определял правую идеологию и культуру Запада с до-империалистического периода вплоть до конца Второй мировой войны.

Наконец, сравнительно недавний элемент такого неоконсервативного синтеза – это мутация большого сектора традиционного белого протестантизма в сторону иудаизма и появление влиятельной группы христианских сионистов. Если период первоначального накопления нуждался в веберианском протестантизме, то христианский сионизм отвечает каким-то потребностям эпохи глобального господства финансового капитала и транснациональных монополий США. У нового фундаментализма есть две «святые земли»–старозаветный Израиль и новозаветные США, чьи политические институты имеют статус сакральных, а евангелизм и американизм – одно.

Поэтому неоконсерватизм признает «самоидентичность» только двух государств – США и Израиля. Но в республиканской партии США действительно есть консервативное меньшинство (примерно 10%), исповедующее принципы, которые Кургинян приписал их главным противникам – неоконам. Это старый консерватизм почвы – мелкобуржуазной, фермерской Америки, который выступает за самоограничение и даже изоляционизм в международной политике, ненавидит монополии и финансовых спекулянтов и ностальгирует по патриархальным отношениям. Один из вождей этого вектора американского консерватизма – Патрик Бьюкенен. Он убежден, что внешняя политика США стала заложником Израиля и сионистского лобби. Неудивительно, что Кургинян, агент влияния Ликуда в России, любит не Бьюкенена с его фермерами и лавочниками, а неоконов, решивших для начала установить «новый мировой порядок» на Ближнем Востоке. Их уважение к «самоидентичности» народов Ирака, Ирана, Сирии и Ливана – хорошо известно и не нуждается в объяснении. 53

Но если Кургинян говорил такие вещи даже публично в месяцы остававшиеся до ГКЧП, и говорил их гэкачепистам. Если Кургинян действительно был «идеологом ГКЧП», то открывается возможность совсем иной мотивации переворота и расчетов его незадачливых вождей, и это может помочь нам углубить намеченную выше параллель между ГКЧП-91 и гипотетическим ГКЧП-08.

В таком случае ГКЧП-91 мог быть попыткой российских силовиков договориться с правыми республиканцами-неоконами, казалось бы их главными антиподами в Холодной войне. В скобках еще раз отмечу, что один из сквозных мотивов идеолога Фарвеста Антона Сурикова – это конфронтация и холодная война «по договоренности» как своего рода естественный модус вивенди с рядом положительных моментов и заинтересованными «партиями войны» в США и России. К конспиративному значению этой идеи Фарвеста я еще вернусь.

Мог ли Кургинян честно ошибаться в своих представлениях о банде Чейни? Это немыслимо. Все данные его политической биографии указывают на то, что он принадлежал к вектору внешней разведки КГБ Крючкова. Значит был прекрасно информирован о куда более тонких моментах американского политического расклада, чем элементарные различия между патриархальным консерватизмом Бьюкенена и неоконами-мондиалистами, или даже умеренными, «центровыми» республиканцами.

Понимали ли Прокофьев, Янаев, Павлов и др., что Кургинян дурачил их с любовью американских неоконсерваторов к «самоидентичности» народов – это не так важно. Хотя интуитивно чувствую, в отличии от Крючкова, могли и не знать. Зато для поисков сторонников грядущего ГКЧП среди силовых, политических и экономических элит такие заявления имели смысл. Бюрократии не терпелось сбросить вериги советской идеологии и капитализироваться. Но бюрократии, особенно силовой, совсем не хотелось совершить харакири перед американцами. Им нужна была уверенность, что Вашингтон «с уважением» отнесется если не к «самоидентичности» СССР, то хотя бы к «самоидентичности» его усеченного варианта (без Прибалтики) или даже пусть только России. Итак, Кургинян убеждает ГКЧП, что американские неоконы поддержат их, потому что им тоже нужна «стабильность», что ГКЧП обеспечит ее для них; что капиталистический Союз, пришедший на смену СССР будет их верным младшим союзником и сырьевым резервуаром. Иначе говоря, Кургинян говорит ГКЧП-91 примерно то же самое, что в конце 1990х, если верить информации бурцев.ру, он будет говорить Семье, будущим «чеченским» генералам и руководству ФСБ, а через Ликуд – неоконам и консерваторам президентской кампании Буша и Чейни, которые готовились разбить Гора на выборах 2000. Что если Кургинян убедил лидеров ГКЧП, что американцы, если и не поддержат их открыто, то займут нейтральную позицию? Кургинян формулирует и общую программу для ГКЧП. Ее стоит суммировать. Что-то в этом роде может объявить и ГКЧП-08.

По Кургиняну, СССР – «обречен на рынок», т.е. на капитализм (этого слова идеологи реставрации страшно не любили). Стратегической целью советского ГКЧП будет осуществить «прорыв» к рынку. «Прорыв» –это одно из самых любимых словечек московской политологии эпохи глубокого торчания в заднице. Естественно, что если «прорыв», то нужно «понизить уровень жизни населения». А чтобы оно не взбунтовалось, в нем необходимо воспитывать «солидаризм», это когда голодные станут сознательно-голодными и почувствуют солидарность с новыми богатыми, которые куда-то «прорываются». Наконец, режим мобилизационной экономики по рецепту германского генштаба. Вот та нехитрая, но эффективная обманка, с какой может выступить и ГКЧП путинских силовиков в 2008. Нового-то здесь ничего больше не придумаешь. Как хорошо понимает Брейтвейт, русских надо брать на патриотизм. Сдача России Западу будет проходитьтолько под патриотическими лозунгами, рассчитанными на мелкую и среднюю буржуазию, которая у нас вполне сформировалась: национальный капитализм, социальный мир, самоограничение, по шапке олигархам и, конечно же, «прорыв» к новой «Империи». А наши «оранжисты» нужны только как повод к ГКЧП. Поэтому сейчас будущие лидеры переворота должны тайно подкармливать и беречь их.

В октябре 1992 западные агентства объявили, что Гейтс в одиночку «парадным шагом» (гусиным?) прошел по Красной площади. Там, где в 45-ом советские гвардейцы бросали к Мавзолею знамена поверженной Барабароссы его немецких предков, теперь шел их потомок – победитель Барбароссы-2. Перед телекамерами Би-Би-Си Гейтс заявил: «Тут, на Красной площади, подле Кремля и Мавзолея, совершаю я одиночный парад своей победы. Мы прекрасно понимали, что Советский Союз можно было взять, только организовав взрыв изнутри».

Конечно, в масштабе больших социальных сдвигов это утверждение смехотворно. Но Гейтс – не Троцкий, слесарю слесарево. В узком, слесаревом, или конспиративном смысле, в словах Гейтса была своя правда. Когда все фундаментальные предпосылки для реставрации и разгрома социалистического государства уже присутствовали в самой обостренной форме, тогда – заговор, тайные операции и вся кухня, в которой знает толк силовая бюрократия, действительно могут быть решающими.

«Мы» – это в первую очередь сам Гейтс и Эрмарт, два человека, определявшие политические задачи тайных операций против СССР, нынешние партнеры Фарвеста. Что имел в виду Гейтс под организацией «взрыва изнутри»? Конечно, куда больше, чем игру с Крючковым, завершившуюся «пораженческим» вариантом ГКЧП. Это большой комплекс спецопераций на ряде направлений: «народные фронты», внедрение в стратегические СМИ, мобилизация агентуры влияния на всех уровнях, информационно-психологическая и организационная война против российских спецслужб и армии и одновременно работа с ключевыми фигурами силовиков, и нажим, нажим, нажим на Горбачева. Подобный комплекс мер задействован и сейчас в рамках Барабароссы-3. Но как тогда, в 91, так и теперь – в 2008, чтобы пожать плоды всех этих усилий, нужно организовать «событие», нанести решающий удар шпагой, coup de mortвроде ГКЧП. Мы пропустили этот удар в августе 91-го. Мы не имеем права пропустить его снова, в 2008. Теперь за нами только Россия.

Постскриптум

Директор Вебстер официально покинул ЦРУ 31 августа 1991 года, через десять дней после «поражения » ГКЧП. В 2003 он стал председателем совещательного совета частной разведывательной фирмы Дилидженс, ЛЛЦ – соучредителя и совладельца Фар Вест, ЛЛЦ.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.24.192 (0.006 с.)