ТОП 10:

Из письма бурцев.ру. об Э. Генри



· Его функция – не добывание информации, а межэлитные коммуникации, вербовочная работа на верхнем уровне и формирование агентуры влияния. Это тоже самое, для чего Гусев хотел поначалу использовать со временем будущих фарвестовцев. Вообще, между биографиями Генри и фарвестовцами много общего, хотя как фигура Генри несоизмеримо крупнее Филина, Лихвинцева, Саидова и Сурикова вместе взятых. И до банального обслуживания западных интересов он не опускался. Правда за его спиной стояла мощная коммунистическая идеология и мощная держава – СССР, а за спиной фарвестовцев ничего похожего в 90 годы не было. Это их нисколько не оправдывает, но отчасти объясняет, почему они ударились в национализм и трайбализм. После 1946 – окончательного провала его канала коммуникаций времен войны с Гопкинсом и Уоллесом, Генри был выведен в глубокую тень, он выживал. К началу 60 годов, после перипетий со смертью Сталина и борьбой за власть в СССР, элитные группы ГРУ и ВПК вновь извлекли его на поверхность под журналистским прикрытием для восстановления каналов элитных коммуникаций и проработки концепции поведения военных элитных групп на случай снижения градуса холодной войны – отношения Кеннеди – Хрущев, разрядка, договоры ПРО и ОСВ, программа Союз – Апполон, начало перестройки.

Весной этого года в Москве прошло несколько мероприятий, посвященных столетней годовщине со дня рождения Генри. Были переизданы его книги 1930х о Гитлере и впервые изданы его записка «К вопросу о внешней политике Сталина» (1966) и роман «Прометей». У меня сложилось впечатление, что со стороны Фарвеста эти события носили характер активного мероприятия. Тем самым обнаружилась некая идеологическая связь Фарвеста с вектором Генри в ГРУ. Это мнение основано, в частности, на статье идеолога Фарвеста, А. Сурикова, под названием «Крах биполярного мира был предсказан в 1966 году в записке на имя Суслова».

Изложение Суриковым внешнеполитических взглядов Генри подтверждает предположение о плане Гопкинса-Генри. Он одобрительно выделяет следующие мысли Генри.

Сталин «продолжил сверх державную линию русских царей». Вместе с Черчиллем он виноват в создании «биполярного мира» вместо того, чтобы договорится с белыми и пушистыми американцами о создании «почти что социализма» в Западной Европе. Генри даже «привел доказательства, что руководство США во главе с Ф. Д. Рузвельтом и Г. Гопкинсом летом 1944 года также особо не возражало против создания во Франции левоцентристского демократического режима во главе с коммунистами». Оказывается, речь шла о «еврокоммунизме», «демократических институтах и сменяемости власти через выборы». И на этом чудеса Гопкинса-Генри не заканчивались. «С другой стороны, безусловно, предусматривалась левая социально-экономическая политика и дружба с родиной социализма – великим Советским Союзом». Все тот же стиль мелкого провинциального публициста «за коммунизм». Ну, а если французы и итальянцы на выборах проголосовали бы против «дружбы с родиной социализма»? Что тогда? Представьте себе добрых лавочников Парижа и ювелиров Венеции с «великим Советским Союзом» в сердце. Вспомним о «пролетарских пятерках» Генри. Они так до сих пор и сражаются в своем подполье. Но генерал Григоренко объяснил нам, что в подполье можно встретить только крыс.

Что еще не так сделал Сталин? «Настойчиво требовал фиксации установившейся в 1940 году западной границы СССР». Значит, Гопкинс-Генри предусматривал СССР в границах 1939 года. Идем дальше.

· Еще одна тема записки Эрнста Генри – холодная война. Автор убедительно доказывает, что в отличие от У.Черчилля, изначально нацеленного на блоковую военную конфронтацию в Европе, Ф.Д.Рузвельт и его соратники из Демократической партии США, включая на раннем этапе и Г.Трумена, имели другие планы. Во-первых, приоритетными для США они считали не Европу, а Восточную Азию и Тихоокеанский регион. Во-вторых, у них был повышенный интерес к использованию ресурсов и рынка СССР, что предполагало хорошие отношения с Кремлем.

Все понятно. Гопкинс-Генри – это союз США с СССР в границах 1939, в котором СССР будет служить рынком сбыта американских промышленных товаров и источником сырья для американских монополий– точь в точь по Гайдару образца 1992 года! Но это не все. Поскольку Старший Брат приоритетным для себя считал Восточную Азию и Тихоокеанский регион, младший брат будет дружить со старшим против Китая, Японии и других узкоглазых. За это Гопкинс поможет Генри давить «еврокоммунистов», если они вздумают проголосовать против вечной «дружбы с родиной социализма». И вот уже под блудливым пером Сурикова план Гопкинса-Генри становится поразительно похож на «геополитическую концепцию Кургиняна». Не хватает только последнего штриха. Но вот и он.

· В-третьих, американцы стремились завоевать позиции в странах, бывших в тот момент колониями Великобритании. Например, в Палестине, где сразу после войны США вместе с СССР помогли, в том числе оружием, евреям, развернувшим террористическую борьбу против англичан и поддерживавшихся ими арабов. Куда американцы поначалу хотели влезать меньше всего, так это в Европу. Их вполне устроила бы стабильность в «Старом свете».

К великой дружбе США и СССР присоединяется маленький, но гордый народ, ведущий национально-освободительную борьбу с коварным Альбионом и его союзниками-арабами. Значит, вместе с США и Израилем бьем китайцев и арабов, а европейцев держим в состоянии «вечной дружбы с великим СССР»! Теперь все сходится. Впрочем, забыли об индусах. Но это мелочи. Когда с нами Израиль, индусы как-нибудь сами собой приложатся.

Наконец, Суриков доходит до главного зла–«биполярного мира», той самой Баррикады, которую Сталин никак не хотел уступить Уэллсу.

· История показала, что СССР не выдержал противостояния одновременно с Западом, Востоком и мусульманским Югом, поддержанным как США, так и Китаем. Сегодня, когда завершается демонтаж Ялтинской системы, происходит крах гегемонистской политики США на Ближнем и Среднем Востоке, когда быстро поднимаются такие новые центры силы, как Китай, Индия, Бразилия, особенно важно помнить уроки истории. Тем более что демонтаж СССР, видимо, еще не закончен. Пауза, данная России на рубеже веков, похоже, подходит к концу. Вопреки желанию Кремля, страну втягивают в новую холодную войну. А ведь В.В.Путин – это далеко не И.В.Сталин, который, несмотря на все его ошибки и преступления, убедительно вскрытые Эрнстом Генри, все же был великим руководителем великой страны, которой уже нет.

Здесь Суриков использует пораженческую геополитику Генри как аргумент против кремлевского лозунга «суверенной демократии». Россия якобы не может быть суверенным государством как США, Китай, Индия и Бразилия (!). Ведь даже могучий СССР не смог. (Правда, со Сталиным мог, но для ясности мы это замнем, тем более что «Путин – это далеко не Сталин»). Единственное спасение для нашей матушки-России это «прислониться» к одному из «центров силы», иначе говоря, стать вассальным государством. Но к кому? По понятным причинам Суриков не может сказать это прямо, но те, кому адресован подтекст его слов, хорошо понимают, что прислоняться надо не к Китаю, Индии или, не дай бог, к Бразилии, а к Западу, т.е. напрямую к США или к США через их Европейский вассалитет (вассал моего вассала не мой вассал). Учитывая хорошо известную компетентным органам и московской политтусовке близость Сурикова к Кургиняну и его ликудовцам, на поверхностном уровне это воспринимается просто как словечко, замолвленное за «геополитическую концепцию» последнего – США, Россия, Индия и Израиль устраивают вечную дружбу и идут бить «мусульманский Юг», китайцев и «старых» европейцев. Но концепция Кургиняна это лишь внешний смысловой слой. Более глубокий и более примитивный смысл слов Сурикова обращен к целевой аудитории, которую Фарвест публично подначивает на госпереворот вот уже два года: «Времени у вас осталось мало. Не надейтесь, что новая холодная война позволит вам отсидеться за стенкой. Путин – не Сталин. Он сдаст вас. Поэтому лучше вы сдайте его, чтобы вам позволили прислониться к США... вместе с вашими электронными счетами».

Продолжением вектора Генри был вектор генерала ГРУ Гусева, в личную агентуру которого входил Суриков и другие фарвестовцы. Пятая колонна не ограничивалась организацией диссидентов. Она формировалась в недрах бюрократии, включая спецбюрократию. В последней, под защитой режима особой секретности этот процесс мог идти быстрее, чем в партийной и государственной верхушке, и принимать более резкие и смелые формы. Помимо секретности, как кокон окутывавшей спецслужбы, помогало и другое обстоятельство. В воображении советских масс номенклатура с помощью кино и других форм массового внушения культивировала образ разведчиков как «лучших сынов и дочерей советского народа», прошедших все мыслимые и немыслимые испытания на «холодный разум, горячее сердце и чистые руки». Но под прикрытием этой легенды шел процесс морально-политической деградации советских спецслужб, отражавший и обгонявший процесс разложения верхушки и остального общества. Кадры реставрации ковались в кабинетах ЦК и обкомов, на черном рынке, в зоне, университетах, редакциях и литературных тусовках. Об этом уже много известно и написано. О роли советских спецслужб и армейской верхушки в разгроме социализма и СССР известно очень мало. Секретность – это опаснейшее оружие господствующего класса.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.006 с.)