ТОП 10:

Геополитика ультра-империализма и 2008



В этот послевоенный период, Соединенные Штаты завоевали позицию главной силы империалистической реакции в мире, заняв позицию нацисткой Германии в прошлом... Господствующий класс этой страны сумел, в особенности во время империалистической эры, сохранить внешние демократические формы столь успешно, что США удалось при помощи демократически легитимных методов установить диктатуру монополистического капитализма так же успешно, как это удалось Гитлеру при помощи средств тирана... И эта так называемая демократия сумела осуществить все к чему стремился Гитлер.

Дьердь Лукач. Разрушение разума.

Америка сегодня является ударной силой международного контрреволюционного движения в защиту привилегий господствующих классов. Сегодня Американская империя заняла позицию аналогичную позиции Римской империи в далеком прошлом.

Арнольд Тойнби. Америка и мировая революция.

Перейдя Атлантический океан, фашизм не только обосновался в США, но и пытался создать свой новый международный центр, строит новые планы, ищет и находит новых союзников в военных кругах.

Эрнст Генри. «Есть ли будущее у неофашизма?»

Стратегия Чейни

Сенатор Гэри Харт рассказывает такую историю. В 2001 он был со-председателем Комиссии США по национальной безопасности в 21 веке (Комиссия Харта-Рудмена). Комиссия состояла из 14 членов, по 7 от демократов и республиканцев. Работать они договорились таким образом. В первые заседания каждый член комиссии расскажет о самой большой опасности, какая на его или ее взгляд угрожает США в новом столетии в предложит свое решение этой проблемы. На первом же заседании одна женщина из республиканской партии сказала, что самая большая опасность исходит от Китая, и что рано или поздно США долны будут воевать с Китаем. Этого нельзя избежать, и мы только делаем себя слабее, откладывая эту войну. Никто из собравшихся не поддержал эту женщину. То же самое произошло на втором заседании. Сначала другие члены комиссии говорили об опасности терроризма, распространения ядерного оружия, анархии в слабых государствах и т.п. Потом та же женщина стала говорить о китайской угрозе. Это повторилось на третьем заседании и возможно на четвертом. Наконец, раздраженная отсутствием поддержки, эта женщина вышла из состава комиссии. - Ее звали Лин Чейни, сказал Харт. – я уверен, что если бы не 9-11, мы бы уже имели сегодня войну с Китаем. И не из-за действий Китая, угрожавшего или собиравшегося угрожать нам, а в силу убеждений, с которыми люди Буша пришли в Белый дом. Как добавляет один обозреватель, китайские лидеры тоже понимают это. Видимо поэтому война в Ираке не вызвала громкой критики с их стороны. Они знают, что эта война спасла их.

К тому, что говорит Лин Чейни стоит прислушаться. Она не просто жена Дика Чейни, но и одна из самых влиятельных идеологов американского неоконсерватизма. В 1994-2001 она была в совете директоров «Локхида» – флагмана ВПК США. В 2000 ее собирались выдвинуть на пост вице-президента, но ее муж, глава номинационного комитета Буша, решил выдвинуть самого себя.

Но мне представляется маловероятным, что неоконы Чейни планировали войну с Китаем в первый срок Буша. Американские монополии слишком увязли в Китае, американо-китайские экономические интересы слишком переплелись сейчас. Главное же – Китай еще долго не будет представлять серьезной опасности для военно-политической гегемонии США. Об этом недавно хорошо писал американский аналитик из Техаса Уильям Энгдаль.

Он указывает, что все разговоры о китайской угрозе мировой гегемонии США не учитывают две стратегических слабости Китая: его зависимость от импорта топлива для поддержки своего экономического развития и его неспособность противостоять первому ядерному удару США. Без решения этих двух фундаментальных проблем Китай не сможет стать действительно независимой глобальной силой и реальной угрозой для США. Не Китай, а Россия, обладающая достаточным сдерживающим ракетно-ядерным потенциалом и обильными источниками энергии, представляет реальный противовес глобальному военно-политическому превосходству США. Этот теоретический вывода Эндгаль проверяет исследованием идей Дика Чейни, которые привели его в Белый дом, анализом целей США в Ираке и дела «Юкоса». Его выводы о намерениях США по отношению к России полностью совпадают со списком задач ФарВеста из Справки бурцев.ру. «Геополитическим "эндшпилем" Вашингтона–заключает Энгдаль– было полное разрушение России, того государства в Евразии, которое было бы способно организовать эффективную комбинацию альянсов на основе огромных запасов нефти и газа». И прибавляет: - Конечно, эту цель никогда нельзя было объявить открыто.

В Чейни Эндгаль видит идеальную фигуру для реализации планов выдвинувших его капиталистических сил для достижения мирового господства через глобальный контроль над энергетическими ресурсами.

· Стратегия Чейни была внешней политикой США, основанной на установлении прямого глобального контроля над энергией, контроля со стороны Большой Четверки американских или связанных с США частных нефтяных компаний-гигантов - ChevronTexaco или ExxonMobil, BP или Royal Dutch Shell. Прежде всего, она была направлена на контроль над всеми основными нефтяными регионами мира, вместе с основными месторождениями природного газа. Этот контроль двигался в тандеме с растущей заявкой США на абсолютное военное превосходство над одной потенциальной угрозой своим глобальным амбициям - России. Возможно, Чейни - идеальная личность для сплетения американской военной и энергетической политики в связную стратегию доминирования. В начале 1990-х, в администрации Буша-старшего, Чейни был также министром обороны.

К этому надо добавить, что то время главой ЦРУ был Гейтс. Сейчас Гейтс – министр обороны, а вице-президент Чейни – де факто президент США. Это опасный тандем. Причем, к нему еще надо прибавить главу Госдепартамента Райс – члена «сверхсекретной группы» Гейтса в 1989 –1991.

Теперь вернемся к анализу бурцев.ру и посмотрим как этот «эндшпиль» Чейни мыслился и разыгрывался начиная с 1999.

Договоренности 1999 года предусматривали установление в России что-то вроде пиночетовского режима, прозападного авторитаризма. Раскрутка Эрмартом для шантажа Семьи, затем остановка скандала Рашенгейт, вторая чеченская война, провокация с вторжением в Узбекистан банды Ходжоева (Джума Намангани) через Таджикистан в 2000 (чтобы напугать Каримова), поддержка Россией США в Афганистане и согласие на базы США в Средней Азии, уход России с баз на Кубе и во Вьетнаме – были частью соглашений в Вашингтоне. Место Семьи должны были постепенно занять проамериканские силовики, генералы будущей чеченской войны (Квашнин, Шаманов, Трошев, Казанцев …) и ФСБ. Им позволят навести порядок в Чечне и в России. Но экономически и в большой политике они будут подчиняться США. Россия станет сырьевым придатком заокеанской сверхдержавы. Первым делом произойдет передача контроля над нефтяными ресурсами американским компаниям. ЮКОС сливается с Сибнефтью, затем его покупают Эксон Мобил и Шеврон Тексако. Ходорковский уходит на президентство. Одновременно с получением сибирской нефти американцы устанавливают свой контроль над Ираком и Ираном. Шах и мат Китаю и Евросоюзу. И такой замечательный план, одобренный «международным сообществом», летит к черту! Путин ставит подножку в Ираке и арестовывает Ходорковского и его банду. Есть отчего взвиться!

В 2003 году концепция Кургиняна – Моссада окончательно провалилась. Россия не поддержала США в Ираке, хотя ограниченная секретная помощь была оказана (шантаж и подкуп генералов Саддама с участием Фарвеста). Путин уволил Волошина, Касьянова, арестовал Ходорковского, отодвинул Семью. Генералы второй чеченской войны были уволены Сергеем Ивановым (последний – Квашнин летом 2004). В Чечне президент переложил ответственность на самих чеченцев (Ахмат Кадыров, Рамзан). В ответ на непослушание России в ее внутренней и внешней политике США устроили оранжевые путчи в СНГ. Союз со Старшим Братом сменился холодным миром, а с середины 2006 резким увеличением тайных и явных операций против России – по сути дела, квази-Холодной войной. От концепции (Генри – Горбачева – Кургиняна) России как младшего союзника США не осталось и следа.

Фарвест участвовал в части акций по договоренностям 1999 в Вашингтоне. Ругать их стал лишь после решения президента уйти из Косово и Боснии (весна - лето 2003), что подорвало главный источник их доходов от героина. Суриков принимал активное участие в Рашенгейте через Эрмарта. Когда Березовский через «Коммерсант» дезавуирует его участие и приводит данные о публикации в Лондоне компромата на Семью под его именем, Суриков немедленно сдает своих партнеров – Эрмарта и Форбса, но не Брейтвейта, от которого зависели британские паспорта для Филина и Лихвинцева и, возможно, многое другое. 15 сентября появляется его интервьюв АиФ. Суриков и фарвестовцы в эти дни находились в панике после московских взрывов 9 и 13 сентября. Никто никому не доверял и в более спокойные времена, а в таких ситуациях и подавно. В Москве могли связать Рашенгейт со взрывами, как «многоходовку», ведущую к военному перевороту и возможно физическому уничтожению Ельцина и его Семьи по румынскому варианту. Бывший обкомовский секретарь «был богатырь – не мы» и вполне мог тряхнуть стариной и нанести превентивный удар, пустив в расход заодно и «партнеров» Эрмарта в Москве. В интервью Суриков спасал себя. Специально для московского начальства, которому Суриков разъясняет про «хороших» республиканцев и «плохих» демократов, я хочу процитировать его мнение по этому вопросу в момент вынужденной откровенности. Курсив мой.

· Приходящие на смену демократам республиканцы планируют поделить Россию на центры влияния – несколько региональных образований, каждое из которых имело бы притяжение к разным геополитическим центрам – США, Германии, исламским странам. Не сомневаюсь – Рашенгейт и Дагестан – это звенья одной цепи. Окончательный импульс этим событиям дали действия российских войск в Косово. Форбс и Эрмарт участвуют в реализации фундаментальной линии по трансформации Российской Федерации в конфедерацию.

-А на чем основана ваша уверенность в том, что и за действиями Басаева и Хаттаба стоят западные политики?
-Они оба – люди, управляемые международными исламскими центрами. А те, в свою очередь, косвенно управляются американцами. Но, подчеркиваю, не США как государством и даже не ЦРУ как организацией, а конкретными американскими группировками внутри транснациональных, и прежде всего нефтяных, компаний и внутри спецслужбы. Это управление косвенно и гибко. 54

Итак, по словам Сурикова, расчленение России является фундаментальной целью республиканцев. Прав ли Суриков? Несомненно. Об этом прямо пишет и Гейтс в своих воспоминаниях. Так вопрос стоял ребром уже в 1989-91, а по сути дела с 1918, когда советники Вильсона оставляли за Россией только Средне-русскую возвышенность. В том же интервью Суриков выражает убежденность, что «в основе разоблачений» Рашенгейта – «борьба за доступ к территории России и ее ресурсам». Но это и есть цели ФарВеста по Справке бурцев.ру. Как писал В. Штольц – лучшая дезинформация содержит в себе 100% правды. Впоследствии, Суриков и Филин рассказали, что Фарвест участвовал в Рашенгейте, а значит помогали Эрмарту и Брейтвейту в достижении этих геополитических целей. Концы с концами увязать не всегда удается. Но это заметить могут только те, кто внимательно, не торопясь, начнет рассматривать Фарвест под лупой. Наверно, что-то вроде этого Кургинян и называет «стратегической контрразведкой». В таком случае она у нас уже есть.

Ну, а что демократы? Чего они хотят? Все того же. Генри еще мог ссылаться на Гопкинса и Уоллеса. Но с Америкой Рузвельта в США покончено давно и навсегда. Это как Атлантида. И подняться со дна она может только при условии потрясений, сравнимых с испытаниями вроде Барбароссы-1. Но даже и в этом случае существует 99 шансов против одного, что вместо Атлантиды Рузвельта на поверхность всплывет Американский Фашизм. Тем более, что его черты все явственнее просматриваются в политике республиканцев уже сейчас. Но вернемся в 1999 год и посмотрим, какую альтернативу предлагали демократы обманке Эрмарта – Кургиняна. И в этом плане меня заинтересовала фигура американского миллиардера Морта Цукермана, тем более, что, как недавно сообщал бурцев.ру, Цукерман был совладельцем «Версии» Боровика и определял ее политический вектор. 55 Вот что писал по интересующим нас вопросам хорошо осведомленный Цукерман примерно в тоже время, когда в Вашингтоне республиканцы договаривались с Семьей и военными.

Статья называется «Большая игра становится все больше», опубликована 4 мая 1999 в ведущей еврейской газете США Джуиш уорлд ревью. Курсив везде мой.

· Россия не так слаба как кажется. На западе она не в силах противостоять НАТО, на востоке - Китаю. Но в южной Евразии, которая находится вне политического радара Запада, Россия добивается больших успехов, несмотря на свои ограниченные ресурсы. Среди слабых государств этого региона она по-прежнему сохраняет влияние и ее присутствие приветствуется ими. Нам надо скорее осознать,что в один прекрасный день те очевидности, на которых основано наше преуспеяние, перестанут быть очевидными. 56

Чем же грозит сохранение влияния России в Средней Азии? Цукерман не делает из этого секрета. Спасибо ему за это.

· Ресурсы Средней Азии могут опять перейти к России или альянсу во главе с ней. Это было бы кошмаром... Предоставив Ираку и Ирану ядерный зонтик, Россия сможет настолько поднять цены на нефть, что это усилит производителей (нефти) и будет угрожать Западу, Турции, Израилю и Саудовской Аравии.

Что же этот добрый человек советует предпринять перед лицом такого кошмара, грозящего и Саудовской Аравии (!) среди прочих союзников Израиля?

· Существуют опасения, что американская оппозиция России может сыграть на руку еще более антидемократическим и антизападным националистическим политикам, только ожидающим какого-нибудь кризиса в Москве. Это разумные аргументы, но поверьте, что этот риск бледнеет по сравнению с риском, на который мы идем в случае, если Россия победит в самой большой игре, пока мы сидим и смотрим со стороны.

Все это пишется, когда авиация НАТО бомбит Сербию в пух и прах и за неделю до отставки правительства Примакова-Маслюкова. Но для Цукермана это все равно, что сидеть на завалинке и грызть семечки пока русские делают серьезный гешефт. Потому что Цукерман знает, что не в Сербии дело и даже не в Ираке с Ираном. Сами по себе эти страны не представляют никаких проблем для режима мировой гегемонии США и того особого места, которое занимает в этом режиме Израиль. Интересны и мысли Цукермана об Иране. Он мечтает о «дружественном» Иране, что позволило бы США и «союзникам» выйти к Каспию и «защитить» Азербайджан и другие прилегающие к Каспию страны от агрессивности России. Ну и, конечно, тогда не было бы проблем с трубопроводами. Нефть из Каспия гнали бы через Иран в Персидский залив. Дешево и удобно. Таким образом, Цукерману видится несколько иной альянс, чем Кургиняну. США и Израиль будут вечно дружить с Саудовской Аравией, Турцией, исламскими республиками бывшего СССР и в перспективе с «дружественным» Ираном против России, чтобы не допустить кошмарной перспективы контроля России над ресурсами Средней Азии. Заметьте, что о Китае Цукерман даже не вспоминает. Потому что он знает, что Китай еще не игрок и не сможет им стать, если будет решен вопрос с Россией. Через неделю, 10 мая, статья Цукермана публикуется в его еженедельнике «Юэс ньюс энд уорлд репорт» (US News and World Report). Цукерман – влиятельный член Совета по международным отношениям. Казалось бы, при всем этом практических отличий между Цукерманом и Кургиняном нет. И в том и другом случае первое требование – это контроль США над нефте-газовыми потоками. И одинаковый взгляд на Иран. Оба видят необходимость превращения Ирана в «дружественное» государство.

И тем не менее, между ними своего рода экзистенциальная пропасть. Цукермана говорит то, что думает, с естественной поправкой на условности. А думает он о том, что ему выгодно. Поэтому его взгляды реалистичны, он понимает, что никакой равноправный союз между США и Россией невозможен, а неравноправный будет рано или поздно разорван русским народом. Он «выдает» себя и свой класс, с наивной прямотой и здоровым эгоизмом защищает свои и его шкурные интересы. Но в этой откровенности проявляется настоящесть Цукермана. А все, что говорит Кургинян – это легенда. У Цукермана один язык, у Кургиняна – два, а может и три. Цукермана можно «потрогать», он «онтологичен» как его земной класс. А Кургиняна ткни пальцем – и в дырку увидишь пустоту, и это еще в лучшем случае. На вид вроде человек. Но человечий вид – это телесная легенда, как «концепция Кургиняна» – легенда геополитическая.

США и Израилю надо было заручиться поддержкой Кремля в разгроме последних независимых государств Ближнего Востока, чтобы с его помощью или хотя бы при его пассивном соучастии захватить стратегический нефтяной плацдарм к югу от Каспия и тем самым завершить окружение России по огромной дуге от Балтики через свои протектораты-лимитрофы и покоренные Балканы до Ирана и Афганистана. И тогда можно было поворачивать на север и раздавить нас, забыв о «священном союзе». Вот эти два-три промежуточных такта и давала им концепция Кургиняна, если бы ее принял Кремль. Нет, Путин не обманул Чейни. Он обманул его прежде, чем Чейни планировал обмануть Путина. Он использовал легенду под названием «геополитическая концепция Кургиняна» против тех, кто намеревался использовать ее против России. И на мудреца бывает довольно простоты. Недаром при известии об аресте Ходорковского Кургинян в кликушеском припадке объявил начало «37-го года без берегов». Кто лучше него мог оценить хирургическую точность скальпеля, которым Путин и его силовики вырезали раковую клетку, чье бурное размножение должна была прикрыть обманка Кургиняна?

И Збиг Бжезинский тоже настоящий осязаемый без дураков вражина, с которым приятно иметь дело. Он остроумно назвал легенду Кургиняна «новым Священным союзом» по образцу 1814. Потому что, кроме всего прочего, Збиг понимает, что такой союз пошел бы и против двух веков русофобской мобилизации западного человечества (включая состав зондеркоманд на Восточном фронте), которая во многом и формировалась как реакция на Священный союз императоров. Он обманку Кургиняна раскусил сразу, хотя и со своей колокольни, конечно.

· … новый Священный союз, в который некоторые российские стратеги хотели бы втянуть США, Израиль и Индию. На словах этот союз должен быть направлен против мирового терроризма, на деле – против мусульманского мира и Китая, которых Россия рассматривает как основных, долговременных противников. Такой альянс смертельно опасен для Америки, ибо сделает ее главной мишенью всеобщего возмущения этим объединением, задуманным для прикрытия российских интересов. 57

Зачем же гладить против шерсти, если против России есть такое испытанное оружие, как «Великий альянс» (Grand Aliance) ?

Весной я слушал интервью со Збигневым Бжезинским по случаю публикации его новой книги «Второй шанс». Разговор шел об общих международных проблемах и мнения автора были почти либеральными. Бжезинский говорил о небывалом росте политического сознания в мире, об обреченности империй, о необходимости учитывать интересы и достоинство других наций. Он с горечью говорил об ужасающей политической неграмотности американцев, особенно всего того, что касается других стран и международной политики. Он ругал Буша за обман американского народа в отношении ОМУ в Ираке, за безрассудное продолжение обреченной на провал оккупации страны, за политику основанную на страхе. Он выразил тревогу, весьма обоснованную, что в оставшиеся двадцать месяцев люди Буша могут пойти на крупную провокацию, чтобы сделать новую администрацию заложником своей политики. Я с удивлением поймал себя на том, что впервые за долгое время слушаю американского политика с удовольствием, без тяжелого желчного чувства от невозможности возразить. Мне нравились его мысли, его отточенный, без единого лишнего слова язык. Я слышал не просто очень умного, опытного, знающего и культурного нео-империалиста, но и человека просвещенных мыслей и чувств. Неужели это «русофоб» Бжезинский?! - думал я. Наконец, ведущая задала буквально такой вопрос: Насколько можно говорить об «интеграции» России. По-английски он звучит также косноязычно, как и по-русски. И это не случайность. В открытом эфире говорили как бы открыто о вещах, которые надо скрывать, о которых, как выражается Энгдаль, «никогда нельзя объявить открыто».

Надо пояснить, что под «интеграцией» Бжезинский и старая школа геополитики атлантизма понимают мировую гегемонию, а не диктат США. Иначе говоря, иерархическую систему международных отношений, основанную преимущественно не на насилии, а «мягких» формах господства через экономические, политические и культурные механизмы. На этот вопрос Бжезинский ответил буквально следующее.

· Путин - это переходная фигура и последний вздох советской элиты, продукт КГБ, воспитанный на идеях великодержавности и отдельной роли России в мире. Но для России это нереально, она больше не может играть такой роли. И надо ожидать, что когда Путин и его влияние останутся в прошлом, где-то в пределах 10 лет, в России появится новое руководство, которое осознает, что будущее России–если у нее вообще есть будущее, и если она хочет сохранить свой Дальний Восток со всеми его богатствами, неразрывно связано с ее сближением с Западом, Европой и через Европу с таким сообществом. Это единственный шанс для России. Если она попытается играть в одиночку, она рискует потерять Дальний Восток.

Поразителен не столько смысл сказанного, сколько полное отсутствие реакции со стороны ведущего шоу и слушателей передачи. Как и очевидная уверенность Бжезинского, что ему не надо пояснять свой загадочный прогноз. Казалось бы должна была последовать лавина звонков и ведущий, оттирая внезапно появившийся на лбу пот, должен был бы переспросить своего гостя, не ослышался ли он. Ведь Бжезинский во всеуслышание заявил, что крупнейшая военная держава, единственная в мире сила, способная стереть США с лица земли, и постоянный член Совета Безопасности ООН в скором времени потеряет огромную часть своей территории «со всеми ее богатствами», если только не «сблизится» с Европой! Но лоб ведущего остался сухим, ни одного звонка в редакцию передачи не последовало, и сенсационное заявление Бжезинского не вызвало ни одного комментария в американской прессе. Ни одна душа не поинтересовалась попросить этого мэтра американской геополитики, кто и каким образом заберет у России ее Дальний Восток?!

Невольно возникает ощущение, что существует некий молчаливый заговор, объединяющий все классы общества. Быть может, это и называется цивилизацией – единством поверх, а вернее глубжеклассовых, этнических и религиозных различий. В статье о «мета-группе», так называет Фарвест известный американский ученый и мыслитель Питер Дейл Скотт, он пишет, что «в каждом обществе есть факты, которые оно подавляет в своем коллективном бессознательном, чтобы избежать социальных и психологических последствий их признания». Эту мысль он формулирует по поводу американского советолога и «транзитолога» Джона Данлопа. Данлоп–старший научный сотрудник Института Гувера, член Чеченского комитета Бжезинского и Александра Хейга, опытный специалист по информационно-психологической войне против России – использовал активку Фарвеста о «сговоре в Ницце» для большой работы, инсинуирующей, что все акты насилия и террора, начиная с вторжения Басаева и Хаттаба в Дагестан и кончая Бесланом, были провокациями ФСБ и Кремля. Но при этом Данлоп сделал одну ошибку. Он включил в эту работу информацию о Фарвесте из активки военной контразведки ФСБ, пытавшейся пробить оборонительные линии Фарвеста в 2003-5 гг., и дал на нее ссылку. Тем самым Данлоп включил этот текст в ссылочную базу университетского крыла ВПК США и неоконсервативного аппарата антироссийской пропаганды. Это была роковая ошибка, потому что текст активки не оставлял сомнений в том, что персонажи «сговора в Ницце» имели связи с западными спецслужбами и участвовали в заговорах против России. Профессор Скотт, конечно, ошибается, объясняя утаивание Данлопом истинного содержания своего источника бессознательными механизмами национальной психики. Данлоп – в высшей степени ее сознательный манипулятор. Но по отношению к слушателям Бжезинского и даже бОльшей части правящего класса США его понятие политического бессознательного имеет смысл. Ненависть к России в англосаксонском мире и желание ее гибели имеет глубокие корни в исторической психологии этой цивилизации. Особенно в связи со Второй мировой войной. Когда недавно сенатор Маккейн, вероятный кандидат на президентских выборах 2008 от республиканцев, заметил, что «победить нацистов нам помогли русские» – это еще одно проявление комплекса неполноценности и подавленной вины в связи с той войной. Каждая цивилизация, как и каждое классовое общество – ее основа, должны быть уверены в своем превосходстве над всеми другими. Без такой уверенности невозможно достичь господства над всеми другими.

По своей агрессивности и экспансионизму, современная англосаксонская цивилизация имеет только один исторический пример – Рим. Период ее экспансии, последние 500 лет, неразрывно связан с историей капитализма – наиболее агрессивного и экспансионистского по своим императивам способа производства. В результате захвата и колонизации огромных континентов и двух мировых войн, англосаксы прочно заняли господствующие позиции по отношению к своим старым европейским конкурентам – французам и германцам. Но на их пути к мировому господству рыцари «Круглого стола» вроде Родса, Милнера, Черчилля, Маклина, Бушей, Чейни встретили новую и более грозную силу – сперва государство Петра Великого, потом Российскую Империю и, наконец, – СССР. Поэтому нет ничего удивительного в том, что традиционные элиты этой агрессивной расы, прошедшей Джаггернаутом через все континенты и преобразив их по своему подобию, развили русофобию как непременную черту своего менталитета.

* * *

Бжезинский, противник концепции Ликуда-Кургиняна, правильно видит союз США с Россией как бомбу под все здание послевоенного ультраимпериализма (атлантизма), основанного на неофеодальных отношениях США с Западной Европой и Японией. Священному союзу с Россией Бжезинский противопоставляет расширение «Великого альянса» –Антанты. Это расширение должно захватить и Россию. Ее необходимо «интегрировать». Причем не против, а «через» Европу. Тем самым не подрывая основу архитектоники ультраимпериализма – расово-классовый союз атлантизма.

Суть разногласий между Путиным и атлантизмом прост. Они хотят видеть Россию включенной в неофеодальную иерархическую систему американской гегемонии в качестве сырьевой базы. Если российское руководство согласиться стать периферией Запада, то взамен Запад согласится на сохранение такой слабой и подчиненной России в ее теперешних границах, возможно за исключением Северного Кавказа, который отойдет Турции. Россия должна будет отказаться от ядерного оружия и передать свой ТЭК под контроль западных монополий. Если же Россия отказывается от такого предложения, она должна быть расчленена в результате «новой холодной войны», как был расчленен СССР. Контроль над Россией решит проблему «интеграции» Китая.

Ультра-империализм

Когда Ленин набрасывал свою теорию империализма 1916 года, Каутский поставил перед ним проблему, все значение которой Ленин тогда еще не мог и наверное не хотел осознавать. Почему, спрашивал Каутский, мы думаем, что империалисты такие дураки, что они будут создавать для нас революционные ситуации постоянной драчкой между собой. Разве не выгоднее для них объединиться и сообща установить свой диктат над остальным миром эксплуатируя его на свое общее благо. Почему империализм не может экспортировать на периферию не только капитал, но и свои межимпериалистические противоречия? Никакой теоретической невозможности подобного исхода Первой мировой Каутский не видел. Империализм, извлекший такие уроки из этой войны, он назвал ультра-империализмом. И мы видели, что в этом же направлении работала мысль политических лидеров и интеллектуалов англосаксонского мира, вышедшего победителем из той войны.

На это у Ленина было два возражения, политическое и теоретическое. Сейчас для нас важно только второе. Он указал на неравномерность капиталистического развития как на общий закон капитализма. Отсюда следует неравномерность развития отдельных стран, одни вырываются вперед, другие начинают отставать. Экономическая борьба между ними неизбежно ведет к войнам. Поэтому теория Каутского не просто политически вредна, она теоретически ошибочна. Империализм не способен разрешить свои противоречия, ультра-империализм невозможен. Мир вступил в эпоху империалистических войн и пролетарских революций. Иного не дано.

В анализе Ленина было одно слабое место: он не включал неизбежный диалектический антитезис верной посылке о неравномерности капиталистического развития. Понадобилось семь небывалых лет, на протяжении которых Ленин играл роль всемирно-исторической личности, чтобы дополнить его теорию империализма этим антитезисом. Но на теорию у него уже не оставалось времени. Он успел сделать только практический вывод «для рабочих и крестьян СССР».

В своем подлинном завещании, этой последней вспышке своего теоретического сознания перед наступающим мраком, когда уже не оставалось времени на "сентиментальности" и дипломатические вежливости по отношению к уже обреченному Третьему Интернационалу, Ленин в немногих простых словах начертал историческую перспективу, правильность которой подтвердила история последних 85 лет. Суть этой перспективы сводится к следующему.

Социалистической революции на Западе не будет, потому что в результате мировой войны одна группа государств (Антанта) будет держать под своей пятой проигравших, в первую очередь Германию. Это подчиненное положение Германии станет основой мира между западными империалистами. Поэтому эпоха пролетарских революций заканчивается, начинается эпоха их поражений. Но Ленин по-прежнему выражает уверенность в конечной победе социализма. На чем же она основывается? Как возобновится диалектика исторического развития?

Под гегемонией Антанты западные империалисты сохранят мир между собой и, на основе эксплуатации остального человечества, сохранят классовый мир внутри своих стран. Но неизбежен подъем националистического Востока, где проживает большинство человечества. Его судьба теперь будет решаться в столкновении между «контрреволюционным империалистическим Западом и революционным и националистическим Востоком». Если Советская республика «продержится» до этого столкновения, она поможет дать ему социалистический исход.

Таким образом, Каутский был отчасти прав – ультра-империализм возможен и после Версальского мира становится реальностью. Но Каутский ошибался, понимая его в либеральном духе как союз или картель между равноправными империалистическими странами. Общий закон неравномерности капиталистического развития нельзя отменить, но его частное следствие – острую внутри-империалистическую конкуренцию и войну – можно преодолеть, когда свободная конкуренция между государствами заменяется квазифеодальной структурой их отношений.

Конечно, Ленин не мог предугадать, что в надежде расправиться с СССР руками Германии страны Антанты, консервативные элиты Британии в первую очередь, позволят ей восстановить военную промышленность, перевооружиться и развязать Вторую мировую войну. Но и с этим грандиозным историческим интермеццо перспектива Ленина оказалась в конечном счете верной. На руинах гитлеровской Германии и имперской Японии был окончательно скреплен и сцементирован ультра-империалистический союз под эгидой США в качестве феодального короля. Современный ультра-империализм немыслим без военно-политического подчинения Германии (а значит и Европы) и Японии в рамках квази-феодальной системы американской гегемонии. И как только эта система рухнет, начнется новая «эпоха империалистических войн и пролетарских революций».

В борьбе с СССР и мировым социалистическим движением атлантический ультра-империализм должен был искать союзников. Сначала это были белоэмигрантские организации, внутренняя контрреволюция, националисты «Прометейской Лиги», клерикалы «Интермариума», фашизм и нацизм, полу-фашистские режимы Франко и Салазара. Тайная поддержка Гитлера и политика умиротворения поставила на грань пропасти самих атлантистов. Из второй мировой войны СССР не только вышел победителем, но его победа дала мощный толчок национал-освободительному движению по всему миру, победила Китайская Революция, возник социалистический блок, объединяющий треть человечества. Социализм пришел в Западное полушарие. В эту новую эпоху борьбы, когда во главе ультра-империализма встали США, мы видим ту же картину. Для борьбы с СССР они были вынуждены мобилизовать все реакционные силы современности: военные хунты, неофашистов, феодалов, религиозный фундаментализм. Наконец, они должны были заключить антисоветский союз с маоистским Китаем. По логике Холодной войны Западу приходилось способствовать развитию своих стратегических союзников в Азии и неприсоединившихся стран как Индия. И вот, казалось бы, победив в войне против СССР и европейского социализма и провозгласив конец истории в тысячелетнем рейхе нового мирового порядка, триумфальный ультра-империализм вдруг видит перед собой новый мировой беспорядок и свою скорую могилу. Чтобы победить социализм, они раскрепостили такие силы, выпустили из бутылок таких джинов, что теперь не знают, как подчинить себе первые и загнать обратно вторых. Ислам, Китай, энергетический кризис, новый подъем боливаризма в Латинской Америке, огромный внешний и внутренний долг США при быстром упадке среднего класса, ослабленная, но не покоренная Россия со своим ядерным арсеналом, огромной территорией и природными богатствами. Американская империя явно вступает в фазу упадка, а значит, грядет конец ультра-империализма – без американской председательницы его быть не может. На фоне упадка США поднимается могучий Китай, а вместе с ним и Индия. Дряхлеет Европа. Запад и его англосаксонское ядро теперь видит впереди не конец истории, а конец своих претензий на мировое господство, конец своих привилегий. Но атлантические элиты не собираются смиряться с такой перспективой. Они будут драться до последнего. Времени у них остается мало. Окно историческое возможности переломить настоящий ход вещей быстро сужается. Они должны действовать сейчас, потом будет поздно. Чтобы «интегрировать» Китай, им необходимо сначала «интегрировать» Россию в ультра-империализм. С Россией у них в кармане, у Китая не останется другого выхода кроме вхождения в систему американской гегемонии, которая тогда станет действительно глобальной. Только в этом случае англосаксы смогут остаться на коне. Итак, грааль рыцарей Круглого стола находится в России. В 2008 они должны любой ценой сменить вектор ее развития с «суверенной демократии» на «западную». В практических терминах это значит, что у штурвала России не должны стоять ни Путин, ни Сергей Иванов.

«Отморозки» и Партия третьего срока

Я думаю, действия, утверждения отдельных лиц, которые идут вразрез с нашими национальными интересами и приносят пользу исключительно другому государству, должны верно оцениваться теми, кто стоит во власти. Люди очень легко познаются по их делам, их позиция в той или иной форме может прослеживаться в средствах массовой информации.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.015 с.)