ТОП 10:

Восток как родина мировых религий



Среди множества религий, которые исповедуются разными обществами, принято различать религии мировые и национальные. Граница между ними не всегда проводится вполне отчетливо.

Необходимо различать также национальные и государственные религии. Государственная религия обладает особым политико-правовым статусом. В качестве таковых выступают религии, которым соответствующий статус придан законодательно (обычно это оговаривается в основном законе государства — Конституции). Например, англиканская церковь в Англии является государственной. Соответственно она пользуется привилегированным положением по сравнению со всеми другими церквями, в основном финансируется государством. В то же время главой церкви считается монарх, епископы назначаются государственной властью, церковные статуты также подлежат утверждению и т. п.

Для национальной религии идеализированная картина была бы, вероятно, такой: представитель этноса А всегда исповедует религию X и наоборот: приверженец религии X всегда принадлежит этносу А. Но такого идеального совпадения этничности и конфессии, скорее всего, просто не существует — по крайней мере, в настоящее время.

Иудаизм дает иллюстрации и более сложных соотношений между религией и этнической принадлежностью. Исходно иудаизм был сугубо национальной религией (первоначально — даже племенной религией колена Иуды); именно с еврейским народом Бог заключает договор («Завет»). В иудаизме огромное значение придавалось «расовой чистоте», которая отождествлялась с чистотой конфессиональной — твердостью в вере. Лишь значительно позднее этническим неевреям было разрешено вступать в иудейскую общину, для этого достаточным было произвести обряд обрезания и признать авторитет Торы (Пятикнижия Моисеева). В то же время уже с самого своего возникновения иудаизм претендовал на всемирный масштаб.

Таким образом, иудаизм объединяет черты национальной и мировой религии. Подобно мировым религиям, иудаизм «в пределе» стремится к всемирному распространению, но в этом процессе особую роль отводит «богоизбранному народу». Подобно национальным религиям, иудаизм не готов принять тезис о равенстве всех людей перед Богом, один из народов оказывается в более непосредственной связи с Богом, нежели все прочие.

Христианство возникло в недрах иудаизма и поначалу воспринималось как одно из течений последнего. Однако уже с самого начала христианство резко выделилось на фоне «засушливого» религиозного климата того времени своей открытостью и терпимостью. Христианство поставило крест на отождествлении этничности и конфессии. Даже семейные и клановые узы для христианства не играли роли, сравнимой с ролью приверженности истинному Богу. Для христианина братья и сестры — это братья и сестры «во Христе», а вовсе не по крови. Апофеозом этих представлений стали слова ап. Павла из его послания галатам о том, что «нет ни эллина, ни иудея». Можно сказать, что именно эта максима утвердила христианство как подлинно мировую религию. Эта наднациональность христианства сохраняет силу для всех его толков: католичества, православия и протестантства.

Безусловно, мировой религией является ислам. Впитавший в себя многие положения иудаизма и христианства, ислам претендует на «восстановление» их истинных прообразов — в частности, считает уступкой язычеству и многобожию положение о Святой Троице. У ислама, относительно молодой и динамичной религии, достаточно сложные отношения с другими религиями, эти отношения изменялись на протяжении истории. С одной стороны, ислам помнит о своих истоках и признает христиан, мусульман и иудеев «людьми книги», хранителями и продолжателями авраамитской традиции. С другой стороны, мусульмане считают только себя подлинными продолжателями «дела Авраама», других же — в худшем случае заблуждающимися, в лучшем — предшественниками пророка Мухаммеда; к числу таких предшественников относят и пророка Ису (т. е. Иисуса Христа).

Широкое распространение ислама отчасти объясняется тем, что эта религия не отделяет священное от мирского: она устанавливает общий свод правил, регулирующих всю жизнь мусульманина, светская и религиозная сторона жизни здесь не противопоставляются. Такая целостность бытия, когда все его сферы регламентируются одним и тем же сводом законов, привлекательна для простого верующего — члена общества. Можно сказать, что идеалом ислама выступает теократическое государство, где светские власти являются одновременно религиозными (к этому приближаются современные Саудовская Аравия и Иран). Исламу свойственны своеобразные демократические традиции, достаточно жесткие моральные установки, что также содействует постоянной экспансии этой религии.

Еще одна мировая религия, наиболее древняя — буддизм. Буддизм своеобразен своей морально-философской ориентацией. Его цель — социально-психологическая реабилитация индивидуума, примирение его с миром — неизбывным источником страдания. Избавление от страдания мыслится радикальным: каждое живое существо — звено в постоянном круге перерождений, и избавление от страданий — это прекращение перерождений, «выпадения» из круга бытия, достижение Нирваны. Учение Будды обращено к индивидууму, и уже это способствует наднациональности буддизма: буддизм «не интересуют» ни социальный статус человека, не его этническая принадлежность; перед лицом страдания все равны — и все должны пройти один и тот же путь радикального избавления от страданий.

В отличие от буддизма, индуизм чаще всего относят к национальным религиям. Зародившись в Индии, буддизм был вытеснен из этой страны индуизмом; главной причиной послужили эгалитарные устремления буддизма: буддизм не склонен был относиться с пиететом к варновой системе Древней Индии, которая всю жизнь человека тщательно регламентировала в зависимости от принадлежности к варне. Можно сказать, что индуизм не был, строго говоря, общенациональной религией, поскольку его установления относились не ко всему этносу как таковому, а к его социальным подструктурам — варнам. Тем более индуизм не мог стать наднациональной — мировой религией. В течение многих веков индуистами были если не исключительно, то по преимуществу индийцы. Однако в настоящее время картина существенно изменилась. Даже отвлекаясь от того, что индуизм распространен в Непале, на о. Бали и ряде других местностях ареала, мы можем видеть возникновение многочисленных индуистских общин в Европе и Америке — причем, что очень существенно, эти общины не отторгаются индусами-индийцами. Иначе говоря, есть все основания говорить о перерастании индуизма в мировую религию.

Уникальна конфессиональная ситуация в Китае, где каждый верующий китаец «триконфессионален», исповедуя одновременно конфуцианство, буддизм и даосизм. Конфуцианство и даосизм носят характер национальных систем, их особенностью можно считать то, что оба течения, строго говоря, трудно причислить к религиям в собственном смысле слова. Конфуцианство пронизывает всю жизнь верующего-китайца, определяя его положение в обществе: как он должен вести себя по отношению к родственникам и свойственникам, каковы его обязанности и права по отношению к властям всех уровней и т. п. Идеал конфуцианства — «благородный муж» (цзюнъ-цзы), который обладает пятью добродетелями (у дэ): гуманностью, благопристойностью, справедливостью, мудростью и верностью. Как можно видеть, все эти идеалы, вообще говоря, носят скорее общенравственный, нежели собственно религиозный характер.

В отличие от этого, даосизм разработал свою натурфилософию, где Небо и Земля вечны, а поскольку микрокосм (человек) входит в необходимую связь с макрокосмом (Небо-Земля), то микрокосм-человек тоже (потенциально) вечен. Даосский монах поэтому стремится познать Дао (универсальный закон Мира) и обнаружить секрет вечной жизни (прибегая при этом, в частности, и к алхимическим практикам).

Три конфессии Китая образуют своеобразный синкретический комплекс. Они никоим образом не конкурируют между собой — напротив, дополняют друг друга. Согласно сложившейся практике, к буддийским монахам обращаются при отправлении обрядов жизненного цикла (похороны и др.), в то время как социальные проблемы решаются с опорой на идеологию конфуцианства, а мировоззренческие представления выстраиваются по даосским лекалам.

Специфична и религиозная ситуация в Японии, где буддизм сосуществует с древней местной религией синтоизмом. Синтоизм вырос из обожествления духов природы и культа предков. В определенные исторические периоды синтоизм выступал как государственная религия, где император был верховным жрецом (VII в.). В настоящее время влияние синтоизма относительно невелико, однако храмы его существует, и некоторые обряды (связанные с бракосочетанием, рождением ребенка и др.) часто совершаются именно в синтоистском храме.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-09; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.15.215 (0.004 с.)