ТОП 10:

Трудовое и колхозное право в период Великой Отечественной войны.



Рабочий день – почти как в годы гражданской войны – от 1 до 3 часов сверхурочных. По закону мирного времени подобные сверхурочные часы требуют согласования с Совнаркомом, республики или союза, в зависимости от подчинения предприятия. В годы войны это вводилось явочным порядком – по решению администрации предприятия. То есть в этом отношении у трудящихся был вполне санкционированный 11-часовой рабочий день, который был отменен только в июле 1945 года. Не обязательно на три часа, конечно, от одного до трёх часов. Может вообще их не быть.

Зарплата. За сверхурочные зачислялась в полуторном размере. Но деньги трудящимся в годы войны не выдавались, они зачислялись на специальные счета. Поэтому они были как бы заморожены. В послевоенное время это сослужит большую услугу трудящимся.

Поскольку всё-таки идёт война, то очередные отпуска не предоставляются, и вместо этого начисляется заработная плата, то есть оплата за неотгуленный отпуск. Она тоже на руки не выдается. Также зачисляется на спецсчета наряду с платой за сверхурочные. К концу войны рабочие и служащие получают довольно приличный довесок из этих денег, которые им не выдали в годы войны.

Проблема закрепления кадров. Перед войной уже вводили метод кнута и пряника, дабы рабочие и служащие не метались с места на место. Война – пожалуй, такая ситуация, когда можно призреть потенциальное наказание и попробовать куда-нибудь увильнуть. 26 декабря 1941 года – указ (позже будет касаться амнистии 1945 года). Наказание за самовольный переход и уход с работы меняется. По указу 26 июня 1940 года было незначительное – до 4-х месяцев тюремного заключения. А вот теперь – от 5 до 8 лет тюремного заключения. И всё это с соответствующими поражениями в правах и прочее прочее прочее.

Трудовые повинности, которые касаются горожан. Их касалось два рода повинностей помимо их трудовых обязанностей:

  1. Повинность, связанная с оборонными работами (на улице можно было забрать население, свезти их на передовую, и там они должны были что-то копать, тянуть. В общем они помогали Красной Армии возводить линию обороны.) По закону 1942 года подобного рода мобилизации были урегулированы. Можно было привлечь на срок не более 2 месяцев. Кризис, конечно, был, но теперь уже не «как надо», а на срок до 2 месяцев. Зарплата выплачивалась в половинном размере, то есть деньги даже начислялись, всё было не совсем безвозмездно.
  2. Мобилизация на уборку урожая. Крестьяне мобилизованы, как, впрочем, и горожане. Работать в колхозах некому. И жителей городов, в частности работников учреждений и предприятий привлекают в виде мобилизации к уборке урожая на полях. Для горожан есть стимул участвовать, потому что часть собранного урожая передавалась в фонд пославших организаций, так что можно было даже поесть с этой уборки.

Трудоустройство демобилизованных. Хоть и идет война, с нее возвращаются люди, в частности, инвалиды. Руководители местных советов были обязаны их трудоустроить. В течение месяца обязаны трудоустроить и предоставить не только работу и жилье, но даже и отопление для жилья. То есть о лицах, пострадавших во время Великой Отечественной Войны, заботились.

Колхозное право

Колхозники – это такие же трудящиеся, поэтому это все равно связано с трудовыми отношениями. Повышается в 1942 году минимум трудодней (эпохальный этап в трудовом регулировании). Минимум трудодней по закону 1939 – 100/80/60 в год в зависимости от местности. В 1942 году – повышается до 150/120(в местностях хлопковых и нечерноземных и т.д.). Что любопытно – в отличие от предвоенного законодательства даже при выработке минимума колхозник всё равно должен был участвовать в уборке урожая. Независимо от того, выработал ты или не выработал, ты идешь и собираешь урожай. И впервые у нас, в отличие от предвоенного законодательства, за невыработку минимума трудодней устанавливается уголовное наказание – до 6 месяцев исправительных работ с удержанием четверти заработной платы (также карали прогульщиков до Великой Отечественной Войны) – то есть он заработал определенное количество «палочек», вот эти палочки ему не начислят в течение 6 месяцев. Никто его никуда не пошлет, просто будут изымать до четверти того, что он заработал.

Трудодни стали касаться не только совершеннолетних членов семьи колхозников, но и несовершеннолетних подростков – членов семей колхозников. Для них тоже был введён минимум трудодней – до 50 трудодней в году. И опять-таки выработка трудодней не освобождает их от уборки урожая. Правда, они не наказываются за невыполнение минимума, как взрослые. Однако председатель колхоза обязан их считать при привлечении к этому.

Колхозникам предоставляются льготы после освобождении местности от оккупации. В частности, например, они на год освобождаются от обязательной государственной поставки. Они предоставить не могут в таком положении, поэтому предоставляется вполне правомерная отсрочка. Выделяется государственная помощь пострадавшим колхозам. Не только деньгами, хотя деньги – это важно. Выделяется лес, например, чтобы отстроить амбары, скотные дворы и т.д. Предоставлялись семенные ссуды. Меняется характер обязательной поставки. То есть те, кто поставляют, для них выделяется валюта. До войны, чтобы стимулировать колхозы заниматься разными типами хозяйства, они обязаны были сдавать и мясо, зерно, и семена масляничных культур, и сено, то есть практически весь спектр продуктов. В годы войны можно было заменить непрофильный продукт профильным, не сдавать всем, чем можно было до войны, а сдавать тем, что было в наличии. То есть если у нас больше коров, можно сдавать больше мяса и меньше зерна. Вводились эквиваленты, которые позволяли сдавать одним продуктом или несколькими, но не всеми.

На стыке колхозного и земельного права. Вопросы землепользования колхозов решались любопытно. По Конституции 1936 г. земли колхозов закреплялись «навечно». Но в годы войны некоторые колхозные земли не засеивались. И тогда это становится возможнным засеивать земли соседнего колхоза. Реально было вклиниться в земли колхоза, который реально не может их обрабатывать, колхозу, который это делать сможет. Это «вечное» закрепление, таким образом, пошатнулось, но это только до 1946 года (всё вернут обратно). Также возможность занять землю колхоза соседнего предоставляется и не членам колхоза. До войны по закону 1939 года мы вообще сокращали размеры личных приусадебных хозяйств, да и то, лицам-колхозникам. Лица, не состоящие в колхозе, таки участки получить вовсе не могли. Таким образом, в годы войны участки предоставляются лицам, которые членами колхоза не меняются. Например, беженцы, которых в сельскую местность было немало переселено. Получая такой земельный участок (до 0,5 га), на таких эвакуированных распространялись нормы об обязательной поставке.

Приостановление всех исков, предъявляемых хозяйствам, чьи члены семьи воюют. Любой иск о разделе хозяйства, об уплате недоимки по поставке приостанавливался, не рассматривался в суде, если один из членов семьи находится на фронте. Это разумно, потому что если один воюет, кормилец воюет, то как мы можем разделить двор, когда полноправный член находится на фронте? Или как мы можем взыскивать недопоставку, когда кормилец воюет? Чем будут взыскивать? Крышу снимать? Кстати, древний способ, недавно с кулаками так поступали. Но в годы войны такое не случается, потому что везде хотя бы один человек уходит на фронт.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-09; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.247.139 (0.004 с.)