ТОП 10:

Путешествие с домашними растениями



 

 

 

Вступление

 

 

КОГДА ЗА ОКНОМ СНЕГ

 

Я не знаю, кто откроет мою книгу. Возможно, её откроют любители цветов. Летом они составляют из садовых или полевых цветов прелестные букеты, а зимою стремятся украсить окно своей комнаты домашними растениями.

Может быть, одним из первых её возьмёт любитель путешествий. Сам он, по всей вероятности, никуда далеко не ездил, но зато с увлечением прочитал много книг о необыкновенных путешествиях, и каждая книга с названием «Путешествие» его привлекает.

 

«Путешествие!» Вот оно слово!

Так и тянет от радости петь.

«Путешествие!» Хочется снова

Над Жюль Верном всю ночь просидеть.[1]

 

А может быть, эта книга попадёт в руки юного натуралиста‑мичуринца, мечтающего переделать окружающий его растительный мир на пользу и радость советским людям. Его лозунг — слова Ивана Владимировича Мичурина: «Человек может и должен создавать новые формы растений лучше природы».

В руках разных читателей побывает книга, и я хочу, чтобы каждый из них нашёл в ней интересное и нужное.

Эту книгу лучше читать поздней осенью или зимой, когда за окном снег, когда однообразная белая пелена сменила радостную зелень с пятнами цветов и деревья, лишённые листьев, скованы морозом.

В это время даже равнодушные к природе люди с грустью вспоминают лето и с нежностью смотрят на растения, стоящие на окне.

Любители путешествий, внимательно рассмотрите ваши домашние растения! Ведь эти растения тоже «путешественники», прибывшие к нам и? разных стран мира. Это хотя и маленькие, но настоящие растения тропических лесов Индии, Явы, Бразилии, пустынь Африки и Мексики.

Мы на нашем окне — на живой растительной карте — видим осуществление творческой фантазии человека.

Человек переделал карту мира.

Об этом хорошо сказал Фридрих Энгельс: человек «… переносит полезные растения и домашних животных из одной страны в другую и изменяет таким образом флору и фауну целых частей света. Более того. При помощи разных искусственных приёмов разведения и выращивания растения и животные так изменяются под рукой человека, что становятся неузнаваемыми».[2]

Всё это мы и видим на растениях, стоящих на нашем окне.

Сейчас комнатное садоводство чрезвычайно распространено. Почти нет ни одного окна, где бы не стояли фикус, бальзамин, пеларгония и другие растения.

Развилось комнатное садоводство благодаря подбору растений, потребностям которых соответствуют комнатные условия. В комнатах тёплая ровная температура от 14 до 20, но мало света. Солнечный свет рассеивается стёклами и оконными рамами. В комнате влажно и много углекислого газа. В воздухе комнат содержится до 0,7 процента углекислого газа, то есть в двадцать три раза больше, чем под открытым небом.

Углекислый газ повышает воздушное питание растений, но недостаток света сказывается на них.

Многие наши лесные и луговые растения не могут долго жить в комнатах, так как им мало света; в зимний период они теряют листья и требуют для дальнейшего своего развития низкой температуры.

Люди пытались приучить к жизни в комнатах много различных красивых растений, но не всегда это удавалось.

В искусственный отбор человека вмешивался и естественный отбор — погибали растения, не приспособленные к условиям человеческого жилища.

Прижились в комнатах северных жителей или чрезвычайно выносливые растения далёких пустынь или растения тропических лесов. Растения тропических лесов на своей родине имеют условия, сходные с комнатными. В тропических лесах сумрачно, тепло, влажно. В тропических лесах нет листопада, и комнатные растения круглый год не теряют листьев.

Несколько хуже в зимнее время чувствуют себя растения субтропиков, привыкшие к яркому солнцу и некоторому временному понижению температуры. Они зимой чахнут, вытягиваются, но весною принимают вновь весёлый, цветущий вид.

Комнатные растения, как правило, или совсем не цветут или цветут, но без искусственного опыления не дают плодов. Поэтому они не могли размножиться семенами, и в комнатах распространились только те растения, которые легко размножаются вегетативно, кусочками стеблей — черенками. Соседи и знакомые меняются «отводками», вернее, черенками, и так повсеместно распространяют уживчивые экзотические растения.

В результате мы видим теперь на комнатных растениях замечательное подтверждение учения Дарвина об естественном и искусственном отборе. Этому отбору подверглись растения всего мира, и в наших комнатах выжили биологически наиболее приспособленные, но из этих растений человек вывел такие красивые сорта, каких нет и никогда не было в природе.

Вы можете собрать на ваших окнах, читатель, целую коллекцию самых необыкновенных растений.

Нужно помнить, что составление коллекции растений не является занятием одних любителей.

Коллекционные питомники необходимы для выведения новых сортов растений и продвижения их на север.

Всесоюзным институтом растениеводства собрана мировая коллекция семян культурных растений в 300 000 образцов, из которых 28 00 0 — одних пшениц.

Известный преобразователь природы Иван Владимирович Мичурин широко использовал в своей работе растения всего мира.

 

Великий преобразователь природы — Иван Владимирович Мичурин.

 

«Я начал, — пишет он, — привлекать в свой питомник растения чуть ли не со всех концов земного шара. К Октябрьской революции в питомнике насчитывалось около восьмисот видов исходных растительных форм. Здесь были растения Северной и Южной Дакоты (США), Канады, Японии, Маньчжурии, Кореи, Китая, Тибета, Индии, Памира, Индонезии, Средней Азии, Кавказа, Крыма, Балкан, Альп, Франции, Англии, тундры».

Когда за окном снег, можно вырастить цветущий сад в комнате, на окнах, украсив своё жилище. Подоконник с несколькими комнатными растениями может стать замечательной" лабораторией. Работая в ней, можно научиться воспитывать растения, управлять их развитием; размножать семенами, отводками и черенками; прививать и скрещивать их, а главное, научиться наблюдать и понимать жизнь растений и по‑мичурински любить их.

На комнатных растениях с успехом удаётся изучать многие закономерности жизни природы, которые были открыты замечательными русскими учёными Климентом Аркадьевичем Тимирязевым, Иваном Владимировичем Мичуриным, Трофимом Денисовичем Лысенко.

Опыты с этими растениями дадут юному мичуринцу ценные ботанические знания и практическое умение, которое он с пользою применит весною и летом в саду, в поле и на огороде. И в будущем эти навыки освоения и переделки домашних растений помогут перестраивать растительный мир нашей социалистической Родины.

Каждому юному исследователю растений нужно подробно познакомиться с жизнью обычных комнатных растений в естественной обстановке. Только тогда можно понять их потребности и научиться управлять их жизнью.

«Формы живых тел создавались и создаются только условиями их жизни. Поэтому понятно, что управлять изменением растительных и животных форм можно только путём умелого управления условиями жизни растений и животных». Так говорит академик Трофим Денисович Лысенко, создавший учение об управлении развитием растений и их переделке.

Попробуем и мы на наших комнатных растениях учиться управлять жизнью растительного мира.

Но почти все домашние растения — питомцы далёких стран. Чтобы поближе познакомиться с ними и с необходимыми для них условиями жизни, нам нужно отправиться в путешествие вокруг света. Это путешествие необыкновенное: оно будет мысленным и в то же время конкретным, так как растения, которые мы будем рассматривать во время путешествия, настоящие, живые, растущие в нашей комнате. Жизнь растений познаётся в опытах с ними, в пытливом наблюдении за их развитием в разных условиях.

Поэтому лучше начать знакомство с простых и выносливых растений, с которыми легко поставить доступные опыты. Самые выносливые из комнатных растений происходят из далёких пустынь.

Растения тропических лесов хорошо приживаются в комнатных условиях и легко могут быть размножены даже кусочками.

Путешествуя мысленно по местам, откуда произошли растения, мы в то же время будем изучать живые растения и изменять их по своему желанию.

Научившись ухаживать за растениями пустынь и растениями влажных тропических лесов и ставить с ними простые опыты, каждый сможет обеспечить нужным уходом многообразные и требовательные субтропические растения и провести более сложные эксперименты.

Путь наш будет лежать через раскалённые солнцем пустыни, где некрасивые, но выносливые растения ведут удивительную жизнь почти без воды.

 

 

Мы проникнем в сумрачные дебри влажных тропических лесов, где среди массы гигантских растений с трудом найдём своих знакомых.

И, наконец, мы побываем в богатых плодами и цветами субтропиках, где живут многообразные и прихотливые растения, испытывая в течение года то влажность, то сильную засуху. Проехав однообразные, почти безжизненные пустыни, мрачные, полные опасностей тропические леса, хорошо оказаться в благоухающих советских субтропиках, полных прекраснейших цветов вкусных плодов и чудес человеческого творчества в природе.

Здесь многие растения со всех частей света нашли свою вторую родину.

Мы объедем весь мир вместе со скромными растениями, стоящими в горшочках на наших окнах.

Мы попробуем узнать, как живут наши растения на их родине, посмотрим, какую пользу они приносят.

Вернувшись из необычайного путешествия, мы не только раскроем тайны происхождения и жизни зелёных друзей, но и будем уметь управлять их жизнью.

Отправимся же в путешествие по родным местам наших домашних растений!

 

Часть I

По далёким пустыням

 

КРАСАВИЦА ПУСТЫНИ

 

Когда говорят «пустыня», то у каждого непременно напрашивается второе слово: «Сахара».

Сахара по‑арабски и означает: пустыня.

Перед взором возникает беспредельное, как море, пространство жёлтого песка, лежащего мелкими холмами и подёрнутого рябью. Сверху ярко‑синее небо, спускающееся со всех сторон на горизонт. Жара свыше 50, а песок раскалён так, что обжигает.

Громадна пустыня Сахара: она в три раза больше Средиземного моря. В этом песчаном море нам также хорошо знаком «корабль пустыни» — верблюд.

Скрипит ритмично песок, чуть бряцают привязанные котелки, и караван раскачивающихся верблюдов медленно движется гуськом в слепящем свете солнца. Монотонный, укачивающий шаг верблюдов, палящие лучи солнца, однообразный ландшафт, мучительная жажда утомляют путешественников.

Даже привыкшие к зною «сыны пустыни», погонщики‑арабы, перестают свистеть на своих тростниковых флейтах.

Но вдруг верблюды вытягивают шеи и, радостно пофыркивая, начинают бодро бежать: впереди, на краю горизонта, появляется синяя точка — оазис! Зелёный остров среди мёртвых сыпучих песков. О, как желанна тень от пальмы! Перистые листья отражают жгучие лучи солнца. Между тонкими стволами веет лёгкий, освежающий ветерок.

 

… Вот к пальмам подходит, шумя, караван:

В тени их зелёный раскинулся стан,

Кувшины, звуча, налилися водой,

И, гордо кивая махровой главой,

Приветствуют пальмы нежданных гостей…[3]

 

Эта картина оазиса — финиковые пальмы среди песчаной пустыни и прибывающий караван — знакома нам с раннего детства, хотя там, в Сахаре, никто из нас и не был.

Вот отчего, когда говорят о растениях пустыни, почти каждый человек, не знающий ботаники, называет финиковую пальму.

Но пальма не растёт в безводной пустыне. Она может расти только там, где грунтовые воды выходят на поверхность песков.

Арабы говорят о финиковой пальме: «Царица оазиса купает ноги свои в воде, а прекрасную голову — в огне солнечных лучей».

Для арабов, жителей пустыни, финиковые пальмы много веков были их жизнью, их радостью.

Вся жизнь араба проходила под сенью финиковых пальм; они спасали его от лучей солнца, они предохраняли ручьи и водоёмы от высыхания и занесения песком.

Балки, столбы, двери в хижине были сделаны из стволов финиковых пальм, а крыши покрыты её листьями.

Из листовых жилок и волокна коры изготовляли канаты, верёвки, циновки, мешки, корзины, паклю для набивки подушек и матрацев.

Но больше всего используют финиковую пальму для приготовления продуктов питания.

Верхушечные почки и цветочные обвёртки дают так называемую «пальмовую капусту». Их заквашивают и получают «пальмовый сыр».

Как особое лакомство употребляют сердцевину молодых финиковых пальм, имеющую приятный вкус миндаля. Это лакомство очень дорогое, так как вырезание сердцевины ведёт финиковое дерево к гибели.

При срезании соцветия и стебля финиковой пальмы выделяется сладкий сок, до трех литров в день. Если освежать надрез, то сладкий сок выделяется в течение трех месяцев и его можно собрать до двухсот семидесяти литров.

Иногда для получения сока в стволе под кроной листьев делают отверстие, в которое вставляют трубочку. По трубочке стекает голубовато‑белый сладкий сок.

Ещё в далёкие времена из сока финиковой пальмы получали сахар и пальмовое вино «лакби». Но самую большую ценность имеют плоды пальмы — финики.

Финики употребляются в свежем, сушёном и варёном виде. Из фиников и ячменной муки пекут хлеб. Их приправляют верблюжьим жиром, молоком и мясом. Из сока свежих фиников делают финиковый мёд и при брожении его получают финиковое вино. Поджаренные и размолотые косточки фиников заменяют кофе.

Из фиников арабы приготовляют громадное количество разнообразнейших блюд. Среди арабов хорошими хозяйками считают только тех, кто может делать ежедневно обед из фиников, не повторяя одинаковых блюд в течение целого месяца.

Финиками арабы кормят верблюдов, лошадей и собак.

Несомненно, что араб без финиковой пальмы и верблюда не мог бы жить в пустыне.

Неурожай фиников так же страшен в оазисах, как неурожай хлебов в Европе, и ведёт к голоду и смерти население пустынь. Неурожаи бывают от нападения саранчи или в результате сильных и продолжительных дождей.

В середине прошлого столетия в оазисе Фенцан дождь лил непрерывно семь суток. Вода растворила большое количество солей, находящихся в верхнем слое почвы. Растворы солей притекли к корням финиковых пальм и вытянули из них все соки. В одном оазисе засохло двенадцать тысяч пальм.

В 1829 году арабский вождь Абдэль‑Гелиль окружил город Сокку. Для того чтобы голодом принудить жителей сдаться, он велел вырубить все окрестные финиковые пальмы. В одну неделю было срублено сорок три тысячи деревьев, и город Сокку сдался.

Финиковые пальмы в Африке, от южных склонов Атласских гор до озера Чад и Тимбукту, и в Аравии, и в Азии до берегов Инда поддерживали существование целых народов.

Недаром египтяне, арабы, персы и евреи с древнейших времён особенно чтили финиковую пальму, называя её «благословенным деревом».

Арабские поэты воспевают стройность, грацию и силу, благородное величие, находя все эти чудесные качества в финиковой пальме.

Финиковая пальма была эмблемой древней Иудеи. Её изображение чеканили на монетах и медалях. Её именем назывались города: Иерихон, или город пальм, Фамар, или финиковая пальма, называемый греками Пальмирой.

Полоса земли между Атласскими горами и Сахарой называется Билледульджерид, то есть страна фиников.

У финиковой пальмы легендарное название на латинском языке: феникс дактилифера (Phoenix dactylifera).

Дактилифера — значит: «пальцы несущий». С пальцами сравниваются плоды — финики. Наименование «феникс» может иметь несколько толкований.

Более всего соответствует образу финиковой пальмы легенда о вещей птице фениксе. Содержание её таково.

В древнем Египте была птица с женской головой, жившая пятьсот лет, которая, почувствовав приближение смерти, сама себя сожгла, но затем из пепла снова возродилась молодой и ещё более красивой. Птица феникс — это символ вечного возрождения жизни.

Отсюда произошла и поговорка: «Воскрес, как феникс из пепла». Несомненно, что этот образ сказочной птицы феникса мог возникнуть в далёкой древности в связи с финиковой пальмой. Из раскалённого, мёртвого, как пепел, песка пустыни вырастает стройная красивая пальма, только спустя сто пятьдесят — двести лет засыхающая от палящих лучей солнца.

Но из её семян, из порослей от корней снова и снова появляются молодые пальмы. Вот как можно понять происхождение латинского названия финиковой пальмы. Финик — это искажённое название «феникс». Теперь познакомимся с самим растением. Финиковая пальма на своей родине, в пустынях Сахары и Аравии, достигает высоты двадцати, а иногда и сорока метров. Тонкий коричневый ствол, изгибающийся при сильном ветре, несёт на самой вершине веер темно‑зелёных перистых листьев.

Крона дерева состоит из сорока — восьмидесятилистьев

 

Финиковые пальмы в Сахаре.

 

В течение года на пальме вырастает до двенадцати новых листьев. Молодые пальмы образуют густые и непроходимые заросли, так как концы листьев колючи, крепки и торчат в разные стороны. Зацветают пальмы на шестой год.

Финиковая пальма — двудомное растение, то есть на одних деревьях образуются только тычиночные цветы в количестве до двенадцати тысяч, собранные в шести — девяти соцветиях, дающие пыльцу; на других же деревьях вырастают пестичные цветы в количестве до двух с половиной тысяч; из этих цветов образуются плоды — финики.

Ещё в глубокой древности вавилоняне заметили, что одни пальмы дают финики, другие — нет и что плоды не образуются без опыления пыльцой. Они назвали пальму, на которой образуются финики, женской, а пальму, дающую только пыльцу, — мужской.

Они привязывали срезанное соцветие с тычиночными цветами в крону пальмы с цветами пестичными.

Это искусственное опыление делают и в наше время. Обычно же достаточно на сто плодоносящих пальм одной пальмы, образующей пыльцу. Пыльца рассеивается ветром и опыляет цветки пальм всей рощи.

Плоды созревают довольно медленно. В апреле они чуть желтеют, а в мае имеют величину вишни, в июле начинают поспевать и только в августе вполне созревают. Одно дерево даёт от ста до двухсот пятидесяти килограммов фиников.

При сборе раскладывают финики на земле и сушат на солнце. Для сохранения фиников их зарывают в песок. В песке они могут пролежать в течение двух лет. В дальнюю дорогу берут прессованные финики, называемые «хлебом пустыни» — «аджуэ».

Питательность «хлеба пустыни» (до 70 процентов сахара, 2,5 процента жира и 3 процента белка), способность его долго сохраняться и портативность способствовали распространению финиковой пальмы в древности.

Культура финиковой пальмы началась в Ассирии и Вавилонии.

Данные раскопок свидетельствуют о поклонении народов древности финиковой пальме ещё девять веков назад.

Финикияне, известные дальними путешествиями по Средиземному морю, получили своё название от фиников, которые они брали с собой в дорогу. Они завезли финики и в основанную ими в Северной Африке колонию — Карфаген. Отсюда финиковая пальма попала в Сахару.

В течение многих тысячелетий жизнь народов, населяющих Северную Африку и Малую Азию, зависела от финиковой пальмы, этого единственного дерева, растущего в пустыне.

Финиковая пальма не только даёт питательные плоды, но и защищает почву от палящих лучей солнца своей широкой зелёной кроной. Под тенью пальм стало возможным выращивание хлебных злаков, овощей, цитрусов, маслин, винограда, миндаля.

Начало культурного растениеводства в пустыне положила финиковая пальма.

В древнем Египте финиковая пальма служила первым календарём: в течение месяца на пальме развивается один новый лист и отмирает один старый.

Колонны и своды древних храмов и дворцов созданы строителями под впечатлением от стройных стволов и стрельчатого свода крон пальм.

В пустыне не ждут дождей с неба, воду ищут в земле. Там, где вода не выходила на поверхность, сажали пальмы в воронки, вырытые в песке глубиною до двенадцати метров. Если же вода глубоко под землёй, то для поливки пальм её доставали из вырытых колодцев. Эту утомительную работу выполняли большей частью рабы бедуинов и верблюды. С выращиванием финиковой пальмы связано и изобретение артезианских колодцев, облегчившее получение воды. Остатки отмерших листовых черешков, как чехол, предохраняют ствол финиковой пальмы и от сильного нагревания и от кратковременных морозов.

 

 

 

Восточнее Индии и севернее Ирана финиковая пальма не возделывалась. В Европе только в Валенсии (южная Испания) она даёт зрелые плоды.

В Советском Союзе тоже есть пустыни: в Закавказье, в Средней Азии. Особенно большие пустыни Кара‑Кум и Кызыл‑Кум.

В этих пустынях сухой климат: лето без дождей и короткая, мягкая зима. Но всё же зимой выпадает на несколько часов снег и в некоторые годы бывают морозы до ‑10.

Никто не думал о возможности разведения финиковой пальмы в наших пустынях. Но в 1935 году советские ботаники увлеклись идеей получения советских фиников — и история советской финиковой пальмы началась в юго‑западной Туркмении, в Кызыл‑Атреке.

Ботаники‑энтузиасты посадили в Кызыл‑Атреке двести отпрысков финиковой пальмы, привезённых из Ирана. Пальмы хорошо укоренились, но в первую же зиму вымерзли. Одновременно были посеяны и семена фиников, из которых выросло четыре тысячи сеянцев, но в первый год выжило только семьсот растений. Легко представить себе, как беспокоились учёные, как ухаживали за каждой пальмочкой в то время, когда многие уверенно говорили: «Ничего из этой затеи не выйдет. Если бы финики могли расти в Средней Азии, их выращивали бы задолго до нас».

Однако оказалось правильным утверждение И. В. Мичурина, что выращиваемые из семян молодые растения легче привыкают к новым условиям. Несколько финиковых пальм выжили и росли, и в 1939 году произошло знаменательное событие: зацвела трехлетняя пальмочка. Но снова разочарование — плоды её не созрели, так как цветение было позднее.

В апреле 1940 года зацвёл пятилетний феникс, и осенью получили немного зрелых фиников. Это было большое достижение: теперь можно было вырастить из этих семян свои, более привычные к новым условиям, более морозоустойчивые растения.

В 1949 году стояла зима с продолжительными морозами в ‑13. Пальмы потеряли листья, и казалось, что культуре финиковых пальм, на которую затрачено было пятнадцать лет труда, наступил конец. К изумлению опечаленных ботаников, безлистные стволы пальм в конце апреля выкинули соцветия и зацвели. К осени же у пальм выросли листья. Обрадованные учёные насчитали по двадцать четыре листа на одном дереве, из которых многие имели четыре метра длины. Самая крупная пальма была высотою восемь метров со стволом окружностью в один метр. Ей было уже тринадцать лет. С неё собрали в 1949 году пятьдесят килограммов фиников.

В Кызыл‑Атреке растут из семян, полученных в СССР, тысячи молодых пальм. В ближайшие годы заселят ими оживлённые водою пески пустыни Кара‑Кум.

Оросит пустыню Главный Туркменский канал, который направит воды Аму‑Дарьи к Каспийскому морю.

Величайший в мире Главный Туркменский канал — Аму‑Дарья — Красноводск, длиною 1100 километров, будет окончен в 1957 году, тогда как Панамский канал, имеющий всего 81,6 километра длины, строился 34 года; Суэцкий, длиною 166 километров, — 11 лет.

Уже вступила в строй огромная армия рабочих, инженеров и техников, вооружённая мощными экскаваторами, шагающими драглайнами, бульдозерами, скреперами, землесосными и другими сложными машинами грандиозных строек коммунизма.

 

Ещё темнеет ночь. Но посмотри:

Как зарево далёкое зари,

Огни пылают в сердце Кара‑Кумов.

Там лагерем стоят богатыри.

Огни, огни, — куда ни кинешь взгляд.

Горят костры и люди вкруг сидят.

Как будто весь народ в пустыню вышел.

Порывом созидания объят.

 

 

Недалеко время, когда пески, засыпавшие некогда богатую страну Хорезм[4], покроются зеленью листвы и белоснежным пухом хлопка. В спокойных водах каналов отразятся высокие стволы финиковых пальм с кронами тонких перистых листьев. Корни красавицы пустыни — пальмы — будут купаться в прохладной воде, орошающей Каракумы, а зелёная верхушка — в лучах горячего солнца её новой, советской Родины.

В наших комнатах нередко растут пальмы с перистыми листьями: это и есть финиковые пальмы.

Финиковая пальма — наиболее распространённая в комнатной культуре пальма. Это самая красивая и в то же время хорошо растущая как в тёплых, так и в умеренно тёплых комнатах.

В комнатной культуре большое количество пальм. Большинство их происходит из тропических лесов Азии, Африки и Америки.

Ботаники объединяют все пальмы в одно семейство пальмовых (Palmae), хотя они растут в разных местах и имеют различную форму, но у них сходное строение, в особенности цветков.

Большое значение имеет кокосовая пальма (Cocos nuci‑fera). Она растёт в Восточной Азии, на островах Тихого океана. Её орехи наполнены питательной массой и растительным молоком. Снаружи орех покрыт волокнистой оболочкой. Кокосовые пальмы растут на песчаных берегах океана или рек, впадающих в океан. Кокосовые орехи, падая в воду, попадают в морские течения и долгое время плывут по океану, пока волны не прибьют их к берегу материка или острова. Поэтому‑то кокосовые пальмы растут на коралловых и появляющихся от вулканических извержений островах.

Семена кокосовой пальмы могут прорастать на сухих, засоленных почвах и даже подвешенными в воздухе, так как необходимую для прорастания пресную Жидкость семя имеет внутри ореха.

Весьма ценно кокосовое масло и изготовляемое из него кокосовое мыло. Используют также листья и даже оболочку плодов.

Кокосовые пальмы хорошо растут в тёплых и светлых комнатах, но не выносят сырости. Следует больше опрыскивать листья, умеренно поливая почву.

 

 

Не все виды пальм растут на сухих песках. В Индии, на островах Малайского архипелага саговая пальма растёт в болотистых местах. Из сердцевины этой пальмы получают крахмалистую муку, из которой изготовляют крупу — саго.

Пальмира воспета в старинной индийской поэме, в которой описывается восемьсот один способ использования этой пальмы.

В Индии на листьях пальм писали священные книги, выцарапывая буквы железными иглами.

Многие пальмы являются полезными растениями: сахарная, масличная, винная и даже слоновая, твёрдые белые плоды которой используют как растительную слоновую кость. В тропических лесах Суматры и других островов Малайского архипелага растёт ползучая пальма ротанг с тонким стволом, свыше ста метров длиною, перекидывающимся с одного дерева на другое. Её ствол и края листьев покрыты острыми, как пила, загнутыми шипами, прикосновение к которым причиняет боль и оставляет глубокие раны. Из стволов ротанга делают висячие мосты и лестницы. В комнатах можно видеть красивые пальмы: кентию (Кеn‑tia) с островов Тихого океана, ареку (Агеса) из Ост‑Индии, латанию и ливистонию (Livis‑tonia chinensis) из Китая с широкой кроной веерных листьев. В Китае из высушенных и отбеленных серными парами листьев латании делают веера. Из домашних пальм хорошо растёт в прохладных солнечных помещениях (на лестницах, летом на балконах, террасах и в садах даже на севере) карликовая пальма хамеропс (Chamerops humilis — низкая) с широкими веерными листьями. Растёт она в садах по всему побережью Средиземного моря, а на юге Испании образует дикие непроходимые заросли. В Алжире хамеропс считают вреднейшим сорняком. Однако из волокон отмерших листьев, окружающих ствол пальмы, изготовляют ковры, паруса и делают набивку мебели. Из сердцевины ствола получают муку, из которой пекут хлеб. В пищу употребляют плоды и молодые побеги. Из листьев хамеропса плетут цыновки, а из жилок листа — летние шляпы.

 

 

У нас в СССР разводят хамеропс в большом количестве в оранжереях и питомниках Крыма и Кавказа как растение для комнат.

Особенно распространён в СССР на Черноморском побережье китайский хамеропс — трахикарпус (Trachycarpus excelsus). Аллеи этой веерной пальмы можно увидеть в Никитском саду в Ялте, в Сухуми, Батуми.

Из засохших листьев, подкрашенных масляной краской, и волокна стволов трахикарпуса изготовляют искусственные пальмы, часто украшающие общественные помещения.

Самые различные пальмы растут в наших субтропиках на побережье Чёрного моря, достигая свыше десяти метров высоты. Некоторые пальмы, как, например, веерная, распространяются самосевом и дичают.

Пальмовые сады, аллеи, пальмы на бульварах и вокруг домов украшают Сочи, Сухуми, Батуми и многие другие наши города на юге. Пальмы не являются растениями пустынь, за исключением финиковой, да и та растёт только там, где вода орошает пески.

 

 

ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ С ФИНИКОВОЙ ПАЛЬМОЙ

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.15.215 (0.041 с.)