ТОП 10:

Татарстан в середине 60-х — начале 80-х годов



Писатель Шайхи Маннур (1905—1980)

Наступивший после смещения в октяб­ре 1964 года Н. С. Хрущева исторический период характеризовался проведением умеренного консервативного курса. Демок­ратические начинания и изменения перио­да «оттепели» постепенно были вытеснены из общественно-поли­тической жизни. Экономика продолжала развиваться на эк­стенсивной основе. На рубеже 70—80-х годов командно-админис­тративная система вступила в полосу глубокого кризиса. Эти годы вошли в историю как период «застоя».

Начало рассматриваемого периода было отмечено экономичес­кой реформой 1965 года. В хозяйственную практику были введе­ны такие категории, как хозяйственный расчет, прибыль, мате­риальное поощрение. Расширялась хозяйственная самостоятель­ность, инициатива предприятий.

Экономическая реформа способствовала ускорению социаль­но-экономического развития. Весьма успешно развивалась во второй половине 60-х—70-е годы экономика Татарстана. За восьмую пятилетку (1966—1970) было введено в действие свыше 200 новых предприятий, цехов и производств. Машиностроители освоили выпуск около 700 образцов современной техники, ма­шин, среди них — самолеты ИЛ-62, компрессоры, манометры,


 




Конвейер КамАЗа

медицинские инструменты, часы. 44 изделиям был присвоен Знак качества.

Еще более усилилось промышленное строительство в 70-е годы. Только в первой половине десятилетия промышленность республики пополнилась 500 новыми предприятиями, цехами, производствами. Особое место среди них занимает автомобиль­ный гигант — Камский завод большегрузных автомобилей (КамАЗ). Решение о строительстве в Набережных Челнах этого завода, рассчитанного на ежегодный выпуск 150 тысяч автомо­билей и 250 тысяч двигателей, было принято в 1969 году. В строительстве автогиганта участвовало около 5 тысяч предприя­тий СССР, в изготовлении оборудования для него — 867 заводов. 16 февраля 1976 года с конвейера завода сошли первые ма­шины с маркой «КамАЗ». В начале 80-х годов это крупнейшее производственное объединение, состоявшее из шести больших за­водов, достигло проектной мощности. Для строителей и эксплуа­тационников был построен большой красивый город, население которого в 1980 году составило 315 тысяч человек.

Весьма успешно наращивала силы нефтяная и нефтехимичес­кая промышленность республики. Новые мощности были введены в объединениях «Нижнекамскнефтехим» и «Нижнекамскшина».

Однако в 70-е — начале 80-х годов во многих отраслях про­мышленности замедлились темпы научно-технического прогрес­са. Приоритет по-прежнему отдавался валовым показателям, де­шевизна сырья и рабочей силы сдерживала внедрение в произ­водство новейших технологий. Тяжелым бременем на экономику ложилась гонка вооружений, сопровождавшаяся постоянным увеличением военно-промышленного комплекса. Доля этого ком­плекса во всем производственном потенциале Татарстана дости­гала 40 процентов.

Весьма противоречивым было положение и в сельском хозяйстве республики. Проведенная после мартовского (1965 года) Пленума


ЦК КПСС реформа в этой отрасли имела в целом благоприятные по­следствия. Значительно увеличилась хозяйственная самостоятель­ность сельхозпроизводителей, наметился переход от командно-административных методов управления к экономическим. Результа­ты не заставили себя долго ждать. За восьмую пятилетку производ­ство зерна в Татарстане увеличилось на 43 процента. Урожайность зерновых культур повысилась с 9,4 центнера с гектара до 14,4.

Но вскоре, уже в 70-е годы, темпы развития резко снизи­лись. Так, за девятую пятилетку (1971 —1975) объем производ­ства сельскохозяйственной продукции в республике увеличился лишь на 9 процентов. Сборы зерновых даже уменьшились: с 3,4 миллиона тонн до 3,1 миллиона тонн в среднем в год. Эту небла­гоприятную тенденцию не удалось преодолеть и в следующей, десятой пятилетке (1976—1980).

Следует, правда, отметить такие положительные факты, как укрепление материально-технической базы сельскохозяйственно­го производства, специализация и концентрация производства, химизация и мелиорация в земледелии. Так, за девятую пяти­летку машинно-тракторный парк в колхозах и совхозах респуб­лики обновился на 68—80 процентов, энерговооруженность труда возросла в 1,5 раза. К 1980 году в хозяйствах работало свыше 65 тысяч тракторов, комбайнов, автомобилей. Тем не менее реаль­ная отдача от огромных капиталовложений была явно недоста­точна; производительность труда в сельском хозяйстве росла медленно.

В 60—80-е годы на передовые позиции в Ульяновской области по

Факт темпам экономического и социального развития вышел Старо-Ку-

латкинский район, населенный в основном татарами. Велика роль в

этом тогдашнего первого секретаря райкома КПСС А. М. Санжапо-ва. За заслуги перед Родиной Абдрашит Мужипович был награжден ордена­ми Ленина, Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени. Имя А. М. Санжапова занесено в Золотую книгу Ульяновской области, он является По­четным гражданином области.

Противоречиво шли процессы в социальной сфере как страны в целом, так и Татарстана. Продолжался рост городского населе­ния, причем в Татарстане урбанизационные процессы имели бо­лее высокие темпы, чем по Союзу в целом. В 1970—1980 годах население Казани увеличилось на 10 процентов, Альметьевска — на 18, Набережных Челнов — на 66, Нижнекамска — на 42.

В связи с этим во многих городах, в том числе и в столице республики Казани, оставалась острой жилищная проблема. Не­достаточно велось школьное строительство, явно «хромало» бла­гоустройство городов, неуклонно увеличивалась преступность, особенно среди молодежи.

Неблагоприятные тенденции отмечались также в культурно-спортивной сфере. Если в 1967 году в Казани были построены дворец спорта на 6 тысяч мест, цирк на 2300 мест, кинотеатр «Огонек», в 1968 году— концертный зал консерватории, Дом


 

Национальная

библиотека

Республики

Татарстан

(дом Ушковой).

Архитектор

К. Л. Мюфке

актера, кинотеатр, то в конце 70-х годов строительство культур­ных и спортивных учреждений фактически прекратилось.

Общественно-политическая и культурно-идеологическая жизнь рассматриваемого периода характеризовалась широким распространением идей интернационализма и интернациональ­ных связей. Под Казанью, на берегу Волги в 1960 году был от­крыт международный молодежный лагерь «Идель». В 1966 году в Казани и Бугульме созданы отделения общества советско-че­хословацкой дружбы.

После того как в связи с празднованием 60-летия образова­ния СССР Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев выд­винул положение о том, что в Советском Союзе «национальный вопрос решен полностью и окончательно», в обществе резко уменьшилось внимание к национальной самобытности, стала пропагандироваться идея сближения и слияния наций. Еще в 1969 году в одном из официальных документов как серьезный недостаток отмечалось, что, к примеру, в репертуаре Татарского государственного театра оперы и балета национальные спектакли занимают крайне недостаточное место. Из 23 оперных спектак­лей лишь 4 являлись национальными, из 7 оперетт — одна та­тарская. Татарское радио вещало лишь 4 часа в сутки, из них на татарском языке — 2 часа 40 минут, на русском — 1 час 10 ми­нут. Этого было, конечно, крайне мало. Казанская телестудия вела свои передачи всего 1,5 часа.

Цитата

Из доклада первого секретаря Татарского обкома КПСС, 1980 год, 18 июня:

«В республике выросли прекрасные кадры рабочих, техников, инже­неров, командиров производства, способные решать самые слож­ные производственные и технические задачи. Выросли национальные кадры. Если до революции специалистов из татар можно было сосчитать на паль-


цах, то в настоящее время они составляют более 36 процентов всех специа­листов в общественном производстве. Среди промышленных рабочих татары составляют около 40 процентов, а среди специалистов в нефтяной промыш­ленности — почти половину. Можно сказать, что рост национального рабоче­го класса и национальной инженерно-технической интеллигенции является важнейшим социально-политическим достижением прошедших с момента образования ТАССР шестидесяти лет».

В 70—80-е годы положение в национальном образовании и культуре не претерпело изменений к лучшему. Если, скажем, в 1968 году в 1475 татарских школах республики обучалось свы­ше 200 тысяч детей, то к 1990 году осталось лишь около одной тысячи национальных школ. В государственных уреждениях, техникумах и вузах использовался исключительно русский язык. Область применения татарского языка постоянно сужа­лась. Удельный вес татар среди студентов, аспирантов и ученых не превышал одной трети.

К счастью, наш народ в своей основной массе сумел противо­стоять этому губительному процессу деэтнизации, ассимиляции. Одной из главных тем писем и обращений татар в партийные организации, республиканские газеты, министерство культуры, общество «Знание» являлось в те годы выражение неудовлетво­ренности состоянием дел в национальной культуре, в пропаганде ее достижений.

Многие представители национальной научной и творческой интеллигенции честно служили своему народу, интересам сохра­нения и обогащения его самобытной культуры, традиций, языка. В трудах А. X. Халикова, Я. А. Абдуллина, М. А. Усманова, А. Г. Каримуллина, Р. Г. Фахрутдинова и других достойно отра­жены достижения богатой материальной и духовной культуры, история татарского народа. Стараниями ученых, изучавших уст­ное народное творчество, был создан фундаментальный 12-том­ный труд— «Татарское устное творчество». Был издан трехтом­ный «Толковый словарь татарского языка». Со­бытия древней истории волжских булгар лег­ли в основу романа Н. Фаттаха «Идел суы ака торур» («Итиль-река течет»).

В культурной жизни татарского народа ог­ромное место занимали Татарский государствен­ный ансамбль песни и танца (художественный руководитель Л. Куста-

баева) И Татарский ака- Прижизненные издания книг

демический драматичес-

 

 

Прижизненные издания книг Г. Тукая Габдуллы Тукая


 




 

ГЛАВА XIII, ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ НА ПОРОГЕ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

кий театр имени Г. Камала. Большой популярностью пользова­лись песни и романсы национальных композиторов Ф. Ахметова, Р. Еникеева, Р. Яхина и других. Любовь слушателей во всех уголках СССР завоевали подлинно народные певцы Альфия Аф-залова и Ильгам Шакиров.

Предпринимались попытки ввести обучение на татарском языке в некоторых вузах Татарстана. Правда, эти попытки по­терпели тогда неудачу. Угроза потери народом своей нацио­нальной самобытности оставалась вполне реальной. Все больше татар оказывалось в положении этнических маргиналов, людей, лишенных этнических корней и этнической идентичности. В этом состояло одно из проявлений эпохи «застоя», сопровож­давшегося нарастанием противоречий и трудностей в социаль­ной сфере.

Вопросы и задания к главам XI и XII

1.Назовите важнейшие меры по организации отпора врагу — фашистским захватчикам, предпринятые руководством Та­тарстана и мест компактного проживания татар.

2. Расскажите о героизме и подвигах воинов-татар на фрон­тах Великой Отечественной войны.

3. Как вы думаете, какие факторы обусловили массовый геро­изм татарского народа и других народов СССР?

4. Укажите причины бедственного положения в сельском хо­зяйстве после войны на примерах сел Татарстана.

5. За счет каких средств и ресурсов осуществлялось восста­новление и развитие хозяйства в Татарстане?

6. Что способствовало развитию химической, машинострои­тельной и металлообрабатывающей промышленности Тата­рии? Как развивалась нефтедобыча в республике?

7. Раскройте противоречивость в политике культурного строи­тельства и национального самосознания на примере Татар­стана.

8. Определите основные направления и противоречивость экономического и социального развития Татарстана в 60— 80-е годы.


 

Предпринятый нами обзор истории татар­ского народа подходит к концу. В нашем бага­же — добытые нелегким трудом знания о важней­ших событиях и крупных вехах этой истории, вместившей в себя по крайней мере два тысячеле­тия. Нам осталось еще попытаться осмыслить на­стоящий исторический момент, на рубеже тысяче­летий, и по возможности заглянуть хотя бы в ближайшее будущее.

В конце XX столетия наша страна Россия пе­режила

очередной крутой поворот в своем истори­ческом развитии.

Важно правильно понимать, что этот поворот означает для

татарского народа, для государственный

его дальнейших судеб. Какие возможности откры- герб Республики вают и какие угрозы несут с собой осуществляемые Татарстан в России преобразования.

Кардинальным фактом является то, что эти преобразования проводятся под флагом демокра­тизации общественной и политической жизни. Все начиналось в 1987—1988 годах с неформаль­ных объединений и клубов. В Татарстане их чис­ло превышало 4 тысячи. Происходил небывалый подъем татарского национального движения. Осе­нью 1988 года группа татарских интеллигентов создала Татарский общественный центр (ТОЦ). На учредительном съезде ТОЦ была принята про­грамма этой общественной организации. В ней определялись пять основных целей: 1) придание Татарстану статуса союзной республики; 2) прида­ние татарскому языку в Татарстане статуса госу­дарственного языка; 3) расширение экономичес­кой самостоятельности республики; 4) консолида­ция татарской нации; 5) подъем национальной культуры в республике. Вокруг этих программ­ных целей объединились широкие слои татарско­го населения. В 1991 году отделения ТОЦ дей­ствовали в 25 районах Татарстана и 98 городах и областях СССР за пределами республики.

В апреле 1990 года наиболее радикально на-



 

строенные активисты ТОЦ во главе с писательницей Ф. Байрамовой создали татарскую национальную партию неза­висимости «Иттифак». Главными требо­ваниями этой партии стали восстанов­ление независимого национального го­сударства и придание исключительно лишь татарскому языку статуса госу­дарственного. Демонстрации и митинги под этими лозунгами собирали тысячи людей.

Первый президент Республики Татарстан М. Ш. Шаймиев (с 1991 года)

Вопрос о государственно-правовом статусе Татарстана постоянно присут­ствовал в развернувшейся в 1990 — 1991 годах политической дискуссии об обновлении СССР и государствен­ном суверенитете РСФСР. Принятая 12 июня 1990 года Декларация о го­сударственном суверенитете РСФСР открыла «парад суверенитетов» и явилась мощным толчком для распада единого союзного государства. Во время своего визита в Татарстан в августе 1900 года вновь избранный Председатель Верховного Совета РСФСР Б. Н. Ельцин, стре­мясь завоевать симпатии татарстанцев, произнес фразу, кото­рая вскоре стала крылатой: «Берите суверенитета столько, сколько проглотите!»

Татарстанцы не преминули воспользоваться этим, и уже 30 августа 1990 года Татарстан, первым среди автономных респуб­лик, принял Декларацию о государственном суверенитете респуб­лики. Этот день отныне торжественно отмечается как официаль­ный праздник — День республики.

Документ

Из Декларации о государственном суверенитете Татарской Советс­кой Социалистической Республики от 30 августа 1990 года: «Верховный Совет Татарской Автономной Советской Социалисти­ческой Республики,

— осознавая историческую ответственность за судьбу многонационального народа республики;

— уважая суверенные права всех проживающих в Российской Федерации и Союзе Советских Социалистических Республик народов;

— отмечая, что статус автономной республики не отвечает потребностям по­литического, экономического, социального и духовного развития ее многона­ционального народа в будущем;

— реализуя неотъемлемое право татарской нации, всего проживающего в республике народа на самоопределение;

— стремясь построить демократическое правовое государство,

 

1. Объявляет о государственном суверенитете Татарстана, и впредь имено­вать его Татарская Советская Социалистическая Республика — Республика Татарстан.

2. Земля и ее недра, другие природные богатства и другие ресурсы на тер­ритории Татарской ССР являются исключительной собственностью ее наро­да».


 

Важной вехой на пути строительства нового, суверенного Татарстана стали выборы первого президента ТССР, про­веденные 12 июня 1991 года. Собрав 70,9 процента голосов избирателей, уча­ствовавших в голосовании, президентом Татарстана стал Минтимер Шарипович Шаймиев. Вице-президентом был из­бран В. Н. Лихачев. Председателем Вер­ховного Совета ТССР избрали Ф. X. Му-хаметшина.

Председатель Государственного Совета Республики Татарстан Ф. X. Мухаметшин

15 августа 1991 года президент Та­тарстана подписал Указ «О мерах по обеспечению государственного суверени­тета и права собственника Татарской ССР», на основе которого все располо­женные на территории республики предприятия и организации переводи­лись под юрисдикцию Татарстана.

Руководство республики добивалось того, чтобы Татарстан са­мостоятельно, в качестве равноправного с Россией субъекта, уча-твовал в подписании нового Союзного договора, намеченном на 0 августа 1991 года. Известно, что Президент СССР М. С. Гор­бачев и руководители девяти союзных республик, участвовавшие в подготовке нового Союзного договора, не одобряли это намере­ние Татарстана. И трудно сказать, как развивались бы события при подписании договора. Но тут произошло событие, круто из­менившее ход политического процесса. Этот — путч 19—21 авгу­ста 1991 года в Москве.

После подавления путча Б. Н. Ельцин и руководители ряда других союзных республик пошли по пути окончательного де­монтажа единого союзного государства, и 8 декабря 1991 года этот процесс завершился принятием известной беловежской дек­ларации Ельцина—Кравчука—Шушкевича. В этих условиях Та­тарстану пришлось заново определять свою позицию и полити­ческую линию. Радикальная часть национального движения до­бивалась полной независимости республики, что практически и юридически означало бы выход из состава Российской Федера­ции. При этом они правомерно указывали на то, что Татарстан официально никогда не входил в состав России.

Однако эта позиция не отвечала настроениям большинства татарского населения как в Татарстане, так и за его пределами. Совместная жизнь на протяжении нескольких столетий в едином государстве связали татарский народ с русским народом такими прочными узами, что планы их разрыва воспринимались как русскими, так и татарами как неконструктивные и вредные. Ре­альность такова, что Татарстан давно и прочно сросся с Россией, стал ее неотъемлемой составной частью. Поэтому речь могла идти лишь о повышении статуса Татарстана в Российской Феде-


 






 


 


рации, о более справедливом и правильном разграничении их прав и полномочий.

Эти цели были реализованы в Договоре между Российской Фе­дерацией и Республикой Татарстан о разграничении предметов ве­дения и взаимном делегировании полномочий, подписанном 15 февраля 1994 года. Хотя договор и неоднозначный, но в нем зало­жено немало того, что действительно способствует укреплению су­веренитета Татарстана. Наиболее важным завоеванием является экономическая самостоятельность, закрепление за республикой ее собственности. По достоинству это можно оценить, памятуя, что в СССР только два процента собственности принадлежало республи­ке. Ныне она сама распоряжается своей нефтью, промышленным потенциалом. Это дало Татарстану возможность разработать и реа­лизовать свою собственную модель экономической реформы, по­зволившую сделать вхождение республики в рынок более плав­ным и менее обременительным для населения.

Важнейшим компонентом рассматриваемых обновленческих процессов стал рост национального самосознания, стремления к национальной консолидации. Этим стремлением были охвачены все слои татарского общества, все этнотерриториальные группы татарской нации. Практически во всех местах компактного про­живания татарского населения — от Калининграда до Владивосто­ка, от Мурманска до Астрахани — созданы и функционируют раз­нообразные национально-культурные организации в виде местных отделений ТОЦ или самостоятельных общественных объединений.

В Саратове по инициативе Татарского общественного культурно-

Фактпросветительного объединения «Идель» 1 сентября 1992 года от-

крылась средняя школа № 35 с углубленным изучением татарского

языка. В 1995 году школа преобразована в национальную татарс­кую гимназию (директор — кандидат педагогических наук Закия Идрисовна Саласкина). В гимназии занимается около 300 детей, в основном татарской национальности.

В Саратове в 1989 году возникло культурно-просветительное объединение «Идель», в Пензе— общество «Якташлар», в Улья-


новске— общество «Туган тел», в Астрахани— общество «Дус-лык» и т. п. Стали открываться курсы по изучению татарского языка, возрождаться национальные праздники, традиции, изда­ваться газеты...

Огромную роль в консолидации всей нации, в подъеме нацио­нального самосознания сыграл Всемирный конгресс татар, прове­денный в Казани в июне 1992 года. В работе конгресса участво­вало около 1000 делегатов, представлявших не только Татарстан, края и области Российской Федерации, но и страны ближнего и дальнего зарубежья. В августе 1997 года состоялся Второй Все­мирный конгресс татар с участием 700 делегатов.

Из Обращения Всемирного конгресса татар к народам и государ-ДокументI ствам мира, 19 июня 1992 года:

«Мы, участники Всемирного конгресса татар, впервые собравшиеся

на древней земле наших предков, объединенные многовековой ис­торией, родством языка, культуры, обычаев, традиций и веры, обращаемся к вам с надеждой, что наш голос дойдет до сердца и разума каждого, кому не безразлична судьба многомиллионного татарского народа. Осознавая глубочайшую ответственность своих действий перед народом Рес­публики Татарстан, уважая права и интересы всех наций стран ближнего и дальнего зарубежья... призываем всех сыновей и дочерей татарского народа, наших соотечественников, где бы они ни проживали, объединить свои усилия вокруг гуманных идей культурно-национального возрождения, демократическо­го становления и развития государственности Республики Татарстан».

В центре внимания растущего национального самосознания оказались кардинальные вопросы исторического бытия народа: кто мы? откуда мы? В ходе напряженных поисков, в которых принимали участие не только специалисты, ученые, но и сотни «простых» людей, непрофессионалов, обнаружились многочис­ленные «белые пятна» в национальной истории, имеющиеся в исторических трудах и учебниках искажения ряда ее страниц и сюжетов.

Значимым итогом этих поисков стало значительное обогаще­ние освещения татарской истории, расширение ее пространствен­но-временных границ за счет включения в нее исследования та-


 




ких компонентов, как гунны и Гуннская империя Аттилы, Тюр­кский, Кимакский и Хазарский каганаты, Волжская Булгария, Золотая Орда. Это заставило по-новому взглянуть на вопрос об этнониме. В национальном движении вновь стал бурно обсуж­даться вопрос, казалось бы решенный в начале XX века: как нам себя называть — татарами, булгарами или еще как-то, на­пример кипчаками?

Значительную популярность приобрела булгарская версия эт­нонима. Группой молодых ученых и специалистов создано обще­ство «Булгар ал-Джадид», ставящее своей целью «возвращение» татар к самоназванию «булгары». Члены общества пытаются предпринимать в этом направлении и практические шаги, на­пример, в своих паспортах в графе национальность слово «тата­рин» заменяют на слово «булгарин».

Коренная ошибка «булгаристов» состоит во внеисторическом противопоставлении этнонима «булгары» этнониму «татары». Последний они просто-напросто отбрасывают и третируют как чуждое и даже враждебное нашему народу самоназвание, навя-занное-де русскими властями — царизмом и большевиками. При этом ими игнорируется тот факт, что такие исконно нацио­нальные поэты, как Г. Тукай, Дэрдменд, педагог-просветитель К. Насыри и многие другие называли свой народ татарами, более того, настаивали именно на этом этнониме.

Вспомним строки Тукая:

Я пою, хоть жилье мое тесно и старо,

Не боюсь, хоть любимый народ мой — татары...

Истина состоит в том, что наш народ прошел большой и сложный исторический путь и на разных этапах этого пути наши предки называли себя по-разному: гунны, тюрки, кимаки,


болгары, кипчаки, татары, казанцы и т. д. Можно добавить еще более десяти самоназваний, ныне известных лишь специалистам, и любое из них могло бы закрепиться за нашим народом в каче­стве этнонима. Иными словами, выбор этнонима народа происхо­дит в процессе длительного исторического развития и в значи­тельной степени случайно. Ни указами, ни декретами этноним за народом закрепить невозможно.

Что касается этнонима «татары», то исследования ученых подтверждают, что это название не является чуждым для нашего народа. Так называли себя многочисленные и сильные тюркоя-зычные племена, входившие с середины VI века в Тюркский ка­ганат. Западные границы этого раннесредневекового государства, как мы уже говорили, доходили до Каспийского моря и реки Итиль. В XIII—XV веках татары составляли основное население Золотой Орды, а татарский язык («поволжский тюрки») являлся официальным языком этого могущественного государства.

В процессе формирования наций (конец XIX века) именно эт­ноним «татары, татарский», закрепился за нашим народом, народ сам, добровольно принял это самоназвание, и поэтому любые по­пытки ревизии данного исторического факта контрпродуктивны.

Было бы, очевидно, правильным сосредоточить внимание и силы ученых и общественности не на бесплодных спорах о том, какой этноним лучше, а на научном исследовании слабо разрабо­танных проблем татарской истории. Среди этих проблем назовем такие: этногенез (происхождение) татарского народа, место и роль ислама в татарском обществе и государстве на разных эта­пах исторического процесса, борьба татар за социокультурное выживание в Российском государстве, просветительство и ислам­ская реформация среди татар в конце XVIII—XIX веке, распрос­транение и влияние среди татар идей панисламизма и пантюр­кизма, формирование и развитие этнотерриториальных групп та­тарской нации, татарская эмиграция начала XX века и другие.

В современных духовных исканиях, направленных на выра­ботку новой парадигмы национальной идентичности, важное ме­сто занимает ислам. Наши предки познакомились и приняли ис­лам в качестве своей веры в VIII—XI веках. В Волжской Булга-рии ислам являлся государственной религией с 922 года, в Золо­той Орде — с 1312 года. Столь длительное пребывание в лоне му­сульманской религии наложило глубокий отпечаток не только на духовный мир татарина, но и на его образ жизни, культуру. Ис­лам сыграл немалую роль в борьбе татар за выживание в годы жестоких преследований и гнета, осуществлявшегося царизмом на протяжении двух столетий —■ с середины XVI до середины XVIII века. В это тяжелое время произошло фактическое слия­ние мусульманской общины (уммы) и татарского крестьянского общества. Не случайно в России за татарами закрепился этно­ним «мусульмане» («басурмане» в русской транскрипции).

Однако в дальнейшем, в силу действия объективных факто­ров и условий, происходило разграничение этих двух сфер — ре-


лигиозно-духовной и мирской, хозяйственно-культурной, во вза­имоотношениях мусульманской мечети и татарского общества стали проявляться противоречия. Эти противоречия были вызва­ны происходившими в XIX столетии в татарском обществе про­цессами секуляризации, обмирщения, распространения научных знаний, которые мусульманским духовенством воспринимались как угроза для своего монопольного положения в духовной и со­циально-культурной жизни татар. Мусульманская мечеть, как и православная церковь, оказалась также в стороне от движения передовых сил российского общества за политическую свободу, демократию, фактически избрав для себя роль защитницы реак­ционного самодержавного строя. Между названными силами татарского общества и мечетью в начале XX столетия возникло острое противоречие. Именно в этом следует искать истоки глу­бокого кризиса российского ислама, который он пережил в пер­вые десятилетия XX века.

В последнее десятилетие XX века в российском обществе на­блюдалось возрождение интереса и доверия к религии вообще и к исламу в частности. Повсюду в местах компактного прожива­ния татарского населения строятся и открываются мечети, рас­тет число имамов и верующих мусульман и т. д.

В этих условиях важно избегать эйфории, поспешных, упро­щенных суждений и выводов. Далеко не все проблемы социаль­но-культурного прогресса татарской нации в XXI веке могут ре­шаться посредством ислама, на путях исламизации татарского общества. Ислам не может претендовать и никогда более не зай­мет монопольного положения в татарском обществе. Семейно-брачные отношения, образование, культура будут развиваться, как и прежде, преимущественно на светской основе, как инсти­туты гражданского общества. Не только иллюзорны, но и крайне вредны представления о возможности построения на исламской основе современного демократического государства. Безусловно


должны уважаться такие основополагающие гражданские права, как свобода совести и вероисповедания.

Вступая в третье тысячелетие, татарский народ собирает свои силы, определяет свои созидательные возможности и ресурсы, внутренне сосредоточивается для того, чтобы дать достойный от­вет на вызовы времени, не оказаться в хвосте социального про­гресса, на обочине истории. Татары сегодня — второй по числен­ности народ в Российской Федерации. Это — народ-труженик, народ-созидатель. Созидательный потенциал нашего народа поис­тине огромен. Этот потенциал прежде всего составляют люди — высокообразованные, энергичные, достигшие больших высот практически во всех областях человеческой деятельности. О мно­гих из этих людей можно узнать, заглянув в изданный в конце 1999 года «Татарский энциклопедический словарь». Само это ве­ликолепно выполненное издание, несомненно, станет крупной ве­хой в самопознании и консолидации нашего народа. Отметим также, что издание ТЭС является одним из первых крупных дос­тижений вновь созданной в 1992 году Академии наук Татарста­на, возглавляемой видным ученым Мансуром Хасановичем Хаса-новым.

Надежным гарантом раскрытия созидательных потенций на­рода является сильное суверенное государство — Республика Та­тарстан. По Декларации и Конституции Татарстана в республике татарский и русский языки являются государственными. Теперь в Татарстане каждый школьник наравне с русским изучает и та­тарский язык. В 1995/96 учебном году из 2432 общеобразова­тельных школ в 1126-ти преподавание велось на татарском язы­ке. Кроме того, функционировали 92 образовательных учрежде­ния нового типа, 379 смешанных русско-татарских и татаро-рус­ских школ. Если в 1990 году лишь 24 процента детей-татар обу­чались на родном языке, то в 1998 году — 47 процентов. Систе­ма национального образования формируется и за пределами Татарстана, в областях и республиках Российской Федерации. По данным Министерства образования РФ, в 1998 году Ь местах компактного проживания татар работали: 681 татарский детский сад с 21 680 детьми, 912 татарских школ с 50 676 учащимися, 820 школ с углубленным изучением татарского языка— 110 645 учащихся.

Несколько расширились возможности получения специально­го среднего и высшего образования на татарском языке. С 1989 года в Казанском государственном университете функционирует факультет татарской филологии, истории и восточных языков. Открыты Татарский гуманитарный институт, татарские коллед­жи и лицеи. В педагогическом и технологическом университе­тах, в академиях сельскохозяйственной, ветеринарной и строи­тельной созданы группы с преподаванием предметов на татарс­ком языке. На очереди — открытие Татарского национального гуманитарного университета в Казани. Усилиями исполкома Все­мирного конгресса татар и Правительства Республики Татарстан


 




с 1997 года работает коротковолновая радиостанция для татарс­кого населения России и зарубежья. На республиканском радио работает студия «На волнах Татарстана».

В ряде городов и районов традиционного расселения татар во­зобновилось издание газет на татарском языке. В качестве при­меров можно назвать газеты «Идел» (Астрахань), «Бердэмлек» («Единство», Самара), «Умид» («Надежда», Ульяновск).

Показателем национального пробуждения татар являются ре­гулярно проводимые праздники татарской культуры и искусства. На высоком уровне проходят они в Самарской, Свердловской, Саратовской и других областях. Повсеместно возрожден и с большим размахом проводится Сабантуй.

В субъектах Российской Федерации создаются национально-культурные автономии татар. Они призваны духовно и организа­ционно сплотить вокруг единого центра татарское население, расселенное, как правило, дисперсно, создавать очаги националь­ного образования и культуры, искать и находить вместе с орга­нами государственной власти и местного самоуправления наибо­лее эффективные пути и формы удовлетворения многообразных этнокультурных потребностей граждан, относящих себя к татарс­кой этнической общности.

Помнить и знать историческое прошлое своего народа, само­отверженно и плодотворно работать на его экономическое и культурное процветание в настоящем, готовить себя к решению тех новых и сложных задач, которые непременно возникнут пе­ред татарским обществом в XXI веке, — таково призвание и долг истинных патриотов нации, верных сынов и дочерей народа.



Вопросы и задания

1.Охарактеризуйте основные цели Татарского общественного центра.

2. Члены общества «Булгар ал-Джадид» ставят своей целью «возвращение» татар к самоназванию «булгары». Согласны ли вы с их мнением? Обоснуйте свою точку зрения.

3. Определите насущные задачи и цели, стоящие перед ис­следователями истории татарского народа.

4. Охарактеризуйте историческое значение Декларации о го­сударственном суверенитете от 30 августа 1990 года. Ка­кие принцыпы заложены в ее основу?

5. Расскажите, какие возможности открывает перед татарским народом нынешний этап исторического развития?


 



 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.245.48 (0.022 с.)