ТОП 10:

Татарские либерально-буржуазные круги в революции



Революция пробудила и всколыхнула, подняла к активной политической жизни все слои татарского общества. При этом по­литическое поведение богатой, образованной части общества сильно отличалось от поведения трудовых «низов». Татарские предприниматели, мусульманское духовенство, представители нарождающейся интеллигенции не остались в стороне от общего подъема политических настроений, но действовали они, не в пример «черни», крайне осторожно, с постоянной оглядкой на официальную власть, надеясь договориться с последней «по-хо­рошему». Да и требования либеральных кругов были весьма уме­ренные. Со своей стороны, царское правительство, не будучи уже способным подавить силой оппозиционное движение, готово было пойти на некоторые незначительные уступки умеренно-ли­беральным кругам, призывая их подавать петиции и прошения на «высочайшее имя».

В конце марта 1905 года уфимский муфтий Мухаммедъяр Султанов получил из Петербурга указание провести собрание ду­ховных лиц, на котором следовало выработать прошение от му­сульман. Собрание с участием около 40 человек прошло в Уфе 10—15 апреля. Обсуждался составленный известным ученым, просветителем Ризаэтдином Фахретдиновым проект прошения из 111 пунктов, в котором излагались нужды и чаяния российских мусульман. На рассмотрение собравшихся был представлен так­же документ, составленный представителями татарской буржуа­зии Ю. Акчурой, А. Ахтямовым, 3. Рамиевым, М. Дибирдие-


 

вым. В этом документе проводилась мысль, что наряду с вопросами рели­гиозного характера на собрании дол-даны обсуждаться и вопросы социаль­ного и политического порядка, а со­держание дискуссий и принятых ре­шений должно стать достоянием общественности.

По итогам дискуссий было выра­ботано прошение из 90 пунктов, кото­рое за подписью муфтия М. Султано­ва в мае было отправлено в Петер­бург. Но документ не был опублико­ван. Вместе с сотнями других проше­ний он затерялся в бумажном водово­роте правительственных учреждений.

Общественный и политиче­ский деятель, ученый Юсуф Акчура (1876—1935)

В обществе росло понимание того, что прошениями национальные про­блемы не решить и что необходимо идти по пути политической самоорга­низации и самодеятельности. Эту

идею активно пропагандировал Рашит-казый Ибрагимов. По его инициативе в апреле 1905 года в Петербурге состоялось совеща­ние с участием авторитетных представителей российского му­сульманства, на котором было решено провести в Нижнем Нов­городе учредительный съезд мусульманской политической партии.

Этот съезд состоялся 15 августа 1905 года, во время работы Нижегородской ярмарки. На него съехалось около 120 делега­тов, представлявших различные регионы проживания мусуль­ман: Крым, Кавказ, Поволжье и Приуралье, Туркестан, Сибирь. Среди них были такие известные, уважаемые люди, как азербай­джанец Галимардан Топчибашев, крымский татарин, издатель газеты «Тарджиман» Исмаил Гаспринский, казанские татары Са-идгирей Алкин, Юсуф Акчура, Фатих Карими, представители духовенства Рашит-казый Ибрагимов, Муса Бигиев, Габдулла Апанаев, предприниматели Вали Яушев из Троицка, Закир Ра-миев, братья Ахмет и Гани Хусаиновы, помещики Котлуг-мирза Тевкелев, Салимгирей Джантурин и другие.

Хотя организаторы заранее обратились с заявлением о прове­дении съезда и в Министерство внутренних дел, и к нижегородс­кому губернатору, положительного ответа они не получили. Тог­да решили провести съезд на реке Оке, на специально арендован­ном пароходе «Густав Струве», под видом увеселительной про­гулки. Власти, конечно, знали о подлинном смысле проис­ходящего, однако предпочли не вмешиваться. Съезд прошел бла­гополучно.

На нем была единодушно одобрена идея объединения всех Российских тюрок-мусульман для реализации насущных полити-


 




ческих, общественных и культурных задач. Делегаты съезда за­являли также, что российские мусульмане будут сотрудничать с прогрессивной частью русского народа в деле утверждения в стране правового порядка, основанного на принципе привлече­ния выборных представителей народа к разработке законов и уп­равлению государством. Необходимым условием утверждения та­кого правопорядка признавалось уравнение в социально-полити­ческих и религиозных правах мусульман с русскими.

/ Ч Из резолюции I мусульманского съезда (август 1905 года):

Документ I«Сознавая, что достижение указанных целей возможно при пользо-

\------------------- / вании мусульманами одинаково равными с русским населением

правами, прогрессивная часть мусульман всеми законными сред­ствами действует в смысле отмены всех изъятий и ограничений, которые установлены в отношении мусульман действующими узакониями, правитель­ственными распоряжениями и административной практикой, и полного урав­нения мусульман с населением Русского государства во всех правах: поли­тических, гражданских и религиозных».

Так было положено начало политической самоорганизации российских мусульман. Ведущая роль в этом процессе принадле­жала поволжским татарам. Именно на Казанское отделение «Ит-тифака ал-муслимин» («Союза мусульман») была возложена под­готовка нового съезда. Активные деятели этого отделения Юсуф Акчура, Рашит-казый Ибрагимов приложили много усилий для успешного выполнения ответственной миссии. Второй съезд был назначен на 15января 1906года, местом его проведения избра­ли столицу России.

Между двумя мусульманскими съездами в стране произошли

крупные политические изменения.
«Манифест 17октября» значительно
расширил рамки политической свобо­
ды. За короткое время появилось око­
ло десяти политических партий. Одна
за другой в разных городах стали вы­
ходить татарские газеты. Осенью 1905
года Г. Топчибашев, А. Агаев и Р. Иб­
рагимов составили проекты устава и
программы «Союза мусульман». Появ­
ление на политической арене России
разнообразных партий со своей идео­
логией, программными установками
заставило и лидеров «Иттифака» ис­
кать себе единомышленников и покро­
вителей среди крупных, влиятельных
политических сил. Выбор иттифаков-
цев, как это можно было ожидать, пал
Общественный и политиче- на конституционно-демократическую
ский деятель, ученый Садри партию (кадеты), представлявшую ин-
Максуди (1878—1957) тересы либеральной буржуазии и ин-


теллигенции. В издаваемой Саидгиреем Алкиным газете «Казан мухбире» («Казанский вестник») была опубликована программа кадетской партии (в переводе на татарский язык).

На Второй мусульманский съезд в Петербург собралось более ста делегатов. Организаторам вновь не удалось получить у влас­тей разрешение на проведение съезда. Однако 22января, как раз во время работы съезда, в столичных газетах появилось сообще­ние, что «все собрания разрешены». Возникла другая, более важ­ная проблема — тюрко-мусульманского единства. Делегаты от казахов отказались участвовать в работе съезда. Имели место не­домолвки и разногласия между лидерами «Иттифака».

Тем не менее Второй мусульманский съезд добился главного: был принят устав «Иттифака», избран центральный комитет организации. Было решено провести конференции «Иттифака» во всех 16 территориальных отделениях, на которые делилось тюрко-мусульманское население России.

Однако из-за возникших материально-финансовых трудностей данное решение провести в жизнь не удалось. Лишь в Казани продолжало успешно функционировать отделение «Иттифака». Задача достижения общемусульманского единства в масштабах всей России оказалась невыполнимой также из-за постоянно рас­тущих различий между отдельными национальными районами, в связи с формированием своих наций у казанских татар, азербай­джанцев, башкир, крымских татар и т. д. Да и царское прави­тельство чинило всяческие препятствия политическому объеди­нению мусульман. Устав «Иттифака», несмотря на неоднократ­ные представления в Министерство юстиции, так и не был заре­гистрирован.

Отмеченные выше политическая консолидация мусульманс­ких народов, их идейное и организационное сближение с кадетс­кой партией имели определенное значение для участия в выбо­рах в законодательную Государственную Думу, состоявшихся в феврале 1906года. Занятия Думы начались 27апреля в Таври­ческом дворце. В Думу было избрано 524депутата. Самую боль­шую фракцию — 190человек — имела кадетская партия. Му­сульманскую группу составили 25депутатов. 12из них являлись татарами и башкирами.

Большинство депутатов-татар примыкали к партии кадетов. Лидером мусульманской группы был избран Галимардан Топчи­башев.

Первая Государственная Дума просуществовала всего 72дня. Острое недовольство царского двора последовательно либераль­ной позицией большинства депутатов, среди которых тон задава­ли кадеты и «трудовики» (преимущественно крестьянские депу­таты), привело к тому, что 8 июля Дума была распущена.

Вторая Дума открылась 20февраля 1907года. Представи­тельство российских мусульман в ней увеличилось до 34 депутатов. Среди этих депутатов были лидеры «Иттифака»: С. Алкин, А. Ахтямов, К.-М. Тевкелев, С. Джантурин, 3. Рамиев, а также


 




представители татарского крестьянства Ф. Минлебаев, Дж. Ку. рамшин, Ш. Хасанов и некоторые другие.

В целом Вторая Дума оказалась по составу и настроению бо­лее левой, чем Первая. В ней была зарегистрирована социал-де-мократичекая фракция из 65 депутатов. В то же время укрепи­лись позиции правого, консервативного крыла. Представлявшие его октябристы увеличили свою фракцию с 44до 80 человек.

Политическая поляризация российского общества нашла от­ражение и в поведении мусульманских депутатов. 6 депутатов вошли в состав левоцентристской фракции трудовиков. В их числе были: учитель Калимулла Хасанов (руководитель группы), имам Хади Атласи, ахун Хабибрахман Масуди, купец Гариф Ба-дамшин, сельский имам Габдулла Нежметдинов, азербайджанец Зейналов. Они составили свою «мусульманскую трудовую груп­пу» и стали издавать газету под названием «Дума».

Остальные 28 мусульманских депутатов работали под идейно-политическим влиянием «Иттифака» и ориентировались на ка­детскую партию. Неформальным руководителем мусульманской фракции Второй Думы являлся Галимардан Топчибашев. Авто­ритетными ее членами были К.-М. Тевкелев, молодой юрист Сад-ри Максудов (Максуди), земский деятель из Белебеево М. М. Биглов, педагог М. М. Тукаев. В своих выступлениях с трибуны Думы они поднимали ряд важных для национальных мень­шинств вопросов. Так, при обсуждении бюджета Садри Максуди, обращаясь к правительству, заявил: «Вы берете с мусульман та­кие же налоги, как и с русских. Но в смету почему-то заклады­ваете сумму на пособия русским школам и не учитываете му­сульманских школ. Это противоречит принципу равенства наро­дов, обозначенному в Основных Законах. Или берите с мусуль­ман меньше налоги, или давайте пособия их школам».

Центральным пунктом дискуссий в Думе стал земельный воп­рос. Все мусульманские депутаты требовали проведения в стране аграрной реформы. Однако по характеру реформы, методам ее проведения мнения разделились. Мусульманские трудовики тре­бовали конфискации помещичьих земель и передачи их крестья­нам. Депутаты, примыкавшие к кадетам, считали целесообраз­ным идти по пути постепенного отчуждения помещичьих земель за выкуп.

Перед лицом угрозы возможного объединения социалистов, трудовиков и кадетов в Думе против правительства самодержа­вие прибегло к испытанному средству — роспуску Думы. 3 июня 1907 года император Николай II подписал подготовленный пре­мьер-министром П. А. Столыпиным Указ о роспуске Второй Го­сударственной Думы. Одновременно был введен в действие новый избирательный закон, резко расширявший привилегии помещи­ков и сужавший избирательные права рабочих, крестьян и ино­родцев. Третьеиюньский переворот означал конец периода рево­люции, демократических реформ и наступление периода реак­ции.


В заключение отметим, что татарские буржуазно-либеральные круги, несмотря на многочисленные громкие декларации о наме­рениях, не добились каких-либо реальных результатов в защите социальных и национально-культурных интересов своего народа. Партия «Иттифак» так и не была официально зарегистрирована. Она не стала влиятельной политической силой в обществе.

Участие мусульманских депутатов в бесправной и бессильной Государственной Думе также не давало реального эффекта в обеспечении интересов и законных прав тюркских народов. Не только Первая и Вторая, но и в Третья Дума, проработавшая весь свой конституционный срок, не приняла ни одиного закона, действительно улучшавшего положение мусульман в Российской империи.

Не случайно поэтому деятельность либеральных политиков, якобы пекущихся об интересах нации, а также депутатов Госу­дарственной Думы в целом, вызывала в татарском обществе ра­зочарование и недовольство. Выражая эти настроения, Габдулла Тукай в стихотворении 1906 года писал:

Что ж ты быстро пала, Дума, Землю, волю не дала? Ах ты, Дума, Дума, Дума, Мало дела, много шума!

Что ж подверглась ты рагрому, Их самих не разогнав? Ах ты, Дума, Дума, Дума, Мало дела, много шума!

Время, братцы, шевелиться, С Богом правду мы найдем! Ах ты, Дума, Дума, Дума, Мало дела, много шума!

§ 43. Татарская периодическая печать

Одним из самых главных и важных завоеваний революции 1905—1907 годов для татар было зарождение национальной пе­риодической печати. Газеты и журналы, появившиеся в это вре­мя, стали мощным средством консолидации татарской нации, выработки и распространения национального самосознания.

Первые попытки приступить к изданию газет на татарском языке были предприняты еще в первой половине XIX века. Из­вестна, например, попытка профессора Казанского университета И. Запольского, предпринятая им в 1808 году. Вторую попытку сДелали не менее авторитетные люди — профессор Казанской ду­ховной академии М. Никольский и профессор Казанского уни­верситета А. Казем-Бек. Они ходатайствовали об издании газеты под названием «Бахрел-ахбар». Однако как в первом, так и во Втором случаях последовали отказы.



 

Факт В 1883 году в Бахчисарае Исмаил Гаспринский начал издавать ставшую впоследствии знаменитой газету «Тарджиман» («Перевод­чик»).

В пореформенную эпоху, в связи с проводимыми в 60—70-е годы либеральными реформами, число желающих издавать та­тарские газеты и журналы резко возросло. Среди таких людей появились и татары: ученый-педагог Каюм Насыри, писатель Габдурахман Ильяси, автор первой опубликованной татарской пьесы «Бичара кыз» («Несчастная девушка»), педагог Шахбазги-рей Ахмеров и другие. Они намеревались издавать газеты под названиями «Казан», «Чишмэ» («Родник»), «Hyp» («Луч»), «Иолдыз» («Звезда») и другие. Однако неизменно получали от властей отказ. Царская администрация продолжала игнориро­вать потребности татар в национальной периодической печати даже в условиях, когда крымские татары, азербайджанцы уже получили право на издание своих газет. Очевидно, сказывалась общая антитатарская направленность внутренней политики ца­ризма, особенно усилившаяся в правление Александра III и Ни­колая II. Выражая полную поддержку этой недальновидной по­литике, один из казанских губернаторов того времени говорил: «Русское правительство должно открыто заявить, что в России нет и не должно быть татарской, в особенности мусульманской, культуры».

Революция заставила царское правительство изменить свою позицию в вопросе о татарской печати. Это было неизбежно в ус­ловиях, когда некоторые наиболее радикально настроенные люди из национальной интеллигенции начали нелегально выпускать газеты и листовки революционной направленности. Мы уже упо­минали выше газету «Хуррият».

2 (15) сентября 1905 года в Петербурге вышел первый номер легальной татарской газеты «Hyp». Издателем и редактором га­зеты был петербургский ахун Гатаулла Баязитов (1844—1911). «Hyp» стал первенцем национальной печати, его появление было встречено в обществе с ликованием. Габдулла Тукай откликнул­ся на это событие стихотворением, в котором выражал уверен­ность, что этот «луч», подобный пришедшему с северной сторо­ны свету солнца, принесет нации много добра и счастья.

Выход «Нура» как бы прорвал ту плотину, которая сдержи­вала течение общественной мысли, гласности. Вскоре в одном го­роде за другим стали появляться новые и новые татарские газе­ты. 29 октября 1905 года вышел первый номер газеты «Казан мухбире» («Казанский вестник»). Это была солидная обществен­но-политическая и литературная газета, орган партии «Иттифак ал-муслимин». Первый издатель и редактор газеты — член Цен­трального комитета «Иттифака» присяжный поверенный Саидги-рей Алкин (1867—1919). В разные годы редактировали газету также братья Бурхан и Гильметдин Шарафы, Юсуф Акчура, Ах-метзян Сайдашев. «Казан мухбире» издавался до 1911 года.


 

Органы периодической печати от­крывались не только в крупных горо­дах, но и в провинции. В подтвержде­ние тому — издание в захолустном Уральске газеты «Фикер» («Мысль»). Первый номер этой газеты, издававшей­ся Камилем Мутыги (Тухватуллиным), вышел 27 ноября 1905 года. В газете активно сотрудничал выпускник медре­се «Мутыгия» молодой поэт Габдулла Тукай.

В декабре 1905 года в Санкт-Петер­
бурге начала печататься вторая татарс­
кая газета — «Ульфат» («Единство»),
издатель и редактор — Рашит-казый
Ибрагимов. Газета выполняла важные Поэ1¥0апжи?Пч^ури

задачи по подготовке и проведению

Второго и Третьего мусульманских съездов, выработке докумен­тов партии «Иттифак».

1906 год ознаменовался новыми достижениями в развертыва­нии татарской периодической печати. В этом году стали выходить 16 новых периодических изданий, из них 9 газет и 7 журналов. Расширилась география изданий: новыми центрами печати стали Астрахань, Оренбург, Уфа. Газеты и журналы становятся более разнообразными по содержанию и направлению. Религиозно-обще­ственное направление имели газета «ал-Галями ал-ислами» («Ис­ламский мир») и журналы «Дин ва магишат» («Религия и жизнь») и «ад-Дин ва ал-адаб» («Религия и нравственность»). В Оренбурге появилась солидная общественно-политическая газета либерального и просветительского направления «Вакыт» («Вре­мя»), издатели — золотопромышленники братья 3. и Ш. Рамие-вы, редактор — Ф. Карими, затем Я. Валиев. Более консерватив­ных позиций придерживалась выходившая в 1906—1914 годах в Казани газета «Баянелхак» («Разъяснение истины»), издававшая­ся купцами отцом и сыном А. и М. Сайдашевыми.

Демократически настроенную молодежь объединила вокруг себя газета «Тан йолдызы» («Утренняя звезда»), начавшая выхо­дить в мае 1906 года в Казани на деньги купцов Г. Давлетшина и Ш. Хакимова. В газете сотрудничали талантливые молодые ав­торы, придерживавшиеся умеренно-социалистических воззре­ний, — Гаяз Исхаки, Фуад Туктаров, Шакир Мухаммедъяров. Власти закрыли газету в ноябре того же года «вследствие ее ре­волюционного направления». Вышли всего 64 номера.

На последовательно революционно-демократических позици­ях стояла издававшаяся в июле—сентябре 1906 года в Казани газета «Азат халык» («Свободный народ»), редактор — извест­ный татарский писатель, драматург, издатель Галиаскар Камал (1879—1933). В ней сотрудничали татарские социал-демократы Хусаин Ямашев и Гафур Кулахметов.


 




В следующем, 1907 году Хусаин Ямашев вместе с Галимджа-ном Сайфутдиновым наладили в Оренбурге издание газеты «Урал», социал-демократического направления. Вышел всего 31 номер газеты. Она была закрыта властями в конце апреля 1907 года.

Газета «Иолдыз» («Звезда»), которая начала выходить в Ка­зани в 1906 году, завоевала вскоре большую читательскую ауди­торию. Она стала «долгожительницей» среди татарских газет — существовала до 1917 года. Издавал и редактировал «Йолдыз» известный педагог и журналист Хади Максуди, старший брат де­путата Второй и Третьей Государственных Дум Садри Максуди.


В газете сотрудничали историки Габдулла Баттал (Таймас), Хади Атласи, Заки Валиди, писатели и поэты Галимджан Ибрагимов, Мажит Гафури, Зыя Насыри и другие.

Татарская периодическая печать в 1907 году пополнилась. Вновь начали выходить газеты: «Ахбар» (Казань, редактор X. Файзи-Чистапули), «ал-Ислах», («Реформа»; Казань, редакто­ры А. Бахтияров и Ф. Амирхан), «Тавыш» («Голос»; Казань, ре­дакторы М. Биккинин и Г. Исхаки), «Идель» (Астрахань, редак­тор 3. Шарифуллин), «Хамият» («Защита»; Астрахань, издатель и редактор М. Исмагилов-Ширванский), «Янга тормыш» («Новая жизнь»; Уральск, редактор М. Мусин).

Еженедельная газета «ал-Ислах» издавалась с 3 октября 1907 года по 22 июля 1909 года. Это был орган одноименной неле­гальной политической организации шакирдов казанских медресе и татарской учительской школы. Организация существовала в 1904—1907 годах. Она боролась за реформу системы обучения в медресе, за демократизацию школьного образования в России. Лидерами организации являлись Р. Алуши и другие. Были со­зданы филиалы в других городах — Касимове, Оренбурге, Троиц­ке, Уфе, Чистополе. По инициативе этой организации были со­званы два нелегальных всероссийских съезда татарских шакир­дов — в 1906 и 1907 годах.

Несколько слов следует сказать об официальном издателе и редакторе газеты «ал-Ислах» Ахметвафе Галеевиче Бахтиярове (1882 —1960). Он был уроженцем села Зимница Хвалынского уезда Саратовской области. Окончил местное медресе, одно из са­мых лучших тогда учебных заведений в губернии. Затем продол­жил образование в Казанской учительской школе. С 1909 года находился на педагогической работе.

Фактический редактор газеты писатель Фатих Амирхан (1886—1926), близкий друг Габдуллы Тукая, сумел привлечь к сотрудничеству с ней, кроме Г. Тукая, таких выдающихся людей, как поэт Сагид Рамеев, писатели Галимджан Ибраги­мов, Галиаскар Камал, общественный деятель Юсуф Акчура и другие.

Огромной популярностью у читающей публики пользовался журнал «Шура» («Совет»), издававшийся в 1908—1917 годах на деньги братьев Закира и Шакира Рамиевых. Журнал выде­лялся серьезностью, важностью поднимаемых проблем, их глу­боким анализом, высоким уровнем литературного стиля и язы­ка. Успеху «Шуры» способствовало то, что во главе его стоял выдающийся татарский ученый, просветитель Ризаэтдин Фах-ретдинов. Ему помогал известный журналист, издатель Фатих Карими. Среди авторов журнала были талантливые, прогрессив­ные люди Б. Шараф, М. Бигиев, X. Атласи, 3. Рамиев, 3. Ва­лиди и другие.

Ведущим литературным и литературоведческим журналом был «Ан» («Сознание»), выходивший в Казани в 1912—1918 го­дах. В нем печатались Г. Тукай, Ф. Амирхан, М. Гафури,


 




 

Ш. Камал, К. Тинчурин и другие извес­тные поэты, писатели, драматурги, журналисты.

Издавались также журналы, осве­щавшие темы детства и воспитания. В 1907 году в Москве выходил журнал «Тарбияи-атфал» («Детское воспита­ние»), в 1908 году в Казани — журнал «Тарбия» («Воспитание»), в 1913—1918 годах в Казани — журнал «Мектебе» («Школа»).

Писатель, издатель, общественный деятель Фатих Карими (1870—1937)

Наряду с «серьезными» изданиями в 1906—1907 годах стали выходить юмо­ристические и сатирические журналы, среди них «Уклар» («Стрелы»), «Чу-кеч» («Молот»), «Карчыга» («Ястреб»), «Туп» («Пушка»). Одним из самых по­пулярных и долговременных был жур­нал «Ялт-йолт» («Сверкание»), выхо­дивший в Казани в 1910—1918 годах, редактор Ахмет Урманчеев. В нем со­трудничали Г. Тукай, Ф. Амирхан, Г. Камал, Ф. Сайфи-Казан-лы, Н. Думави и другие известные литераторы. Вышло 123 но­мера этого журнала. Всего с 1905 по 1917 год в Поволжье и Приуралье издавались 10 сатирико-юмористических журналов на татарском языке.

Таким образом, под непосредственным воздействием рево­люции 1905—1907 годов начался подъем периодической печати поволжских татар. Издаваемые в Петербурге, Казани, Оренбурге,

Астрахани, Уральске и других городах газеты и журналы не только находили живой отклик среди татарского населе­ния, но и встречались с большим инте­ресом и симпатией родственными тюр­кскими народами, получали широкое распространение в Крыму, Азербайджа­не, Туркестане, казахских степях. В 1905—1907 годах в общей сложности выходило 34 издания, из них газет — 21, журналов — 13. Это был период возникновения и расцвета татарской периодической печати.

Р. Фахретдинов в редакции журнала «Шура». Оренбург. 1912 год

В период реакции число периодичес­ких изданий неуклонно сокращалось: в 1908—1909 годах их уже насчитыва­лось 19, а в 1910—1912 годах — 15. Уменьшились тиражи периодики.


Накануне Первой мировой войны, в годы нового революционного подъема


опять началось оживление татарской периодической печати. В 1913—1914 годах стали выходить новые газеты: «Кояш» («Солн­це»; Казань, издатели — братья Каримовы, редактор — 3. Сад-ретдинов), «Тормыш» («Жизнь»; Уфа, редактор М. Наурузов, за­тем 3. Кадыри), а также журналы «Ан» («Сознание»), «Ак юл» («Светлый путь»), «Сююмбике». Общее число изданий в 1914 году достигло 25.

Мировая война прервала эту тенденцию.

§ 44. Расцвет национальной татарской культуры

Образование. Предреволюционные и революционные годы были временем бурного развития и расцвета буквально всех сфер духовной культуры татарского общества.

Положительные изменения происходили в национальном об­разовании. Значительно увеличилось количество образователь­ных учреждений, число обучающихся в них детей и подростков. Если в 1895 году в Казанской губернии имелось 647 мектебе и медресе с 33 907 шакирдами, то к 1911 году число мектебе и медресе достигло 1822, а учащихся в них— 132 тысяч человек. Как видим, рост — в 3—4 раза. Такая же картина наблюдалась и в других районах компактного проживания татар и башкир. Так, в Уфимской губернии в 1911 году насчитывалось 1500 мек­тебе и медресе с 83 тысячами учащихся, в Оренбургской губер­нии — 378 и 16 044 шакирда соответственно.

Ильяси (Ильясов) Тагир Ахметжанович (1881 —1933)— уроженец Личностьсела Индерка Кузнецкого уезда Саратовской губернии. Учился в

У медресе села Зимницы Хвалынского уезда, в дальнейшем — в мед-

'ресе «Мухаммадия» в Казани. Продолжил образование в Египте. С 1907 года— преподаватель арабского языка, арабской литературы, матема­тики в медресе «Мухаммадия», с 1916 года— в Оренбургском медресе «Ху-саиния».

В 1922—1929 годах— имам мечети Марджани в Казани. Участник Междуна­родного мусульманского съезда в Саудовской Аравии (1926). Был женат на внучке Ш. Марджани.

В общей сложности в губерниях Поволжья и Приуралья было около четырех тысяч мектебе и медресе и в них обучалось около 250 тысяч шакирдов. По обеспеченности школами и учителями татары в начале XX столетия занимали одно из первых мест в стране.

Система национального образования претерпевала не толь­ко количественные, но и качественные изменения. Все больше мектебе и медресе осваивали новые, более передовые методы обучения. Идеи джадидизма завоевывали все больше сторонни­ков среди татарского учительства. Первые новометодные шко­лы были открыты в Бахчисарае Исмаилом Гаспринским в 1884 году и в Касимове в 1887 году. В 1905 —1907 годах уже почти 90 процентов всех мектебе и медресе Казанской губер­нии работали на основе нового метода. Переходили на новый


метод обучения и в других регионах, хотя и не так быстро, как в Казани.

Горячими сторонниками и пропагандистами нового метода были выдающиеся педагоги, просветители Галимджан Баруди (Галиев), Муса Бигиев, Ризаэтдин Фахретдинов, Зыя Камали, Габдулла и Губайдулла Буби (Нигматуллины) и другие.

На Втором (январь 1906 года) и Третьем (август 1906 года) мусульманских съездах вопрос об обновлении национального об­разования занимал весьма значительное место. Была разработана и одобрена программа реформы национальной школы. В соответ­ствии с ней следовало создать единую систему, состоящую из че­тырех ступеней: начальная школа (срок обучения 4 года), вторая и третья ступени (по три года, дающие среднее образование) и высшая ступень «галия», дающая высшее образование (3 года).

Однако реализация данной программы натолкнулась на боль­шие трудности административно-правового, материального, орга­низационного характера. Абсолютное большинство мусульманс­ких учебных заведений продолжало состоять из одной, низшей ступени. Даже знаменитые казанские медресе, Апанаевское и Марджани, осуществляли обучение только в объеме среднего об­разования. Их выпускникам для продолжения учебы приходи­лось поступать в одно из высших медресе: «Мухаммадия» в Ка­зани, «Хусаиния» в Оренбурге или «Галия» в Уфе. Особенно вы­делялось, как материально-технической оснащенностью, так и качеством обучения, медресе «Мухаммадия». В нем обучалось 500 шакирдов. Педагогический коллектив состоял из 20 высоко­квалифицированных преподавателей во главе с мударрисом, уче­ным-богословом Г. Баруди.


Значительным завоеванием джадидизма явилось введение полноценного образования для девочек. В 1908—1913 годах на деньги купцов Аитовых, Габитовых, Хусаиновых и других были открыты женские медресе в Тетюшах, Троицке, Оренбурге, Каза­ни. В 1915 году в Троицке открылась первая татарская женская учительская школа.

N. В 1897 году жена купца 1-й гильдии С. М. Аитова Фатима Абдулва-

Фактлиевна открыла на свои средства в Казани начальную школу для де-

------------ вочек из бедных семей. Ее муж являлся почетным членом созданно­
го в 1898 году «Общества пособия бедным мусульманам города Ка­
зани». В 1909 году Ф. А. Аитова основала женскую гимназию для татар.

Изменения затронули не только структуру и методы нацио­нального образования, но и его содержание. В учебных планах новометодных мектебе появились такие предметы: арифметика, правописание, устная беседа, черчение и рисование, пение. На более высоких ступенях обучения вводились более сложные дис­циплины — алгебра, геометрия, физика, астрономия, философия. Для новометодных мектебе и медресе были написаны десятки новых учебников и методических пособий.

Необходимым элементом происходивших в начале XX века положительных изменений в системе национального образования было появление и распространение учебных заведений не му­сульманского, не религиозного типа, а совершенно новых, светс­ких образовательных учреждений. Это — русско-татарские шко­лы, реальные училища, представлявшие собой некую альтерна­тиву мектебе и медресе при мечетях. Как сказано выше, первая русско-татарская школа появилась в Казани в 1872 году при ак­тивном участии Каюма Насыри.

На рубеже XIX и XX веков такие школы появились в ряде других городов. Так, в 1907 году русско-татарская школа откры­лась в Саратове. Ее основателем, бессменным директором и фак­тически единственным учителем в ней был Бурганутдин Сулей-


 



7—2748



манович Юскаев, приехавший в Саратов после окончания Казан­ской учителькой школы. Он был уроженцем Саратовской губер­нии (родился в 1886 году). Школа была небольшая (20—30 уча­щихся), помещалась в частном доме на улице Никольской (ныне Радищева), где квартировал сам Б. Юскаев. Это была четырех­классная школа, дававшая начальное образование. Она находи­лась в системе Министерства народного просвещения. Жалованье учителя Юскаева составляло 360 рублей в год. В школе изучался русский язык, но наряду с ним и татарский язык и основы исла­ма. Преподавание всех предметов, за исключением русского язы­ка, велось на национальном (родном) языке учащихся.

Рамазанов Шигап Алимович (1887—1948)— уроженец села Узень
ЛичностьСамарской губернии (ныне— село Осинов Гай Саратовской области). После окончания Казанской учительской школы работал учите­
лем мектебе в своем родном селе. После революции 1917 года пе­
решел на научно-педагогическую работу в вузах Казани. Автор трудов по та­
тарской грамматике, словообразованию, истории татарского литературного
языка, лексикологии, терминологии и орфографии.

Бурный рост промышленности, приобщение все более широ­ких слоев татарского общества к новым, индустриальным фор­мам производства и труда вызвали к жизни учебные заведения профессионально-технического образования. В 1911 —1913 годах в Казани, Оренбурге, Самаре, Перми, Чите открылись професси­ональные школы для татар, как правило функционировавшие при мусульманских благотворительных обществах. В ряде случа­ев создавались школы или курсы для девочек. Так, при Оренбур­гском мусульманском благотворительном обществе в 1912 году открылась школа кройки и шитья, организованная первой жен­щиной-врачом из татар Разией Сулеймановой. Курс обучения был рассчитан на 10 месяцев.

Постоянно увеличивалось число молодых татар, обучавшихся в реальных и коммерческих училищах, в институтах и универ­ситетах. К 1910 году было уже 200 татар с высшим образовани­ем (в 1880 году—12), в том числе 20 получивших образование в Западной Европе.

Успехи татарского образования и просвещения позволили со­здать передовой отряд хорошо подготовленной интеллигенции, который своей энергичной работой обеспечил быстрый подъем культуры и усиление всего исламского общества.

Книгопечатание. Рука об руку с образованием, просвеще­нием во все века и у всех народов шла книга. Усиливавшаяся тяга масс татарского населения к знаниям в начале XX века обусловила бурный рост книгопечатания, породила настоящий книжный бум. В разных городах стали создаваться татарские ти­пографии, издательства, торгово-издательские дома.

Особенную популярность в начале XX века завоевала фами­лия Каримова. Причем деятельно работали, нередко соревнуясь друг с другом, две самостоятельные фирмы, возглавляемые пред-


приимчивыми людьми по фамилии Каримовы: в Оренбурге и Ка-

Основателем Оренбургского издательского дома был религиоз­ный деятель, организатор первых новометодных медресе Гиль-ман Каримов отказавшийся в 1899 году от духовного сана. В 19U0 году в Оренбурге он приобрел типографию Б. Бреслина и стал выпускать в ней литературу на татарском языке. После его кончины в 1902 году дело отца продолжил Фатих Гильманович Каримов (Карими) (1870-1937). Вскоре на базе типографии было создано товарищество «Каримов, Хусаинов и К°» С 1914 года типография печатала все татарские и русские периодичес­кие издания Оренбурга, сочинения татарских авторов, научно-популярную, учебную литературу на татарском и русском язы­ках. Всего за 1901-1917 годы было издано 384 татарские книги общим тиражом свыше 1 миллиона экземпляров. Товарищество занималось продажей своих книг, имело книжные магазины







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.245.48 (0.02 с.)