ТОП 10:

Краткий историографический обзор (по отечественным материалам)



 

Психическая реальность, с одной стороны, не легко отде­ляется при анализе от целостного трудового процесса, его ор­ганизации и участников. Поэтому, несмотря на то что мысля­ми о труде пронизаны все формы общественного со­знания, начиная от мифов о сотворении мира, фольклора и кончая рафинированными работами по современной робото­технике, собственно история знания о психической регуляции труда пока еще не получила массивного самостоятельного вы­ражения. С другой стороны, мир труда настолько многолик и настолько не прост в каждом случае, что всякий раз состав­ляет предмет очень специальной компетенции. А что касается в связи с этим психологических знаний о труде и трудящемся, то если они рождены полезными, то они конкретны, а если они конкретны, то настолько «впаяны» в контекст определен­ного вида труда, что их нельзя ни оценить, ни даже достаточ­но хорошо понять, не вникнув в тонкости этого определенного вида труда. Как правило, профессию осваивают годами, и не так уж легко понять тонкости труда семеновода или свар­щика, пионервожатого или бухгалтера, или гравера в тек­стильной промышленности и т. д. А без этого неоткуда взять­ся тонкостям понимания или пониманию тонкостей психоло­гии соответствующего труда. Вследствие сказанного, несмот­ря на то что развитие психологических знаний в историчес­ком аспекте очень часто является предметом рассмотрения (достаточно сказать, что в каждой диссертации всегда есть раздел об истории соответствующего вопроса, не говоря уже о специальных книгах по истории отечественной и мировой психологии), собственно история психологии труда оказалась отраженной в печати в основном только в той части, в какой она имеет демонстративные признаки социальной оформленности (так, скажем, советские психотехники активно заявили о себе - «попали в историю»). Однако в связи с описанной выше коллизией (неявность психики для трудоведов и неве­домость труда для психологов) дело обстоит так, что психоло­гические сведения о труде и трудящемся порождались часто вне рамок собственно психологии как науки или направлений науки и оказались рассеянными по разным и многим источ­никам (см. отчасти § 3): инженерно-техническим, юридичес­ким, экономическим, этнографическим, палеоантропологическим, филологическим, историческим (гражданская история) и др. Все это накладывает своеобразный отпечаток и на ис­ториографию рассматриваемой здесь отрасли науки.

Множество историографических источников можно упоря­дочить следующим образом.

1. Исторические разделы диссертаций по психологии тру­да, инженерной психологии, эргономике. Общая их отрица­тельная особенность состоит в том, что сообразно предвзятой традиции, а отчасти сообразно желанию авторов «блеснуть» знанием зарубежной литературы многие авторы склонны ви­деть источники, истоки тех или иных идей, фактов, направле­ний, достижений именно за рубежом - «в мировой литера­туре», в то время как достижения отечественных авторов не­редко остаются за бортом. Что касается дореволюционной мысли, относящейся к психологии труда, то часто авторы исходят из предпосылки, что ее в нашей стране не было [см. подробнее: 54]. Удивляет логическая несообразность: обычно полагают, что стимулом развития психологии труда является возникновение капиталистической индустрии, и ведут родо­словную многих идей почему-то именно из недр зарубежной капиталистической индустрии, хотя всем известна работа В. И. Ленина «Развитие капитализма в России» [5], из чего следует, что надо бы думать над вопросом - почему же у нас капитализм был, а психологии труда не было? На самом же деле она как раз была, и очень многие идеи, культивиро­вавшиеся в зарубежной и советской психотехнике нашего ве­ка, были предвосхищены в дореволюционной общественной мысли России еще в прошлом веке, при этом были специаль­ные психологические работы [70 и др.]. Поэтому исторические обзоры диссертаций, посвященных психологическим пробле­мам того или иного труда, следует воспринимать с поправкой на указанное выше обстоятельство.

2. Специальные общие работы по развитию психологии в России и Древней Руси [30; 57; 75 и др.]. Они интересны, но как правило, совершенно стерильны в отношении проблема­тики психологии труда.

3. Специальные непсихологические работы по истории кон­кретных видов труда, отраслей науки, производства, народно­го хозяйства или исторические разделы работ, посвященных разным видам труда [10; 20; 21; 24; 58; 71; 73; 74; 79 и др.].

Как правило, на эти работы можно взглянуть как на ра­боты по истории профессиональных деятельностей и увидеть при этом немалый психологический материал. Откроем кни­гу Ю. И. Соловьева «История химии в России» (М., 1985). Но это вместе с тем и история деяний профессионалов-химиков - их замыслов, волевых усилий и операций по реализации идей, история делового взаимодействия и т. д. В книге встречаются даже обобщения о профессиональных типах личности: «На смену ученому-просветителю приходит естествоиспытатель нового типа (курсив - Ю. И. Соловьева). Он видит свою основную задачу не только в пропаганде и популяризации хи­мических знаний, но и в практическом применении научных знаний» [76. С. 9]. Такого рода материалы совершенно не ос­воены психологами.

4. Специальные работы по истории психологии труда в России. Их немного [13; 33; 37; 38; 50; 60; 64 и др.], и пред­метом анализа в них является начало 20-х годов XX в.

5. Небольшие разделы учебников и пособий по психологии труда и инженерной психологии [25; 42; 63 и др.]. Большин­ство авторов связывает возникновение психологии труда в до­революционной России с именем выдающегося отечественно­го физиолога и психолога И. М. Сеченова (1829-1905), од­нако это справедливое указание оставляет в тени вопрос о социально-историческом контексте его прикладных исследо­ваний.

Очевидно, что воссоздание целостной картины зарождения психологических знаний о труде, формирования научного подхода в данной области знания и далее, выделение психо­логии труда (или дисциплин другого названия, но близкого содержания) как обособленной отрасли науки требует систем­ного освоения всех обозначенных историографических источ­ников.

Вопреки традиции, мы будем рассматривать историогра­фию психологии труда не «от Адама», а от современности. Если исходить из понимания труда в широком значении, т. е. как социально ценной продуктивной деятельности человека, занятого биологическими, техническими, социальными (люди как объект труда), знаковыми, художественными системами [34], то и историю психологического знания о труде и трудя­щемся нельзя связывать только с развитием материального производства, хотя и следует оставлять за ним приоритетное значение. Поэтому в круг историографических объектов необ­ходимо включать работы достаточно разнообразного профиля, если они содержат, хотя бы в неявном виде, психологическую информацию (например, работы по истории средств труда умственного, административного, труда в области искусства)

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.160.19.155 (0.004 с.)