ТОП 10:

Источники и методы исследования



 

Если, как мы условились в § 2, понимать под предметом изучения в нашем случае любое полезное психологическое знание о труде и трудящемся, сохраняемое людьми тем или иным способом (и следовательно, в той или иной мере отра­жающее, моделирующее истину), то круг возможных источ­ников истории психологии труда становится весьма широким, разнообразным, и сводится к следующему:

высказывания, предметом которых является психологичес­кий аспект труда отдельного человека или группы людей, включая характеристики и самого субъекта труда (индиви­дуального или коллективного);

вещественные и функциональные продукты труда в той части, в какой они ориентированы на особенности человека (его потребности, способности, отношения), так или иначе отражают эти особенности;

орудия, средства, условия труда (предметные и социаль­ные) в той мере, в какой они отражают психические особен­ности человека, группы;

факты, закономерности идеологии, образа жизни в той ме­ре, в какой они позволяют характеризовать субъекта труда, процессы труда, его организацию, вещественное оснащение и т. д.

Предлагаемый подход несет с собой ряд трудностей для исследователя. Так, часто можно оказаться в море уникаль­ного, недостаточно обобщенного, т. е. находящегося далеко за пределами собственно науки, психологического знания о тру­де и трудящемся (хотя и истинного и полезного), в связи с чем возникают специальные задачи проведения большой ра­боты по его описанию, схематизации, классификации. По­скольку внедренное психологическое знание - это знание как бы исчезнувшее в продукте, или средствах, или условиях тру­да, формах его организации, то возникают специальные зада­чи по его реконструкции, а еще раньше - задачи по распоз­нанию тех фактов, событий, которые могут послужить основа­нием, материалом такой реконструкции. Если М. В. Ломоно­сов говорит о «раздвоении внимания» или «умалении скуки», то в этом случае несложно усмотреть чисто психологические соображения о распределении внимания и преодолении одно­го из неблагоприятных функциональных состояний - здесь достаточно лишь перевести слова автора на более привычный современный язык. А если перед нами удобная рукоятка топо­ра или обычай одевать чистую одежду и возносить перед важ­ным делом молитву, призывающую бога вселиться в работни­ка, то мимо этих обстоятельств легко пройти, не заметив в первом случае решения эргономической задачи, а во втором - психологической преднастройки к ответственной работе.

В связи с тем, что в поле внимания исследователя должно попасть внедренное психологическое знание, основной метод предполагает инверсию привычного пути «идея - внедрение», а именно, путь должен стать таким: «внедрение идеи (или внешнее выражение) - сама идея» (психологическое знание о труде и трудящемся). Но сложность дела состоит в том, что если на пути от идеи к внедрению человек делает выборы из многих возможностей, то, реконструируя этот путь, необходи­мо всякий раз пытаться представить себе множество тех воз­можностей, которые могли открыться перед интересующим нас субъектом истории психологии труда, и реконструировать именно каждый выбор, прослеживая цепь возможных собы­тий. Ясно, что эти заключения всегда будут проблематичны и придется удовлетворяться некоторыми наиболее вероятными выводами, оставляя их с ясным сознанием того, что они правомерны и могут «жить» лишь до появления других, более ве­роятных и правдоподобных выводов.

Охарактеризованная выше задача реконструкции психоло­гического знания выступает всякий раз в нестандартном ви­де и должна принципиально пониматься как творческая, но мы все же рискнем предложить в качестве методического средства некоторые обобщенные алгоритмы, которые, как на­деемся, помогут заинтересованному историку психологии тру­да справляться с поставленными задачами.

«Распознающий» алгоритм (облегчающий отнесение исто­рического факта к «нашей» или «не нашей» области):

1. Рассмотрев факт, событие, проверить, характеризует ли его хотя бы один из признаков, приводимых ниже:

а) отражается труд в широком его понимании (т. е. как создание чего-то полезного при взаимодействии челове­ка, группы с биологическими или техническими, или социальными, или знаковыми, или художественными объ­ектами) ;

б) отражается процесс подготовки к труду, организации режима труда и отдыха, обучения, воспитания в связи с трудом.

Если «нет», то факт, случай далее не рассматривать и перейти к рассмотрению другого, если «да», перейти к пунк­ту 2.

2. Проверить, характеризуется ли рассматриваемый факт (событие, явление) хотя бы одним из признаков, приводимых ниже:

а) речь идет или может идти (при анализе) о психологи­ческих признаках труда (замысел, предвосхищение цен­ного результата, произвольная регуляция, сознание обя­зательности, владение средствами труда, создание средств, осознание межлюдских отношений в труде и др. [см. подробнее: 34. С. 61-68];

б) речь идет или может идти о каком-либо психическом регуляторе труда [см.: Там же. С. 19-29];

в) речь идет, может идти хотя бы об одной из двенадцати разновидностей эмпирических феноменов установления взаимодействия особенностей человека и объективных требований работы: 1) естественный профотбор; 2) са­мостоятельное профессиональное самоопределение; 3) профессиональное самообразование; самовоспитание;

4) самостоятельное улучшение, рационализация условий и средств труда; 5) профотбор на научной гуманисти­ческой основе; 6) профконсультация по выбору профес­сии, адаптации к ней, по расстановке кадров; 7) специ­альное, профессиональное образование, воспитание, реабилитация инвалидов, психотренинг, прикладная физкультура; 8) специальное проектирование и внедре­ние более совершенных - «эргономичных» - условии и средств труда; 9) жесткий профотбор, ограниченный функцией отсекания непригодных; 10) работа по профориентации, профконсультации, адаптации к профес­сии, по расстановке кадров с позиции «жесткого» уп­равления человеческим фактором; 11) формирование профессионально ценных качеств с позиций «жесткого» управления человеком; 12) проектирование и внедрение условий и средств труда с позиций вытеснения челове­ка из эргатических систем [см. подробнее: Там же. С. 52-60].

Если «нет», считать, что в рассматриваемом случае нет предмета рассмотрения, и перейти к другому факту, событию, если «да», перейти к пункту 3 (ниже).

3. Определить (по усмотрению исследователя) круг воп­росов, проблем современной психологии труда, в связи с кото­рыми может рассматриваться данный исторический факт, и перейти к пункту 4.

4. Мысленно представить ту реальность (предметную, со­циальную, психическую), с которой имел дело рассматривае­мый субъект деятельности, «интуитивный» или «научный» пси­холог, и описать результаты анализа на современном научном языке.

«Разрешающий» алгоритм (облегчающий системный ана­лиз факта истории психологии труда. Нумерация шагов алго­ритма продолжается):

5. Если речь идет, может идти о вербальных свидетель­ствах, следовать к пункту 9, если о невербальных, к пункту 6.

6. Сделать (сформулировать в терминах психологии) пред­положения о психологических знаниях, которыми руковод­ствовался, не мог не руководствоваться обсуждаемый субъект истории психологии труда (индивид, группа, народ). Оста­вить те предположения, которые трудно отвергнуть на рацио­нальной основе. Следовать к пункту 7.

7. Дать связное описание реконструируемого .психологичес­кого знания на современном научном языке с указанием спе­цифической исторически конкретной формы его проявления. Следовать к пункту 8.

8. Дать возможно полный набор доводов в пользу прини­маемого варианта описания и набор доводов (или единствен­ный довод) против него. Считать работу по реконструкции психологического знания о труде (или трудящемся) на дан­ном этапе законченной до получения новых доводов, фактов «про» и «контра». Следовать к пункту 12.

9 (от пункта 5). Максимально полно реконструировать те предпосылки, из которых не может не исходить автор выска­зываний (субъект истории психологии труда - индивид, груп­па, общность, народ). При этом важно четко различать исто­рически конкретное значение слов, с одной стороны, и реаль­ность, с другой. (Так, например, во времена М. В. Ломоносо­ва альтернатива «Науки и художества» означала различение науки и практики, а первейшим художеством он считал, ска­жем, металлургию; «худог» - умелый, искусный.) При ре­конструкции знаний полезно опираться на схемы умозаклю­чений. Компактные сведения по логике умозаключений мож­но почерпнуть в кн. [36]. Следовать к пункту 10.

10. Дать связное описание реконструируемых предпосы­лок суждений рассматриваемого субъекта истории психологии труда с указанием исторически конкретной формы выражения соответствующего знания. Следовать к пункту 11.

11. Дать возможно полное обоснование принятого вариан­та реконструкции и считать работу законченной до получения новых данных или возражений. Следовать к пункту 12.

12. Включить построенное описание в имеющийся контекст истории психологии труда (т. е., в частности, критически оце­нить традиционно существовавший «пробел», те подходы, точки зрения, которые с ним так или иначе связаны; показать, что» новые данные так или иначе согласуются с методологи­ческими предпосылками или пересмотреть сами эти методо­логические положения или их толкование). Считать цикл работы по реконструкции рассматриваемого фрагмента исто­рии психологии труда относительно законченным.

Рассмотренные выше примерные алгоритмы относятся к сфере собственно методики исследования и входят в более общую систему методов, включающую: а) методы организа­ции исторического исследования («срезовая» характеристи­ка развития психологического знания о труде и трудящемся применительно к определенному временному периоду, эпохе; «длинниковая» характеристика развития отдельных идей, понятий, направлений, подходов и т. д.; характеристика психо­логических знаний о труде и трудящемся, локализованная по признакам типа профессий, персоналиям, регионам и т. д.); б) методы и процедуры сбора эмпирических материалов, их фиксации, регистрации, первичной обработки, классификации (типичным может быть, например, такой ход дела, когда ис­торик психологии труда систематически просматривает эконо­мические, этнографические, технические, технологические и т. п. источники, публикации в надежде вычерпать фрагмен­ты, содержащие ценный с историко-психологической точки зрения материал). Следует отметить, что распространенность психологических инградиентов в непсихологической литературе иной раз превосходит самые оптимистические ожидания. Так, например, открыв «Полевой определитель минералов» [40. С. 5], мы встречаем основанное, надо полагать, на опыте утверждение о том, что при «некотором навыке» может быть сформировано «умение» распознавать различный характер блеска» минералов, причем имеется в виду шкала градаций блеска в девять ступеней (от «металлического, алмазного» и так далее до «жирного» и «смоляного»). Еще пример: открыв именной указ Петра Первого «Об учреждении академии...» 1724, января 28 дня, встречаем психологическую характерис­тику профессионального типа личности работника науки - «§ 19. Ученые люди, которые о произведении наук старают­ся, обычно мало думают на собственное свое содержание...» (и далее говорится, что должны быть определены кураторы, которые бы специально заботились о нуждах и благосостоя­нии работников науки) [Цит. по: 9. С. 34].

 

Творческие задания к § 3

 

1. Ниже приведены краткие, высказывания. Постарайтесь выделить те из них, которые могут рассматриваться как источники информации для построения истории психологических знании о труде и трудящемся. Поста­райтесь обосновать свой выбор некоторыми доводами.

а. «Помочи - сложный по своей структуре обычай, в центре которого - совместный неоплачиваемый труд крестьян для аккордного за­вершения какого-либо срочного этапа работ у отдельного хозяина. В рассматриваемый период характерными, но не обязательными признаками помочей являлись проведение их в праздник или воск­ресенье и угощение, выставляемое хозяином... Хозяин был любезен и приветлив с помочанами. Он не мог принуждать, указывать, как и сколько кто-либо должен работать. Крестьянская этика исключала также замечания хозяина, если чья-либо работа ему не нравилась. Он мог лишь просто не пригласить такого человека в следующий раз к себе на помочь» [22. С. 33, 35].

б. «С выделением местного самоуправления возникают губные и зем­ские грамоты. В них содержится предписание общинам избирать из своей среды грамотных и способных людей для занятия должностей губных и земских старост и целовальников, исполнявших как уголовно-полицейские, так и хозяйственно-финансовые функции. Пер­вая губная грамота относится к 1530 г. ...грамота вменяет в обя­занность выборных лиц борьбу с татьбой и разбоями путем розыс­ка, суда и казни «лихих людей» [69. С. 33, 35].

в. «Для буржуазного историка психологии с его пониманием психики как замкнутого, субъективного мира переживаний, с его интроспек­тивным методом изучения психики, оригинальная материалистичес­кая система психологических взглядов Ломоносова была неприемле­ма и даже непонятна. В этом отношении он разделил судьбу Герце­на, Чернышевского, Добролюбова, чьи психологические взгляды так­же игнорировались реакционными, идеалистическими исследователя­ми истории психологии» [57. С. 106].

2. Постарайтесь реконструировать психологические соображения (со­ображения об особенностях человека как субъекта труда, об особенностях регуляции деятельности), лежащие в основе приведенных ниже высказыва­ний, взятых из непсихологической литературы.

а. «Инструментом и принадлежностями электросварщика являются: электродержатель, щиток или маска... Электродержатель должен удовлетворять следующим требованиям: быть легким (не более 0,5 кг) и удобным в обращении... Масса щитка или маски не должна пре­вышать 0,6 кг...» [83. С. 33, 35].

б. «...когда вокруг все празднуют, надевают лучшее платье, пекут пи­роги, идут друг к другу в гости, актер бежит на утренник и вечерний спектакль, на ходу проглотив бутерброд, надевает пропыленный те­атральный костюм, мажет лицо гримом. И если это доставит вам радость, идите в актеры, а если вы будете завидовать отдыхающим в праздники, займитесь другим делом. Ваш праздник - репетиция, спектакль» [65. С. 47].

в. «Дети мои или иной кто, слушая эту грамотку, не посмейтесь, но кому из детей моих она будет люба, пусть примет ее в сердце свое и не станет лениться, а будет трудиться... Если и на коне едучи, не будет у вас никакого дела и если других молитв не умеете сказать, то «господи помилуй» взывайте беспрестанно втайне, ибо эта молит­ва всех лучше, - нежели думать безлепицу, ездя... На войну выйдя, не ленитесь... а оружия не снимайте с себя второпях, не оглядев­шись по лености, внезапно ведь человек погибает. Лжи остерегайтесь и пьянства, и блуда, от того ведь душа погибает и тело. Куда же придете и где остановитесь, напоите и накормите нищего, более же всего чтите гостя, откуда бы к вам ни пришел, простолюдин ли, или знатный, или посол... Не пропустите человека, не поприветствовав его, и доброе слово ему молвите...

Если не будете помнить это, то чаще перечитывайте... Что умеете хорошего, то не забывайте, а чего не умеете, тому учитесь». (Поучение Вла­димира Мономаха, XII в. [цит. по кн.: 85. С. 35 ‑ 7]).

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.108.191 (0.009 с.)