ТОП 10:

Праздники в честь Почаевской иконы Божией Матери: 31 Марта / 13 Апреля, 23 Июля / 5 Августа, 8 / 21 Сентября



После татарского нашествия вся юго-западная Русь, опустошенная и разоренная, почти обезлюдела. Через сто лет ее заняли литовские войска. А когда в конце 15-го века была провозглашена Люблинская уния и Польша с Литвой были соединены, то для коренного русского православного населения наступили тяжкие времена угнетения православной веры.

Прп. Иов Почаевский
Икона Божией Матери Почаевская

В 1559 г. приехал на Волынь греческий митрополит Неофит и привез с собой чудотворную икону Божией Матери. Икона эта, по преданию, была написана апостолом и Евангелистом Лукой. По внушению свыше он оставил ее в замке благочестивой помещицы Анны Ерофеевой (в те времена такой вид имели отчества) Гойской. Икона заняла особое место в молельне в ее замке. Икона, дарованная Анне Гойской митрополитом Неофитом, (по описанию о. А. Хойнацкого) имела 6 вершков с четвертью в высоту и 5 с осьмушкой в ширину. Писана она была темперой древним византийским письмом на липовой доске, подбитой снизу (чтобы не гнулась) двумя дубовыми перекладинами. Как говорит "Преславная гора Почаевская", первоначально икона была покрыта тонким серебряным покрытием, сделанным наподобие ризы. Но со временем эта риза обветшала и впоследствии была заменена новой, сделанной из жемчуга, а затем - золотой, украшенной драгоценными камнями, после пожара 1869 года, повредившего прежнюю ризу, но не коснувшегося самого образа.

Икона (типа "Умиление") изображает Матерь Божию в пояс, с Предвечным Младенцем на правой руке. В левой руке Богоматерь держит плат, которым прикрыты ноги и спина Младенца. Иисус положил левую руку на плечо Матери, а правую поднял для благословения; Она же преклонила лик к главе Сына. С левой стороны лика Ее мы видим обычную греко-славянскую надпись в виде монограммы МР, т.е.Богородица Мария; с правой, со стороны Спасителя, находится монограмма ІС ХС, т.е. Иисус Христос. Помимо этого, па иконе есть еще семь миниатюрных изображений святых на клеймах. Справа, как гласит надпись по-русски, изображен пророк Илия, под ним мученик Мина; слева - первомученик Стефан, под ним - преподобный Авраамий; внизу же иконы - лики трех святых жен: великомученицы Екатерины и преподобных Параскевы и Ирины. Судя по всему, это была семейная икона, может быть, принадлежавшая роду самого Неофита. У южных славян, как и у прочих народов, был в то время весьма распространен обычай избирать себе особых покровителей из святых, память которых от поколения к поколению отмечается как семейный или, скорее, родовой праздник. Славянские же письмена на иконе, как указывает "Преславная гора", свидетельствуют о том, что, возможно, по словам О.А.Хойнацкого, "образ Почаевский писан рукою русскою".

В 1596 г. над православной верой, по попущению Божьему, разразилось страшное несчастие: дело было в том, что, преследуя православных, польское правительство старалось сделать так, чтобы епископские кафедры замещались лицами не стойкими в православии, и эти епископы согласились признать власть папы на соборе, созванном в Брест-Литовске.

Православный обряд сохранялся, но лица, согласившиеся на это соединение, или унию, стали католиками. А народ, оставшийся верным православию и не признававший Брестскую унию, католики стали еще больше

теснить и угнетать.

Тогда многие стали уходить в степи и заднепровские пороги и там образовали вольное казацкое войско, которое много раз поднимало восстание для защиты православной веры.

Другие стали объединяться в церковные братства или же становиться под защиту вельмож, оставшихся

верными православию. Самым видным из них был князь Константин Острожский, вокруг которого образовался круг ученых. Он основал в своем городе Остроге духовную академию и типографию, и они много писали в защиту православия.

На следующий же год после объявления унии, Анна Гойская, ради укрепления православия, передала хранившуюся у нее чудотворную икону монахам-отшельникам, подвизавшимся на горе, называвшейся Почаевской, и с тех пор святая эта икона стала именоваться Почаевской иконой Божией Матери. Строго говоря, произошло это после того, как от иконы начались чудеса. Лет тридцать простояла полученная Гойской икона в её замковой молельне. Но вот постепенно домашние Гойской стали замечать, что от иконы исходит какой-то необычный свет. Слуги известили об этом помещицу, но она долго не хотела верить их рассказам, пока, наконец, сама не увидела во сне икону «в великом свете». И тогда икону начали особо чтить, но когда помолившись перед иконой, исцелился слепой от рождения брат помещицы Филипп Козинский и тогда она сочла себя недостойной держать у себя столь великую святыню и в 1597 году подарила икону Почаевской обители. Появилась «фундушевая запись», придающая находящейся на ее земле монашеской общине легального статуса и дарующая ей довольно много имущества и т.д.

Почаевская гора находилась недалеко от имения Анны Гойской и стала известной давно, еще во времена татарского нашествия в 1240 году. Сама Пресвятая Богородица явилась на ней пастухам, а также подвизавшимся здесь отшельникам, причем в память этого соблаговолила оставить след Своей стопы, так и называющийся «Стопа Пресвятой Богородицы». Это было чудо, ибо Ее нога отпечаталась в камне, как в мягкой глине. Из этого места начал бить источник, слывший чудотворным, существующий даже и доныне. Долгое время он был открытым, но позже над ним был построен нынешний Успенский собор и он оказался под спудом. С тех пор на этой горе стали подвизаться отшельники, на ней нашли убежище и монахи разрушенного Киево-Печерского монастыря. Со времени перенесения на Почаевскую гору чудотворной иконы Божией Матери там основался монастырь. Собственно, монашеские общины существовали здесь за века до этого, но основание полноценного монастыря связано с именем преподобного Иова.

Преп. Иов жил в эти тяжелые времена. В помянниках Почаевской Лавры в прошлом веке хранилась запись рода преподобного Иова, "от року Божия 1641", сделанная, очевидно, им самим. Из этой записи мы узнаем, что отца его звали Иоанном, а мать Агафией, и что были они, вероятно, дворянского рода, ибо только родовитые люди в те времена сохраняли при имени то, что ныне называется фамилией: Железо. По словам о. А. Хойнацкого, преподобный происходил из тех русских галичан, "для которых Православие и русская народность составляли драгоценнейшее достояние, и которые, сами будучи лучшими борцами за отеческие обычаи, умели внушать те же чувства и стремления своим детям и преемникам".

Он родился в 1550 г. в Галиции, в местечке, именуемом Покутье, в краю, лежащем между Карпатскими горами и Днестром, близ города Коломыи, и назывался в миру Иоанн Железо. С ранних лет, как и многие русские святые, Иоанн стал обнаруживать стремление к уединенной и молитвенной жизни. Ему не исполнилось и десяти лет, как он оставил свой дом, и, "уклонившись от очей любимых родителей", тайно удалился в ближайший Угорницкий монастырь, где и попросил игумена "дозволить ему служить братии". Десятилетним отроком он поступил в Угорницкий монастырь. Уже тогда "прозорливый настоятель увидел в нем избранника Божия и в нем имеющую быть Божию силу", пишет первый жизнеописатель преподобного, ученик его и преемник на игуменском служении Дострей. Его жизнеописание, изданное в 1791 году, никак не претендует на то, чтобы быть научным исследованием в современном смысле, оно написано в стиле уже готового жития, но это практически единственный источник, откуда мы можем почерпнуть сведения о преподобном. Юный послушник, стараясь "угодить каждому из наименьших монастырских работников", вскоре заслужил к себе всеобщее расположение и любовь. Игумен, "видя его добрые нравы, кротость и глубокое смирение", принял его в число иноков и вскоре, как говорит его биограф, постриг его в монашество, дав ему имя Иов. В этом раннем возрасте он так преуспел в иноческих подвигах, что 12-ти лет был уже пострижен в мантию с именем Иова, по достижении совершенного возраста возведен в священнический сан, а тридцати лет удостоен великой схимы, причем ему было возвращено имя Иоанн. Он особенно любил это имя и всегда им подписывался, но к лику святых он был причислен с именем Иова.

Слава о подвигах и добродетелях Угорницкого подвижника распространилась по Галиции и Волыни. Дошла она и до Константина Константиновича Острожского, собиравшего в то время силы для укрепления Церкви Православной. По усиленной его просьбе Иов из Угорняцкой обители был переведен в Дубенскую Крестовоздвиженскую (в г. Дубно на Волыни), в которой Острожский был ктитором[70], "для показания, - как писал князь, - образа иноческих подвигов братии сего монастыря". Вскоре после этого перевода Дубенские иноки сделали Иова игуменом, и в этом сане подвизался он около двадцати лет и много писал в защиту православия. Однако же, жажда подвижнического уединенного жития заставила его перейти на св. гору Почаевскую, но и там его избрали настоятелем. Для молитвенных подвигов он удалился в каменную пещеру: ноги его покрылись ранами так, что обнажились кости.

Он был делателем непрестанной молитвы Иисусовой — «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, грешнаго», доводящей подвижника до высоких духовных степеней. Вот, то о нем повествует его ученик и сподвижник Досифей, ставший по его кончине его преемником по игуменству. «Однажды, когда молился преподобный в той пещере, вдруг облистал его свет благодати Божией, сиявший по всей церкви в течение двух часов непрестанно. Я же, увидев его, в великом ужасе пал на землю, побежденный таким чудным видением».

Какой силы достиг святой старец над грешной душой человеческой, показывает следующий случай: однажды, придя ночью на гумно монастырское, он увидел вора, который хотел взвалить себе на спину куль зерна. Преподобный помог ему поднять этот куль, но напомнил ему об ответе на страшном Суде Христовом. Потрясенный кратким словом святого, грешник упал ему в ноги с мольбой о прощении.

В обители преп. Иов ввел общежительный устав. Обитель он окружил оградой с помощью благочестивых помещиков Феодора и Евы Домашевских и воздвиг Свято-Троицкий собор, а потом и еще шесть меньших церквей. Он создал Почаевскую типографию и продолжал писать в защиту православия. Сохранилась одна из его книг под заглавием «Книга Иова Железа, игумена Почаевскаго, властною его рукою написанная». В 1889 году она была издана под заглавием «Почаевская Пчела».

Типография преп. Иова, возобновленная в начале этого века архимандритом Виталием (Максименко), была им вывезена после русской революции за границу и ныне продолжает существовать в Америке, в Свято-Троицком монастыре, обслуживая духовные нужды русской эмиграции.

Много скорбей принес преп. Иову наследник Анны Гойской, лютеранин Фирлей. Оп завладел монастырскими землями и даже чудотворной иконой. Но св. икона была возвращена монастырю, после того как жену Фирлея постигло за кощунство над ней Божие наказание (по совету мужа во время пира она вышла к гостям в священническом облачении с иконой и начала глумиться над ней), а земли были возвращены судом незадолго до кончины преподобного.

В свободное время преп. Иов любил заниматься садоводством и развел в Почаеве прекрасный сад.

В 1620 г. он принимал участие в Киевском Соборе, осудившим унию и постановившем твердо стоять за православие. Под постановлением этим есть подпись: «Иоанн Железо, игумен Почаевский». Сам Иов жил в обители в крошечной пещере, в которой едва можно было сидеть, но ни лежать, ни стоять толком было невозможно, тем не менее, он пребывал там в молитве довольно долгое время.

Скончался преп. Иов 28-го октября или по-нашему – 10 ноября 1651 года. Мощи его были открыты в 1659 году после трехкратного его явления митрополиту Киевскому Дионисию. Вскоре после этого в обитель приехала на богомолье Ева Домашевская. Ночью она увидела, что в Троицкой церкви сияет свет и услышала пение. Служанка ее, девица Анна, пошла узнать, какое служение совершается, и к своему ужасу увидела, что церковные двери открыты, а посреди церкви, между двумя ангелами, молится в необычайно светлом одеянии преп. Иов. Обратившись к девице, он приказал ей позвать игумена Досифея, в это время безнадежно больного, и дал ей для него плат, омоченный в миро. Больной, получив этот плат, помазался им и получил исцеление.

В 1675 г. татары осадили Почаевский монастырь. На третий день осады, во время чтения акафиста, над монастырем явилась Сама Царица Небесная. Татары пробовали пускать стрелы в небесное явление, но стрелы возвращались назад и поражали их самих. Тогда татары бежали.

В 1721 г. Почаевским монастырем завладели униаты. Чудотворную икону Божией Матери они чтили, но доступ к мощам преподобного для верующих закрыли. Однако же через 20 лет чудеса преподобного заставили их допустить к ним верующих. Во время их господства обитель была полностью перестроена. Старинный собор, возведенный Домашевскими, был разрушен и возведен новый, Успенский, выполненный в латинском вкусе (это видно и сейчас). Были разрушены и еще ряд храмов, а также построен подземный храм во имя Великомученицы Варвары (Барбары по-латыни), куда и перенесены мощи преподобного Иова.

В 1831 г. униаты были воссоединены с Православной Церковью. Мощи преподобного были вновь торжественно открыты, а Почаевский монастырь объявлен Лаврой. Построенный католиками храмы были реконструированы в соответствии с православным уставом, а подземный храм был освящен во имя преподобного Иова Почаевского. В XIX веке был построен также и новый Свято-Троицкий собор, в отличие от возведенного униатами Свято-Успенского, был построен в древнерусском стиле в знак принадлежности обители к Русской Церкви. В Свято-Успенском соборе был устроен иконостас, в котором – в четвертом ярусе и была помещена икона, с тех пор сложилась традиция: Каждый день в пять часов утра в Успенском храме, освещенном в предутреннем сумраке лишь одними лампадами, монастырской братней служится полунощница. После нее, при нении тропаря "Непроходимая Врата", чудотворный образ Матери Божией Почаевской медленно опускается и останавливается на уровне человеческого роста. Икона держится теперь на двух шелковых лентах: рядом с нею стоит иеромонах, называемый по традиции "киотным". Иноки, а вслед за ними и все присутствующие в храме, кто пришел на полунощницу, безмолвно и неторопливо подходят и прикладываются к Чудотворному образу. Точно так же опускается он по субботам после соборного акафиста перед Почаевской иконой и по воскресным и праздничным дням после поздней литургии. У каждого из приходящих к нему есть всегда что-то, что можно выразить лишь молитвенным вздохом, для которого всегда не хватает слов. И потому тот момент, когда при первых словах молитвы Икона начинает медленно опускаться вниз, всегда полон какого-то затаенного и напряженного ожидания чуда. И, думается, что это ожидание никогда не обманывает, ибо чудо - это подлинная встреча с Ней с глазу на глаз.

Отмечу чудеса от иконы сей: В 1664 году сын помещика Ивана Жабокрицкого Симеон, омыв водою глаза

от Стопы Богоматери, был исцелен от огромного бельма на глазу. Однако вскоре после этого он тяжко заболел и затем скончался. Родители, оплакав его, уже приготовили тело к погребению, между тем бабушка новопреставленного, пани Свищевская, со слезами взмолилась ко Пресвятой Богородице на горе Почаевской: "сего внука моего посвящаю Тебе, - молилась она, - только яви благодать Свою на нем, призри на слезы родителей, соделай его живым и здоровым". После этого умерший пролежал от ночи до полудня, в полдень же вдруг протянул руки и заговорил прося пить и есть, и вскоре встал со смертного одра своего.

А вот иной случай: на Успение 1710 года муж и жена из Жолквы принесли своего больного ребенка в Почаев, уповая получить для него исцеление. Но здесь ребенок умер. Тогда некоторые богомольцы посоветовали отнести умершего в церковь и положить перед чудотворной иконой Божией Матери. "Сие же бысть, - как говорит запись того времени. - да большею славою Пресвятая Дева Богородица почтена будет, неже о простом выздоровлении детища". И вот родители несут мертвого ребенка в храм, начинают слезно молиться перед святой иконой и вдруг видят: ребенок как будто просыпается, плачет и зовет: "мамо!..." - и вот уже встает, словно стряхнув с себя смерть и болезнь.

Во время Первой мировой войны, с августа 1915-го по май 1916 года, Почаев был оккупирован австрийскими войсками. Накануне оккупации в Житомир перенесли чудотворную икону и мощи преподобного Иова, святыни пробыли там до 1918 года. Часть братии перешла в другие монастыри, но около 30 человек приняли мужественное решение остаться. Австрийцы отправили в лагерь для военнопленных всех, кроме одного: 80-летний старец архимандрит Николай категорически отказался подчиняться насильственному выдворению из кельи и в конце концов остался в обители. Таким образом, полного оставления Лавры монашествующими не произошло.

В XX веке монастыре подвизались ныне прославленные Украинской Православной Церковью в лике местночтимых святых преподобный Кукша Одесский (Величко, †1964) и преподобный Амфилохий Почаевский (Головатюк, †1971).

Несмотря на организованное в начале 1960-х годов сильнейшее давление на братию Лавры (отнятие земли и части зданий, непомерные налоги, принудительная доставка иноков в психиатрические больницы, отнятие паспортов с целью последующего ареста за нарушение паспортного режима, облавы на паломников и т.д.), гражданским властям не удалось закрыть обитель: о событиях в Почаеве стало известно за пределами СССР, и богоборцы отступили.

В 1991 году при Лавре было открыто духовное училище (с 1994 года — Почаевская Духовная семинария).

С 1997 года монастырь имеет ставропигию Предстоятеля Украинской Православной Церкви, с 2000 года наместник Лавры пребывает в сане епископа с титулом «Почаевский», являясь викарием Киевской митрополии Украинской Православной Церкви.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.129.211 (0.009 с.)