Глава 3. Экономический рост и экономическое развитие



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 3. Экономический рост и экономическое развитие



3.1. От теорий роста к теориям развития.Первоначально длительное время экономическое развитие отождествлялось с экономическим ростом, который трактовался как рост валового национального продукта или увеличение подушевого дохода, т.е. способность страны наращивать производство более высокими темпами, чем прирост населения. Экономический рост, как мы уже выяснили, в основном – количественная характеристика процесса производства, показателями которого служат темпы ежегодного или среднего­дового (за определенный период) прироста валового националь­ного продукта, или национального дохода страны.

Серьёзные сомнения по поводу правомерности отождест­вления экономического роста и экономического развития и све­дения экономического роста к росту подушевого дохода были порождены неудачным опытом независимого развития бывших колоний. Во многих развивающихся странах в 1950 – 1960-е гг. были достигнуты высокие темпы роста ВНП и показателя подушевого дохода, однако в подавляющем большинстве случаев им так и не удалось повысить жизненный уровень населения. Анализ основных аспектов взаимосвязи экономического роста и социального развития показывает, что экономический рост должен рассматриваться не как благо само по себе, а как средство, которое может привести к улучшению общественного благосостояния.

Исторический опыт развития развивающихся стран привёл к осознанию несостоятельности традиционной трактовки экономического развития как экономического роста. Французские экономисты – последователи школы Ф. Перру, проведя критический анализ опыта развивающихся стран в 60-е годы, предложили разграничивать понятия «экономический рост» и «экономическое развитие». Таким образом, к началу 70-х годов ХХ столетия сформировалось понятие «экономическое развитие», которое вышло за рамки термина «экономический рост» и характеризует страну с «качественных сторон». С этого времени развитие рассматривается как многоплановый процесс, существенное воздействие на который оказывают факторы социального и политического порядка. Понятие «экономическое развитие» обогащается качественными признаками: структурой национальной экономики, соотношением добывающих и обрабатывающих отраслей, структурой экспорта, уровнем образования населения страны, состоянием здравоохранения и культуры, структурой потребностей населения и т.д.

Экономический рост и развитие связаны между собой: экономический рост не только повышает благосос­тояние не только материально, но и создаёт условия для социального развития общества, способствует всестороннему развитию индивида, поддержанию социальной справедливости в обществе.

Социальное выражение экономического роста рассматривается в ограниченном числе коли­чественных и качественных характеристик, включающих развитие и обогащение потребностей человека, расширение свободы его выбо­ра, освобождение от социального неравенства. Эти критерии непо­средственно характеризуют условия жизни людей, и в конечном итоге в них проявляются основные социальные процессы.

Уточнение понятия «экономическое развитие», включение в него социально-экономических параметров, явилось шагом вперёд в понимании проблем, стоящих перед молодыми независимыми государствами. Оно имело не только теоретическое, но и практическое значение, поскольку облегчало формирование грамотной целеустремленной политики, направленной на преодоление отсталости развивающихся стран.

В настоящее время экономическое развитие принято определять как процесс, в ходе которого в течение длительного периода времени отмечается рост реального подушевого дохода населения страны при одновременном соблюдении двух условий: 1) сокращения, либо сохранения неизменным числа живущих, за чертой бедности; 2) сохранения или уменьшения степени неравенства в распределении доходов.

Всемирный банк в своём докладе (1991 г.) даёт определение экономического развития не только как про­цесса качественного вообще, но и конкретно нацеленного на раз­витие человека. «Целью развития, – пишется в «Докладе...», яв­ляется улучшение качества жизни. Улучшение качества жизни, особенно в беднейших странах, означает прежде всего увеличе­ние доходов, но не только это, оно включает в себя, в частности, лучшее образование, питание и здравоохранение, сокращение масштабов нищеты, оздоровление окружающей среды, равенство возможностей, расширение личной свободы и более насыщен­ную культурную жизнь»[6].

Кроме этого процесс экономического развития подразумевает и осуществление структурных преобразований национальной экономики:

• увеличение доли промышленности и падение доли сельского хозяйства в ВВП;

• урбанизацию, т.е. увеличение численности городского населения;

• изменение структуры потребления населения (уменьшение доли расходов на продовольствие и рост доли других компонентов).

Очевидно, что экономический рост должен осуществляться без снижения качества социальных услуг и подрыва социальных ценностей, а также повышать общественное благосос­тояние не только материально, но и способствовать всестороннему развитию индивида, поддержанию социальной справедливости в общества.

Соответственно изменились и критерии оценки эко­номического развития, на первое место вышли социальные пока­затели.

3.2. Показатели экономического развития.Часть исследователей пыталась оценить развитие с позиции взаимодействия социальных, экономических и политических факто­ров. Исследовательский Институт Социального Развития ООН (UNRISD) одним из первых в 1970 г. предложил комплексный ин­декс социального развития, который включал 16 важнейших (9 социальных и 7 экономичес­ких) взаимозависимых показателей.

Эта и другие аналогичные попытки многомерного измерения развития не стали, однако, общепризнанными. Критики подобного подхода к разви­тию упрекали его сторонников в выборе неверного критерия раз­вития: структурных изменений вместо уровня благосостоя­ния; затрат (число врачей или больничных коек, охват школьным образованием) вместо результатов (ожидаемая продолжительность жизни и степень грамотности) для измерения состояния здоровья и образования.

Ответной реакцией на критику было создание новых показа­телей, использующих для оценки развития степень удовлетворения основных или базовых нужд населения или качество жизни. Наиболь­шую известность среди представителей этого второго направления получил Индекс физического качества жизни, разработанный Мор­рисом Д. Моррисом.

Индекс учитывает три показателя: 1) ожидаемую продолжительность жизни по достижении возраста 1 года; 2) уровень младенческой смертности; 3) распространение грамотности среди взрослого насе­ления.

Сводный индекс рассчитывается как среднеарифметическая величина составляющих. Составляющие социальные показа­тели оцениваются по шкале от 1 балла (худший вариант) до 100 (лучший вариант). Результаты Морриса свидетельствовали о том, что корреляции между душевым показателем ВВП и величиной Индекса качества жизни была не слишком значительной. Некоторые страны с высоким подушевым уровнем ВНП имели весьма низкую оценку по индексу (в ряде случаев даже ниже средней для бедных стран) и наоборот.

Шри-Ланка, к примеру, при уровне ВНП на душу населения 302 долл. в 1981 г. имела Индекс физического качества жизни вдвое выше, чем Саудовская Аравия с душевым доходом 12 720 долл.

Приведённый пример свидетельствует о возможности суще­ственного улучшения качества жизни ещё до начала существенного роста подушевого дохода.

Начало 90-х гг. ознаменовалось появлением новых подходов к развитию. В 1990 г. в рамках Программы развития ООН (ПРООН) появилась концепция «человеческого развития» или «развития челове­ческого потенциала», где человеческое развитие понимается как «процесс расширения возможностей выбора для отдельного индиви­дума». В опубликованном ПРООН в 1990 г. «Глобальном Докладе о человеческом развитии» говорилось: «Человеческое развитие есть процесс расширения возможностей выбора…. Наиболее существенным для человека является возможность вести долгую здоровую жизнь, приобретать знания и иметь доступ к ресурсам, необходимым для достойного существования. Без этого многие другие возможности остаются не­реализованным… Поэтому развитие не мо­жет быть ограничено ростом дохода и благосостояния. В его цент­ре – человек».

Тогда же, в 1990 г., ПРООН предприняла попытку комплек­сной оценки социально-экономического развития как промышленно развитых, так и развивающихся стран и впервые опублико­вала Индекс человеческого развития (ИЧР) (по-английски Human Development Index).

ИЧР ранжирует страны по восходящей от 0 до 1 балла (выс­ший уровень развития) и представляет собой интегральный показатель, характеризующий такие аспекты человеческого существования, как долголетие, образованность и уровень жизни. Методика расчёта ИЧР достаточно сложна и основы­вается на трёх показателях (субиндексах): ожидаемой продолжительности жизни в момент рождения; интеллектуальном потенциале, оце­ниваемом на базе среднего уровня грамотности взрослого на­селения и среднего количества лет обу­чения, а также величине реального ВВП на душу населения, скорректированной с учётом паритета покупательной способности.

Значение индекса колеблется от 0 до 1 балла. Низкий показатель ИЧР находится в интервале от 0,00 до 0,50 балла, средний – от 0,51 до 0,79 и высокий – от 0,80 до 1,00.

В связи с растущим признанием метода оценки развития на основе ИЧР несколько меняются взгляды на само развитие.

Поскольку ИЧР делает акцент на целях и резуль­татах развития (продолжительность жизни, интеллектуальный по­тенциал, возможность выбора материальных благ), а не на сред­ствах их достижения (душевой доход), появляется возможность оценивать характер развития страны и определять приоритеты на­циональной политики. Выясняется, что ранжирование стран по по­казателю подушевого дохода далеко не всегда совпадает с их рей­тингом по ИЧР. В 1997 г. наивысшее значение ИЧР было у Канады. Норвегии, США, Японии и Бельгии (от 0,932 до 0,923 балла), наименьшее – у Сьерра-Леоне, Нигера, Эфиопии, Буркина-Фасо и Бурунди (от 0.254 до 0,324 балла). В 1990-е гг. отмечалось стреми­тельное снижение ИЧР в России, что объяснялось резким падением ВВП, изменением мето­дики его расчёта и сокращением средней ожидаемой продолжи­тельности жизни. В результате Россия имеет уровень показателя ИЧР, характерный для группы развивающихся стран.

Уточнение понятия «экономическое развитие» было связано и с отражением в нём экологических проблем.

3.3. Устойчивое развитие.Известно, что во второй половине ХХ в. резко усилилась антропогенная нагрузка на природу. Это объясняется не только возрастающими темпами роста населения, но и доминированием использования ресурсоёмких технологий. Расчёты показывают, что с учётом современного уровня технологий природный потенциал Земли позволяет удовлетворять потребности не более 2,5 млрд чел., тогда как численность населения Земли в 2004 г. уже превысила 6,4 млрд чел.

В 1972 г. был обнародован доклад Римско­го клуба «Пределы роста» (составленного группой известных учёных под руководством супругов Медоузов, научно обосновавших, что через 75 лет мировое сообщество ожидает глобальная катастрофа: будут исчерпаны сырьевые ресурсы, возникнет катастрофическая нехватка про­дуктов питания, нарушится экологическое равновесие вследствие сниже­ния восстановления в прежнем объёме возобновляемых природных ре­сурсов (воздуха, воды, почвы, растительного и животного мира). На ос­нове этого доклада были сформулированы первоначально концепция «нулевого роста», согласно которой следует отказаться от экономическо­го, демографического роста, то есть перейти к схемам простого воспроиз­водства населения и производственных мощностей с переводом послед­них на замкнутый технологический цикл с полной утилизацией отходов, а позже концепция «органического роста» с дифференциацией норм роста по различным регионам Планеты в зависимости от достигнутого уровня развития.

При ООН была создана Международная комиссия по окружающей среде и развитию под руководством премьер-министра Норвегии Г. Х. Брундтланд, которая предложила мировому сообществу новую концепцию развития цивилизации под названием «sustainable development», которое было переведено на русский язык как «устойчивое развитие» (УР).

Юридическое закрепление концепция устойчивого развития получи­ла на конференции под эгидой ООН в Рио-де-Жанейро «Окружающая среда и развитие» (1992 г.), декларацию которой с 27 рекомендательными принципами, лаконично раскрывающими сущность и цели реализации этой концепции, подписали 179 стран мира, в том числе и Россия. В этом же духе выдер­жаны «Повестка дня на XXI век», являющаяся своего рода программой действий государств по реализации концепции УР, а также Декларация Тысячелетия, одобренная в 2000 г. главами государств – членов ООН.

Существует множество определений УР. Наи­более полным и точным представляется следую­щее. УР предполагает регулирование условий жизни на базе четы­рёх принципов: 1) удовлетворение основных потребностей всех ныне живущих людей, 2) рав­ные стандарты этого удовлетворения для всего населения Планеты, 3) бережное, осторожное ис­пользование природных ресурсов, 4) сохранение возможностей для будущих поколений реализо­вать основные запросы. Все названные принци­пы равноценны, но центральным считается тре­тий, в основе которого лежит идея ограниченной способности природных комплексов к хозяй­ственным нагрузкам.

В Рио (1992 г.) руководители развитых стран договори­лись довести прямую помощь развивающимся странам до 0,7% своего ВВП. Но полностью дого­воренности следуют лишь Норвегияг Швеция, Да­ния, Нидерланды и Люксембург. Президент Венесуэлы Уго Чавес от имени группы 77 (государства бывшего третьего мира) предложил создать при ООН специальный фонд устойчивого развития, который бы формировал­ся за счёт поступлений от развитых стран, а так­же от развивающихся стран (за счёт списания 10% их государственного долга). Предполагалось, что эти средства пойдут на охрану окружающей сре­ды и борьбу с голодом. Однако у ряда развитых государств такая постановка вопроса поддержки не нашла. Среди стран, в которых переход к УР идёт мед­ленно, нужно отметить прежде всего США.

Опыт международных проектов, осу­ществляемых ныне, показывает, что там, где ос­новная ответственность за их выполнение лежит на развивающемся мире, и, главное, если про­ект не затрагивает напрямую существующий миропорядок, прогресс налицо. В противном случае реализа­ция проектов блокируется. Так произошло с Киотским протоколом, предполагающим обязатель­ства развитых стран ограничить выбросы парни­ковых газов в атмосферу, в результате чего должно последовать снижение их темпов эконо­мического роста. Протокол ратифицировали 102 страны, включая все страны ЕС, Японию, Кана­ду, Китай. Этого не сделали США, а на их долю приходится, по разным оценкам, от 25 до 35% всех выбросов углекислого газа в мире. (Развитые страны потребляют на сегодняшний день около 50% энергии, 80% сырья и производят до 70% мировых отходов). Принудить США присоединиться к соглаше­нию, подписанному в Киото, никто не может.

Лишь недавно ООН до­билась включения экологической состав­ляющей в глобальный процесс принятия решений по экономическим вопросам. В 2002 г. главы государств и правительств наконец договорились о серии конкретных обязательств и действий, был подписан План выполнения решений по УР, предусматривающий неотложные меры и кон­кретные сроки их осуществления на 2002 – 2012 гг., а также ежегодные отчёты каждой стра­ны о выполнении достигнутых соглашений. При этом страновые проекты УР предполагается дифференцировать: для одних стран ставится задача искоренения бедности, для других − переход к модели устойчивого потребле­ния и производства.

Переход к УР в западных странах проявляется прежде всего в наращивании экологизации эко­номического развития, которая направляется и стимулируется государством, использующим для этого как правовые, так и рыночные инструмен­ты. И их арсенал постоянно пополняется и обнов­ляется по мере ужесточения государственных требований к охране окружающей среды. При этом опережающее по сравнению с другими стра­нами установление экологических стандартов становится важнейшим условием повышения конкурентоспособности, главным образом пото­му, что стимулирует и ускоряет технологические разработки. В мире растёт число компаний, которые прини­мают экологический кодекс поведения и руко­водствуются принципами УР, так как убеждены в том, что завтра победителями на рынке будут те, кто уже сегодня преуспевает в повышении своей экоэффективности.

Этими интересами объ­ясняется и принятие компаниями добровольных обязательств по системе стандартов ISO-14000 – сертификации экологического менеджмента. По имеющимся оценкам, через 10 лет около 90% крупных компаний мира будут сертифицированы в соответствии с ISО-14000.

Выводы. Экономический рост характеризует мощность экономики. Он измеряется показателями темпов роста ВВП (ВНП), а также темпов роста среднедушевого ВВП (ВНП). Но валовой продукт – не точный индикатор благосостояния населения. Целью экономической политики является не столько экономический рост, сколько общественное развитие.

Развитие – процесс качественного совершенствования, прогрессивных изменений в области экономики, политики, культуры, в ходе которых происходит обогащение потребностей человека, расширение свободы его выбо­ра, освобождение от социального неравенства. Показателем общественного развития, используемым в настоящее время для международных сравнений, является Индекс человеческого развития.

Устойчивое развитие предполагает рав­ные стандарты удовлетворения основных потребностей всех ныне живущих людей, и, кроме этого, бережное ис­пользование природных ресурсов с целью сохранения возможностей для будущих поколений реализо­вать основные потребности.

 

Контрольные вопросы

1. В чём различия в трактовке понятий «рост» и «развитие»?

2. Может ли быть рост без развития и наоборот? Аргументируйте.

3. Какие показатели используют для оценки уровня экономического развития? Какой интегральный показатель, предложенный ООН, позволяет ранжировать страны по уровню развития?

4. Сравните значения ИЧР для развитых и развивающихся стран.

5. Что такое «устойчивое экономическое развитие»?

6. Возможно ли в современных условиях добиться высокого уровня развития, сохраняя закрытую экономику?

 

Глава 4. Теории развития

4.1. Теория развития Й. Шумпетера.Австрийский экономист Йозеф А. Шумпетер (1883–1950) в своих сочинениях отверг неоклассические представления о развитии как постепенном, гармоничном процессе. Напротив, он утверждал, что значительное возрастание национального продукта происходит в форме дисгармо­ничных скачков и рывков в результате освоения совершен­но новых инвестиционных проектов. Этот процесс неиз­бежно предполагает чередование сравнительно недолгих периодов процветания и депрессии. Й. Шумпетер отказался от взгляда на равно­весие как нормальное состояние экономики, поставив во главу угла её динамику. Он считал, что элемент развития не встречает­ся среди явлений, присущих кругообороту капитала или тенден­ции к равновесию, но действует на них как внешняя сила. Разви­тие представляет собой изменение траектории, по которой осуществляется кругооборот, переход экономики к другому со­стоянию равновесия, носящему дискретный характер.

В основе экономического развития лежат инновационные про­цессы, суть которых состоит в осуществлении новых комбинаций факторов и условий хозяйственной деятельности. Центральное место в шумпетерианском анализе про­цесса развития занимает фигура предпринимателя, человека, который действует как новатор. При этом в структуре инноваций Шумпетер различает следующие ва­рианты.

Эволюционный характер этих процессов состоит в том, что в большинстве своём они происходят на уже существующих пред­приятиях и теми же самыми работниками, лишь применение имеющихся средств – иное.

Осуществление всех нововведений весьма рискованно, их резуль­таты трудно предвидеть, поэтому соответствующие дей­ствия предпринимателей представляют собой «прерыви­стые импульсы», а не постепенный и ровный процесс, как это рисуется в неоклассических представлениях.

С началом фазы оживления в ходе экономического цикла предприниматели, наделённые проницательностью и воображением, распознают новые возможности для извлечения прибыли и принимают меры по их использо­ванию, получая через банки необходимые финансовые средства и с их помощью приобретая контроль над реаль­ными ресурсами. Важным фактором экономического развития, его катализато­ром Й. Шумпетер считал диффузию инноваций, то есть распростра­нение во времени уже однажды освоенной и использованной инно­вации в новых условиях или местах применения. В ожидании высокой прибыли эффективная инновация последовательно под­хватывалась (имитировалась) группами предпринимателей, кото­рых Шумпетер разделял на «ранних реципиентов», «раннее боль­шинство» и «отстающих». В результате кумулятивного увеличения числа имитаторов возникает волнообразный процесс, аналогичный длинным волнам Н. Д. Кондратьева, новый бум набирает силу. С нараста­нием потока товаров, являющихся результатом нововведе­ний, наступает период «творческого разрушения», когда некоторые более старые фирмы с высокими издержками вытесняются из данной сферы бизнеса. Выплата ранее взятых займов усиливает дефляционные тенденции, кото­рые не компенсируются новой предпринимательской актив­ностью ввиду того, что степень неопределённости и риска в условиях сложившегося неравновесия очень высока. Прекращение новаторских усилий в свою очередь подтал­кивает дефляционные тенденции и ведёт к депрессии. Когда процесс необходимого приспособления к исполь­зованию последних нововведений завершается, то дости­гается новое равновесие, которое может послужить нача­лом нового цикла. Однако эта новая стартовая отметка находится на более высоком, чем прежний, уровне дохода, причём оказывается, что от такого прироста выигрывают все основные категории получателей дохода.

Й. Шумпетер не разделял опасений о возможности для экономики статичного состояния на низком уровне вследствие действия закона народонаселе­ния Мальтуса и сокращения отдачи от ограниченных естествен­ных (земельных) ресурсов. Не видел он оснований и для прогнозов об усилении классовых конфликтов, ибо, по Шумпетеру, нововведения приносят значитель­ные выгоды и рабочим. Тем не менее он придерживался пессимистического взгляда на будущее капитализма, поскольку самые успехи этой системы оказывают раз­рушительное воздействие на общественные институты, призванные её защищать. Процесс нововведений приобре­тает упорядоченно-рутинный характер. Концентрация и укрупнение хозяйственных единиц разрушают жизнеспо­собность таких основополагающих капиталистических институтов, как частная собственность и свобода заклю­чения коммерческих соглашений. Антикапиталистически настроенные интеллектуалы и усиливающееся рабочее движение нарушают бесперебойное функционирование по­литической структуры, в рамках которой развился капи­тализм, и это создаёт климат, неблагоприятный для нового взлёта капиталовложений.

Разработанный Шумпетером эволюционный под­ход оказал значительное влияние на теоретическую мысль пос­ледних десятилетий. Идеи Й. Шумпетера стали основой для возникших в начале 80-х годов эволюционных теорий экономики и новых теорий эко­номического роста. Эволюционисты (Р. Нельсон, С. Винтер и др.) сосредоточили внимание не столько на процессах произ­водства, распределения и потребления благ, сколько на эволю­ции субъектов хозяйственной деятельности, усматривая именно в них первопричину изменений экономической системы в целом.

Все современные концепции экономического развития схо­дятся в конечном счёте на том, что качество интеллектуальных ресурсов и степень их вовлечённости в общественное производ­ство оказывают непосредственное воздействие на темпы эконо­мического роста и уровень национального богатства в отдельных странах. На этой основе возникла новая расширительная кон­цепция национального богатства, в состав которого включается не только материальное богатство общества, созданное трудом многих поколений, и природные ресурсы, но и интеллектуаль­ные ресурсы, или человеческий капитал.

4.2. Теория стадий экономического роста У. Ростоу.О ранних вариантах теории развития (модернизации) дает представление книга американского учёного Уолта Уитмена Ростоу (1916 – 2003) «Стадии экономического роста: Некоммунистический ма­нифест», вышедшая в 1960 г.

Предложенная им теория стадий роста является одной из первых концепций теории экономического развития. Вместо форма­ционного деления автор предложил пять стадий экономического роста, через которые последовательно проходят все страны, причём переход от одной стадии к другой − это естественный спонтанный процесс, опирающийся на мобилизацию сбережений и совершенствование технологий.

Первая стадия − «традиционное общество» (the traditional society) с примитивной тех­нологией, в котором преобладает земледелие и огромную роль игра­ют семейные и клановые связи и зависимости. Это общество структурировано иерархически, политическая власть принадлежит земельным собственникам или центральному правительству.

Вторая стадия − «переходное общество», в котором создаются предпосылки для подъёма, «взлёта» (the preconditions for take-off). Происходит структурная перестройка экономики, особенно существенны изменения в непромышленных сферах экономики: сельском хозяйстве, транспорте и внешней торговле. На второй стадии среднедушевой доход начинает расти, но этот рост не носит устойчивый характер. Появляется новая элита, возникает на­ционализм как реакция на влияние более развитых стран и все это становится движущейся силой перемен.

Третья стадия – «взлёт» (the take-off), когда рост становится нормальным условием. Для того чтобы рост стал автоматическим, самоподдерживающимся необходимы, по мнению У. Ростоу, несколько условий: резкое увеличение доли производственных инвестиций в национальном доходе (от 5 до как минимум 10%); стремительное развитие одного или нескольких секторов промышленности; политическая победа сторонников модернизации экономики над защитниками традиционного общества. Затем первоначальный импульс роста распространяется с одной отрасли на всю экономику страны. Новая техника быстро внедряется в промышленность и сельское хозяйство. В результате возникают и быстро развиваются новые отрасли произ­водства, происходит урбанизация общества. Фактически это стадия ранней индустриализации.

Ростоу пытался показать, что подъём, который происходит при стимулиру­ющей роли инвестиций, представляет собой распространённое явление. Как и на остальных, на Ростоу в значительной степени повлиял опыт сталинской Рос­сии. Он полностью укладывался в рамки этой схемы.

Четвёртая стадия − «движение к зрелости» (the drive to maturity), когда в экономике формируется многоотраслевая структура, появляются современные отрасли (автомобильная, химическая, электротехническая промышленность, сложное машиностроение), чем завершается процесс индустриализации. Это достаточно длительный этап технического прогресса. В этот период развивается процесс урбанизации, повышается доля квалифицированного труда. Руководство промышленностью сосредоточивается в руках квалифицированных управляющих – менеджеров.

Пятая стадия − образование общества «массового потребления» (the age of high mass consumption). Структура экономики изменяется в пользу сферы услуг и производства технически сложных потребительских товаров длительного Пользования (особенно автомобилей). Появляется потребность в достижении не просто высокого материального благосостояния, но и качества жизни. Одновременно происходят изменения в самой рабочей силе, обусловленные ростом её образовательного и квалифи­кационного уровней, изменением структуры занятости, а соответст­венно увеличиваются расходы на социальное страхование и социаль­ное обеспечение.

В дальнейшем У. Ростоу выделил шестую стадию − «стадию поиска качества жизни», которой свойственно приоритетное развитие духовной сферы жизни.

По оценкам У. Ростоу, к периоду написания книги (1959) все развитые страны прошли через стадию «рывка» (взлёта) к самоподдерживающемуся росту.) Пятая стадия была достигнута лишь США и Канадой. Что же касается большинства стран мира, то они по-разному распределялись на этой шкале эконо­мической зрелости. К примеру, СССР к 1950 г. вступил в четвёртую стадию зрелости. Развивающиеся страны находятся на стадиях либо традиционного общества, либо создания предпосылок для рывка (взлёта).

Перейти к следующей стадии они могут лишь при выполнении некоторых условий, одним из главных является мобилизация внутренних и иностранных сбережений для инвестирования и ускорения экономического роста.

Ростоу стремился показать странам третьего мира, что коммунизм − «не единственная форма эффективной госу­дарственной организации, которая может привести к... взлёту», и предлагал некоммунистический подход: страны Запада снабжают страны третьего мира помощью для покрытия «дефицита финансирования», заполняя разницу меж­ду реальным объёмом сбережений страны и объёмом, необходимым для взлёта. Ростоу использовал модель «дефицита финансирования» для того, чтобы рассчитать, какой объём инвестиций необходим для этого «взлёта».

Холлис Ченери, применяя подход «дефицита финансирования», ещё яснее подчеркнул необходимость в национальных сбережениях. Ченери и Алан Страут в 1966 г. по традиции начали с модели, в которой помощь «восполнит вре­менный дефицит между возможностями по инвестированию и возможностя­ми по сбережению». Инвестиции после этого приводят к экономическому росту. Но они также предположили, что в результате повышения дохода будет расти и норма сбережений. Эта норма должна быть достаточно высокой, что­бы страна в конечном счёте могла перейти к «самоподдерживающемуся рос­ту», при котором она осуществляет необходимые инвестиции из собственных сбережений.

Концепция «дефицита финансирования» давала странам-донорам представление о том, в каком объёме нужны данной стране помощь или иное финансирование. Однако, несмотря на инвестиции, финансируемые предоставлением помощи, рост отсутствовал, что не соответствовало выводам модели. Защитники подхода дефицита финансирования выдвинули следующий аргумент: «Хотя физическое накопление капитала может считаться необходимым условием развития, но не является достаточным».

Экономисты международных финансовых организаций применяли концепцию финансового дефицита даже тог­да, когда она со всей очевидностью не работала. В период с 1980-го по 1990 г. ВВП Гайаны резко упал при том, что инвестиции выросли с 30 до 42 % ВВП, а международная помощь каждый год составляла 8 % ВВП[7]. Это вряд ли можно было считать триумфом концепции.

Концепция дефицита финансирования использовалась экономистами международных финансовых организаций для обучения чиновников из развивающихся стран.

Выводы.Существует много теорий развития, которые различаются тем, какое значение придают их авторы тем или иным факторам роста и развития.

Й. Шумпетер рассматривал инновации в качестве основы экономического развития, а предпринимателя-новатора в качестве основного субъекта процесса развития. Идеи Й. Шумпетера стали основой для развития эволюционных теорий экономики, которые именно в эволю­ции субъектов хозяйственной деятельности видят первопричину изменений экономической системы в целом.

Теория стадий экономического роста У. Ростоу предполагает, что все страны последовательно проходят ряд стадий, опираясь на мобилизацию сбережений и совершенствование технологий. Страны третьего мира могут прибегнуть к помощи стран Запада для покрытия «дефицита финансирования». Опыт развивающихся стран свидетельствовал, что эта модель описывает необходимые, но не достаточные условия для экономического роста.

Контрольные вопросы

1. Что лежит в основе экономического развития в теории Й. Шумпетера?

2. Какие типы предпринимателей можно выделить в зависимости от их роли в экономике? Кто является в этой теории главным экономическим субъектом, обеспечивающим развитие?

3. Почему Й. Шумпетера считают основоположником эволюционной экономики?

4. Почему теория У. Ростоу относится к теориям линейного развития? В чём ограниченность подхода к развитию, предложенного Ростоу?

5. Что объединяет теорию У. Ростоу и модель Харрода – Домара?

 

Глава 5. Теории структурных преобразований

5.1. Теория развития А. Льюиса.Теории структурных преобразованийакцентирует внимание на механизме превращения преимущественно аграрной экономики развивающихся стран в хозяйство с более развитой отраслевой структурой и более высоким уровнем урбанизации.Широко известными примерами подхода структуралистов к развитию являются двухсекторная модель трудоизбыточной экономики Артура Льюиса и эмпирический анализ форм развития Холлиса Ченери.

Одной из известнейших теоретических моделей развития, в центре внимания которой находится структурная трансформацияполунатуральной потребительской экономики, является мо­дель лауреата Нобелевской премии Артура Льюиса (1915 – 1991). Созданная им в середине 1950-х гг., а позднее расширенная и формализованная Джоном Фаем и Густавом Рейнисом в 60-е и начале 70-х гг. двухсекторная модель Льюисабыла господствующей теорией развития для трудоизбыточной экономики стран третьего мира.

В модели Льюиса слаборазвитая экономика является дуалистичной, т.е. состоит из двух секторов:

1) традицион­ного сектора, с натуральным сельским хозяйством, скрытым перенаселением и нулевой пре­дельной производительностью труда (MPL=0). Для отражения этого Льюис ввёл понятие «избыточная рабочая сила», которую можно изъять из этого сектора, не уменьшая объём производства;

2) высоко­производительного современного сектора, к которому относится городская промышленность и в который постепенно перемещается рабочая сила из сельского хозяйства.

Основное вни­мание в модели уделено миграции рабочей силы из деревни в город и росту производства и занятости в современном секторе. Как миграция, так и занятость в современном секторе за­висят от экономического роста внутри него, что, в свою очередь, определяется накоплением капитала и уровнем инвестиций в промышленность. Такие инвестиции производятся за счёт реинвестирования прибыли капиталистами современного сектора. Зарплата предпола­гается фиксированной на уровне, несколько превышающем средние доходы работника тра­диционного сектора (Льюис полагал, что зарплата в городе должна быть, как минимум, на 30% выше, чем в деревне, что будет создавать достаточные стимулы для миграции). При фиксированной зарплате в городе предложение рабочей силы из деревни рассматривалось Льюисом как абсолютно эластичное.

Как модель Льюиса объясняет изменение структуры экономики в ходе индустриализации развивающихся стран? Обратимся к традиционному сектору на рисунке 5.1бВерхний график показывает изменение производства продукции сельского хозяйства с ростом затрат труда. Это график типичной производственной функции, где продукция ТРА зависит от затрат только одного фактора – труда LА, поскольку объём применяемого капитала К и традиционная технология t остаются неизменными. На ниж­нем графике справа показаны кривые среднего и предельного продук



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-12; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.186.91 (0.024 с.)