ТОП 10:

Культура и религия древних ариев



 

Материальная и духовная культура древних ариев (индоиранцев) восстанавливается на свидетельствах древних литературных памятников индоариев (Веды) и иранцев (Авеста), а также исторических подтверждениях о древних индоиранских народах, археологических данных, данных поздних эпических сказаний (Махабхарата, Рамаяна, Шах–наме) и этнографических исследованиях современных архаичных индоиранских народов.

На протяжении долгих веков в процессе расселения и после него в каждом из новых регионов ойкумены, освоенных осевшими там индоевропейцами, развитие религиозных представлений шло хотя и на единой общей основе, но своим путем. При этом важную роль играла общность исторических судеб или географическая близость тех или иных племен, первоначально перемещавшихся, скажем, в одном направлении, а позже отделившихся друг от друга.

Такую близость можно легко увидеть на примере индоиранской общности, мигрировавшей к востоку и юго–востоку от прародины. Не вполне ясно, как и почему эта общность, объединенная самоназванием “арии”, разделилась на части, одна из которых осела в восточной части Ирана, а вторая продолжала кочевать в сторону долины Ганга. Но близость обеих частей вполне очевидна, как достаточно заметна и их все возраставшая со временем взаимная враждебность. Можно полагать, что взаимное отчуждение было обусловлено усиливавшимся противостоянием оседло–земледельческой части общности продолжавшим кочевать скотоводам, хотя не исключено, что поляризации частей ее способствовал и раскол разросшегося коллектива на дуально–родовые группы. Однако сам факт раскола очевиден и четко фиксируется при изучении религиозных представлений и мифологии соответственно древних иранцев и индоариев. Обе точки зрения относительно представлений были знакомы с двумя противостоявшими друг другу классами божественных сил: у иранцев это были ахура и дэвы, у индоариев – дева и асуры. При этом весьма показательно, что первая группа божеств считалась благой, а вторая вредоносной. Главой группы дэвов (дева) был один и тот же Индра, но у индоариев он был великим и почитаемым богом, а у иранцев – злокозненным демоном. [12]

По каким–то причинам, по-видимому, прежде всего демографическим и экологическим, тысячи людей начинали двигаться в определенном направлении, заселяя новые территории, подчиняя или ассимилируя местное население, распространяя свою культуру. Если государственных структур у них не было, значит, объединяла их главным образом общая вера, духовная культура. Это относится к племенам ариев, которые около пяти тысячелетий назад из Центральной Европы постепенно распространялись на окрестные земли. Это были преимущественно скотоводы. Благоприятные условия жизни в лесостепной и степной полосе способствовали постоянному росту населения. По мере истощения природы в одной местности, они перемещались на другие территории. Наибольший простор для миграции открывало восточное и юго–восточное направления. Таким путем они достигли Центральной (Средней) Азии, Южного Прикаспия и полуострова Индостан.

Некоторое представление о духовной культуре древних арийцев дают сведения о религиозных верованиях индийцев. Но население долины Инда оказало весьма значительное влияние на этих ариев. Правда, их цивилизация находилась уже на стадии упадка, а потому пришельцам не было оказано сильного сопротивления. Здесь больше происходило взаимодействие культур.

Три с половиной тысячелетия назад арийскими племенами были освоены территории современного Ирана (Персия). Сохранились архаичные черты религиозных воззрений, во многом определявшиеся бытом и нравами воинственных кочевых скотоводов. Но их система верований не была настолько продуманной, чтобы называться цельной, пока не появился мудрец, аскет, пророк Заратуштра (Заратустра; Зороастр – по–древнегречески). О его жизни сохранились только предания. Точно неизвестно даже, в каком тысячелетии он жил. Считается, предположительным время его существования в XIII– XII веках до н.э.

«Возможно, самой характерной чертой учения Зороастра, – писал английский религиовед Д. Хиннеллс, – является придание особого значения персональной вере... Все мужчины и женщины (в зороастризме оба пола имеют одинаковые обязанности) несут персональную ответственность за выбор между добром и злом. И в будущем их будут судить лишь по тому, как они распорядились своей свободной волей».­­­­­

Таким образом, идея свободы воли, свободного выбора человеком своего жизненного пути и персональной ответственности за этот выбор является нравственной основой зороастризма. Древние арии, обосновавшиеся в Персии, представляли себе мир, как поле космической битвы двух величайших сил: бога света, правды и созидания Ахура Мазды (Ахурамазды, Ауромазды, Ормузда) и демона тьмы, лжи, разрушения Ангро-Майнью (Ахримана – в более поздних источниках). Первый возглавляет армию светлых духов агуров, а второй – легион злобных дэвов.

Все мироздание, а также душа человеческая – арена этой непрерывной битвы. В этом отношении человек подобен Вселенной (вспоминается идея Атман–Брахман, человек–микрокосм). От каждого требуется выбор, каким силам подчиниться – светлым, ангельским или темным, демоническим.

В одном из гимнов Авесты, священной книги зороастрийцев, говорится: «Вначале существовали два гения, наделенных различной деятельностью, добрый и злой дух, в мысли, в слове, в действии. Выбирайте между ними двумя: будьте добры, а не злы... Выбирайте один из этих двух гениев: гения лжи, делающего зло, или гения истины и святости. Всякий, кто принимает первое, готовит себе печальную участь; кто принимает второе, чтит верно, и действительно Ахурамазду в его делах».

Гимны Заратуштры превозносят верховное светлое начало как своеобразную троицу: божественное Слово, божественная Мысль и божественное Дело. Одна из главных идей, повторяемых многократно: «Истина – лучшее благо».

Представления о высших силах, у Древних ариев вырабатывались посредством представлений, о высших силах, основанных на суровом житейском опыте. Джон Хиннеллс подчеркнул характерную особенность их верований: «Они не представляли своих богов в человеческом облике, а видели их в окружающих человека понятиях – боги Правды и Гостеприимства, боги Договора и Победы. Их демоны были такими же абстрактными: Ярость и Алчность, Ложь и Нерешительность. Мир был полон духов, которых людям следовало опасаться и которым следовало давать щедрые приношения, чтобы они не разозлились. Крестьяне не имели реальной надежды на жизнь после смерти, солнечный рай существовал только для тех, у кого были сила и богатство, – жрецов и князей».

Отметим две отличительные черты зороастризма. Он представляет собой одну из наиболее древних попыток обосновать монотеизм, принцип абсолютного господства единого (или триединого) Бога (первой попыткой такого рода можно считать религиозную реформу фараона Эхнатона). Учтем, что учение Заратуштра возникло, судя по всему, в конце II тысячелетия до н э. – значительно раньше, чем сформировался монотеизм в Иудее.

Нельзя не заметить, что в зороастризме прослеживается дуализм, двоебожие, ибо планируется существование активной силы зла. Тем самым Всевышний освобожден от ответственности за мировое зло; ему приходится активно вести борьбу за добро. Вот и человеку надо прилагать великие усилия ради истины, справедливости, добра. [7]

Иначе говоря, признавая совершенное господство в мире добра, светлого начала (монотеизма), Заратуштра учитывает и реальную активную силу зла, его относительное господство наряду с добром (дуализмом). В сочетании это образует религиозную систему, которую точнее всего называть монодуализмом.

Этот заурядный принцип позволяет избавить высшее божество от ответственности за присутствие лжи, подлости, зла в этом мире. Ведь если бытует единый и всемогущий Владыка мира, то в его ведении оказывается не только добро, но и зло: оно должно ему подчиняться или присутствовать при его попустительстве. Впрочем, богословы склонны видеть зло как проявление несовершенства творения, отклонение от добра. Хотя в трех великих религиях говорится о существование дьявола, демонов, так что в целом получается все та же единодвойственность.

Система таких взглядов, по мнению исследователей, появилась согласно священной книге зороастрийцев, Авесте путем трех хронологических пластов. Так называемые Гаты Заратуштры относятся к концу II – началу I тысячелетия до н.э. Следующая часть (преимущественно «Яшт») была записана в середине I тысячелетия до н.э., а остальные тексты еще моложе и датируются вплоть до первых веков нашей эры.

Наивысший расцвет популярности зороастризма начался в VI веке до н.э., когда это учение принял царь Персии Кир, а затем Дарий сделал государственной религией своей обширной империи. До этого времени преобладал монодуализм, в основе которого лежал древнейший миф палеоевропейцев о божественных близнецах. Однако с установлением единоличной власти царя возобладал монотеизм.

В надписях ахеменидских царей (VI–V вв. до н.э.) сказано: «Великий бог Ахура Мазда, который создал эту землю, который создал это небо, который создал человека...»

Но позже возобладали мнения о первоначальном разделении (неизвестно каким образом происшедшем) светлого царства Ормазда (Ахура Мазды) и царства тьмы Ахримана (Анхра–Манью). Между ними находилась изначальная пустота.

У Ормазда было преимущество того, кто обладает силой правды и Истины: он знал о существовании Ахримана, а тот был в неведении. Но вот поднялся он из глубин тьмы и направился к пределу, откуда засиял свет. Он бросился туда, чтобы уничтожить светлое царство, но, мощь Ормазда превышала его собственную, он вернулся во тьму, где сотворил множество демонов. Началась непримиримая борьба двух царств мироздания. В конце концов, был установлен космический цикл: каждые 9 (или 12) тысячелетий в первой трети господствует Ормазд, затем произойдет смешение воль его и Ахримана, из–за чего последний обретет власть, но она быстро пойдет на убыль, а после великой космической битвы окончательно восторжествует Добро. Такова идея цикличности развития, перенесенная с земных общественных процессов в космический миропорядок.

В этих взглядах показано преимущество света, разума и добра, но все–таки при противопоставлении добра и зла. Такое воззрение М.Дрезден назвал зороастризмом. А затем последовало – уже после первоначального распространения христианства, – учение теолога Мани, манихейство (манихейская ересь) об извечном противостоянии Света и Тьмы, Добра и Зла, Разума и Материи.

Для наших целей важно подчеркнуть, что, несмотря на временные промежутки отдельных частей Авесты, в ней в значительной степени нашли отражение древнейшие верования части арийских племен, которые на свой лад обработал и пересказал Заратуштра. Но в то же время и его, и более древние предания неизбежно менялись, шлифовались, а порой искажались при устном пересказе. Они становились выражением народной мудрости (да и глупости, отчасти, тоже).

Наиболее архаичный пласт Авесты свидетельствует о периоде перехода кочевых арийских племен к оседлому образу жизни. Заратуштра привнес идею величия не только общности, но и личности. Это в будущем нашло своих почитателей – XIX век, когда в Европе стал популярен индивидуализм. В начале XX века в Германии возродились архаичные представления арийцев о собственном благородстве (так переводится название этих племен) и необходимости свято хранить расовую чистоту. Почти точно по Авесте: «Кто смешивает семя (родичей) праведных с семенами нечестивых (чужеродцев), семя почитателей дэвов с семенами (ариев), их отвергающих… об этом говорю я тебе, о Заратуштра, что их важнее убивать, чем извивающихся змей и крадущихся волков».

На европейскую философию второй половины XIX века, а затем и на массовое сознание оказали немалое влияние идеи Ф.Ницше, изложенные в книге «Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого».

Образы давних пророков и богов имеют обыкновение возрождаться вновь и вновь, приобретая порой жестокий облик, достаточно далекий от оригинала. Таким примером может служить Гитлер, боровшийся за чистоту крови и господство над остальными. Так проявляется в духовном мире та цикличность, о которой говорили предки в отношении развития общественных систем и мироздания. [13]

Древние индоиранские арии не только называли себя «благородными», но старались проявлять благородство в мыслях, словах и поступках. Они чтили стремление к правде, справедливости, добру. Зная о существовании в душе человека низменных темных сил – злобы, корысти, зависти, лжи, – они проклинали их, стараясь от них избавляться. Но при этом отдавали первенство не насилию над личностью, а свободе. Они полагали:

Душа человека – единственное, что принадлежит только ему, а не Природе, Богу или демонам.

Свобода распоряжаться своей душой означает свободу управлять своей судьбой, насколько это в силах человеческих. Такова извечная основа нравственности, базирующейся не на страхе, а на свободном выборе человека.

Славен искатель истины, ибо он обретает цель жизни.

Славен преодолевающий в себе низменного недочеловека, ибо таков устремленный к высшему.

Славен пренебрегающий материальными богатствами, ибо ему принадлежат сокровенные духовные ценности, ради обретения которых и дарованы человеку жизнь и разум.

Так не говорил Заратуштра. Да и кто точно может знать, о чем говорил он. Таковы не слова его, но те мысли, которые он ощущал в себе и стремился внушить людям. Не станем забывать, что жил он в иную эпоху, в другом обществе. И каким бы индивидуалистом или персоналистом он ни был, в его личности и его воззрениях сказывалось неотвратимое влияние общества и народа той далекой эпохи.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.3.228.47 (0.007 с.)