ТОП 10:

ЧЕЛОВЕК - ИСКЛЮЧЕНИЕ ИЗ ЭВОЛЮЦИОННОЙ ТЕОРИИ



ОПАСНЫЕ ИДЕИ

В ноябре 1859 года Чарльз Дарвин выступил со своей чрезвычайно опасной идеей — что все живые существа развивались в процессе естественного отбора. Несмотря на то, что в книге Дарвина почти не было упоминаний о человеке, выводы были неизбежны, и это повлекло за собой такие радикальные изменения в самооценке человека, каких не происходило за всю обозримую историю. Дарвин в одно мгновение разжаловал человека из состояния божественно сотворенного существа в обезьяну, эволюционировавшую под действием бесстрастного механизма естественного отбора.

Эта идея представляла такую опасность для религиозных институтов, что в 1925 году школьный учитель из Теннесси Джон Скоупс был привлечен к суду по обвинению в том, что он преподавал в школе дарвиновскую новую "теорию эволюции". Состоялся шумный процесс, в котором тогдашние церковники одержали крупную победу. С тех пор дарвиновские идеи как будто даже взяли реванш. Не подлежит сомнению, что современные эволюционисты, возглавляемые такими учеными, как Ричард Докинс, сейчас побеждают в спорах. Эти ученые значительно усовершенствовали теорию Дарвина и ныне могут представить нам все более основательные свидетельства действия процесса естественного отбора. Приводя примеры из жизни животного мира, они развенчали полностью библейскую версию сотворения.

Но правы ли ученые, когда они применяют законы эволюции к двуногому существу, именуемому человеком? Сам Чарльз Дарвин был удивительно сдержан в этом вопросе, но его сотоварищ по открытию законов эволюции — Альфред Уоллес был более склонен к высказываниям по этому вопросу. Уоллес явно подозревал, что здесь не обошлось без какого-то вмешательства со стороны: он писал, что "какая-то разумная сила направляла или определяла развитие человека". За последующие сто лет наука не смогла опровергнуть утверждение Уоллеса. Антропологи потерпели полную неудачу в попытках найти ископаемые следы "недостающего звена" между обезьяной и человеком, а с другой стороны, наука признает чрезвычайную сложность таких органов, как человеческий мозг. Такое впечатление, будто наука описала полный круг и вернулась к исходному пункту, где многие ощущают некоторую неловкость, когда пытаются применить эволюционную теорию к Homo sapiens.

Таким образом, возникла новая опасная идея. Если мы подменяем сверхъестественный акт сотворения человека Богом физическим актом генетической операции, произведенной богами из плоти и крови, то сумеют ли эволюционисты в этом случае удержаться в реалиях рационального спора на чисто научной основе?

В настоящее время четверо из десяти американцев считают маловероятным, что человек произошел от обезьяны. Почему? Сравните себя с шимпанзе! Человек — существо разумное; тело у него безволосое, и он весьма сексуален — ясно, что он принадлежит к иному виду, чем его предполагаемые сородичи — приматы. Возможно, это чисто интуитивные соображения, но они подкрепляются научными исследованиями. В 1911 году антрополог сэр Артур Кент составил перечень присущих каждому из видов обезьян-приматов анатомических особенностей, которые отличают их друг от друга. Он назвал их "общими чертами". В результате у него получились следующие показатели: горилла — 75; шимпанзе — 109; орангутанг — 113; гиббон — 116; человек — 312. Тем самым Кент показал, что человек почти в 3 раза более чем другие обезьяны отличается от них.

Как можно согласовать исследование сэра Артура Кента с научно засвидетельствованным фактом, что в генетическом отношении сходство между человеком и шимпанзе составляет 98%? Я бы перевернул это соотношение и задался вопросом — каким образом разница в ДНК в 2% определяет разительное различие между человеком и его "кузенами" — приматами? Ведь у собаки, например, 98% тех же генов, что и у лисицы, и эти животные очень похожи друг на друга.

Мы должны как-то объяснить, каким образом 2% разницы в генах порождают в человеке так много новых характеристик — мозг, речь, сексуальность и многое другое. Странно, что в клетке Homo sapiens содержится всего 46 хромосом, тогда как у шимпанзе и гориллы — 48. Теория естественного отбора оказалась не в состоянии объяснить, каким образом могло произойти такое крупное структурное изменение — слияние двух хромосом.

Вероятно ли, что естественный отбор путем случайного алгоритмического процесса может сосредоточить 2% генетических мутаций в самых главных областях? Эта идея возникла из того силлогизма, что коль скоро мы существуем и коль скоро шимпанзе — ближайший наш родственник по генетической структуре, то, следовательно, мы произошли от общего с шимпанзе предка. Здесь не принята во внимание одна возможность, которая может объяснить радикальное изменение в человеческой ДНК, — оставлена в стороне "немыслимая" идея о генетическом вмешательстве богов. Но действительно ли это так уж немыслимо?

Пятьдесят лет назад, когда еще не был открыт генетический код, это действительно невозможно было представить. Но сейчас, в конце XX века, мы уже обладаем возможностью оперировать генами и действовать как "боги", создавая жизнь на иных планетах.

В этом разделе я представлю в качестве свидетельства самого человека. Как когда-то сказал один мудрый человек, "поскольку мы — результат событий, которые мы ищем, большинство ответов мы найдем в самих себе". Мы сопоставим свидетельства древних цивилизаций о внеземном вмешательстве с ныне принятыми положениями о непрерывной и постепенной эволюции человечества. И что же мы здесь обнаружим? Недостающее звено эволюции, слишком быстрые темпы развития и, наконец, биологические характеристики человека, которые не соответствуют известным этапам истории эволюции на планете Земля.

По сути дела в этой главе я лишь усиливаю значение естественного отбора как общей теории. Ибо, смещая эволюцию Homo sapiens в сферу эволюции самих богов, я тем самым снимаю крупнейшую проблему дарвинистов.

ДАРВИНИЗМ СЕГОДНЯ

Когда бросаешь вызов эволюционистам, важно, чтобы бой шел на их собственном поле. А для этого, прежде всего, необходимо дать себе отчет о нынешнем состоянии дарвинистской концепции.

Когда Дарвин впервые выдвинул свою теорию эволюции путем естественного отбора, он не мог знать, при помощи какого механизма это происходит. Лишь почти столетие спустя, в 1953 году, Джеймс Уотсон и Френсис Крик открыли, что таким механизмом является ДНК и генетическое наследование. Эти ученые открыли структуру двойной спирали молекулы ДНК, в химическом составе которой закодирована генетическая информация. Сейчас уже каждый школьник знает, что в любой клетке тела содержится 23 пары хромосом, в которых заложено примерно 100 000 генов, составляющих то, что называется человеческим геномом. Информация, содержащаяся в этих генах, может в одних случаях быть открыта, и тогда ее можно прочесть, а в других — нет, в зависимости от того, какую клетку и какую ткань (мускульную, костную или иную) нужно воспроизвести. Мы теперь знаем также правила генетической наследственности, основной принцип которых состоит в том, что половина генов матери и половина генов отца воссоединяются.

Чем генетика помогает нам понять теорию Дарвина? Теперь известно, что наши гены, проходя через поколения, подвергаются случайным мутациям. Некоторые из этих мутаций негативны, другие — положительны. Любая мутация, которая повышает шансы на выживание вида, в конце концов, через много-много поколений, распространяется на всю популяцию. Это соответствует идее Дарвина о роли естественного отбора, о постоянной борьбе за существование, в ходе которой лучше приспособленные к окружающей среде особи имеют больше всего шансов выжить. В дальнейшем, в ходе воспроизводства, гены выживших особей имеют статистически наибольшую вероятность быть переданными следующим поколениям.

Широко распространенное ошибочное понимание действия естественного отбора состоит в том, что гены непосредственно совершенствуются под влиянием окружающей среды и позволяют организму оптимально к ней приспособиться. В настоящее время признано, что такие свойства — это, в сущности, случайные мутации, которые произошли в соответствии с требованиями окружающей среды и таким образом способствовали выживанию. По словам Стива Джонса, "мы являемся результатом эволюции — ряда последовательных ошибок".

Как быстро идет процесс эволюции? Все специалисты согласны с основной мыслью Дарвина, что естественный отбор — это очень медленный, постепенный процесс. Как пишет крупнейший в наши дни сторонник теории эволюции Ричард Докинс: "Никто не станет утверждать, будто эволюция когда-либо была настолько скачкообразной, что за один шаг мог быть воплощен целый новый план перестройки организма". И действительно, специалисты полагают, что возможность благополучного осуществления большого эволюционного скачка, называемого макромутацией, чрезвычайно маловероятна, так как такой скачок вероятнее всего окажется вредным для выживания видов, которые уже хорошо приспособились к окружающей среде.

Таким образом, остается процесс случайных генетических смещений и кумулятивный эффект генетических мутаций. Однако даже эти небольшие мутации, как полагают, в общем вредны. Дэниел Деннетт изящно описывает ситуацию, проводя литературную аналогию: некто пытается усовершенствовать классический литературный текст, внося только корректорскую правку. Если большая часть правки — расстановка запятых или исправление ошибок в словах — дает незначительный эффект, то ощутимая правка текста почти во всех случаях портит оригинальный текст.

Таким образом, все как будто складывается против генетического совершенствования, но мы должны упомянуть еще об одном обстоятельстве: благоприятная мутация может состояться только в условиях малой изолированной популяции. Так было на Галапагосских островах, где проводил свои исследования Чарльз Дарвин. В иных условиях благоприятные мутации потерялись бы и растворились в более обширной популяции; ученые признают, что в этом случае процесс протекал бы значительно медленнее.

Если эволюция вида — процесс, занимающий много времени, то процесс расщепления на два различных вида должен быть еще более длительным. Видообразование, которое Ричард Докинс назвал "длительным прощанием", определяется как точка, в которой две различные группы внутри одного вида уже не могут более скрещиваться между собой. Докинс описывает гены различных видов как реки генов, текущие сквозь миллионы лет. Источник всех этих генных потоков — это генетический код, одинаковый у всех животных, растений и бактерий, которые подвергались исследованию. Индивидуальный организм вскоре умирает, но в ходе полового воспроизводства действует механизм, благодаря которому гены передаются во времени. Эти гены, хорошо взаимодействующие с другими — парными им генами, и наилучшим образом способствующие выживанию организма, в котором они заложены, передаются множеству сменяющих друг друга поколений.

Но отчего этот генный поток или вид расщепляется на две ветви? Цитируем Ричарда Докинса:

"Могут возникать споры по второстепенным вопросам, но никто не сомневается в том, что важнейшим фактором в этом деле является случайное географическое разделение ". (Курсив мой. — А.Э.).

Как бы статистически маловероятно ни было возникновение новых видов, в настоящее время на Земле существует около 30 миллионов различных видов; раньше согласно подсчетам насчитывалось еще 3 миллиарда, ныне вымерших. Это возможно только в контексте катастрофического развития истории на планете Земля — и эта точка зрения сейчас становится все более популярной. Однако невозможно привести ни одного примера, когда какой-либо вид за последнее время (в течение последних полмиллиона лет) улучшился в результате мутаций или расщепился на два разных вида.

За исключением вирусов, эволюция — очень медленный процесс. Дэниел Деннетт недавно сказал, что возникновение нового вида животных на временном отрезке в 100 тысяч лет можно рассматривать как "внезапное" явление. А с другой стороны, обычный краб оставался практически неизменным в течение 200 миллионов лет. Таким образом, можно согласиться, что нормальный период эволюции лежит где то посередине. Так, например, известный биолог Томас Хаксли утверждает:

"Заметные изменения (вида) происходят на протяжении более десяти миллионов лет, а для действительно крупных изменений (макросдвигов) требуется сотня миллионов лет".

А в то же время кое-кто полагает, что в человеческом роде произошла не одна, а даже несколько макромутаций всего лишь за 6 миллионов лет!

Поскольку мы не располагаем ископаемыми свидетельствами, нам приходится иметь дело с чисто теоретическими построениями. Однако современная наука в ряде случаев сумела представить нам достоверные объяснения того, как в результате постепенного эволюционного процесса может быть создан тот или иной совершенный орган или организм. Самый известный пример — это эксперимент Нильссона и Пельджера с имитированным на компьютере процессом эволюции глаза. Вначале элементарный фотоэлемент глаза подвергался случайным мутациям, а затем компьютер воспроизвел его трансформацию в полностью сформированный глаз. При этом был определен показатель изменений — он медленно возрастал и давал пик на каждом промежуточном этапе.

Идея постепенных, накопляющихся изменений является центральным стержнем современного представления об эволюции. Ключевой момент состоит в том, что для того, чтобы любая мутация благополучно распространилась на всю популяцию, каждый последующий шаг должен быть в точности таким, чтобы вид удержался в пределах выживаемости. Ричард Докинс для того, чтобы показать, как функционирует это соперничество генов, приводит пример с гепардами и антилопами. Гепарды как будто идеально сконструированы, чтобы убивать максимальное количество антилоп. В свою очередь, антилопы столь же хорошо приспособлены для того, чтобы спасаться бегством от гепардов. В результате эти два вида существуют в положении равновесия — слабейшие особи погибают, но оба вида выживают. Этот принцип был впервые сформулирован Альфредом Уоллесом, который говорил: "Природа никогда не наделяет данный вид излишком свыше того, что необходимо ему для "повседневного существования". Это такое же положение, как в густом лесу, где деревья длительное время тянутся ввысь в борьбе за солнечный свет.

Итак, мы вновь возвращаемся к вопросу об эволюции самого человеческого рода и намерены бросить перчатку Докинсу и Деннетту на их собственной академической территории. Ибо в дальнейшем в этой главе мы приведем поразительные примеры того, как человек развивался порой гораздо выше того уровня, которого требовали условия повседневного его существования, и при полном отсутствии интеллектуального соперника. Таким образом, в свете современных теорий о постепенном накоплении изменений и о естественном отборе многие аспекты существования Homo sapiens просто противоречат законам эволюции!

ПОИСКИ НЕДОСТАЮЩЕГО ЗВЕНА

По мнению специалистов, потоки человеческих генов и генов шимпанзе отделились от общего ствола предков в какой-то момент между 5-м и 7-м миллионами лет назад, в то время как поток генов гориллы, как полагают, отделился несколько ранее. Для того чтобы произошло такое выделение вида, три популяции общих предков обезьян (будущих горилл, шимпанзе и приматов) должны были оказаться географически изолированными и в дальнейшем претерпеть генетические изменения, определявшиеся их различной средой обитания. Поиск недостающего звена — это поиск самого древнего примата — прямостоящей двуногой обезьяны, навсегда распрощавшейся со своими четвероногими сородичами.

Многие ученые с сомнением относятся к утверждению о том, что нашими ближайшими родственниками являются шимпанзе — ведь они так отличаются от человека в культурном отношении. Однако недавние исследования показали, что один особый вид карликовых шимпанзе, известных под названием "бонобос", обладает характеристиками, чрезвычайно схожими с человеческими. В отличие от других обезьян, представители этого вида часто совокупляются в позе лицом к лицу, и их сексуальная жизнь такова, что затмевает распущенность жителей Содома и Гоморры! Предполагается, что виды бонобос и шимпанзе выделились 3 миллиона лет назад, и весьма вероятно, что наши общие с этими обезьянами предки вели себя скорее как бонобосы, чем как шимпанзе.

Теперь я попытаюсь вкратце суммировать — что нам известно об эволюции человека.

В ходе поисков недостающего звена было раскопано несколько скелетов приматов, живших 4 миллиона лет назад, но картина все же остается весьма неполной, а выборка слишком небольшой, чтобы можно было сделать какие-либо статистически значимые выводы. Однако среди найденных скелетов имеются три претендента на звание первого полностью двуногого примата. Все они обнаружены в Восточной Африке, в долине Рифт, прорезающей территории Эфиопии, Кении и Танзании.

Первый скелет, найденный в 1974 году в эфиопской провинции Афар, был назван Люси, хотя его научное имя — Australopithecus Afarensis (австралапитек афарийский). Было установлено, что эта особь жила в промежутке от 3,6 до 3,2 миллиона лет назад. К сожалению, ее скелет сохранился лишь на 40%, и поэтому спорно — действительно ли она была двуногой, и нет даже ясности — была ли она женского рода или мужского!

Другой экземпляр, Australopithecus Ramidus, был найден в


1994 году профессором Тимоти Уайтом возле Арамиса в Эфиопии. Он жил 4,4 миллиона лет назад и был похож на карликового шимпанзе. Несмотря на то, что скелет сохранился на 70%, и в этом случае нельзя с уверенностью утверждать, было ли это существо двуногим или четвероногим.

Третий претендент — Australopithecus Anamensis — найден доктором Мивом Лики в 1995 году у озера Туркан в Кении, и возраст его датируется 4,1 —3,9 миллиона лет. Берцовая кость этого экземпляра приводится в ученых спорах в качестве доказательства того, что он ходил на двух ногах.

Выводы, делающиеся на основании скелетов этих наших древнейших предков, весьма противоречивы, так как они, по-видимому, не находятся в прямом родстве друг с другом. Так, например, "Anamensis" приходится родственником "Ramidus"y. Из-за необъяснимого отсутствия ископаемых скелетов приматов, живших за предшествующие 10 миллионов лет, невозможно установить точное время, когда эти первые приматы отделились от четвероногих обезьян. Важно также отметить, что у многих из найденных скелетов черепа имеют больше сходства с черепами шимпанзе, чем человека. Возможно, что это были первые обезьяны, ходившие на двух ногах, но тогда, 4 миллиона лет назад, они еще были очень далеки от того, чтобы хотя бы отдаленно напоминать человека.

Далее, ученые обнаружили останки нескольких типов первобытного человека. И здесь также много неясного. Так, мы имеем скелет "Robustus" — возраст его 1,8 миллиона лет. Человек этот был действительно крепкого сложения ("Robustus" означает — могучий); "Africanus" — 2,5 миллиона лет более хрупкого телосложения; Advanced Australopithecus — 1,5—2 миллиона лет. Последний, как это видно из его названия, более чем другие, похож на человека, и его иногда называют почти человеком, или Homo habilis (человек умелый). Обычно считают, что Homo habilis был первым действительно человекоподобным существом, способным хорошо передвигаться на двух ногах и пользоваться очень грубыми каменными орудиями. По скелету невозможно определить, была ли на этом этапе развита рудиментарная речь.

Примерно 1,5 миллиона лет назад появился Homo erectus (прямостоящий человек). У этого примата была значительно более обширная, чем у его предшественников, черепная коробка (cranium), он уже начинал создавать и использовать более сложные каменные орудия. Широкий разброс найденных скелетов свидетельствует о том, что между 1 000 000 и 700 000 годами Homo erectus покинул Африку и расселился на территории Китая, Австралазии и Европы, но примерно между 300 000 и 200 000 годами по неизвестным причинам исчез вообще. Не подлежит сомнению, по методу исключения, что это и есть та ветвь, которая привела к возникновению Homo sapiens.

Но недостающее звено продолжает оставаться загадкой. В 1995 году в "Санди таймс" был подведен итог свидетельствам эволюционного развития:

"Ученые в полной растерянности. Ряд последних открытий заставил их перечеркнуть те простейшие схемы, на которых они так любили рисовать линии связей... Знакомые нам со школы классические генеалогические древа, показывающие, как человек произошел от обезьяны, уступили место концепции генетических островов. О мостах, соединяющих эти острова, каждый может только гадать".

А поскольку это касается ряда претендентов на звание предка человека, "Санди таймс" пишет:

"Степень их родства между собой остается тайной, и никто до сих пор окончательно не определил кого-нибудь из них в качестве первого примата, породившего Homo sapiens.

Поиски недостающего звена продолжается. Соперничающие между собой антропологи собрали миллионы долларов на субсидирование своих раскопок. Несомненно, их исследования будут успешными. И все же мы должны сохранить чувство меры. Как пишет один комментатор, нет никакой гарантии, что все эти найденные скелеты в действительности оставили после себя наследников. Найденных останков так немного, что даже если и появится еще несколько сенсационных находок, все равно ученым придется хвататься за соломинку. История эволюции человечества будет по-прежнему окутана тайной. Ясно лишь одно: найденные останки приматов охватывают период от 6 миллионов до 1 миллиона лет, и это доказывает, что колеса эволюции вертятся очень медленно.

ЧУДО ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Каким образом получилось, что Homo sapiens обрел разум и самосознание, в то время как его родственница-обезьяна провела последние 6 миллионов лет в состоянии полной стагнации? Почему ни одно иное существо в животном мире не смогло продвинуться до высокого уровня умственного развития?

Обычно на это отвечают, что, когда человек поднялся на ноги, у него освободились обе руки и он стал пользоваться орудиями. Такое продвижение ускорило обучение за счет системы "обратной связи", что, в свою очередь, стимулировало процесс умственного развития.

Последние научные изыскания подтверждают, что в некоторых случаях электрохимические процессы в мозгу могут способствовать росту дендритов — крошечных рецепторов сигналов, соединяющихся с нейронами (нервными клетками). Эксперименты с подопытными крысами показали, что если в клетку с крысами поместить игрушки, то масса мозговой ткани у крыс начинает расти быстрее.

Но не слишком ли это простой ответ? Например, кенгуру очень проворна и вполне могла бы пользоваться орудиями, но она никогда этого не делает. Но в то же время в животном царстве есть масса видов, представители которых пользуются орудиями, но при этом так и не становятся разумными животными. Вот несколько примеров: египетский коршун бросает сверху камни в яйца страуса, пытаясь разбить их твердую скорлупу. Дятел с Галапагосских островов пользуется сучьями или иглами кактуса, применяя их пятью различными способами, чтобы выковырять древесных жуков и других насекомых из гнилых стволов. Морская выдра на Тихоокеанском побережье США, чтобы добыть свое любимое лакомство — ракушку "медвежье ухо", пользуется одним камнем в качестве молотка, а другим в качестве наковальни, чтобы разбить раковину.

Все это — примеры простейшего использования орудий, но нет никаких признаков того, что это может к чему-нибудь привести. Наши ближайшие родственники — обезьяны шимпанзе тоже изготавливают и используют простые орудия, но разве они достигают нашего уровня развития интеллекта? Почему же человек стал разумным, а шимпанзе — нет?

Может быть, здесь играет решающую роль то, что человек существо прямостоящее? Антропологи допускают, что группа обезьян в какой-то момент отделилась от своих сородичей, живших в лесах, и ушла в открытую саванну — может быть, из-за изменения климатических условий. И там воздействие прямых солнечных лучей вызвало генетические мутации, благодаря которым эти обезьяны смогли подняться на ноги и защитить свой мозг от высокой температуры низких слоев, близких к поверхности земли. В дальнейшем уязвимость этих новых приматов в условиях открытой саванны, может быть, способствовала возникновению случайных мутаций в мозгу, что повышало их шансы на выживание.

Новая вертикальная стойка могла также повлечь за собой физические изменения в мозгу. Сторонники теории "черепного излучателя", например профессор Двин Фоле, утверждают, что по окаменевшим останкам можно установить расширение крайней затылочной доли черепа, а также наличие мельчайших отверстий в черепной кости, известных как отводные отверстия, которые позволяют кровяным тельцам проникать в череп и попадать в мозг. Предполагается, что эти изменения могли каким-то образом ускорить развитие интеллекта.

Но эти изменения не могли произойти мгновенно. Маловероятно, что обезьяны какой-то одной группы вдруг сразу стали двуногими, маловероятно по той простой причине, что они стали бы тогда менее проворными и более беззащитными перед хищниками. Как говорится в одной шутливой присказке, если вы посадите в большую клетку голодного льва, человека, шимпанзе, бабуина и собаку, то ясно, что первым будет съеден человек!

Что же нам говорят ископаемые кости о развитии мыслительных способностей человека? К сожалению, эти ископаемые останки не только скудны, но и рассказывают нам лишь половину того, что происходило. Обычно полагают, что большая черепная коробка означает большую вместимость черепа, и, следовательно, больший объем и лучшее качество головного мозга. Может быть, это и правильно, но размеры черепа — это еще не все. Сравните, например, интеллект весящего 11 фунтов мозга слона с человеческим мозгом весом в 3 фунта. Когда учитывается только объем мозга, упускают из вида, что его совершенствование может проходить также и за счет качества структуры связей клеток мозга. Хороший пример тому — компьютер, функциональные качества которого значительно улучшились главным образом за счет лучшего программного обеспечения. Наше "программное обеспечение" — это сама мозговая ткань, и, к сожалению, она недоступна для исследования палеонтологов!

По мнению эволюционистов, развитие человеческого мозга должно было происходить путем постепенных изменений, то есть усовершенствования в результате очень большого числа очень малых сдвигов. Естественный отбор благоприятствует лишь тем генам, которые способствуют совершенствованию эффективности нервной системы и тем самым повышают уровень выживания. Следует ли думать, что постепенные изменения в размерах и эффективности должны происходить параллельно, или же эффективность должна возрастать прежде, пока ее рост не достигнет физического предела? Это может казаться логичным, но процесс естественного отбора включает случайные генетические мутации, и не всегда он достигает своих целей самым прямым путем. Но независимо от избранного пути мы можем ожидать очень медленный прирост объема мозга и, следовательно, размеров черепа.

Теперь рассмотрим, каковы были размеры черепов найденных скелетов. Эти показатели очень сильно различаются, и к ним следует относиться с большой осторожностью (поскольку количество образцов ограничено), но общая грубая оценка такова. У раннего примата Afarensis объем черепа равен примерно 500 см3, а у Habilis Australopithecus — около 700 см3. Хотя ни в коем случае нельзя утверждать, что второй произошел от первого, эти данные позволяют проследить эволюцию за два миллиона лет существования приматов в новой среде.

Если мы продвинемся дальше, на 1,5 миллиона лет назад, то обнаружим внезапный скачок — объем черепа Homo erectus увеличился примерно до 900—1000 см3. Если предположить, как считают большинство антропологов, что такое увеличение объема черепа сопровождалось развитием интеллекта, то это можно считать весьма необычной макромутацией. В противном случае мы сможем объяснить эту аномалию только тем, что Erectus — это особый вид, предки которого еще не найдены ввиду скудости полученных от раскопок результатов.

Наконец, после того как примат Homo erectus просуществовал 1,2—1,3 миллиона лет без каких-либо заметных изменений, а затем распространился из Африки в Китай, Австралазию и Европу, с ним произошло нечто из ряда вон выходящее. Возможно, из-за климатических изменений, его популяция начала сокращаться, пока он окончательно не исчез. И вот, в то время как большая часть вида Homo erectus вымирала, другая его часть внезапно превратилась в Homo sapiens — произошло резкое увеличение объема черепа от 950 см3 до 1450 см3! Широко распространено мнение о том, что человек является потомком Homo erectus. (А иначе, чьими же потомками мы могли бы быть?) Но такое внезапное превращение противоречит законам эволюции!

С этой точки зрения эволюция человека подобна песочным часам — численность популяции Homo erectus сокращается, а когда от нее остается, может быть, всего один представитель — мутант, он, со своей улучшенной генной системой, вступает в новую эру беспрецедентного развития. Этот внезапный поворот от упадка к невероятному успеху просто поразителен. Пусть дарвинисты говорят о необходимом условии малой, изолированной популяции, все равно понадобилось бы большое напряжение воображения, чтобы поверить, будто нашим предком был некий "супер-erectus Кларк Кент", который сумел внезапно увеличить объем своего мозга на 50%.

Я полагаю, что палеоантропологи сосредоточили свои поиски недостающего звена в ошибочном временном периоде. Мы постоянно читаем о поисках наших древнейших прародителей-обезьян, но в действительности гораздо интереснее было бы отыскать недостающее звено Homo super erectus.

ВОПРЕКИ ВСЕМУ

До 1954 года считалось, что приматы, от которых произошел человек, отделились от обезьян 30 миллионов лет назад. И в течение этого времени человек постепенно эволюционировал к его нынешнему состоянию. Этот отрезок времени служил мерилом того, сколь долго мог продолжаться процесс эволюции. Но после того как было обнаружено, что отделение приматов произошло лишь 6 миллионов лет назад, сторонники эволюционной теории, дабы объяснить существование человека, были вынуждены принять значительно более ускоренные темпы эволюции.

Другим обескураживающим открытием, сделанным после 1954 года, было то, что период эволюции Homo erectus и его предшественников, завершившийся примерно 200 тысяч лет назад, оказался поразительно медленным. Таким образом, график


эволюционного движения стал теперь выглядеть уже не как плавная прямая, а как мгновенный взрыв (рис. 4).

Антропологи всегда стремились представить эволюцию от Homo erectus к Homo sapiens в виде постепенного процесса, хотя бы и с резкими скачками. Однако их попытки подогнать данные к требованиям заданной концепции каждый раз оказывались очевидны при получении новых данных.

Так, например, вначале полагали, что современный в анатомическом смысле Homo sapiens (кроманьонский человек) появился только 35 тысяч лет назад и, таким образом, произошел от неандертальца, который в это же время вымер. Одновременно произошло одно из самых драматических событий в истории человечества. Кроманьонцы неожиданно появились в Европе, стали строить жилища, образовывать кланы, одеваться в звериные шкуры и изготавливать инструменты и оружие из дерева и кости. Именно к этому этапу развития Homo sapiens мы относим великолепные наскальные рисунки, как, например, в Ласко (Франция), возраст которых 27 тысяч лет.

Но сейчас признано, что, несмотря на различие в поведении, европейские кроманьонцы по анатомическому строению не отличались от Homo sapiens, найденного на Ближнем Востоке 100 тысяч лет назад. И те и другие, если одеть их в современную одежду, практически ничем не отличались бы от современных людей. Ясно также и то, что Homo sapiens не произошел от неандертальца, как полагали раньше. Некоторые недавние находки в Израиле подтвердили без всяких сомнений, что Homo sapiens существовал одновременно с неандертальцем 100—90 тысяч лет назад.

Так каковы же родственные связи человека с неандертальцем? Мы привыкли основываться на художественном восприятии, согласно которому неандерталец неуклюж, имеет грубые черты, но что касается всего остального, например обильной растительности на теле, то это всего лишь догадка, призванная создать впечатление об эволюционном континууме. Недавние открытия заставили коренным образом пересмотреть оценку неандертальца. В частности, в пещере Кебара на горе Кармел в Израиле был найден скелет неандертальца, жившего 60 тысяч лет назад, у которого полностью сохранилась подъязычная кость, совершенно идентичная кости современного человека. Так как от подъязычной кости зависит способность говорить, то ученые были вынуждены признать, что неандерталец обладал этой способностью. А многие ученые считают, что речь является ключом к разгадке большого скачка в развитии человечества.

Ныне большая часть антропологов считает, что неандерталец был полноценным Homo sapiens, и в течение длительного времени по своим поведенческим характеристикам был вполне равноценен другим представителям этого вида. Вполне возможно, что неандерталец был не менее разумным и человекоподобным, чем мы в наше время. Было высказано предположение, что крупные и грубые линии его черепа — это просто результат какого-то генетического нарушения, наподобие акромегалии. Эти нарушения быстро растворялись в ограниченной, изолированной популяции в результате скрещивания.

Когда был установлен возраст останков неандертальца и Homo sapiens, возникла новая теория, согласно которой и тот и другой произошли от одного первобытного "архаичного" Homo sapiens. Было найдено несколько экземпляров скелетов этого так называемого архаичного вида, который совмещает в себе различные элементы анатомии примитивного Homo erectus и современного человека. В популярных изданиях обычно пишут, что эти архаичные существа появились примерно 300 тысяч лет назад, но опять же, это чистейшие предположения, основанные на недостаточности выборки, предвзятости и догадках. А каковы же реальные факты?

В 1989 году проводился научный семинар на тему "Истоки адаптации современного человека". Подводя итог дискуссии, Эрик Тринкхаус заявил: "Ключевым пунктом согласия в ходе семинара явилось то, что в какой то момент в период позднего плиоцена (последний 1 миллион лет) за относительно недолгий переходный период произошло превращение архаичного человека в современного — это превращение проявилось как в культуре, так и в анатомии... Такой переход от архаичного человека к современному выразился не только в перестройке его мозга и физической конституции, но и в том, что технология обработки камня, до тех пор примитивная и чисто утилитарная, сменилась сложным и изящным ремеслом; этот переход ознаменовался также возникновением, подлинного искусства, появлением символизма и расцветом формальных языковых систем (курсив мой — А.Э.).

Главной целью семинара было установление различий между поздним архаичным и ранним современным типом человека, но относительно датировки этой трансформации Эрик Тринкхаус сказал следующее: "...мы не обладаем средствами определения точной хронологии для периодов, где кончаются возможности применения метода изотопа углерода (примерно 35 тысяч лет до нашего времени) и далее в глубину истории в течение всего среднего плиоцена".







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.3.228.47 (0.019 с.)