ТОП 10:

Эмпирическая основа для изучения социальных явлений



 

Роль эмпирических данных в изучении социальных явлений огромна. Достаточно глубокое изучение интересующих социолога закономерностей невозможно без опоры на анализ конкретных фактов, в которых эти закономерности, собственно говоря, и проявляются. "Питательной" средой для теоретических построений чаще всего является эмпирический материал1. Именно реальные эмпирические факты2, как правило, служат средством проверки теорий, наводят на мысль о необходимости их корректировки, служат почвой для формирования новых теоретических гипотез.

Что же такое социологические эмпирические данные, т.е. данные, характеризующие конкретные социологические факты; данные, в виде которых, собственно говоря, эти факты перед нами и выступают? Данные могут представать перед исследователем в виде:

- совокупности чисел3, характеризующих те или иные объекты (в качестве таких совокупностей могут выступать, например, производственные характеристики предприятий, возраст респондентов, оценки выпускниками школ престижности некоторых профессий и т.д.)4,

- множества индикаторов определенных отношений между рассматриваемыми объектами (к примеру, при изучении производственных бригад такими индикаторами могут служить указания каждого члена бригады на то, нравится ли ему работать вместе с любым другим членом той же бригады, такие данные часто используются при изучении малых групп [Математические методы анализа ... 1989, гл. 4]),

- результатов попарных сравнений респондентами каких-либо объектов (такие данные используются в методе парных сравнений [Дэвид, 1978] - способе построения шкал, отражающих усредненное отношение изучаемой совокупности респондентов к каким-либо объектам).

- совокупности определенных высказываний (например, ответов респондентов на вопрос об их профессии, о том, что им нравится в политике правительства; письма читателей газеты в редакцию; фрагменты из журнальных статей и т.д.),

- текстов документов;

- так или иначе зафиксированных результатов наблюдения за невербальным поведением каких-либо людей и т.п.

Наиболее часто в социологических исследованиях данные представляют собой совокупность значений каких-либо признаков (характеристик, переменных, величин; будем считать эти термины синонимами), измеренных для каждого из изучаемых объектов.

Мы не будем глубоко анализировать смысл термина "признак", хотя здесь есть о чем поговорить (на наш взгляд, это понятие требует специального обсуждения; здесь мы такой цели перед собой не ставили). Будем считать этот смысл в основном интуитивно ясным. Отметим лишь некоторые моменты.

Признак - это некоторое общее для всех объектов качество, конкретные проявления которого (значения признака; их называют также альтернативами, градациями), вообще говоря, могут меняться от объекта к объекту. Примеры признаков - пол, возраст респондентов, их удовлетворенность своим трудом и т.д. В качестве значений признака "возраст" могут выступать 25 лет, 48 лет, 21 год. Для нас важно, что само введение практически любого признака является моделированием довольно высокого уровня. Признаки не существуют сами по себе, они - плод наших абстрактных рассмотрений, идеальные конструкции. В общественных науках соответствующий процесс абстрагирования является иногда очень непростым. Основными его этапами является выделение понятий (процесс рождения которых уже не прост5) и осуществление их т.н. операционализации. Процессу операционализации понятий посвящена обширная литература6. Мы не будем описывать то, что читатель может из нее почерпнуть. Отметим лишь, что, на наш взгляд, его надо понимать несколько шире, чем это обычно делается. Так, в него имеет смысл включить, например, различные способы шкалирования (скажем, получение на основе непосредственного опроса респондентов значений некоторых вспомогательных признаков и последующий переход к другим, латентным переменным с помощью построения индексов, как это делается, например, при построении известной шкалы Лайкерта).

На практике проблему операционализации чаще всего разделяют на две: выбор признаков, являющихся индикаторами понятий, и выбор набора значений каждого признака (скажем, выбрав в качестве одного из индикаторов признак "возраст", мы можем считать его "непрерывным" и просить каждого респондента указывать целое число прожитых лет; а можем – приписывать респонденту число от 1 до 5 в зависимости от того, в какой возрастной интервал респондент попадает: от15 до 25 лет, от 25 до 35 лет, …, старше 55 лет; вполне возможно, что мы разделим всех людей лишь на две группы – до 30 лет и старше и т.д.). Ниже (п.1.3) покажем, что в процесс операционализации имеет смысл включить также процедуру определения типа используемых при получении значений наблюдаемых признаков шкал. Покажем также, что этот процесс не может осуществляться в отрыве от анализа данных и интерпретации его результатов.

При концептуализации понятий должны решаться вопросы, отнюдь не лежащие на поверхности. Напротив, успешная операционализация предусматривает переход на достаточно глубокий концептуальный уровень рассмотрения предмета исследования, при котором признаки воспринимаются как отражение параметров анализа, релевантных целям исследования, а значения признаков - как результат расчленения каждого параметра на определенные категории, ключевые понятия исследования.

Подчеркнем также, что, как известно, при получении информации от респондента огромную роль играет не только сам перечень градаций-ответов на вопросы анкеты, но и порядок упоминания этих градаций, конкретный выбор слов при их формулировке, преамбула к вопросу, порядок вопросов в анкете и т.д. (см., например, [Мосичев, 1996; Questions and answers …, 1996]). Обо всем этом мы говорить не будем, неявно имея в виду необходимость решения соответствующих проблем.

Вопрос о самом существовании признака, о трактовке его значений бывает иногда очень тонким (см., например, работу [Ноэль Э., 1993], автор которой, несмотря на сугубо практическую направленность книги, считает нужным оговорить соответствующие теоретические вопросы, вводит понятие "мышление признаками" и анализирует плюсы и минусы перехода к такому мышлению).

Далее будем рассматривать ситуацию, когда каждый изучаемый объект предстает перед нами в виде последовательности чисел – значений для него неких признаков. Такие данные обычно задаются в виде таблицы (матрицы) "объект-признак", строки которых отвечают объектам (например, респондентам), а столбцы – признакам (например, каждый столбец – это ответы респондентов на один из вопросов анкеты). Пример такой таблицы представлен ниже.

 

Таблица 1

Пример таблицы "объект-признак"

Номер объекта (респондента) Наименование признака
Пол (0 – муж., 1 - жен.) Возраст (лет) Удовлетворенность трудом (1-совершенно не удовлетворен,…, 5- полностью удовлетворен)

 

При использовании методов многомерного анализа данных ту же информацию об исходных объектах зачастую представляют в виде фрагмента так называемого признакового пространства: осям такого пространства отвечают рассматриваемые признаки, а каждый объект представлен в виде точки, координатами которой служат значения для этого объекта признаков, отвечающих осям. Ниже приведен пример двумерного признакового пространства (рис.1),

 

Рис. 1. Пример двумерного признакового пространства.

Отмеченные точки отвечают респондентам, координаты которых заданы таблицей 1

 

оси которого отвечают признакам "возраст" и "удовлетворенность трудом", а координаты объектов отвечают данным таблицы 1.

Подчеркнем, что подобное представление изучаемых объектов, будучи исходным для алгоритмов анализа данных, в действительности скрывает (должно скрывать!) за собой глубокую предварительную работу исследователя по осмыслению того, что и почему он изучает (несколько более подробно мы рассмотрим это положение в п. 1.3). На этот принципиальный момент обращают внимание многие авторы. Например, Чесноков говорит о глубокой принципиальной значимости матрицы "объект-признак". Батыгин пишет о том. что "…трехкомпонентная логико-семантическая структура, включающая объект, переменную и ее значение, составляет своеобразный … формат организованного знания, образующий привычную для социолога матрицу данных" [Батыгин, 1986, с. 135].

Итак, перед нами стоит некоторая социологическая задача и мы полагаем, что для ее решения необходимо изучить определенное количество данных о некоторых объектах. Например, предположим, что перед нами лежит 1000 заполненных анкет, в каждой из которых фигурирует 50 обращенных к респонденту вопросов7 . Допустим, что мы догадываемся о том, что в этих данных скрываются интересующие нас закономерности (полагаем, что вопросы, включенные в анкету, были тщательно продуманы, увязаны со сформулированными заранее гипотезами исследования и т.д.). Но как их "выудить" из того огромного количества цифр, которые имеются в нашем распоряжении? Как не "потеряться" в этом море информации? Как "продраться" сквозь все эти необозримые данные, суметь увидеть то, что нас интересует? Заметим, что проблема поиска способа "плавания" по описанному "морю" встает, отнюдь, не только перед таким исследователем, который не знаком с методами анализа данных. Дело в том, что специфика, сложность социальных явлений приводит к многочисленным трудностям анализа, вызывает необходимость весьма творческого подхода к его осуществлению. Об этом и пойдет речь ниже.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.21.123 (0.005 с.)