Сравнение особенностей европейской и российской практики КСО 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Сравнение особенностей европейской и российской практики КСО



Характеристика Европейский Союз Россия
Предмет КСО Определен, часто характеризуется общественным консенсусом, в каждой сфере выделены свои акценты, обсуждается в СМИ/ Ситуационен, определяется компанией или местными властями с сфере выделены свои акценты, минимальным влиянием СМИ и стейкхолдеров.
Минимальный уровень КСО Как правило, задан директивами ЕС, конкретизирован национальными правительствами законодательно и программно. Ситуационен, законодательный минимум в сфере ответственности бизнеса имеет пробелы.
Логика КСО Системность и рациональность вклада, в том числе благодаря высокой стандартизации; добровольность выбора вклада в развитие общества в рамках заданного властью и обществом «коридора». Высокий процент относительно авральных действий. КСО как приложение к бизнесу, не затрагивающее производство. Сочетание жесткой привязки к доходам и филантропии.
Масштаб и направление КСО Соразмерность практики КСО масштабам компании. Экологическая, социальная и экономическая сферы. Несоразмерность КСО масштабам компании (в обе стороны). Приоритет — социальная сфера, стабильность.
Участие стейкхолдеров Стейкхолдеры вовлекаются в выработку корпоративной политики, развит принцип социального партнерства. Невысокий уровень вовлечения стейкхолдеров, по инерции может компенсироваться заключением коллективных договоров.
Нефинансовая отчетность Развита как результат запросов стейкхолдеров, наличия экспертизы, аудита, государственного стимулирования. Основания развивать формируются медленно. Описывает преимущественно социальную сферу.
Коммуникационная политика Преимущественно открытая (стремление к прозрачности и не декларативности действий, профессиональное продвижение). Преимущественно закрытая

Результаты текущего участия институтов власти в России в развитии КСО приводят к неутешительным выводам. При сохранении нынешнего положения дел практика КСО в России, вероятно, останется уделом небольшого числа представителей крупнейшего бизнеса — нескольких сотен организаций, в то время как число общее крупных компаний в России по разным оценкам составляет от 3 до 4 тысяч. Несмотря на успехи ряда компаний, практика будет в целом медленнее, чем последние годы, завоевывать новых последователей и выходить из состояния фрагментарности с высоким процентом авральных действий, с размытым предметом, невысокой степенью прозрачности и отчетностью как своего рода элементом «гламура» при общей закрытости информационной политики. Поэтому в развитии КСО видится необходимость перехода к комплексному, системному участию институтов власти.

Однако подобное предложение может вызвать скепсис, основанный на том, что властям не стоит вмешиваться в такую чувствительную сферу как, по сути, добровольная КСО, и лучше положиться на «невидимую руку рынка». Действительно, в российской институциональной среде плохо продуманные и жестко стимулирующие меры не только не создадут столь необходимых условий развития КСО, а, наоборот, отпугнут предпринимателей, не вызовут естественной инициативы развивать КСО.

Вместе с тем, переход властей к комплексному содействию КСО не тождественен давлению на бизнес. Проведение политики развития КСО — это в первую очередь признание той роли, которую бизнес играет в развитии страны. Поскольку КСО — явление достаточно молодое, государственная политика должна формироваться на долгосрочную перспективу, опираться на взвешенные принципы и использовать ясные, понятные стейкхолдерам и бизнесу методы реализации. Поскольку объектом данной политики выступает в первую очередь бизнес, политика должна быть понятной, обоснованной, учитывающей текущие условия ведения дел и в хорошем смысле комфортной для предпринимателей.

Все это достижимо лишь в том случае, если политика в отношении КСО не будет ставить целью увеличение числа компаний, строящих свой бизнес согласно принципам КСО. Роль российских институтов власти может заключаться лишь в повышения ценности КСО в глазах бизнеса и стейкхолдеров, а также в создании условий для более эффективного добровольного вклада компаний в социальную, экономическую и экологическую сферы.

В обозримой перспективе это может найти выражение в совершенствовании законодательного минимума в социальной и экологической сферах; в содействии информационному контексту КСО и стимулированию к раскрытию данных, начиная от усиления внимания к интернету и конкурсам и заканчивая дополнительными премиями и местными информационными компаниями; в выявлении и анализе проблем, решение которых при участии бизнеса может содействовать долгосрочному устойчивому развитию регионов; в формировании органа в системе государственной исполнительной власти для продвижения идеологии устойчивого развития и КСО, а также в активизации деятельности упомянутого ТК № 471, в том числе в сфере международного сотрудничества. Примечательно, что данные методы не требует существенных бюджетных затрат и, вместе с тем, активизируют столь необходимое для полноценного развития КСО участие представителей развивающегося гражданского общества.

В заключении важно подчеркнуть, что переход институтов власти к политике содействия КСО, учитывающей российские институциональные особенности, будь он осуществлен сегодня, позволит создать необходимые условия лишь в 5-10 летней перспективе. Но если он осуществлен не будет, то разрыв в сфере КСО с ЕС, скорее всего, будет увеличиваться. А этот разрыв российским властям самим не на руку, так как КСО — фактор улучшения репутации российского бизнеса за рубежом, условие дл социальной стабильности и социального капитала, устойчивого экономического роста и решения экологических проблем, а также составляющая имиджа страны, так как свидетельствует о прозрачности процессов взаимодействия бизнеса, власти и общества. Международный финансово-экономический кризис, ясно показавший, что в полном смысле социально ответственным российский бизнес пока не является, лишь подчеркивает актуальность перехода к политике содействия КСО.

Литература: 1. Бизнес и общественное развитие России: проблемы и перспективы. / Под общей ред. С.Е. Литовченко. — М: Ассоциация менеджеров, 2006. 2. Григорьева Е. Путин направил бизнесменов на переработку // Известия. 7.02.2007. — http://www.izvestia.ru 3. Кому много дано, с того много и спросится — парламентарии об ответственном бизнесе. // Regions.ru // Новости Федерации. 15.01.2010. — http://www.regions.ru 4. Федорцов В. Бизнес ответит за социальные проблемы страны // RBC Daily. 23.12.2003. — http://www.rbcdaily.ru 5. Brodhag С., Sophie Talire S. National Sustainable Development Strategies: Experience of France. Natural Resources Forum 30, 2006. — http://www.norden.org 6. Eggert M. Экологическое правовое законодательство ЕС и международная стандартизация в области экологического менеджмента // Семинар, апрель 2006, автор, IBF International Consulting. 7. EuroNews. Баррозу нащупал чувствительные места депутатов. // Программа «Европа» от 03.09.2009. — http://ru.euronews.net 8. European Commission. Corporate Social Responsibility — National public policies in the European Union. Luxembourg: Office for Official Publications of the European Communities, Directorate-General for Employment, Social Affairs and Equal Opportunities Unit D. 2. — Luxembourg. 2007. 9. European Commission. Corporate Social Responsibility: A Business Contribution to Sustainable Development, 2002. — http://eur-lex.europa.eu 10. European Commission. EU Multi-Stakeholder Forum on Corporate Social Responsibility. — http://ec.europa.eu 11. European Commission. Green Paper on corporate social responsibility, 2001. — http://ec.europa.eu 12. European Commission. Implementing the Partnership for Growth and Jobs: Making Europe a Pole of Excellence on Corporate Social Responsibility, 2006. — http://eur-lex.europa.eu 13. European Commission. Integrated Guidelines for Growth and Jobs (2005-2008), 2005. 14. European Commission. Strategy for Sustainable Development, 2005. — http://eur-lex.europa.eu 15. Hoskins Т. Corporate Social Responsibility Handbook. — London: The ICSA, 2007. 16. По данным веб-сайта http://ec.europa.eu 17. По данным веб-сайта http://ec.europa.eu 18. По данным веб-сайта http://ec.europa.eu 19. По данным веб-сайта http://eitransparency.org 20. По данным веб-сайта http://europa.eu 21. По данным веб-сайта http://europa.eu 22. По данным веб-сайта http://www.afaq.org 23. По данным веб-сайта http://www.corporateregister.com 24. По данным веб-сайта http://www.csr.gov.uk 25. По данным веб-сайта http://www.csracademy.org.uk 26. По данным веб-сайта http://www.globalpolicy.org 27. По данным веб-сайта http://www.smallbusinessjorney.com 28. По данным веб-сайта http://www.unglobalcompact.org

 

ТЕОРИЯ РАЗУМНОГО ЭГОИЗМА

— этическая теория, предполагающая:
1) что все человеческие поступки имеют основанием эгоистический мотив (желание блага себе),
2) что разум позволяет выделить из общего объема побуждений такие, которые составляют правильно понятый личный интерес, т.е. обнаружить ядро тех эгоистических мотиваций, которые соответствуют разумной природе человека и общественному характеру его жизни.
Первым из возможных следствий этой операции становится этико-нормативная программа, которая, сохраняя единую (эгоистическую) основу поведения, предполагает этически обязательным не только учет интересов др. индивидов, но также совершение поступков, сознательно направленных к общей пользе (в т.ч. благодеяния, самопожертвование и т.д.).
В антич. эпоху, в период зарождения Р.э.т. сохраняет периферийный характер для этики. Даже Аристотель, разработавший эту теорию наиболее полно, отводит ей роль всего лишь одной из составляющих проблемы дружбы. Он выдвигает положение, что «добродетельному надлежит быть себялюбом» и объясняет самопожертвование через максимальное удовольствие, связанное с добродетелью. Рецепция в эпоху Возрождения антич. этических представлений (прежде всего эпикурейства с его акцентом на стремление к удовольствию) превратила идею Р.э.т. в полноценную этическую теорию. По утверждению Лоренцо Валлы, личный интерес, направленный на получение удовольствия, требует правильного понимания и может быть реализован лишь при выполнении нормативного требования «научиться радоваться пользе других людей».
В последующий период Р.э.т. получает разработку во фр. Просвещении. По мнению К.А. Гельвеция, рациональный баланс между эгоистической страстью индивида и общественным благом не может сложиться естественно. Лишь бесстрастный этический законодатель, с помощью государственной власти, используя награды и наказания, может добиться создания закона, обеспечивающего пользу «возможно большего числа людей» и «основывающего добродетели на выгоде отдельного индивида». Только ему удается соединить личный и общий интерес так, чтобы среди эгоистических индивидов «только сумасшедшие были бы порочны».
Подробнее рассмотрение Р.э.т. получила в поздних работах Л. Фейербаха. Нравственность, по Фейербаху, опирается на чувство собственного удовлетворения от удовлетворения других. Основной аналогией (моделью) служат взаимоотношения полов, с поправкой на разную степень непосредственности удовольствия. Фейербах пытается свести, казалось бы, антиэвдемонистические моральные поступки (прежде всего, самопожертвование) к действию Р.э.т. индивида. Раз счастье Я необходимо предполагает удовлетворение Ты, то стремление к счастью, как самый мощный мотив, способно противостоять даже самосохранению.
Р.э.т. Н.Г. Чернышевского опирается на особую антропологическую трактовку эгоистического субъекта, согласно которой истинное выражение полезности, тождественной добру, состоит в «пользе человека вообще». Благодаря этому при столкновении частного, корпоративного и общечеловеческого интересов должен превалировать последний. Однако в силу жесткой зависимости человеческой воли от внешних обстоятельств и невозможности удовлетворения высших потребностей до удовлетворения простейших разумная коррекция эгоизма, по его мнению, эффективна лишь наряду с переделкой социальной структуры общества. В зап. философии 19 в. идеи, родственные первому варианту Р.э.т., высказывались И. Бентамом, Дж.С. Миллем, Г. Спенсером, Г. Сиджвиком. Созвучные положения содержатся в концепциях «этического эгоизма», прескриптивизме Р. Хэара и др.
Вторым следствием общей логики Р.э.т. может быть простая констатация того, что всякое стремление к собственной пользе, если оно не нарушает общезначимых запретов, связанных с насилием и обманом, автоматически способствует пользе других, т.е. является разумным. Эта позиция восходит к свойственной протестантскому хозяйственному этосу идее «объективно безличной» (М. Вебер) любви к ближнему, тождественной скрупулезному исполнению своего профессионального долга. Когда профессиональный долг переосмысляется в категориях личного интереса предпринимателя, то возникает представление о спонтанной гармонизации эгоистических устремлений в рамках рыночной системы производства и распределения. Подобное понимание Р.э.т. свойственно либеральной хозяйственной этике А. Смита (концепция «невидимой руки»), Ф. фон Хайека (концепция «расширенного порядка человеческого сотрудничества») и многим др.

Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. Под редакцией А.А. Ивина. 2004.

 

Леонид ЛевитГлава 2. Разумный эгоизм

 

В предыдущей главе я слегка коснулся темы эгоизма и сделал это не случайно. Как будет ясно из последующего изложения, разумный эгоизм тесно связан с принципом умеренности в контексте счастливой жизни. Но обо всём по порядку. Теория разумного эгоизма формировалась параллельно с капиталистическими отношениями. Важнейшую роль в этом сыграла эпоха Просвещения (конец 17 – начало 19 века), акцентировавшая ценность самостоятельного мышления. Вспомним Иммануила Канта с его постулатом свободы использования собственного интеллекта. Рационализм предполагает поиск Истины, какой бы она ни оказалась. Обнаружение Правды, даже горькой, не должно влечь за собой репрессии. По мнению Канта, просвещение – это мужество пользоваться собственным разумом. Наибольший вклад в теорию разумного эгоизма внесли французские мыслители 18 века. Они утверждали, что основой морали являются правильно понятые собственные интересы – так называемое «разумное себялюбие». С их точки зрения, разумный эгоизм представлял собой «золотую середину» между альтруизмом и эгоизмом неразумным. Последний представляет собой удовлетворение сиюминутных желаний без учёта последствий, нарушение прав окружающих людей в угоду своим интересам, поэтому ведёт в перспективе к крупным неприятностям. С точки зрения теоретиков разумного эгоизма, люди должны учиться данному феномену, преодолевая внедрённые с детства неадекватные запреты и ограничения, и шире пользоваться своим здравым смыслом. По сути дела, теория разумного эгоизма формирует новый вид морали (взамен устаревшей дуалистической морали абсолютного Добра и Зла), при которой обесцениваются так называемые «моральное бескорыстие» и «альтруизм» – они являются лишь бесплатным сыром у входа в мышеловку. «Альтруист», делающий одолжение, заставляет другого человека чувствовать себя обязанным ему и тем самым получает простор для будущих манипуляций. Поэтому разумный эгоист отказывается от подобных подношений, чтобы не попадать в зависимость, либо не считает для себя должным как-либо платить в ответ за «бескорыстно» сделанный подарок или оказанную услугу. Этим, кстати, он может излечить манипулятора – альтруиста от его дурной привычки. Безусловно, разумный эгоизм лучше лицемерной двойной морали, от которой страдали жившие при социализме граждане СССР. Это понятие стоит близко к индивидуализму и позволяет одарённому человеку лучше проявить себя. Ведь эгоизм у каждого свой (так же как личность и разум), поэтому всевозможные «коллективно-патриотические» мероприятия остаются невостребованными и влекут к себе лишь «ленивые умы», ожидающие, что сильная власть решит их проблемы. Разница между одарёнными индивидуалистами (первичными людьми) и безответственными коллективистами (вторичными людьми) великолепно показана в романах писательницы Айн Рэнд под названием «Источник» и «Атлант расправил плечи». Одарённый человек, с точки зрения автора, завоёвывает личное счастье в процессе творчества, причём творит он, в первую очередь, ради самого себя!Для собственного развития! Другое дело, что обычно при этом бывает польза окружающим, но это, как говорится, «побочный результат». Однако вернёмся к гениальной эмигрантке из России Айн Рэнд, произведения которой по влиянию на американское общество занимают второе место после Библии. Разумный эгоист, с точки зрения писательницы, обретает цель в самом себе. Он живёт собственной головой, не позволяя другим людям делать из себя жертву, но и не превращая в жертвы других. Открытое провозглашение и обоснование подобных идей в произведениях Айн Рэнд заставляет считать их сочинениями скорее философскими, чем художественными. Как видим, упор делается на собственный разум и здравый смысл человека, который, осуществляя осознанный выбор в повседневной жизни, сам несёт за него ответственность. Это и есть другой вид морали, отличной от христианской, важность которой за много лет до нашей эры подчёркивал древнекитайский философ Конфуций. Для него, как и для Сократа, Добродетель была слита со Знанием и не могла реализовываться вне его. В отличие от многих современных «моральных» лицемеров, Конфуций всегда жил по своим заповедям. Кстати, ему это было несложно – ведь он имел ум! Как утверждал философ, «религия должна быть согласована с разумом человека и подлежит проверке здравым смыслом. То, что не может быть проверено разумом, не может быть предметом истинной и твёрдой веры, а значит, не может руководить поступками». Вот в такую «религию» я готов поверить с удовольствием! Вот что писал по этому поводу Чарльз Дарвин: «По временам – разум может подсказывать, что человек должен действовать вразрез с мнением других людей, чьё одобрение он в таком случае не заслужит, но он всё же будет испытывать полное удовлетворение от сознания, что он следовал своему глубочайшему убеждению или совести». Ещё со школы мы помним роман «Что делать?». Разумный эгоизм «новых людей» в этом произведении Чернышевского выражен следующим образом: мысли главных героев направлены на себя, но в то же время подчинены идеалам добра и счастья. Их личный интерес совпадает с общечеловеческим. Неразумный же эгоизм других героев романа ведёт к праздности и излишествам. Лично для меня здесь болевая точка в том, до какой степени интерес одарённой и разумно-эгоистичной личности может совпадать с коллективным. Ведь талантливые люди часто вынуждены противостоять ленивой и инертной массе. Ортега-и-Гассет, современный писатель и философ, очень ярко описал сей феномен: «Заурядные умы, не обманываясь насчёт собственной заурядности, безбоязненно утверждают своё право на неё … Масса сминает непохожее, недюжинное и лучшее. Масса – это те, кто плывёт по течению и лишён ориентиров. Поэтому массовый человек не созидает … ». Для таких людей «уникальность» связана не с их собственной неповторимой личностью, а в лучшем случае с новыми ощущениями от обладания ещё одной «игрушкой». Всё по-прежнему идёт извне, а не изнутри. В праздничные весенние дни, когда «средний» человек с толпой выходит на улицу «погулять», «посмотреть салют» и, весело болтая, фланирует туда-сюда, я вглядываюсь в эти лица и пытаюсь понять: они «знают» об отсутствии у себя каких-либо индивидуальных, уникальных качеств и потому решили быть «как все», или даже не пытаются эти качества искать? Не удивительно, что и на мои курсы они придут лишь тогда, когда «сильно заболит». Помните, мы уже говорили, что «человек неразумный» склонен отдавать приоритет материальному потреблению и пустым удовольствиям? Ортега-и-Гассет также отмечает две основные черты «массового человека»: постоянный рост жизненных запросов и врождённая неблагодарность, что в целом рисует образ избалованного Ребёнка, живущего эмоциями и иллюзиями. Ведь никто даже не пытается указать этому Дитяти на «второсортность» его жизни, да и его самого! «Чем дольше существуешь, – с горечью пишет испанский философ, – тем тягостней убеждение, что большинству недоступно никакое усилие кроме вынужденной реакции на внешнюю необходимость». Телевидение и другие СМИ давно уже обращаются с населением как с капризными детьми. «Когда же наконец наступит тепло?»- обиженно задает вопрос ведущая новостной программы представителю Гидрометцентра, и тот в ответ, как бы извиняясь, начинает успокаивать телеаудиторию – лишь для того, чтобы через неделю снова услышать: »Когда же наконец закончится эта жара?» Можно подумать, что синоптик подобно всемогущему Родителю (или Богу) способен влиять на погоду. Кстати, многие и держат постоянно включенное радио или телевизор в квартире, чтобы в тишине вдруг не начать думать и оплакивать внутреннюю пустоту и убогость своего бытия. Заглушают внешним шумом свой внутренний голос. Сразу вспоминается хайдеггеровский Man, который стремится сделать всё лёгким и незатруднительным для себя, воспринимать всё с чисто внешней стороны и придерживаться «конвенционально принятой видимости». Такой Man («усреднённый человек») «всегда живёт уже под незаметной властью других… Каждый есть другие и никто не есть он сам… Man … есть никто». Как видим, излишнее расширение «внешнего», «власти других» ведёт к забвению принципа умеренности в контактах с окружающей средой и отсутствию разумного эгоизма. На мой взгляд, основное достоинство сочинений уже упоминавшегося Ортеги-и-Гассета в том, что он показал основные опасности неразумного эгоизматолпы, или, если уж поискать строго противоположный термин, неразумного коллективизма. «Слабые объединяются для того, чтобы компенсировать свои индивидуальные слабости «властью количества», – пишет Зигмунд Бауман. Поскольку у «массового» человека разума немного, то его эгоизм не может быть разумным по определению! Неслучайно Ортега-и-Гассет отмечает, что толпа, предоставленная самой себе, разрушает основы собственного существования.Разумный же эгоист никогда так себя не ведёт: он думает о своей долговременнойвыгоде, а не об удовлетворении сиюминутных потребностей. В то время как эгоцентризм – крайняя степень эгоизма – буквально опасен для жизни. Ведь эгоцентрик не способен чувствовать других людей, прогнозировать их действия, а значит, разумно соизмерять свои поступки с поступками других. Неслучайно сказано: «Свобода – это способность человека жить в условиях собственных самоограничений». А откуда они возьмутся у человека с недалёким умом? Поэтому для того, чтобы держать таких людей в узде, существуют религия с её моралью и государство с его силовыми структурами. Оба этих института делают упор скорее на эмоции (кнут и пряник), чем на разум. Не берусь судить, до какой степени «массовый человек» мог бы быть перевоспитан, если бы акцент сместился на развитие рационального, логического мышления. Поэтому, возможно, по Сеньке и шапка, которая, впрочем, никак не подходит одарённым разумным эгоистам. У них свои головные уборы и главное – другое содержимое головы. Реализация себя в избранной деятельности – самый «надёжный» способ получения положительных эмоций и укрепления положительной самооценки (удовлетворение от своих уникальных достижений). Такому человеку не придётся притворяться перед другими, изображая показной оптимизм. Радость от процесса личного творчества делает неактуальной зависть и чувство конкуренции: если мой «участок работы» уникален, значит я в нём первый и единственный труженик, и любые сравнения с другими будут неуместны (как мы знаем, зависть часто появляется в результате сравнения себя с более успешными людьми). Мне следует соревноваться не с другими, а с самим собой, быть каждый следующий день успешнее себя вчерашнего. Прекрасное подтверждение этому даёт жизнь философа Людвига Витгенштейна. По мнению специалистов, его первые труды имели немало слабых мест. Однако с годами Витгенштейн (несмотря на сомнительное душевное здоровье) всё больше нагружал себя, в результате чего стал не только блестящим специалистом, но и гораздо лучшим человеком. Он, кстати, открыто писал, что (любимое) занятие философией и есть наилучшая «самотерапия». Вот что сказал в этой связи на праздновании 70-летия знаменитый балетмейстер Баланшин: «У меня сейчас гораздо больше энергии, чем в молодости, поскольку я точно знаю, чего хочу». Так разумный эгоизм позволяет личности сосредотачивать усилия на самом главном направлении, и, подобно сфокусированному лучу солнечного света, «прожигать» любые преграды. Красиво и необычно подана идея самореализации с помощью Разумного эгоизма в трудах Бенедикта Спинозы: «Все действия разума, соединённые с ним, являются превосходнейшими и должны цениться выше всех других … Все действия, совершаемые нами вне себя самих, тем совершеннее, чем больше в них возможности соединяться с нами, чтобы образовывать с нами одну и ту же природу. Ибо, таким образом, они больше всего подойдут к внутренним действиям». Одним словом, действуйте так, чтобы это отражало вашу сущность. Станете знаменитым и проживёте долгую жизнь. Немного отвлекаясь от основной темы, могу предложить «реформу школы» на основе своей концепции. Каждый ребёнок получает собственного наставника, который, во-первых, следит за ежедневным развитием своего подопечного, а, во-вторых, делает всё, чтобы дитя с ранних лет стремилось обнаружить и входить в контакт с собственными индивидуальными наклонностями. Я имею в виду «уроки самопознания и саморазвития», а затем «уроки самореализации». Такого рода обучение пока технически невозможно: требуется большое количество творческих наставников. Как в хорошем санатории: на одного отдыхающего приходятся два-три представителя обслуживающего персонала. Однако вернёмся к основной теме. Эгоизм позволяет способному человеку противостоять косной толпе, а разум – не доводить дело до конфликта с ней, оставаясь законопослушным гражданином и реализовывая себя в сфере индивидуального творчества. Быть эгоистом – «натурально» для человека. Ведь данное качество является врождённым и сильнее всего проявляется у маленьких детей. Лишь позднее ребёнок учится помогать другим – так называемому альтруизму. Исследования психологов также показали наличие у большинства людей разрыва между тем, что («хорошее») они говорят и тем, что совершают на самом деле (два вида установок). Отметим, что второй вид чаще всего и продиктован эгоизмом, причём не всегда разумным. В таком случае, открытое признание своих эгоистических свойств позволит: а) перестать испытывать во многом ненужное чувство вины; б) быть способным ясно объяснить (другим людям) мотивы своих поступков; в) начать осознанную работу по «уразумлению» своего эгоизма и попутным его переключением с ЦУ на ЛУ (подробнее об этом смотри последнюю главу). Большинство же людей ведут себя эгоистично, но бегут от одного упоминания слова «эгоизм».

 

Разумный эгоист относится к себе внимательнее, чем к другому просто потому, что лучше знает себя и свои предпочтения и не всегда может точно определить, что требуется ближнему своему. Не давая денег бомжу, вы, скорее всего, не поощряете его алкоголизм. Но если «в себе» ничего не ощущаешь, тогда забота о ближних может стать лучшим выбором по сравнению с погоней за материальными благами. От оппозиции «иррационализм, мистика» – «животный эгоизм» надо уходить в сторону интеллектуального, Разумного эгоизма. Многие завидуют таким «состоявшимся» разумным эгоистам (точнее, их славе и деньгам), но едва ли захотят прикладывать даже половину затраченных ими усилий. Не раз слышал от курсантов, что они хотели бы стать такими же психологами как я. А то, что психолог ежедневно работает, изучает литературу, напряжённо думает, держит себя в жёстком режиме ради максимальной продуктивности, они не учитывают. С обычным животным эгоизмом всё просто и понятно. Я «хапнул», у меня стало больше, у тебя меньше. В разумный же эгоизм, связанный с реализацией собственных уникальных черт, «встроен» большой компонент альтруизма. Гений творит, в первую очередь, для себя, но плоды его деятельности достаются обычным людям, причём без труда с их стороны, просто так. Средний человек получает в своё пользование новые технические устройства, книги, картины, музыку и т.д. И при этом ещё называет одарённых людей чудаками, «не от мира сего», вместо того, чтобы встать перед ними на колени и долго благодарить. Творцу приходится бороться с «сырым материалом», а массовый потребитель получает конечный продукт в готовом и красиво упакованном виде. Чем на более высокой ступени одарённости стоит Творец, тем больше в его деятельности «объективного» альтруизма – пользы для других людей. Получается, чем более «уникален и разумен» личный эгоизм, тем более он «альтруистичен», даже если гений творит «для себя», ради собственного удовольствия. «Человеческой жизни «нечего искать» на Земле, кроме неё самой», – отмечает в этой связи П.Слотердайк. Кстати, в предыдущих книгах я предполагал, что уникальными способностями должен обладать каждый человек, раз уж он «неслучайно» появился на свет. И призывал окружающих (в том числе, курсантов и клиентов) искать и реализовывать свою уникальность, находя в этом смысл жизни. Теперь же чаще склоняюсь к точке зрения одного из философов, что «народ – это обходной манёвр природы по получению шести-семи гениальных личностей». При этом с уважением отношусь к каждому представителю «народа», поскольку все люди имеют одинаковые права, хотя и совершенно разный уровень способностей. Равенство – понятие социальное, а не биологическое. А психология вообще интересуется индивидуальными свойствами и характеристиками. Так что уж если развивать индивидуальность, одновременно следует развивать и мозг, поскольку «где не хватает ума, там не хватает всего». Но, как понимает читатель, достижение собственногосчастья без толики эгоизма, индивидуализма невозможно. А пока большинство людей представляют, по выражению психиатра Г.С. Салливэна, «карикатуру на тех, кем они могли бы стать». Делят жизнь между необходимой для выживания, но неприятной работой и приятным, но бесполезным (а то и вредным) «прожиганием жизни». В то время, как познавший и реализующий себя талантливый индивидуалист сочетает необходимое с приятным – в отличие от пустой праздности толпы, лишь снижающей в перспективе самооценку каждого из её членов. Умный одиночка непрерывно расширяет границы своего сознания, а недалёкий «член коллектива» добровольно сужает их, хороня в «братской могиле» остатки своих личных достоинств. Слишком устаёт на работе, чтобы работать над собой в свободное время, гоняясь вместо этого за лёгкими и доступными удовольствиями. Незанятый досуг для такого «члена общества» может оказаться ещё большим вызовом, чем ненавистная работа.

 

Неслучайно немецкий философ Бенно Хюбнер считает скуку ключевым аспектом существования не только современного человека, но и всей современной культуры. И нынешняя суета вызвана ничем иным, как желанием избавиться (хотя бы ненадолго) от бессмысленности собственного существования. Действительно, абсурдно, когда за счёт более быстрых видов транспорта человек выигрывает время, а затем не знает, как его «убить». И ничто не может вырвать такого индивида из экзистенциальной «чёрной дыры», в которую он попал. Не развиваешь лучшее, что в тебе есть – получи скуку смертную. «Эгоист разумный» руководствуется не традиционной моралью с её застывшими понятиями Добра и Зла, а ситуативной этикой, при которой каждый случай рассматривается в индивидуальном, уникальном ключе. И это естественно для умного человека: не будет же он стоять ночью на пустынной улице, ожидая, когда красный сигнал светофора сменится на зелёный! Разумный эгоист понимает относительность любых правил – ведь даже параллельные прямые не пересекаются лишь до тех пор, пока идут по плоской поверхности. Само собой, что и любая символика, в том числе государственная – всего лишь символикаи ничего более. Это не означает, что подобный субъект испытывает презрение к разного рода официальным символам – он просто о них не думает. При этом понимает, что определённое упорядочение жизни благодаря государству всё же благоприятнее для него, чем дикий хаос. Идеальным общественным устройством для него была бы меритократия – власть людей наиболее достойных и способных. Управлять обществом должны люди умные и подготовленные, а не наглые и горластые. Для этого и голосовать за умных людей надо «головой», а не «сердцем». Вот тогда на место обществу потребления придёт общество знания, в котором разумные и одарённые эгоисты будут нормой, а не исключением. А на место бюрократов придут меритократы. Пока же этого не произойдёт, люди будут свидетелями периодического вторжения во власть «варваров» из народа, который, по выражению российского министра И.Кудрина, «то безмолвствует, то устраивает бунт, бессмысленный и беспощадный». Кстати, современный «массовый человек» и так получил в свои руки плоды прогресса, многие из которых были «выращены» для него гениальными одиночками. И единственное, что представитель толпы никогда не сможет перенять у гения – это работу его мозга, его разума. Теперь понятно, почему одарённых людей не любят, а одарённых эгоистов – не любят вдвойне. У них в голове сокровище, и они знают, как им пользоваться – но, в первую очередь, для себя. В то время, как основная масса ленится, плывёт по течению, сердится, радуется и фантазирует. Теория социальной ленности, разработанная учёными, прекрасно объясняет вышеуказанный феномен: в группах люди, как правило, работают менее интенсивно, чем в одиночку; связано это со снижением личной ответственности за конечный результат. Поэтому всевозможные бездельники склонны примыкать к разного рода группам, где можно воспользоваться успехами более одарённого члена коллектива, либо просто «затеряться» и «сообразить на троих». Двое рабочих копают траншею, пятеро стоят и смотрят. При этом делают вид, что «вовлечены». Таких безответственных лодырей может привести в чувство лишь свист кнута надсмотрщика. Собственная мотивация, как и представление о личной уникальности, у них отсутствуют. Как выразился в этой связи Р. Эмерсон, «Толпа – это сборище тел, добровольно лишивших себя рассудка». Выученный в пионерском детстве девиз «Один за всех, все за одного» является типичным примером коллективной безответственности. Первая часть (один за всех) наводит на мысль о страданиях Иисуса Христа: «если ты умнее других, тебя поимеют и / или уничтожат». Вторая часть (все за одного) рисует картину партсобрания, где провинившегося лодыря берут на поруки, и затем «усаживают на спину» передовым (наиболее способным) членам коллектива.

 

В соответствии с ещё одной теорией – социальной фасилитации – в больших группах (да и в толпе) в первую очередь возникают простые и примитивные (инстинктивные) реакции. Поэтому вместе легче выполнять простые задания, не требующие сложных творческих навыков. А вот высококачественная работа требует тишины и уединения. Так что одарённому человеку полезно быть немного эгоистичным – как для дальнейшего развития своего таланта, так и для того, чтобы не позволить всяким бездельникам паразитировать на результатах его труда и присваивать себе его достижения. А конечная польза от его работы (в виде новой продукции) будет для всех людей, включая самых отсталых и бездарных. Последние годы приносят всё больше доказательств пользы высокоиндивидуализированного труда. Оказывается люди, работающие в одиночестве (или, в крайнем случае, в паре), выскажут больше хороших идей, чем они же, собранные в большие группы. Данный факт ставит под сомнение ещё одну «священную корову» под названием метод мозгового штурма. Чем дальше идёт прогресс, тем больше воюют умением, а не числом, тем больше потребность в одарённых индивидах. Вот что говорил в детстве Чарльзу Линдбергу его отец, сенатор от штата Миннесота: «Один мальчик – это просто мальчик. Два мальчика – это полмальчика. Три мальчика – это вообще не мальчик». Когда мальчик Чарльз вырос, он впервые в истории пересёк Атлантический океан на маленьком самолёте. Вот так «мальчик»! К сожалению, многие индивиды не х<





Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; просмотров: 175; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.230.9.187 (0.013 с.)